Разгром Меркель: шантаж Испании и Италии рождает прецедент "более равных среди равных" в ЕС

Москва, 2 июля 2012, 10:45 — REGNUM  Драматические события на минувшем саммите ЕС развивались следующим образом. 28 июня в 19:00 председательствующий на саммите Герман Ван Ромпей попытался закрыть работу первого дня заседания. За этим должен был последовать его выход к прессе, которую он хотел проинформировать об итогах работы. Его остановил премьер-министр Италии Марио Монти. Итальянский премьер заявил, что он откажется от принятия европейского пакта роста без решения проблемы обслуживания итальянского долга. К нему присоединился испанский премьер Мариано Рахой. Таким образом, Монти и Рахой стали шантажировать участников "исторического" совещания. Требования итальянцев были известны. Они были сформулированы еще до саммита. Премьер-министр Италии Марио Монти предложил, чтобы Европейский центральный банк или Европейский фонд спасения евро начали скупать на вторичном рынке итальянские государственные облигации, что автоматически понизило бы риски обслуживания долга. Испанский премьер Мариано Рахой, в свою очередь, требовал финансирования из фонда спасения евро кризисной испанской банковской системы без обращения к Европейской комиссии, Европейскому центральному банку и МВФ. И Италия, и Испания требовали от Германии "солидарности". Далее на саммите в течении трех часов последовала дискуссия вокруг требований Монти и Рахоя.

В 22:00 Ромпей опять попытался закрыть заседание и выйти к прессе. И вот тогда президент Франции Франсуа Олланд настоял на том, чтобы журналисты были проинформированы о возникших проблемах на саммите.

В 22:30 Ромпей на пресс конференции сообщил об итальянском и испанском ультиматуме.

На этой ноте после 7-ми часового заседания саммит лидеров ЕС прервал свою работу. Его участники отправились на ужин. После него лидеры 17-ти стран еврозоны уже за полночь вернулись в зал заседания, прочие же отправились на отдых. Так саммит ЕС 27-ми был преобразован в ночной €-саммит 17-ти.

Как оказалось, "восстание" Монти не было спонтанным актом. Это было хорошо продуманное действие. Более того, оно было согласовано итальянским премьером с его испанским и французскими коллегами. Демарш Монти был рассчитан на то, что уже в пятницу, 29 июня, германский канцлер Ангела Меркель должна была присутствовать в Бундестаге на ратификации договора европакта о фискальной политике и создания финансового фонда спасения евро (ESM). Голосование требовало конституционного большинства, тогда как канцлер в лице фракций ХДС/ХСС и свободных демократов имела простое большинство. В Бундестаге, имеющем в своем составе 620 депутатов, консервативно-либеральная коалиция имеет 320 мандатов. Для утверждения законов о европакте и ESM необходимо было получить 414 голосов. Германские социал-демократы были согласны ратифицировать европейские соглашения марта 2012 года в обмен на новый европакт экономического роста, продвигаемый французским президентом Франсуа Олландом. Таким образом, на ночном заседании Меркель оказалась в трудном положении.

По окончанию ночного заседания в 4:20 утра стало известно, что итальянцы и испанцы получили то, что они хотели. Председатель Европейского Совета Герман ван Ромпей назвал итоги бессонной ночи "прорывом". В 5 часов утра Монти с видом победителя покинул здание, где проходил саммит. "Процесс переговоров был нелегким, полученный результат хорош", - заявил он. Журналистам Монти с удовольствием поведал о футбольной победе итальянцев над немцами в минувший вечер на чемпионате Евро-2012. Не любитель развлечений для черни, Монти, тем не менее, заявил, что он отправится на финал в Киев, где будут играть сборные Италии и Испании. Он еще не знал, что итальянцев там ожидает позорный разгром.

В общей сложности для того, чтобы сломить на саммите сопротивление "изолированной" Меркель потребовалось 15-ть часов заседания с одним перерывом. В итоге и Италия, и Испания получили право на легкий доступ к финансовому фонду Европейского стабилизационного механизма (ESM). Использование средств этими странами не будет сопровождаться строгими требованиями к ним со стороны известной по греческим и ирландским делам тройки: Европейской комиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. Помимо этого, ESM сможет обеспечить финансирование кризисных частных банков (в чем заинтересована сейчас Испания), но только после создания необходимого механизма надзора. ESM будет приобретать государственные облигации кризисных стран, а испанские банки получат финансирование непосредственно из него. Это снизит нагрузку обслуживания долга для Испании и Италии. Меркель потребовала для гарантии использования подобного рода помощи подписания специального меморандума. Европейская комиссия должна в ближайшее время определить порядок надзора за использованием финансовых средств подобным образом. По-видимому, он будет возложен на Европейский центральный банк.

Потерявшая политическое лицо, Меркель на следующий день в пятницу, 29 июня, при каждом удобном случае всячески подчеркивала условность сделки. В частности, она сказала, что если Испания и Италия хотели бы, чтобы специальный фонд скупал их долги, то они должны были бы согласиться на программу реформы, а также на надзор со стороны Европейской комиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда. Вернувшись домой премьер-министр Финляндии Юрки Катайнен заявил, что он недоволен результатами саммита. Если помощь испанским банкам будет оказана из временного фонда, сказал он, Финляндия потребует для себя гарантии у Испании.

Германские СМИ оценили случившееся на саммите излишне прямолинейно. Перечислим лишь некоторые характерные заголовки: "Меркель уступила"; "Канцлер позволила себя застигнуть врасплох"; "Поражение Меркель в историческую ночь" (Bild); "Ночь, когда Меркель проиграла"; "Восстание Монти. Как Италия и Испания разгромили Меркель на сaммите" (Spiegel Online); "Меркель уступила итальянскому и испанскому давлению" (Tagesspiegel); "Скользкий путь за счет немецких налогоплательщиков" (Frankfurter Allgemeine Zeitung); "Меркель против остальной Европы" (Stern); "Меркель была изолирована на саммите ЕС" (Deutsche Welle) и др. В Die Welt вообще было написано, что "г-жа канцелерин" предала Германию. По получению вестей из Брюсселя социал-демократы в обстановке излишнего драматизма собрали в Бундестаге утром 29 июня на заседание бюджетную комиссию, чтобы обсудить случившееся в Брюсселе.

Здесь необходимо отметить, что все предшествующие дни Меркель выказывала твердость и на нее было оказано соответствующее этой зримой твердости давление, в том числе, со стороны председателя МВФ Кристины Лагард и президента США Барака Обамы. Дипломатические эксперты отметили даже невообразимое для Европы - недовольство китайцев. Критика непримиримой позиции Меркель была дана и на вполне рациональных основаниях, как, например, в известном интервью Джорджа Сороса в Spiegel Online накануне саммита.

В этом отношении уступка Меркель в свете происходившего и вообще общей традиции отношений Германии с партнерами по ЕС выглядит естественным шагом. На наш взгляд, сделанная уступка испанцам и итальянцам - единственный возможный правильным шаг в рамках общекризисной политики ЕС. Настораживает одно - форма, в какой уступка была осуществлена, и конкретные обстоятельства, в которых она была сделана. Меркель связала голосование в Бундестаге с исходом саммита и тем лишила себя возможности маневра. Она оказалась в ловушке. Сделанные уступки буквально сразу же стали объектом критики германской парламентской оппозиции. Здесь социал-демократы постарались. Но и иная линия поведения - неуступчивость итальянцам и испанцам и, как итог - провал саммита, также встретили бы убийственную критику германской оппозиции. В этом отношении выбор Меркель был вполне рационален - обеспечить прохождение европакта в Бундестаге. Провал германской ратификации стал бы плохим примером для остальных участников еврозоны, еще не ратифицировавших этот документ. Политика экономии Меркель-Саркози вообще могла не состояться. И действительно, несмотря на шквал критики, обрушенный на Меркель, в Германии Бундестаг 29 июня, а Бундесрат 30 июня ратифицировали и создание европакта бюджетной экономии, и фонда ESM. В означенной ситуации германский канцлер на ночном заседании проявила государственную ответственность. Но лучше бы было не доводить ситуацию до подобного финала.

Уступку объясняют тем, что Германия оказалась на саммите в изоляции, а Меркель была загнана в угол. Только Нидерланды изначально разделяли бескомпромиссный подход Меркель. Даже канцлер Австрии Вернер Фаиманн выразил на саммите согласие с созданием специального фонда для скупки долгов, сама идея которого была изначально отвергнута Германией. Бельгия и Люксембург также выразили готовность к краткосрочной политике облегчения долговых тягот Испании и Италии. Даже Финляндия на саммите предложила компромисс, выйдя с оригинальным предложением по скупке гособлигаций. Но не будем забывать, что со всей этой итальянской и испанской суетой на саммите, о евробондах - еще одном проекте французского президента Олланда, вопрос не стоял. По этому пункту позиция Меркель осталась непоколебимой.

Вместе с тем, почти наверняка действия Меркель в ночь с 28 на 29 июня 2012 года пока гарантированно означают ее поражение на предстоящих выборах и уход с политической арены в небытие. Пока, повторимся. Ситуация может измениться в том случае, если в течение ближайших месяцев перед выборами не произойдет такое, что вернет доверие к Меркель, а вместе с ней коалиции ХДС/ХСС. Сейчас германскому канцлеру в немецких СМИ припомнили все, вплоть до ее "другого менталитета", обусловленного ГДР-овским прошлым Меркель. Она - не "западноевропеец", - утверждают ее критики. Предшествующее саммиту сопротивление Меркель объясняется общественными настроениями немцев. Нынешние безудержные нападки - тем же. Согласно опросам общественного мнения, 70% немцев выступают против создания пакета помощи, а 40% вообще склонны вернуться к немецкой марке.

Уступки Меркель позволили на продолжении саммита 29 июня принять европакт экономического роста в размере €120 млрд. Означенная сумма не потребует от стран Евросоюза мобилизации новых финансовых средств. Фонд будет сформирован из уже имеющихся сумм. Таким образом, европакт роста остается скорее пропагандистским мероприятием. Уже аккумулированные инвестиционные средства объявили в угоду президенту Франции Олланду новой стратегической программой ЕС.

В целом, можно констатировать, что прошедший саммит старательно обошел проблемы политической интеграции Евросоюза. Решения относительно Испании и Италии являются всего лишь краткосрочным паллиативом. Если германские политические перспективы событий ночи на 29 июня ясны, то евросоюзный аспект нуждается в отдельном рассмотрении. Прошедший саммит выявил, что в Евросоюзе и еврозоне все равны, но среди равных членов есть более равные. Последний статус был обретен ими через шантаж и величину размеров их экономик. В свете случившегося абсолютно несостоятельными сейчас выглядят ирландцы, согласившиеся в свое время с требованием тройки национализировать частные долги своих несостоятельных банков. Случившееся в Брюсселе теперь подтверждает правоту проигравшей в Греции на минувших выборах партии Сириза. Ее лидер Алексис Ципрас уверял греков, что твердость в делах с ЕС позволит пересмотреть неприятные для них условия тройки. Новое греческое правительство может теперь само прибегнуть к тактике шантажа в своих новых переговорах с ЕК, ЕЦБ и МВФ. И это будет логичным, с точки зрения прошедшего саммита. В целом, можно констатировать, что прецедент саммита 28-29 июня в будущем может сделать более конфликтными до этого отличавшиеся внешней сдержанностью и пристойностью подобные мероприятия ЕС.

Главные решения саммита ЕС 28-29 июня:

1) принятие предложенного Францией, Италией, Германией и Испанией европакта экономического роста и обслуживающего его фонда в 1% от ВВП ЕС в размере 120 млрд. евро;

2) принятие в общих чертах проекта Ван Ромпея о банковском и фискальном союзе, создание которого займет 10 лет. Проект Ван Ромпея будет конкретизирован до конца этого года;

3) принятие единой патентной системы ЕС с центрами по отраслям в Париже, Лондоне и Мюнхене;

4) принятие решения о начале переговоров с Черногорией о вступлении в ЕС.

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.