Сергей Широков: Сближение Молдавии и Приднестровья зайдет в тупик политических позиций сторон

Москва, 27 Июня 2012, 23:50 — REGNUM  

Появившуюся в молдавских и зарубежных СМИ информацию о том, что в ходе состоявшейся на прошлой неделе в Германии конференции с участием премьер-министра Молдавии Владимира Филата и президента ПМР Евгения Шевчука обсуждалась возможность федерализации территории бывшей Молдавской ССР, прокомментировал 27 июня для ИА REGNUM директор приднестровского Бюро политических исследований и информационных технологий "Медиатор" Сергей Широков:

"Исходя из логики и законов политической жизни серьезного комментария по столь сложной и важной теме, как молдавско-приднестровское урегулирование требуют, в первую очередь, заявления высшего руководства, уполномоченных на то должностных лиц или участников переговоров. Пока ничего из этого нет.

Поэтому, в данном случае более адекватным ситуации будет общая оценка актуальности и реалистичности применения федеративных подходов для урегулирования отношений между Молдовой и Приднестровьем, а не сомнительные заявления отдельных молдавских политиков.

"Лучше поздно, чем никогда" - девиз, с точки зрения перспектив и целей происходящих в регионе процессов, хорошо характеризующий момент очередного "вброса" в медийное пространство "идеи федерализации".

Вот уже полгода все заинтересованные участники наблюдают за поэтапным сближением Молдовы и Приднестровья, происходящим при непосредственном участии Евгения Шевчука и Владимира Филата.

Повышение уровня доверия, возобновление прямого диалога между сторонами конфликта, реализация договоренностей нацеленных на позитивный экономический эффект несомненно являются необходимыми и оправданными шагами.

Между тем, некоторые события, произошедшие в отношениях между Молдовой и Приднестровьем, получили неоднозначную оценку и в Кишиневе, и в Тирасполе. Абстрагируясь от узкопартийных и ситуативных политических интересов критически настроенных групп, можно найти некий общий знаменатель для всех критических замечаний - это отсутствие видения степени предельного компромисса, на который готовы пойти и руководство Молдовы и Приднестровья, и политические представители в переговорном процессе.

Возникает и еще одна важнейшая тема - какова стратегическая цель сближения Молдовы и Приднестровья, наблюдаемая на современном этапе? Получение экономической выгоды задача важная, повсеместно присутствующая в международных и межгосударственных отношениях, т.е. в таких отношениях, когда участники процесса признают статус друг друга и исходят из принципа равноправия.

Однако сегодня эти понятия невозможно отнести к уровню взаимоотношений Кишинева и Тирасполя, а это значит, что рано или поздно все эти процессы межотраслевого и межведомственного взаимодействия и сближения зайдут в тупик политических позиций и интересов сторон.

К сожалению, как показала история взаимоотношений Молдовы и Приднестровья, выходов из подобного тупика немного. Один из них - это новый виток напряженности, разрыв достигнутых договоренностей и очередной удар по экономическим связям, нивелирующий всю выгоду, полученную на предыдущем этапе.

Весьма вероятно, что подобные перспективы не могут не тревожить внешних участников молдавско-приднестровского урегулирования, в частности европейских партнеров, вкладывающих в развивающиеся процессы существенные политические и финансовые средства и явно не рассчитывающих потерять свои вложения.

Несмотря на то, что история переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем изобилует множеством примеров всевозможных "срывов", "блокад" и "демаршей", наибольший прогресс, в том числе в социально-экономической сфере, наблюдался именно тогда, когда стороны соглашались действовать в одном концептуальном русле - будь то построение общих пространств в рамках Общего государства или распределение компетенций и полномочий на базе федеративной идеи.

Как показала практика, наличие согласованных политических концепций было не только своеобразной гарантией от непредсказуемого срыва переговоров, но и ориентировало все механизмы переговорного процесса на эффективную работу с понятными целями и задачами.

Исходя из формальных признаков, мы, конечно же, можем сказать, что урегулирование молдавско-приднестровских отношений на базе федеративных принципов не потеряло своей актуальности и вновь может сыграть свою положительную роль для социально-экономического и межведомственного взаимодействия.

Действительно, на переговорном столе до сих пор лежат проекты документов в большей или меньшей степени наполненных духом федерализма, однако политические реалии сегодняшнего дня все больше отодвигают перспективы их реанимации.

И дело тут не столько в позиции Приднестровья, которое на всенародном референдуме 17 сентября 2006 года подтвердило свой курс на построение независимого государства (17 сентября 2006 года в Приднестровской Молдавской Республике состоялся референдум, по итогам которого более 97% избирателей высказались за независимость Приднестровья от Молдавии с последующим вхождением в состав России - прим. ИА REGNUM). Переговорная приднестровская позиция, как раз и имела прецеденты выдвижения федеративных или конфедеративных проектов, в отличие от Молдовы, которая соглашалась рассматривать федеративную идею только под внешним давлением, будь-то "Киевский документ" 2002 года или "Меморандум Козака".

На сегодняшний день существуют как минимум два фактора, не позволяющих всерьез обсуждать применение федеративных принципов для достижения окончательного урегулирования молдавско-приднестровских отношений.

Первый из них - внутренняя правовая и политическая неготовность Республики Молдова. Невозможно серьезно воспринимать от молдавских политиков "месседжи" о возможной федерализации Молдовы, когда существует унитарная Конституция Республики Молдова, Закон 2005 года (22 июля 2005 года парламент Молдавии в одностороннем порядке принял закон "Об основных положениях особого правового статуса Приднестровья". Закон устанавливает статус Приднестровья как "особого автономно-территориального образования, являющегося неотъемлемой составной частью Республики Молдова", которое "в пределах полномочий, определенных Конституцией и законами Республики Молдова, решает вопросы, отнесенные к его ведению" - прим. ИА REGNUM), правительство Владимира Филата действует на основе Программы правления, в которой отношения с Приднестровьем рассматриваются через призму его "реинтеграции" во внутреннее пространство Республики Молдова, а для большинства парламентских и внепарламентских партий Молдовы вопрос "реинтеграции Приднестровья", является чем-то сродни общественного консенсуса.

Второй, но по значимости, очевидно, первый - это фактор внешнеполитической и геополитической ориентации, как Молдовы и Приднестровья, так и возможного будущего объединенного государства.

За более чем двадцать лет Кишинев и Тирасполь далеко продвинулись в создании отличных и независимых друг от друга внутригосударственных систем. Сегодня мы находимся на этапе окончательного оформления и правового закрепления внешнеполитических ориентиров, которое будет, в случае с Молдовой, происходить через подписание Соглашения об ассоциации с Европейским союзом и создание Зоны свободной торговли РМ-ЕС, а в случае Приднестровья дополнительно уточняться через введение в Концепцию внешней политики приоритетов евразийской интеграции и сотрудничества с Таможенным союзом, о чем заявил президент Шевчук.

В подобных условиях без наличия между Россией и Европейским союзом согласованных решений, базирующихся на кооперационном подходе, представляется затруднительным не только обсуждать возможность "федерализации", но и в целом рассматривать перспективы окончательного урегулирования отношений между Молдовой и Приднестровьем.

Спустя восемнадцать лет переговорного процесса Молдова и Приднестровье вновь начинают обсуждать меры доверия и учиться доверять друг другу на различных уровнях. В этом контексте "теоретизирование" над различными сценариями урегулирования не лишено смысла, однако мы сколь угодно может говорить о "федерализме без федерации", но на практике без изменения внутреннего правового поля Молдовы эти процессы не выйдут за рамки "децентрализации", что является совершенно иным процессом.

Представляется важным, чтобы из-за юридической и дипломатической казуистики нарождающийся климат доверия не сменился в обществе и политических элитах на ощущение обмана, что, несомненно, закроет даже это "окно возможностей".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Союз России, Ирана и Турции испытывается на прочность
NB!
20.01.17
Убранству железнодорожного вокзала Волгограда вернут первозданный вид
NB!
20.01.17
Да это просто капризный шоу-мэн: Новый скандал вокруг главы «Укрзализныци»
NB!
20.01.17
Перевод посольства США в Иерусалим — глобальный катаклизм
NB!
20.01.17
По-братски: Володин призвал Жириновского осторожно говорить о народах РФ
NB!
20.01.17
Минск «не услышал» Россию и Лаврова: блогера Лапшина выдают Баку
NB!
20.01.17
В Госдуме оценили финансовые и политические риски «Турецкого потока»
NB!
20.01.17
Путин подарил Шаймиеву карту Тартарии: в Татарии ищут «смыслы»
NB!
20.01.17
Лукашенко «о поведении России» с нефтью: «Катастрофы нет»
NB!
20.01.17
КНБ Казахстана теперь может блокировать соцсети без решения суда
NB!
20.01.17
СМИ: Калужские чиновники поселили сирот в квартирах, в которых нельзя жить
NB!
20.01.17
Госдума ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»
NB!
20.01.17
В Узбекистане планируют отменить выездные визы и ввести загранпаспорта
NB!
20.01.17
Секрет политического величия Лукашенко: транзитные игры вокруг Белоруссии
NB!
20.01.17
Почему архив ЦРУ в открытом доступе появился именно сейчас
NB!
20.01.17
Чубайс о Давосе: «Ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы»
NB!
20.01.17
История основания монастыря, предтечи города Северодвинска
NB!
20.01.17
Успех сделки ОПЕК по нефти привлекает новых сторонников
NB!
20.01.17
Окно возможностей для официального Минска стремительно сужается
NB!
20.01.17
Ростовская область: гасить задолженность перед шахтёрами будут в кредит
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
«Снимайте фильмы» — Жириновский о протестах Де Ниро и Алека Болдуина