Яна Амелина: Тбилиси и радикальные исламисты: союз против осетин

Москва, 18 июня 2012, 11:46 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает публикацию статей из цикла "Грузия и Северный Кавказ: угрозы и вызовы" начальника сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яны Амелиной. Первая статья "Северокавказская политика Грузии: идейные основы" была опубликована 14 мая 2012 года, вторая - "Северная Осетия, Дагестан, Ингушетия, Чечня - "равнение на Грузию"?" - 16 июня 2012 года.

Не следует, однако, полагать, что Тбилиси обладает неким магнетическим влиянием на умы жителей региона, противостоять которому невозможно. Дела, в общем-то, обстоят как раз наоборот. Грузинские пропагандисты, не представляя реальной ситуации на Северном Кавказе, совершают нелепые ошибки и ставят явно не на тех "лошадок", что в конечном счете приведет к закономерному краху. Кроме того, возлагая большие надежды на мертворожденный проект т.н. "общекавказской идентичности" при нескрываемом неприятии осетинской государственности, они уже и не пытаются скрыть откровенно антиосетинского крена своих прожектов. Поиск союзников среди радикальных сепаратистов и исламистов при одновременном "отстраивании" от осетин - характерные черты северокавказской политики Грузии, демонстрирующие ее реальные цели и задачи. А вот проявлением чего они являются - политической близорукости, беспринципности или просто неадекватности - не так уж и важно.

Начнем с заигрывания Тбилиси с исламистами, причем в наиболее радикальном, террористическом их варианте. 13 мая в Стамбуле состоялась Международная кавказская конференция (организаторы - видимо, для солидности - предпочитают именовать ее Международным кавказским конгрессом), в которой участвовало около 450 человек - главным образом, представителей чеченской, ингушской, черкесской диаспор Германии, Финляндии, Турции и других государств, а также европейских и даже японских "правозащитников", поддерживающих кавказских сепаратистов и радикалов. Организаторами мероприятия выступили не только турецкая неправительственная организация Imkander (1), но и префектура стамбульского района Фатих (2). Это не осталось незамеченным: 15 мая МИД РФ сделал представление временному поверенному в делах Турции в РФ, подчеркнув, что "проведение в Турции мероприятий, участники которых прямо угрожают территориальной целостности РФ, безопасности ее граждан, недопустимо" (3).

Действительно, конференция носила явно выраженный антироссийский и исламистский характер, став, "по сути, первой крупной политической акцией сторонников Имарата Кавказ (4) на международном уровне" (5). Все это в полной мере отразилось в официальных документах. "Мы - чеченцы, ингуши, черкесы, народы Дагестана, Кабарды, Балкарии, Карачая, кумыки, ногайцы и другие народы Кавказа (отметим, что осетины среди них не упоминаются - прим. авт.) выступаем решительно против русского экспансионизма, который насаждает этнический национализм, сепаратизм и разделение, создает искусственные стены и границы между нами, и объявляем, что все споры между нами преодолены, и что мы являемся единой, большой кавказской нацией", - утверждается в первом пункте Декларации Международной кавказской конференции, что является прямой отсылкой к упорно продвигаемой Грузией идее фантомной "общекавказской идентичности".

Авторы документа отвергают "право России на владение нашими землями, которые простираются от Ногайских степей на севере до Ингушетии на юге, от Каспийского моря на востоке до Черного моря на западе" и "все права на оккупацию Россией наших земель". Они также объявили нелегитимными "все режимы, установленные Россией на Северном Кавказе" и заявили, что "единственной законной властью на Северном Кавказе является Имарат Кавказ". "Мы приветствуем Докку Умарова и моджахедов, которые продолжают в горах Кавказа благословенную борьбу, начатою нашими лидерами в прошлом!" - восклицают авторы Декларации, подтверждая, что будут "поддерживать борьбу против России и её пособников, пока эта борьба находится в законных Исламских границах". "Независимый Кавказ без русского сапога на нашей земле возможен только путем создания единого Исламского Кавказа", - утверждается в документе.

Особый интерес представляет п.6 данной Декларации: "Мы осуждаем агрессию России против Грузии в 2008 году и желаем жить в мире со всеми соседями". Подобные неуклюжие реверансы в сторону Грузии объясняют как фактическое исключение осетин из числа компонентов "единой, большой кавказской нации" (мы, естественно, обсуждаем не реалистичность этого проекта и не желание осетин принять в нем участие, а заведомое проведение черты между ними и другими жителями Северного Кавказа, в том числе и по религиозному признаку), так и активное участие в Международной кавказской конференции неоднократно упоминавшегося в наших материалах главного специалиста Черкесского культурного центра в Тбилиси Александра Квахадзе. Оно стало в некотором роде гвоздем программы. "Тут первым в глаза бросается присутствие наших друзей грузин, их представитель даже выучил чеченский для приветственного слова" (6), - прокомментировал выступление Квахадзе один из мусульманских участников конференции.

Наиболее полно передает его содержание "официальный" отчет, растиражированный сайтами, близкими к "имарату Кавказ". "Темой его доклада стал геноцид адыгов (черкесов), массовая этническая чистка, которую учинила Россия, - говорится в нем. -... Он напомнил, что черкесы были депортированы русскими со своих исторических земель и их территории были захвачены Россией.... Он заявил, что черкесы подверглись неимоверному зверству со стороны России, и главной целью этого геноцида стали именно мирные жители, женщины и дети. Русские натравливали на черкесских детей собак, которые рвали их на части.... На месте черкесских сёл остались только черепа и кости людей. Причем русские специально выставляли черепа на всеобщее обозрение, чтобы запугать и подавить черкесов". По словам Квахадзе, Россия "де-факто совершила демографическую агрессию и этническую чистку одновременно с захватом черкесских земель" (7).

Ангажированность доклада грузинского "друга черкесов", исполненного в худших традициях недобросовестной пропаганды, очевидна. Тем не менее, по свидетельству одного из журналистов, "черкесская диаспора, затаив дыхание, внимала представителю Черкесского культурного центра в Грузии Александру Квахадзе, прочитавшему свой доклад о геноциде черкесов на турецком языке" (8). Однако в России известие о докладах и решениях Международной кавказской конференции вызвало совсем другие эмоции.

Лица, подписавшиеся как "активисты черкесского движения" (к сожалению, не раскрывшие своих имен), публично высказали несогласие с происходящим. Подчеркнув, что цели и задачи "Имарата Кавказ", а также методы их достижения "геометрически отличаются, как идеологически, так и концептуально от "черкесского движения" (9), безымянные черкесские активисты констатировали: "Нетрудно догадаться, что любой противник российского государства будет использовать "черкесскую карту" в своей игре". Осознавая опасность возможного смешения с террористами-"имаратовцами", они попытались "защитить "черкесское движение", борющееся за свои права в международном и правовом порядке, от всякого рода провокационных махинации и дискредитации" (10).

Как отмечают "активисты черкесского движения", в Черкесском культурном центре в Тбилиси не работает ни одного черкеса - только грузины. При этом, представляя Квахадзе, распорядители конференции "умолчали, что он не представитель черкесского народа или "черкесского движения", и его не уполномочивали участвовать в конференции за одним столом с террористами от черкесского народа". "Черкесский Культурный Центр" финансируется правительством Грузии, один из сотрудников, в частности, Александр Квахадзе, официально принял участие в этом Конгрессе, где зачитал доклад. Можно ли считать из этого, что официальная позиция правительства Грузии - поддержка Имарата?", - задаются риторическим вопросом авторы заявления.

Приводят они и разъяснения самого Квахадзе, который, по его словам, участвовал в конференции не по линии ЧКЦ, а по личному приглашению главы Imkander. Эта организация оплачивала и все расходы. "Имарат Кавказ" на предварительном этапе в контексте конференции не фигурировал, в разработке резолюции Квахадзе участия не принимал. В то же время, считает он, "мне, как ученому кавказоведу важно иметь академические контакты с людьми разных взглядов, а Стамбульская конференция была для этого хорошей возможностью". В том же духе, то есть считая участие в мероприятиях с террористами вполне допустимым, высказались и другие грузинские коллеги этого "друга черкесов". Конечно, эти объяснения не удовлетворили "активистов черкесского движения", справедливо указавших, что выступление Квахадзе от имени ЧКЦ дискредитирует черкесов, тогда как "об участии Грузии в этой конференции полностью умалчивается". "Черкесский Культурный Центр" не ограничивается изучением культуры черкесов, но еще и продвигает грузинские интересы от имени черкесов, в ущерб самим черкесам", - замечают авторы заявления.

Завершая, они призвали руководство ЧКЦ определиться - "вы или поддерживаете "Имарат Кавказ", либо "Черкесский вопрос", которые не имеют между собой никакого взаимоотношение и принципиально отличаются друг от друга", или же "разберитесь со своими сотрудниками, которые превышают свои полномочия, которые в частных своих поездках представляются от лица "Черкесского Культурного Центра". Жаль только, что, в отличие от Квахадзе и компании, а также сторонников "имарата", работающих "с открытым забралом", то есть не скрывая своих имен и общественного положения, "активисты черкесского движения" не считают нужным представиться, хотя дело касается событий и заявлений, которые могут полностью изменить дальнейшую судьбу черкесского движения.

Интересно, что поначалу радикальные черкесские лидеры и грузинские пропагандисты не "отстраивались" от осетин, а пытались вовлечь их в свои антироссийские проекты. Разумеется, этот план не удался. Причинами тому стали как последовательно пророссийская ориентация осетин, так и отсутствие особой активности черкесских радикалов и Тбилиси на этом направлении, продиктованное, по-видимому, осознанием тщетности подобных усилий.

Хотя интерес к осетинам проявлялся ситуационно и не был откровенно навязчивым, тем не менее, он был. В интервью двухлетней давности основатель радикального "Черкесского конгресса" Мурат Берзегов, получивший к тому времени политическое убежище в США, критикуя "двойные стандарты" российской политики на Кавказе, отметил: "Кремль признает малую часть осетинского народа как независимое государство, оставляя большую часть этого же народа в составе России без права выбора будущего. Точно так же как, лишая нас, черкесов, даже права жить в одном субъекте в составе РФ, не говоря уже о независимости" (11) (кстати, эта фраза в очередной раз свидетельствует, что все проекты создания "единого черкесского региона" служат для черкесских радикалов лишь этапом на пути к постановке уже чисто сепаратистских задач).

Сравнение Берзеговым ситуации вокруг Южной Осетии с политико-правовым положением республик, населенных черкесами, тесно перекликается с американской позицией в отношении бывших автономий Грузии. После признания Россией независимости РЮО и Абхазии американские представители на официальном и особенно неофициальном уровнях и в СМИ неоднократно заявляли о том, что этот шаг российского руководства якобы приведет к существенным осложнениям для Москвы. Последние, по их мнению, должны были выразиться в усилении сепаратистских настроений на Северном Кавказе и в Поволжье (в качестве примера чаще всего приводились Чечня и Татарстан). О том же постоянно твердили и грузинские пропагандисты. Как видим, эти прогнозы, как и многие другие, не оправдались, что объясняется прежде всего слабым знакомством Тбилиси и Вашингтона с реальным положением дел, склонностью жить иллюзиями и безосновательно выдавать желаемое за действительное (что прекрасно описано в романе Грэма Грина "Тихий американец").

Характерно, что на более ранних этапах черкесские активисты, включая самого Берзегова, не использовали данную аргументацию. Возможно, это было вызвано не только относительно узким политическим кругозором, вниманием исключительно к ситуации вокруг самих черкесов, но и нежеланием каким-либо образом затрагивать в негативном контексте сам факт получения независимости. Однако после установления тесных контактов с американскими экспертами и получения политического убежища в США Берзегов начал выдвигать данный тезис посредством российских прозападных и грузинских СМИ (12).

Тогда по указанным выше причинам обращение к "осетинской" теме не получило развития. "Вторая попытка" последовала примерно через год. Уже упоминавшийся в наших материалах сотрудник грузинской неправительственной организации "Свободный Кавказ" Соломон Лебанидзе (13) обратился к юго-осетинскому политологу Иналу Плиеву с просьбой дать интервью для антироссийского сайта "Антисочи". Тот, осознавая маргинальную направленность этого портала, предпочел разместить ответы в своем блоге.

Лебанидзе попросил Плиева оценить "перспективы всемирного признания геноцида" черкесского народа. "Нет ни одного сантиметра земли на этой планете, на которой в историческом прошлом не происходили бы войны, - отметил югоосетинский политолог. - Если оценивать исторические события с применением политических методов, то мы можем прийти к далеко идущим последствиям" (14). Приведя ряд исторических примеров, в том числе массовых убийств осетин и уничтожения осетинских деревень Национальной гвардией Грузии и войсками Госсовета Грузии в 1991-1992 гг., а также действий грузинской армии в РЮО в 2008 г., Инал Плиев задался риторическим вопросом: "С какой численности убитых можно говорить о геноциде?".

На прямой вопрос, могут ли осетины поддержать вопрос признания "геноцида черкесов", Плиев напомнил о событиях осетинской истории XIX в. По его словам, карательная экспедиция генерала Ренненкампфа, в результате которой погибли тысячи осетин, как и осетинское махаджирство, не считаются в Осетии актами геноцида, поскольку, с одной стороны, не ставилась цель уничтожения народа как такового, а с другой - подобные решения провоцировались в результате антиосетинских интриг, которые плелись, в частности, под руководством генерала Цицианова. "Что же касается конкретно черкесских событий, я полагаю, что против них тоже интриговали эти два генерала - Цицианов (Цицишвили) и Лорис-Меликов (Меликян, который был тбилисским армянином и выражал интересы тбилисских, а не армянских феодалов), - подчеркнул Инал Плиев. - Хочу также напомнить, что Грузия имеет давние виды на территорию северокавказских народов". В Кавказской войне, резюмировал он, гибли тысячи представителей самых разных народов, война носила не межнациональный, а социально-классовый характер, "поэтому не только осетины, но и большинство черкесских организаций против признания геноцида черкесов".

Комментируя проведение зимней Олимпиады в Сочи, которую черкесы, по утверждению Лебанидзе, "считают землей геноцида", югоосетинский политолог указал на некорректность интервьюера, берущего на себя "ответственность утверждать нечто от имени всех черкесов" и повторил, что "на нашей планете, особенно на Кавказе, на каждом сантиметре земли шли войны, земля обильно полита кровью". "При всем уважении к памяти погибших, если бы люди следовали Вашей логике, то не только Олимпиады проводить, но и громко разговаривать нельзя было бы, - завершил Инал Плиев свое интервью. - В крайнем случае, если Грузия выступает против Олимпиады по этическим, а не политическим причинам, она могла бы подать соответствующий пример и запретить катание на лыжах в Бакуриани, откуда (вместе с окрестностями) было в 1991-1992 годах изгнано несколько десятков тысяч осетин, а многие из них убиты. Разве это не было геноцидом?".

Комментируя интервью Инала Плиева в своем блоге, Соломон Лебанидзе, очевидно, недовольный его ответами, обратился к политологу с такими увещеваниями: "Увы, но осетинам будет очень трудно найти свое достойное место в Кавказском Доме.... Я считаю, что вам надо выстроить свою отдельную кавказскую политику, которая вам пригодится в дальнейшем... Россия тут не вечно будет" (15). В дальнейшем он неоднократно высказывал мысль о необходимости изменения геополитической ориентации Осетии самым разным собеседникам из числа осетин и других россиян, выказывая полное непонимание как современных реалий, так и исторических судеб осетинского народа.

Инал Плиев, являющийся последовательно пророссийским и национально-мыслящим осетинским аналитиком, предпочел не вступать в дискуссии на заведомо беспредметные темы. Впрочем, ответ на это он дал в уже цитировавшемся интервью, указав, что "Осетия за всю историю Кавказа никогда не представляла угрозы для своих соседей, и в будущем намерена занимать достойное место среди братских народов Кавказа, всех народов Российской Федерации" (16).

Этот письменный диалог со всей очевидностью демонстрирует, что дальнейшие попытки грузин втянуть осетин в свои планы по дестабилизации обстановки на Северном Кавказе являются абсолютно бесперспективными. По-видимому, осознание этой истины и подвигает Тбилиси к фактическому отказу от преимущественно православной Осетии при одновременной солидаризации с исламистами, как бы дико это не выглядело. С одной стороны, грузинские пропагандисты подтягивают кадры полностью маргинализированного и физически разгромленного сепаратистского проекта т.н. "Чеченской республики Ичкерия" (17), с другой - сближаются с радикальными исламистами, более того, откровенными террористами (18). Подобный выбор союзников представляется просто самоуйбийственным, хотя, в грузинской логике, наверное, и естественным: ведь в борьбе против России цена вопроса не важна и все средства хороши.

Удивительно только, что в Тбилиси никак не могут понять: все эти негодные средства с легкостью могут быть - и непременно будут - использованы против самой Грузии. Взорвать ситуацию в этой стране, используя национальный и религиозный рычаги, не составляет никакого труда. Что касается поиска союзников на российском Северном Кавказе, то подобные "опасные связи" Тбилиси резко ограничивают выбор грузин. Пойти на сотрудничество с ними могут только полные маргиналы, ставка на которых принесет Грузии исключительно проблемы, причем совсем иного масштаба.

Яна Амелина - начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований.

1. По свидетельству одного из участников мероприятия, эта организация "занимается оказанием помощи беженцам из Чечни, нашедшим приют в Турции в период второй чеченской кампании, а также лицам, покинувшим свои страны в последствии преследования властями за причастность к радикальным исламским организациям". См.: Mansur isv (псевдоним). Кавказская политика в Турции. Голос ислама, 15 мая 2012 г. http://golosislama.ru/news.php?id=8556

2. Этот район, в отличие от "интернационального" центра города, является средоточием фундаменталистских мечетей и настроений. Префект Фатиха Мустафа Демир выступил перед участниками конференции с приветственной речью, в которой "поддержал продолжающуюся борьбу кавказских народов" и поздравил участников конференции от имени президента Турции Абдуллы Гуля, турецких министров и членов турецкого парламента. См.: Кавказский конгресс и черкесский протест. ИА "Нохчипресс", 22 мая 2012 г. http://nohchipress.info/?p=6396.

3. РФ сделала представление Турции из-за антироссийских конференций. РИА "Новости", 18 мая 2012 г. http://www.ria.ru/world/20120518/652055249.html

4. Внесенного в список запрещенных экстремистских организаций не только в России, но и в США.

5. Здесь и далее цитируется по: Международный Кавказский Конгресс в Стамбуле признал Имарат Кавказ единственно законной властью. ИА "Нохчипресс", 14 мая 2012 г. http://nohchipress.info/?p=6325

6. Mansur isv (псевдоним). Кавказская политика в Турции. Голос ислама, 15 мая 2012 г. http://golosislama.ru/news.php?id=8556

7. Международный Кавказский Конгресс в Стамбуле. ИА "Нохчипресс", 13 мая 2012 г. http://nohchipress.info/?p=6319

8. Магомед Ториев. Кавказ без России. Радиостанция "Эхо Кавказа", 13 мая 2012 г. http://www.ekhokavkaza.com/content/article/24579555.html

9. Здесь и далее цитируется по: Черкесы не имеют отношения к т.н. "имарату Кавказ". "Адыге-ньюс", 24 мая 2012 г. http://www.adyge-news.com/index.php/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/224-%D0%B7%D0%B0%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%87%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2

10. Стиль оригинала, за исключением расстановки некоторых запятых, сохранен.

11. Мурат Берзегов: "Единая Черкесия является конституционным правом черкесского народа". Беседовала Фатима Тлисова. "Кавказский узел", 17 июля 2010 г. http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/171772/

12. "Черкесский" вопрос и внешний фактор". Аналитический доклад РИСИ. Москва, 2012 г.

13. Активных бойцов грузинского идеологического фронта можно пересчитать по пальцам одной-двух рук. Другое дело, что работают они не за страх (или деньги), а за совесть, чем и заслужили такое количество упоминаний.

14. Здесь и далее цитируется по: Инал Плиев: Нет ни одного сантиметра земли, на котором в прошлом не происходили бы войны. Личный блог Инала Плиева, 6 августа 2011 г. http://inal-pliev.livejournal.com/75662.htm

15. Инал Плиев ответил на вопрос в своем блоге. Личный блог Соломона Лебанидзе, 7 августа 2011 г. Сообщение "Осетия и Кавказ". http://kavkazmonitor.livejournal.com/189302.html

16. Инал Плиев: Нет ни одного сантиметра земли, на котором в прошлом не происходили бы войны. Личный блог Инала Плиева, 6 августа 2011 г. http://inal-pliev.livejournal.com/75662.html

17. Речь идет, в частности, о "начальнике департамента по работе с вайнахской диаспорой" т.н. "Чеченской республики Ичкерия" Марате Ильясове, ставшем главным редактором журнала "Реалии Кавказа", посвященного северокавказской политике Грузии (см. статью "Северокавказская политика Грузии: идейные основы").

18. На самом деле, действия Тбилиси и правда имеют внутреннюю логику. Как прокомментировал итоги стамбульской конференции один из ее участников, мероприятие было своего рода ребрендингом уже неактуального, "в связи с успешной политикой отца, сына Кадыровых и В.В. Путина в Чеченской республике, бренда "Ичкерии" и объединением "остатков "Ичкерии" и сил сопротивления (бандподполья) из других республик Сев. Кавказа под одним названием "Кавказский эмират". Фактически речь идет о слиянии сепаратистского и исламистского проектов. При этом Ахмет Закаев, по выражению комментатора, "остался за бортом". Автору комментария также очевидно "наличие у Эмирата Кавказ таких союзников как Грузия, радикальные исламские круги в Турции, в Арабских странах, правозащитников с Запада и человеческий ресурс среди мусульман, как в регионе, так и среди диаспоры северного Кавказа в мире". См.: Mansur isv (псевдоним). Кавказская политика в Турции. Голос ислама, 15 мая 2012 г. http://golosislama.ru/news.php?id=8556

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.