Владимир Веретенников: Обострение "еврейского вопроса" в Латвии

Рига, 25 июня 2012, 23:01 — REGNUM  

Все последние годы в Латвии, то утихая, то вновь разгораясь, продолжается спор вокруг темы принадлежавшей еврейской общине недвижимой собственности, утраченной ею во время событий 40-х годов. Последние несколько недель принесли резкую активизацию данного спора, приведшую к перестановкам в правительственном кабинете и появлению новых трещин недоверия в рядах правящей коалиции.

Собственность мертвых

Предыстория, в данном случае, крайне трагична. В свое время еврейская община на территории современной Латвии была достаточно крупной и влиятельной. Согласно результатам переписи населения 1897 года, евреи являлись самой многочисленной частью населения в Двинске (Даугавпилсе), Режице (Резекне), Люцине (Лудзе) и Якобштадте (Екабпилсе). Согласно предвоенной переписи, в 1935 году в Латвии проживало 93 479 евреев, в том числе 43 672 - в Риге. Существовали еврейские партии, а также многочисленные культурные, религиозные, медицинские, образовательные и прочие организации. Выпускались печатные издания на языках идиш и иврит, представители общины заседали в Сейме. 14 июня 1941 года советские власти, в ходе проведенной депортации, выселили в Сибирь около 5 тысяч евреев. Большинство же оставшихся на территории республики латвийских евреев погибли во время Холокоста, после вторжения гитлеровских войск. Всего здесь было уничтожено около 70 тысяч местных евреев и еще не менее 20 тысяч представителей этого народа, привезённых из других стран. По мнению историков, Холокост пережили не более 1000 латвийских евреев (не считая тех, кто находился в советской армии или был эвакуирован или депортирован во внутренние районы СССР). Евреи, проживающие в современной Латвии - это либо потомки тех выживших, эвакуированных и депортированных, либо приехавшие уже после войны.

Суть проблемы еврейской собственности в местной прессе выразил предприниматель Евгений Гомберг: "Их семьями выгоняли из принадлежащих им домов - немаленьких домов - и селили в гетто. Оттуда удобно было отправлять на расстрел. А жильцы-арендаторы, почистив их квартиры, спокойно жили себе дальше. Домовые книги вели дворники. Еще довоенные немцы завели строгие порядки, и дворники аккуратно вписывали против фамилий хозяев: "выписан в гетто". А в гетто выжили единицы. Вот так по-простому дворники оформляли смертные приговоры. Настала денационализация. Всякая собственность возвращалась бывшим хозяевам и любым их потомкам, подлинным и не очень. Но за многим так никто и не пришел: некому было. Потому что уничтожили всех - и семьи, и родственников, истребляли весь род под корень, в трех коленах сразу, и следа не осталось. Латвийская Республика, муниципалитеты - не постеснялись оформить их собственность на себя. Бывает, что с убитых стаскивают сапоги, кольца, выдергивают золотые коронки. Это мародерство, и на войне за него расстреливают. Государственное же мародерство называется "переход выморочного имущества в собственность государства". Этим имуществом государство пользуется и сейчас - само там сидит, сдает в аренду. Большую часть продали, и деньги давно в бюджете".

В настоящее время объектом спора является собственность еврейских общественных организаций, которую они построили или приобрели до 17 июня 1940 года (частную собственность уцелевшие потомки получили обратно путем денационализации). На данный момент общине, согласно данным Государственного архива, возвращено 36 объектов собственности, но как указывают ее представители, до войны латвийским еврейским организациям принадлежало около 270 строений. Речь идет о зданиях, в которых сейчас размещаются больницы, школы, благотворительные, религиозные и похоронные общества, а также дома культуры. Согласно произведенным подсчетам, сумма компенсации за эту недвижимость, которая могла бы быть выплачена еврейской общине, составляет 30 миллионов латов.

Ситуация осложняется тем, что, согласно нынешним латвийским законам, компенсация за отобранную во время Холокоста собственность нынешней еврейской общине не полагается. И чтобы данное положение дел изменить, необходимо введение соответствующих законодательных поправок или даже принятие нового закона. Однако, все эти годы отношение к возможности введения таких поправок и последующему возврату собственности было в Латвии, мягко говоря противоречивым - многие политические и общественные деятели рьяно выступали против такой возможности. Данную точку зрения поддерживали и многие рядовые представители общественности, причем некоторые выражали это совершенно недвусмысленным образом. Если ознакомиться с комментариями на латвийских сайтах под статьями на эту тему, то можно обнаружить массу ксенофобских высказываний. Доходит до смешного: например, кто-то предлагает, что компенсации должны платить.... русские - дескать, ведь это они вместе с Гитлером развязали войну! Другие указывают, что поскольку Латвийской Республики, как государственного учреждения, в то время не существовало, то и сейчас латыши не обязаны нести ответственности за возврат еврейского имущества. Третьи ссылаются на тот факт, что денационализация уже закончилась - следовательно, в любом случае, "поезд ушел"... Известный своими националистическими высказываниями адвокат Андрис Грутупс, в свое время приложивший руку к законодательству о возврате довоенной собственности, обрушился на "отдельных бесстыжих личностей" и заявил: "У нас в Латвии был один из самых радикальных законов о денационализации. Могу с уверенностью сказать, что 90% еврейской собственности было возвращено, несмотря на то, что эти люди и их наследники уже давно уехали из Латвии... Если бы у нас не было такого закона, евреи вообще ничего не получили бы!" Кроме того, по мнению Грутупса, "за все уже заплачено латышской кровью" - имеются в виду смертные приговоры, вынесенные советским судом латышским эсэсовцам и полицаям.

Верните то, что забрали!

Однако, постепенно вопрос возврата собственности подводился к стадии реализации. Представители местной еврейской общины никогда не забывали напомнить о его существовании, все время подчеркивая, что Латвия является одной из немногих европейских стран, в которых до сих пор не принят закон о реституции собственности еврейских религиозных и общественных организаций. Как заявил на днях по телевидению раввин Менахем Баркан, "все, что было забрано, должно быть возвращено". Тем более, что здесь у общины нашелся могущественный лоббист в лице американского государства - и его представители не уставали напоминать Латвии, что проблему необходимо решать. Кстати, нынешний всплеск внимания к ней тоже не случаен. Как заявил профессор Латвийского университета, политолог Юрис Розенвалдс, в США приближаются президентские выборы и администрация заинтересована в привлечении голосов: "Еврейская община в США традиционно очень значима за счет своего экономического влияния. Поэтому администрация США готова более-менее открыто лоббировать ее интересы". Причем, как это довольно уклончиво признал Розенвалдс, Латвия не может игнорировать точку зрения своего заокеанского гегемона: "Независимость, которую мы получили в 1991 году без четких условий, в том числе в отношении меньшинств, объясняется совпадением очень благоприятных обстоятельств, слабой Россией, заинтересованностью Бориса Ельцина в признании независимости стран Прибалтики. Поэтому мы не можем сказать крупным союзникам, что мы сами знаем, как жить. Это зависит и от вопросов безопасности, и от членства в ЕС". Розенвалдс посоветовал в данном конкретном случае попытаться опереться на зарубежную практику. И действительно, например, Польша, ссылаясь на финансовые трудности, в прошлом году отказалась от возможной выплаты компенсации за утраченное тамошними евреями при аналогичных обстоятельствах имущество. Тем самым польские власти навлекли на себя осуждение со стороны международных организаций, представляющих интересы выживших во времена Холокоста и их наследников. Впрочем, в любом случае властям Латвии, даже опираясь на поддержку общественного мнения, трудно лавировать перед лицом столь мощного и влиятельного государства, как США. Поэтому, еще в период премьерства Айгара Калвитиса был составлен список спорных объектов - но тогда парламент отклонил законопроект, предусматривавший передачу Латвийскому совету еврейских общин 14 объектов недвижимости и выплату компенсации в размере 32 млн. латов за остальную включенную в список недвижимость. Следующий глава правительства Ивар Годманис распорядился вновь создать рабочую группу по урегулированию проблемы - но тогда никаких конкретных решений снова не было принято. На днях же дело вступило в решающую стадию - катализатором стало недавнее одобрение парламентом Литвы порядка выплаты компенсации евреям за потерянное их местной общиной имущество. Компенсация в размере 128 млн. литов будет выплачена в течение 10 лет. В связи с этим Латвийский совет еврейских общин попросил премьер-министра Валдиса Домбровскиса создать рабочую группу, которая подготовит для включения в соответствующий законопроект перечень недвижимости, принадлежавшей до войны еврейским религиозным и общественным организациям. Совет попросил сделать это в течение трех месяцев и включить в рабочую группу трех своих представителей. В ответ на это Домбровскис 1 июня поручил министру юстиции Гайдису Берзиньшу (Национальный Союз) в течение двух недель сформировать данную группу. Однако, Берзиньш отказался - причем, в качестве объяснения данного отказа было представлено решение правления НС, которое сочло, что премьеру следовало бы представить ситуацию на рассмотрение Cейма.

Склоки и раздоры

В ответ премьер обрушился на "нацсоюзников", в ходе своего радиовыступления обвинив их в "политизации вопроса" и "недостоверных заявлениях". В свою очередь, руководство VL-ТБ/ДННЛ обвинило премьер-министра в нарушении коалиционного договора - поскольку поручение о создании рабочей группы для оценки вопроса о еврейской недвижимости было отдано вопреки возражениям Нацсоюза. Закончилось тем, что глава минюста подал в отставку, объяснив, что раз "премьер проигнорировал политическую позицию Нацсоюза, не поддерживающего пересмотр процесса денационализации в пользу интересов одной этнической общины", да еще и "оказывал политическое давление" на Берзиньша, тот не видит больше для себя возможности работы в составе данного кабинета. Его отставка была принята премьером и сейчас обязанности руководителя Министерства юстиции временно выполняет коллега Берзиньша по партии, министр культуры Жанете Яунземе-Гренде. Как заявили националисты, выходить из правящей коалиции они не собираются. Глава НС Р. Дзинтарс специально подчеркнул, что решение Берзиньша об отставке единолично принималось главой Минюста. Впрочем, некоторые политологи тут же представили свою интерпретацию происходящего. Например, эксперт А. Фрейманис считает, что истинной причиной ухода Берзиньша стала вовсе не проблема еврейской собственности. Он напомнил, что между коалиционными партнерами имеются разногласия и по ряду других вопросов, от концептуально важных до повседневных: от размеров основного капитала Ипотечного банка до конкретных кандидатур на постах членов правления портов. Впрочем, по его мнению, этого еще недостаточно, чтобы развалить коалицию - с данной оценкой согласился и Р. Дзинтарс. Другой эксперт, Айвар Озолиньш нашел подоплеку происходящего в подковерной возне вокруг проекта закупки поездов для Латвийской железной дороги у испанского предприятия CAF на 600 млн. евро - который уже сейчас называют крупнейшей финансовой сделкой в истории Латвии. В настоящее время данный договор еще не утвержден правительством, поскольку обстоятельства этой сделки служат предметов серьезных споров и разногласий между субъектами власти от разных партий, стремящихся обеспечить для себя наилучший доступ к столь "жирному куску". Якобы, отставка Берзиньша на самом деле стала результатом этих трений, а "еврейский вопрос" был выбран лишь в качестве прикрытия. Чуть позже Р. Дзинтарс снова заявил, что премьер хотел добиться непопулярного решения чужими руками и нарушил тем самым коалиционный договор. Кстати, позиция националистов в этом вопросе продолжает пользоваться большой поддержкой со стороны консервативного латышского электората и некоторых других политиков. Так, глава парламентской фракции оппозиционного Союза "Зеленых" и Крестьян Аугуст Бригманис уведомил, что в данной сфере СЗК придерживается мнения, близкого к выражаемому VL-ТБ/ДННЛ. По словам Бригманиса, возможно, евреям и возможно что-то вернуть, но это не должно быть приоритетным вопросом. Дескать, в первую очередь "нужно решать проблемы латышей, которые больше всего пострадали в результате репрессий". Зато совершенно противоположные выводы из происходящего сделала Русская община Латвии. Член правления РОЛа Игорь Ватолин сказал, что "не исключено, что русская община по примеру еврейской общины также поднимет вопрос о возврате принадлежавшей ей до войны собственности". Правда, по его словам, пока сложно сказать, на возврат какой именно собственности может претендовать РОЛ - и нужно предварительно провести анализ ситуации.

В настоящее время проблема "еврейского имущества" превратилась в предмет ожесточенного обсуждения в правящей коалиции. Можно прогнозировать, что еврейская община Латвии, скорее всего, получит, хотя бы частично, недвижимость, на которую претендует - или компенсацию за него. Но данная история весьма углубит противоречия среди правящих партий. А поскольку количество подобных противоречий постепенно увеличивается, то, возможно, все время до своего закономерного финала - окончания полномочий нынешнего Сейма - эта коалиция не доработает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.