Димитрий Кленский: Соотечественники: "мягкая сила", "принуждение к консенсусу", "опора на собственные силы"

Рига, 30 июня 2012, 00:31 — REGNUM  

Конференция соотечественников в Таллине приняла в конце мая резолюцию, в ней заявлено, что глава Россотрудничества Константин Косачёв "с первых же дней своего вступления в новую должность в ряде публичных выступлений декларировал концептуально новые подходы в организации работы этого важнейшего государственного органа, направленных на модернизацию российской soft-power". Конференция заверила, что Координационный совет российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ) будет неукоснительно претворять в жизнь новую, "косачёвскую" политику. Хотя еще до конференции находящиеся в оппозиции к Координационному совету соотечественники предупреждали о "двойном дне" российской политики в отношении к российским соотечественникам за рубежом. Суть претензий и обид в том, что Россия декларирует солидарность с ними, а в реале ориентируют на компромиссы, которые оборачиваются уступками по всем пунктам повестки дня, касающейся проблем соотечественников в странах их проживания.

Не получается жить дружно. Почему?

Тем досаднее сказанное на конференции послом России в Эстонии Юрием Мерзляковым: "Что касается политики России в отношении соотечественников за рубежом, то у него никакого "двойного дна" нет. Не надо искать несуществующего, якобы, политико-идеологического конфликта между двумя направлениями в этой политике. Условно говоря, как его называют "кремлевского" и "мидовского". Никакого конфликта нет в природе, поскольку и таких направлений нет". Но как тогда понимать давнее двуликое отношение именно к главной, экзистенциальной для русских жителей Эстонии проблеме образования на родном языке? Когда в КСРСЭ заявляли и заявили и на самой конференции о никчемности отстаивания в Эстонии образования на родном языке. Мол, борьба не состоялась по вине самих русских партий и политиков. А сам российский посол не раз выражал поддержку развитию русского образования в Эстонии. Как и МИД РФ, высокопоставленные российские чиновники.

Далее, Юрий Мерзляков сказал: "Уже в период подготовки сегодняшнего мероприятия оно вызвало широкий общественный резонанс и большой разброс мнений... То есть большинство общественно-активных соотечественников не остается равнодушным к ситуации, которая складывается и в русской общине, и в стране проживания".

Но это из другой оперы, а именно - "Ребята, давайте жить дружно!" Ну, не получается даже видимости "дружбы", а конфликт между соотечественниками в Эстонии только разрастается. Посол Юрий Мерзляков справедливо заметил, что "мы не будем ни директивным органом русской общины, ни арбитром". Но, действующий при посольстве КСРСЭ, дискредитирует, как самих соотечественников, так уже и Россию. При этом Координационный совет, представляющий собой вовсе не элиту соотечественного сообщества в Эстонии, приласкан посольством и МИД РФ. Это и сохраняет конфликт между "профессиональными" соотечественниками из КСРСЭ и оказавшимися к ним в оппозиции соотечественниками, хотя параллельно раздаются заклинания о "консолидации соотечественников во всем мире!" И потому разговоры о том, что "профессиональные" соотечественники из КСРСЭ нужны МИД РФ для игнорирования местной соотечественной оппозиции, не беспочвенны. Мало того, эта неприглядная картина - типична для соотечественников в ряде стран мира.

О причинах этого пишет на портале ИА REGNUM исполнительный секретарь Международного движения "Интернациональная Россия" Татьяна Полоскова, хорошо знающая "изнутри" работу МИД РФ с соотечественниками: "Во-первых, тема консолидации "Русского мира" находится в ситуации системного кризиса. Нарастают тенденции по консолидации и формированию международных структур соотечественников, которые категорически не желают иметь дел с российскими дипломатами за границей и участвовать в схемах распила средств, причем, без всякого интереса со стороны самих соотечественников".

И далее. Можно ли "превратить эти дорогостоящие, абсолютно бессмысленные игры в работу по созданию реально действующей транснациональной сети под названием "Русский мир"? Вряд ли. И главное сопротивление будет не со стороны чиновников - они будут делать то, что им скажут. Плохо или хорошо, но будут: еще пара показательных посадок дипломатов, пригревшихся на ниве помощи соотечественникам, и желание брать взятки поутихнет. Главным противником ломки или коррекции сложившейся системы будет немногочисленная, но уже сформировавшаяся группа так называемых "профессиональных соотечественников"... Политическую ответственность за провалы в СНГ и на соотечественном направлении несет заместитель Министра иностранных дел России Григорий Карасин..." Поскольку он сам не собирается в отставку, то Татьяна Полоскова делает вывод: "Значит, схема работает". Увы, работает, да как еще!

Так ли уж мягка эта "мягкая сила"?

Виновные в провале политики России в отношении российских соотечественников ищут, как оправданий, так и хитроумные способы "модернизации" своей провальной политики. Сдается, что один из них - "мягкая сила" в интерпретации Константина Косачёва.

Но что или кого подразумевает под этой "силой" руководитель Россотрудничества? Выступая в начале этого года в Москве на конференции Международного союза общественных объединений "Российская ассоциация международного сотрудничества" (РАМС), Константин Косачёв заявил, что "российские соотечественники, проживающие за рубежом - это не только близкая россиянам среда людей любящих Россию, но и во многом - тот же ресурс "мягкой силы"..." Ответ можно вычитать и в заголовке опубликованной на портале Русской общины Эстонии Baltija.eu статьи: "Константин Косачёв: соотечественники за рубежом должны быть "мягкой силой", а не "пятой колонной". Кстати, когда русские Прибалтики были "рукой Москвы"? Эта оговорка говорит сама за себя, прямо по Фрейду.

Константин Косачёв опирается на "мягкую силу" в формулировке ее создателя - американского политика и политолога, профессора Джозефа С. Ная-младшего, который, что примечательно, в прошлом был заместителем министра обороны США. В представлении этого "миротворца" способность добиваться желаемого на основе добровольного участия союзников, а не с помощью принуждения или подачек и есть "мягкая сила". Сразу вопрос: если применение Россией американской "мягкой силы" подразумевает использование соотечественников в Прибалтике, то выходит, что три, особо русофобские, страны региона рассматриваются в Россотрудничестве, чуть ли не союзниками России?

Далее, что означает отказ от принуждения этих трех стран? Отказ от жестких требований ликвидировать в той же Эстонии межэтническую несправедливость? Так Россия давно от этого отказалась. А подачки? Да их навалом даже после варварского осквернения праха советских воинов и переноса посвященного им памятника, стоявшего в центре столицы ("Бронзовый солдат"). Это еще - и открытие несколько лет назад российского рынка для эстонских сельхозпроизводителей, и частичное восстановление транзита, и мощные десанты российской культуры в Эстонию, наконец, феноменальное развитие пополняющего эстонскую казну туризма. Примеров много. И потому, комментируя политику Эстонии в отношении России, министр иностранных дел ЭР Урмас Паэт заявил в эфире радиоcтанции Vikerraadio, что "туризм или прочие профессионального рода отношения, вроде экономики, чувствуют себя хорошо, а число российских туристов ежегодно увеличивается на 50%, значит, нельзя сказать, что Эстонии следовало бы вести себя с Россией иначе, чем она это делала". То есть Таллин всем доволен и не намерен отменять дискриминацию русского населения.

Так что "мягкая сила" Константина Косачёва это даже не компромиссы, это - уступки! Но тогда в чьих интересах Москва будет и впредь закрывать глаза на бесправное положение русских и русскоязычных жителей Прибалтики? Или вовсе не риторический, а вполне прагматический вопрос: что будет иметь взамен Россия?

"Мягкая сила" или "железный кулак"?

Объяснение этому снова дает доктор политических наук Татьяна Полоскова: "Деятельность российских внешнеполитических структур, занимающихся консолидацией "русского мира" переживает системный кризис, факты выходов организаций соотечественников из т.н. координационных советов приняли характер устойчивой тенденции. Основная причина - тема соотечественников была использована как повод для создания коррупционных схем, структуры и персоналии, ответственные за эту тему не только не имеют необходимых профессиональных навыков, но и изначального желания заниматься данной проблемой. Необходимо не допустить того, чтобы консолидация структур, выступающих за развитие Евразийского Союза, повторила печальный опыт "структурирования Русского мира".

То есть от "мягкой силы" в выигрыше составители "коррупционных схем" и "структуры и персоналии", ответственные за провалы в работе. Вот еще, отчего Константин Косачёв посылает ложный сигнал о спасительности "мягкой силы".

Разберемся в ней. В западном понимании она представляет собой самый настоящий железный кулак... в "пуховой" рукавице. Вспомним Югославию, Ирак, Ливию, теперь Сирию. Тут, под личиной "мягкой силы" просматривается "невооруженным глазом" применение Соединенными Штатами и НАТО своей военной мощи, и "мягкая сила" - ее псевдодемократическое прикрытие. Особенно отчетливо лицемерие Запада, когда "мягкая сила" применяется в форме "цветных революций" в странах, которые должны попасть в сферу его влияния, прежде всего, разумеется, США.

Разве не очевидно, что в отличие от агрессивной и экспансионистской политики США Кремль ориентирован исключительно на миротворчество! Потому-то такая "мягкая сила" для России неприемлема - иначе она должна стать такой же лицемерной, как Запад, сколь прагматичной не называла бы Москва собственную политику "мягкой силы". Поэтому применение прозападной "мягкой силы" приведет Россию к односторонним уступкам. Конечно, Константин Косачёв понимает, что Россия не будет так лицемерно и бесчеловечно, как США и Запад (к примеру, в Ливии), применять "мягкую силу" в других странах, тем более Прибалтики. Руководитель Россотрудничества, видимо, рассчитывает на гуманитарный аспект этой "силы", естественно, оправдываясь прагматизмом. Но снова вопрос: как можно рассматривать прагматичный подход без реалий? Вот примеры того, как до сих пор Россия уже применяла "мягкую силу" в Эстонии, точнее беспринципность.

В начале 2007 года сам Константин Косачёв предложил перенести "Бронзового солдата". И хотя и с воинскими почестями, но все равно, поставил этим в глупое положение общественную организацию "Ночной дозор", еще с 2006 года организовавшую мощную защиту памятника Солдату-Освободителю. Больше того, этим только увеличил аппетиты распоясавшейся правящей эстонской политэлиты. Памятник все равно демонтировали, а прах советских воинов осквернили самым варварским способом.

Это - в прошлом, а вот как нынче. Посольство РФ в ЭР нынче никак не отметилось по случаю Дня России. Никаких поздравлений в адрес жителей Эстонии - граждан России, российских соотечественников, никаких приветствий в адрес русофилов ни от посольства, ни КСРСЭ. И это в стране, где проживает 115 тысяч граждан РФ (в Эстонии - самый высокий в мире процент граждан России среди населения иностранных государств)! Кстати, еще недавно 12 июня отмечали вечерним салютом и организацией праздничного концерта "Виват, Россия!" на Певческом поле в Таллине с участием "звезд" российского шоу-бизнеса. После "бронзовых ночей" в апреле 2007 года празднование Дня России, как и Дня Победы 9 мая, свели к минимуму. А "Виват, Россия!" заменили на полностью "аполитичный" концерт "русского шансона". Все это - вовсе не самые большие уступки. Но все они объединены одной целью - минимально раздражать эстонские власти напоминанием о России или местных русских.

"Принуждение к консенсусу": альтернатива?

В журнале "Балтийский мир" ее издатель Андрей Заренков также ставит под сомнение эффективность "мягкой силы". Вот его позиция в кратком изложении портала Baltija.eu: "Россия вряд ли заинтересована противопоставлять развитию нормальных отношений с зарубежными странами какие-то особые условия для проживания своих граждан и соотечественников. Может, поэтому, вместо отечественных патерналистской и прагматической моделей отношений России со своей диаспорой, внедряется иной, более современный инструментарий, взятый напрокат из арсенала американских средств влияния под названием Soft Power.

При видимом "мягком" влиянии на гражданское общество самым твёрдым основанием подобной системы являются экономические интересы западных компаний. Сможет ли Россия рассчитывать в отношениях со своими западными партнёрами, и в особенности с постсоветскими странами, на подобную эффективность, покажет время, но совершенно ясно, что при использовании "мягкой силы" нужно обязательно иметь твёрдый стержень. Если это не экономическое основание, то тогда что? Без него весь этот Soft Power напоминает вихляние, которое многие соотечественники могут расценить только лишь как обозначение российского присутствия на стратегических для Русского мира территориях".

Стало быть России надо искать альтернативу "мягкой силе". В том же журнале "Балтийский Мир" известный российский историк, руководитель исследовательских программ Фонда "Историческая память" Владимир Симиндей предлагает прибалтийским русским создать программу "принуждения к консенсусу" кругов, правящих в постсоветских прибалтийских государствах. Автор статьи обращает внимание на то, что у нынешнего истеблишмента в Эстонии и Латвии уже давно существует своя программа "принуждения к консенсусу". Она включает в себя "усиление ассимиляционных процессов, в том числе путём разрушения образовательного пространства на русском языке, выдавливание "нелояльных" за границу, подрыв активности русскоязычных неправительственных организаций с помощью спецслужб, информационная травля лидеров общественного мнения и т. д." Владимир Симиндей предлагает русским и русскоязычным жителям Прибалтики обсудить самые разные темы. Например, "сохранение исторической памяти и национального достоинства (в том числе с помощью домашнего и внешкольного образования). А также, максимальное использование судебных процедур и управленческого инструментария на муниципальном уровне, экономическую взаимопомощь, привлечение внимания к своим проблемам международного сообщества и мировых СМИ, нулевую терпимость к неонацистским проявлениям, вдохновляющие акции совместного действия, поиск союзников, попутчиков и сочувствующих в латышской и эстонской среде и т. д."

Безусловно, можно согласиться с Владимиром Симиндеем, который считает, что "уже сам факт широкого обсуждения такой программы "принуждения к консенсусу" латвийских и эстонских властей, имел бы позитивное значение". Как говорится, каши маслом не испортишь. Безупречен и такой его вывод: "отсутствие консенсуса, как правило, ведёт к новому витку конфликта, который в будущем может разрешиться с помощью консенсуса: альтернатива - силовая победа одной из сторон и капитуляция другой".

Нет равноправия - нет взаимопонимания

Казалось бы, двухлетний опыт общественной организации "Совет русской школы" мирной (правовой) борьбы тоже доказывает, что посыл Владимира Симиндея правильный. И все же... Да, конфронтации избегать пока удается, но и капитуляции эстонской стороны - правительства, ждать не приходится. Власти сознательно ушли от противостояния, уверенные в том, что "русское образование в Эстонии очень скоро умрет естественной смертью" - не готовятся новые кадры учителей, нет учебников на русском и прочее. То есть снова сторонники моноэтнизма и этнократии оказываются на щите. Что ж, может быть, в пользу проекта Владимира Симиндея говорит флешмоб, организованный недавно в центре Таллина русским культурно-просветительским и спортивным обществом "Витязь": в рамках акции "Обними эстонца" ее участники подходили к эстонцам и предлагали им свои дружеские объятия. Акция лояльности Эстонии - сколь наивная, столь смелая. Воспринята она эстонцами более чем иронично, уже в силу их протестантской ментальности.

Более того, параллельно государство, СМИ, общественное мнение среди эстонской части населения продолжает уничижительно относиться к русским, высмеивать их, задевать их национальные чувства. Только два примера. Депутат Рийгикогу (эстонский парламент - ИА REGNUM) Михаил Стальнухин обратил внимание министерства образования и науки ЭР на недопустимое содержание учебника русского языка для эстонских гимназий. В нем приводится газетная заметка, в которой учащегося просят найти слова, словосочетания и предложения, характерные для газетно-публицистического стиля. Вот один из таких текстов: "В Северо-Восточной Эстонии (регион компактного проживания русских - ИА REGNUM) бросается в глаза молодёжь, одурманенная "травкой". В Йыхви, например, молодые люди не имеют денег на спиртное, поэтому употребляют, что дешевле. Нюхают бензин, толуол, сбрасываются на таблетки "экстази". И что? Министерство образования и науки заявило: они не отвечают за составление учебных пособий. Без комментариев!

В Эстонии и во всей Прибалтике с мая месяца один за другим проводятся военные учения. Не трудно догадаться, какое психологическое воздействие на русское население они оказывают, если одно из них, самое массовое - "Весенний шторм", прошло на... улицах русскоязычного города Кохтла-Ярве, причем целью сбора тысяч военнослужащих и резервистов объявили отработку действий в условиях уличных боев с... мятежниками. Так что, как и с "мягкой силой", имеются серьезные сомнения и в реальности самой возможности привить эстонским властям вкус к устраивающему русских и русскоязычных жителей консенсусу в отношениях с властями прибалтийских государств. Тут уже 20 лет, как создана такая общественно-политическая диспозиция, которая исключает даже диалог власти и общества с национальными меньшинствами и в первую очередь с самой большой - русской. Пока местные власти, при снисходительном отношении Евросоюза, США и России будут исповедовать моноэтнизм и этнократию, русским не приходится рассчитывать на диалог. На взаимопонимание можно рассчитывать лишь при полной лояльности, то есть признании "советской оккупации", публичной демонстрации русофобии и антироссийскости. И еще, любая попытка русских вести диалог, воспринимается, как их слабина. Так что в условиях межэтнического неравноправия не может быть диалога, как в концлагере между ее начальником и узниками. Объяснение этому простое - государственность и демократия в странах Прибалтики еще слишком "юны", их незрелость определяют рудименты трайбализма и национальные комплексы неполноценности. Разумеется, при попустительстве Запада.

P.S. Сегодня пресечь этот негатив в государственной и общественной жизни этих стран способна только внешняя сила, и прежде всего Евросоюз, политическая воля его руководства. Но тут, как показывает жизнь, не считают нужным "перевоспитывать" молодые прибалтийские демократии, содействовать их взрослению. Россия же ретировалась сама: реализуя "мягкую силу", становится союзником Запада, который оставляет заложниками дискриминационной политики более двух миллионов русских и русскоязычных жителей этого региона Европы.

Так что им осталось одно - опора на собственные силы: не жить за счет подачек и "поддержки" из России, а самим помогать прародине. К примеру, содействовать становлению Евразийского союза.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.