Эксперты: "Валютой развития" Евразийского пространства не может быть рубль!

Москва, 27 июня 2012, 15:00 — REGNUM  

(Если говорить о введении единой валюты Евразийского союза, то) Корректнее говорить не о российском рубле, а о наднациональной валюте, которая должна эмитироваться наднациональным банком по аналогии Евро, а конкретное название единой валюты это вопрос договоренностей. Заявления Валентины Матвиенко достаточно противоречивы, с одной стороны говорится об использовании национальной валюты Российской Федерации в качестве единого платежного средства в рамках Евразийского Союза, а с другой стороны "что единая валюта не должна ущемлять ничьих интересов, но стать взаимовыгодным решением "интеграционной тройки"". В таком случае, о каком равноправии может быть речь, если уже "на входе" (в валютный союз) предлагается национальная валюта отдельного суверенного государства? Поэтому дальнейший комментарий предлагаю построить из допущения, что речь идет о наднациональной валюте - об этом в интервью корреспонденту ИА REGNUM заявил начальник отдела анализа и прогнозирования АО "БТА Банк" Болатбек Молдагалиев, комментируя перспективы перехода стран Евразийского союза на единую валюту.

По его мнению, "на текущий момент можно однозначно утверждать о неготовности стран-участников ТС (Таможенного Союза) и ЕЭП (Единого Экономического Пространства) к переходу к единой валюте в силу имеющихся различий в самых различных сферах (например, в налогово-бюджетной сфере, денежно-кредитной политике, управлении курсом национальной валюты, системе финансового надзора и т.д.). Прежде чем переходить к валютному союзу необходимо максимально "сгладить" все ключевые расхождения, сблизить национальные стандарты и законодательства, выстроить согласованную политику в фискальной и монетарной сферах. Но данный процесс долгосрочный".

В этом контексте важно, что "функционирование ТС и полноценное формирование ЕЭП как раз и должны сопровождаться упомянутым процессом синхронизации, при этом наилучшим ориентиром в данном процессе будут международные стандарты, а не национальные стандарты отдельных стран-участников ТС и ЕЭП. Именно эффективно проведенный процесс синхронизации будет способствовать максимальному снижению издержек и росту положительного экономического эффекта от введения единой валюты" - убежден эксперт.

Он напоминает, что на создание валютного союза в Европе "ушли десятилетия предварительной работы и даже после этого результаты создания и функционирования Еврозоны неоднозначны и требуют определенного переосмысления принципов построения валютных блоков. Например, на сегодня в Еврозоне на повестку дня выходит необходимость создания единого наднационального правительства, контролирующего общий бюджет, и формирования фактически единой банковской системы. В этой связи более рациональным было бы повременить с введением единой валюты в рамках Евразийского Союза и досконально изучить опыт создания и функционирования Еврозоны, так как всегда лучше учиться на чужих ошибках и тем самым минимизировать вероятность своих". По этим причинам, приходит к выводу банковский аналитик, "в долгосрочной перспективе (на горизонте 15-20 лет) введение единой валюты в рамках ЕЭП возможно, но с поправкой, что все же это будет не российский рубль, а наднациональная валюта, эмитируемая наднациональным банком".

Очень похожего мнения в отношении единой валюты развития придерживается президент Global Rating, CFA Ричард Хейнсворт, заметивший в интервью корреспонденту ИА REGNUM, что выгоды "от одной валюты очевидны, к примеру: отсутствие издержек, связанных с переводом денег через границы, формирование единого рынка и экономического пространства" Но при этом, по мнению Хейнсворта, "выгоды предполагают более жесткую дисциплину для министерств финансов этих стран. В кризис эти министерства не желают соблюдать дисциплину, такова в настоящий момент ситуация с Грецией". "Кто из центробанков России, Казахстана и Белоруссии будет печатать рубль? А в случае конфликта экономических интересов, чьи интересы станут более весомыми? - Задается вопросами специалист. И отвечает на них - Мне кажется, что мы пока слишком близки по времени к проблемам в пространстве "Евро", чтобы понять последствия участия в валютным союзе слабых стран наподобие Греции".

Однако, в этом контексте крайне важными видятся теоретические изыски международных экспертов, обсуждавших в ходе недавнего Астанинского Экономического форума перспективы валюты развития Трансъевразийского коридора на одной из панельных дискуссий. Подавляющее большинство этих мнений представлены на сайте Института опережающих исследований имени Е.Л.Шифферса (републикация из журнала "Банки и деловой мир"). ИА REGNUM публикует наиболее интересные теоретические замечания экспертов.

В частности, директор института опережающих исследований имени Е.Л.Шифферса, действительный член РАЕН, профессор Юрий Громыко заметил, что "управление развитием - это всегда возможность инициировать эпицентр, связанный с введением новой прорывной технологии массового употребления, которая затем начинает распространяться и тиражироваться в целом ряде отраслей. Важнейшее требование такого подхода - необходимость определить тип и класс предмета действия, который бы являлся базовым для возможного договора основных международных субъектов. На наш взгляд, такой платформой может стать Трансъевразийский коридор развития, включающий в себя сети разнотипных инфраструктур, новые технологические решения, формы транспорта, наконец, новые формы поселений и занятости их жителей. Элементы такой платформы предстоит спроектировать и реализовать". Более того, по мнению профессора, "заинтересованы в этом все основные цивилизационные группы стран. Выступающий как восстановление системы Великого шелкового пути, Трансъевразийский коридор строится на основе интеграции евразийских инфраструктур. С этой точки зрения он логично соотносится с представленным недавно проектом интеграции инфраструктур Латинской Америки и другими аналогичными предложениями, что позволяет представить его как основу формируемой общепланетарной системы коридоров развития. Она призвана стать новой зоной порождения общественного богатства и не вытекает из привычки приватизационного присвоения. Более того - вообще лежит вне рамок экономизма".

Академик убежден, ""чтобы запустить этот процесс, требуются инструменты оценки: специальные деньги, которые оценивали бы и масштаб замысла, и форму его реализации - прежде всего, включенность в проект важнейших государств мира. И первый шаг к этому - переход к корзине валют. Их взаимное сосуществование позволит выявить особенности и достоинства каждой из входящих в корзину экономик, их тяготение к тому или иному типу общественного богатства. Дальше могут рассматриваться условия интеграции этой корзины валют на основе новой проектной валюты".

"В этом направлении также происходит определенное движение. Огромная и принципиально важная работа Клуба долгосрочных инвесторов позволила сформулировать общие требования к созданию новых финансовых инструментов (прежде всего - фондов) и общий тип решения в европейском пространстве, предлагаемый в качестве образца другим экономикам. Но использование инструментов, разработанных Клубом для преодоления мирового финансово-экономического кризиса, возможно при условии их применения группой стран, реализующих единые принципы развития. Однако сформировать такую коалицию стран пока не удалось" - отмечает он.

"В Соединенных Штатах сейчас широко обсуждают инфраструктурно-проектные облигации Build America Bonds (ВАВ), выпускаемые правительствами штатов и муниципалитетов при поддержке федерального правительства и освобождаемые от налогообложения прибыли. По существу это - "знание-деньги", не преодолевшие еще порок обычных монетарных суррогатов, однако явно движущиеся в эту сторону" заявил Юрий Громыко.

Следует отметить, что если основной смысл ВАВ и создаваемых европейских проектных бондов состоит в том, чтобы уменьшить стоимость заимствуемых денег, то назначение облигаций Трансъевразийского коридора развития в том, чтобы создать измеритель новой продуктивности, фактически - новой стоимости. Это и есть элемент валюты развития. Но состояться она сможет только в том случае, если в рамках коридора действительно будут создавать образцы новых технологий и производств, новые системы домохозяйств, которые начнут затем тиражироваться в системе национальных экономик. Это новое качество является абсолютным прорывом к реальной и, подчеркну, ненасильственной интеграции разных экономик. Для ее осуществления необходим выход за рамки экономизма. Только таким образом можно сделать шаг к развитию, которое включает в себя и интегрирует развертывающиеся возможности продвижения в будущее практически всех стран земного шара. Поэтому, выстраивая Трансъевразийский коридор развития, нам очень важно понимать, как складывается интеграция и инфраструктурное развитие стран Латинской Америки, в соответствии с какими принципами осуществляется индустриализация Китая, как развивается Индия, куда движутся США" - убежден профессор.

"Соответственно, и в том, что касается валюты развития, основная идея - завести определенный тип операций планирования в саму их структуру, чтобы "чип" планирования был прикреплен к типу функционирования облигаций. Так понимаемые проектные деньги являются своего рода выстраиваемым социально-цифровым, проектно-финансовым институтом. А значит, их счетность (в отличие от расчетности) лежит в определенных знаниевых процедурах: одно дело - расчет известного товара и совсем другое - расчет фрагмента принципиально новой инфраструктуры, в создании которой используются новые технологии. На наш взгляд, сложившиеся сегодня предпосылки - реальная возможность появления особого типа проектных денег под финансирование Трансъевразийского коридора развития как интегрированной инфраструктурной системы. Само включение в разработку и создание этого объекта разных стран обеспечивает мощнейшую сеть гарантий. И вполне возможно, что проектные облигации станут реальным шагом к формированию валюты развития - не оторванной от предмета финансирования, а создающей необходимые условия его создания" - заключил Юрий Громыко.

В свою очередь, председатель инвестиционной компании Liu Investment Group, профессор университета Миссури, Уханьского университета науки и технологии Генри Лью отмечает некоторую несправедливость существующей валютной системы. "Внешняя торговля инициирует широчайшее применение валюты, поскольку то, что вы зарабатываете, - не ваши личные деньги, это деньги, которые являются международными и позволяют контролировать внешние рынки. Рынок нефти, например. Если доллар является валютой, за которую продается нефть, это очень мощный рычаг. Но если вы, прилагая усилия, чтобы развивать внутреннее производство, экспортируете продукцию за доллары, это - неправильно. Нужно, чтобы экспортная продукция оплачивалась вашей собственной валютой" - высказал он такое мнение в ходе дискуссии на АЭФ. В качестве примера он обратился к Китаю, где "экспорт идет на доллары, и это большая проблема для страны. Китай хочет перевести экспорт в юани, потому что если вы будете получать доходы от экспорта в своей национальной валюте, все нагрузки передвинутся в ту страну, которая потребляет вашу продукцию. В настоящий момент Китай хорошую продукцию продает за пустые бумажки, потому что очень трудно перевести китайские деньги в доллары. Это очень хитрые игры" - уверен Генри Лью.

А как выйти из этого положения? - вопрошает специалист. - Необходимо деноминировать свою валюту и перевести экспорт в юани. Если Китай сможет этого добиться, то достигнет очень больших успехов. В настоящее время частично такие процессы начались (думаю, что и с Казахстаном тоже в юанях идет расчет). Но вопрос этот и технологический, и технический. Надо будет перестроить условия ведения внешнеторговых операций, потому что сейчас основная часть дохода от капитала зависит от очень низкого уровня заработной платы в Китае. Это необходимо менять" - заключает специалист.

В свою очередь, итальянский экономист Паоло Раймонди высказался по проблематике, предлагая тезисы, основываясь на которых можно сформулировать концепцию нового коридора развития. По его мнению. "Транъевразийский коридор развитии - это не просто транспортная ветка, по которой могут перемещаться товары и люди. Коридор - нечто более сложное и далеко идущее. И рассматривать его надо с учетом проникновения вглубь территории на 100-150 километров, строительство современных высокотехнологичных городов, где будут созданы все виды новейших инфраструктур, что приведет к новой революции в области развития. Еще Шелковый путь в давние времена был двигателем научных революций и новых технологий, вдоль него вырастали города, чьи университеты становились передовыми центрами культуры и науки, где создавали новые технологии и отрасли промышленности. Этот коридор следует планировать так же, как мы планировали в прошлом космические исследования и высадку на Луну, зная и рассчитывая, что для всей Земли это станет научным прорывом и технологической революцией".

"Но как рассчитывать инвестиционный процесс и его результаты в рамках этой инициативы развития? И что вкладывается в понятие валюты развития - вот самый интригующий вопрос. Уже в течение долгого времени просвещенные экономисты и общественные деятели пытаются найти альтернативу сугубо монетарному подходу в оценке экономических процессов (это видно уже в попытках по-иному рассчитывать и оценивать ВВП). Еще более сложная задача - обеспечить процесс развития там, где его основным стимулом является научный и технологический прорыв. Само понятие прорыва содержит элементы нелинейности и метастабильности. Однако для экономических решений и экономических процессов нам абсолютно необходимы критерии оценки и расчета. Они могут быть сложными, но главное, чтобы они были реалистичными и точными. Без таких инструментов вряд ли представляется возможным планировать даже мелкие инвестиции" - разъясняет свой взгляд на мироустройство эксперт. И предлагает.

"Давайте, впрочем, рассмотрим необходимые шаги, которые должны лежать в основе реализации Трансъевразийского коридора развития. Они не обязательно должны следовать один за другим, их можно предпринимать на различных стадиях процесса - иногда одновременно, а иногда на разных этапах".

- Прежде всего, надо изложить на бумаге концепцию - "великий замысел". Сначала как глобальный стратегический план, разделенный на несколько этапов. Это - задача для мудрых стратегов и профессиональных инженеров, стратегическая командная работа.

- Специальная команда должна подготовить перечень материалов, необходимых для осуществления разных этапов проекта. Он может оперативно меняться в процессе его реализации.

- Затем понадобится выработать видение способа финансовой оценки, необходимой для инвестиций на первом этапе проекта ТКР. Ее можно делать при помощи условных денежных инструментов (евро, доллар, рубль и пр.) - но только в качестве точки привязки.

- После того как будут определены размеры кредитов на год или более долгий срок, государства и компании, вовлеченные в проект, смогут определить квоты участия и разместить соответствующие активы в фонде ТКР - они могут быть как в форме ликвидного капитала, так и в иной форме. Руководство фонда будет нести ответственность за принятие всех операционных решений.

- Фонд выпустит проектные облигации ТКР - чтобы завоевать широкую поддержку и привлечь долгосрочный капитал от частных долгосрочных инвесторов. Номинальная стоимость облигаций может быть выражена в новой валюте, созданной на основе корзины валютных единиц, установленной странами-участницами. - Фонд ТКР представит перечень технологических инвестиций и работ по различным сегментам проекта. Разные компании смогут подать заявку на участие в проекте и предложить свои возможности и ресурсы. Предпочтение следует отдавать сетевым высокотехнологичным компаниям - завершил перечисление эксперт.

По его мнению, "все эти этапы нужно планировать и организовать с большим запасом гибкости, с учетом использования передовых технологий и с заложенными ресурсами для стимулирования научно-исследовательской деятельности и поддержки развития новой научно-технологической революции. Поскольку в центре проекта - материальный и человеческий фактор, особое внимание нужно уделять вложениям в создание новых городов, образовательных центров, культурных объектов и учреждений здравоохранения. Мы можем также использовать "валюту развития" как набор критериев и параметров измерения, а не просто как валютную единицу вроде доллара или евро. (...) Чтобы обеспечить лучшее представительство мировой экономики, найти альтернативу монетарной системе на основе доллара, которая в одиночку уже не справляется с обеспечением устойчивости мировой торговли, резервных и денежных операций, введение корзины валютных единиц могло бы стать лучшим прецедентом для начала более масштабной денежной реформы - убежден специалист.

Как сообщало ИА REGNUM, выступая 15 июня в Санкт-Петербурге, председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев предложил проработать вопрос введения единой валюты Евразийского союза России, Казахстана и Белоруссии. Накануне, 14 июня Александр Лукашенко прокомментировал опубликованные 13 июня заявления посла России Александра Сурикова о необходимости возобновления обсуждения вопроса о введении единой валюты Союзного государства Белоруссии и России. Лукашенко заявил: " У нас - белорусские рубли, у вас - российские. Если мы захотим, то будут работать валюты и у нас, и у вас. Мы найдем возможность. И то, что у нас нет сегодня российского рубля - это не катастрофа". Позднее, 17 января Александр Лукашенко заявил, что введение единой валюты в ЕЭП является вопросом долгосрочной перспективы, тема валютного регулирования не обсуждалась на высшем уровне. "Мы еще данные вопросы не обсуждали. Мы не исключаем, что может быть единая валюта. Но это должна быть новая валюта, как в Европейском союзе, некое "евро", но ни тенге, ни белорусский рубль, ни российский, а что-то в плане единой валюты. В первом приближении, когда мы обсуждали этот вопрос, мы об этом говорили. И россияне, и казахстанцы, и мы сходимся на том, что это нормально", - сказал он.

На следующий день, 18 июня, министр по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая заявила, что вопрос о введении единой валюты объединённых в Таможенный союз и ЕЭП, участвующих в формировании Евразийского союза Белоруссии, России и Казахстана в настоящее время не актуален. На следующий день, 19 июня, председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко заявила, что к 2015 году будет сформирован Евразийский союз и у него должна быть единая валюта - таковой может стать российский рубль. "Если мы строим полноценное, не декоративное, а интеграционное объединение, то оно должно полноценно функционировать", - заявила Матвиенко. Она отметила, что не видит ни юридических, ни финансовых препятствий для создания единой валюты и подчеркнула: "Здесь нужна политическая воля руководителей государств, а дальше пусть работают Центробанки, финансовые службы". Матвиенко уточнила: "В качестве единой валюты будущего Евразийского союза может выступить российский рубль. Рубль имеет более устойчивое хождение в мире, признание и так далее".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.