Латвия: кризисное состояние стационарной медицины

Рига, 5 июня 2012, 11:15 — REGNUM  Как показывают события последних месяцев, восточному краю Латвии - Латгалии - грозит физическое вымирание: не в последнюю очередь из-за того, что здешняя медицина доведена до такого состояния, что уже не в силах справиться с обслуживанием жителей региона. Многие здравоохранительные заведения оказались закрыты в целях "экономии", а оставшиеся не способны принять всех пациентов.

Латгальская медицина дышит на ладан

Несколько дней назад в латвийской прессе нашумел случай, когда пожилого человека с воспалением легких отказались разместить в Даугавпилсской региональной больнице (крупнейшем из медицинских учреждений Латгалии, в свое время образованном путем слияния пятнадцати отдельных больниц), объяснив это приказом принимать только тех, кто при смерти. Житель Даугавпилса, 68-летний Диомид Филимонов в течение недели жаловался на сильные боли в легких, а когда они стали невыносимыми, вызвал "скорую". Медики приехали быстро и по результату обследования предложили мужчине отправиться в больницу, помогли собрать вещи. Однако, в приемном отделении ДРБ дежурный врач тут же посоветовала Филимонову "отправляться домой". Никакие возражения ни пациента, ни даже фельдшера "скорой" не были приняты во внимание: дескать, оснований для госпитализации больного не имеется. После того, как эта история стала достоянием гласности, глава Даугавпилсской региональной больницы Айвар Здановский был вынужден выступить с публичными оправданиями: "У нас сложилась очень непростая ситуация. Больных привозят не только из Даугавпилса, но и из Резекне, Прейли, Краславы. Например, в течение только вчерашнего дня поступило 124 человека. Мы не можем всех принять. Оставляем только тех, кому нужна неотложная медицинская помощь. В случаях плановой помощи или при лечении хронических заболеваний жители отправляются домой или к семейному врачу". Более того, со слов Здановского стало известно, что только в течение мая 2012 года больница отказала в приеме 363 людям, обратившимся в нее в связи с теми или другими недугами.

Каким же образом латгальская медицина дошла до жизни такой? Истоки нынешней ситуации относятся еще к 2009 году, когда государство, испытав первый удар экономического кризиса, принялось срочно "резать" расходы на социальные нужды, в том числе на медицину. В частности, бывший министр здравоохранения Гундарс Берзиньш тогда резко высказался, что государство "взорвало" латвийскую медицинскую отрасль: "У правительства нет никакого плана. Самая критическая ситуация наступила после последних поправок к бюджету. Медицине урезали 134 млн. латов, из-за этого система просто взорвалась". Действительно, сокращение финансирования медицины составило в том году 62 процента от имевшегося уровня и скатилось на уровень 2005 года. В ту пору стало известно, что финансирование ДРБ уменьшат на 55 процентов - однако, затем пришла новая, еще более пугающая информация: что сокращение составит все 62 процента! В реальных цифрах больница изначально получала - по уже сниженной квоте! - 633 тысяч латов каждый месяц. Потом ее руководство считало, что из этой суммы оставят 287 тысяч. Но в реальности вышло, что государство стало выделять лишь 241 тысячу ежемесячно. Поскольку не хватало денег даже на зарплаты сотрудников, руководству пришлось пойти и на нестандартные меры, предложив членам персонала брать отпуска за свой счет, кто на какой срок сможет. Положение усугубилось тем, что финансирование больницы оказалось резко уменьшено как раз в тот период, когда из-за роста НДС подорожали коммунальные услуги, медицинские материалы и инструменты. В результате, пришлось отказаться от закупки некоторых дорогостоящих медикаментов и начать приобретать более дешевые их аналоги.

Все вместе взятое, это обернулось тем, что местная медицина лишилась возможности проводить плановые хирургические операции, не связанные с оказанием неотложной помощи. Средства на подобные операции стало возможным выделять лишь либо за счет страховок, предусматривающих подобные случаи, либо из собственных карманов пациентов. Но тех крох, что оставило государство, стало не хватать даже и на неотложную помощь - так что, врачам пришлось всеми силами "изворачиваться". Перед ними встала задача максимальной экономии средств, когда нельзя пренебрегать даже незначительными мелочами. Основной способ, как можно добиться экономии - максимальное сокращение количества госпитализаций тех пациентов, положение которых не настолько серьезно, чтобы требовать обязательного пребывания в больнице. Собственно, само государство стало требовать придерживаться этого правила: сокращение объемов стационарной помощи, в пользу помощи амбулаторной. Неудивительно, что в течение следующего полугода число пациентов латвийских стационаров уменьшилось на 15-20%. В те дни латгальская медицина сама напоминала тяжелобольного пациента, дышащего на ладан. В частности, тогда началось свертывание деятельности больниц, действующих в других городах Латгалии - а тех, кому требуется реальное лечение, решено было свозить в Даугавпилс. Что лишь увеличило нагрузку на местную "регионалку" - при резком сокращении отпускаемого на нее финансирования.

Замкнутый круг

В сущности, на всю Латгалию с ее 335 тысячами жителей остались лишь три сколько-нибудь полноценные многопрофильные больницы: в Даугавпилсе, Резекне и Прейли. Финансирование и функции всех остальных больниц сокращены до предела. Зачастую, чтобы доставить находящегося в тяжелом состоянии пациента до места, где ему могут оказать полноценную помощь, "скорой" приходится преодолевать свыше сотни километров! Впрочем, даже и те больницы, что еще действуют в полном объеме, пребывают в неидеальном, мягко говоря, состоянии. Доказательством тому является недавний случай, когда в одной из палат инфекционной больницы в Резекне, пациентами которой являются дети, средь бела дня обрушился потолок. Посыпался бетон, упали две тяжёлые люстры, а на потолке осталась огромная дыра, сквозь которую можно было свободно наблюдать вентиляцию и провода. К счастью, никто из маленьких пациентов и их родителей не пострадал, однако они находились буквально на волоске от смертельной опасности. Примечательно, что этот инцидент стал достоянием гласности лишь через неделю после того, как произошел - сами же медики попытались скрыть его от общественности. Возможно, он и остался бы в тайне, если б в распоряжении разгневанных матерей не оказалось доказательств - фотографий и видео, заснятых на мобильники.

Что касается Даугавпилсской региональной больницы, то в 2011 году в ее стенах проходили лечение 24 975 человек - хотя по изначальному плану Министерства здравоохранения их должно было быть около 19 тысяч. На этот год минздрав увеличил число запланированных пациентов, которые предположительно пройдут лечение в ДРБ, до 28 026 человек. Однако, если в прошлом году на менее 19 тысяч запланированных пациентов государство выделило 6,373 миллиона латов, то в 2012 году та же сумма оказалась направлена на в полтора раза возросшую пациентскую квоту. Хотя и 2011 год, с его относительно более щедрым финансированием, больница закончила с убытками. Выделенных государством денег хватило лишь до середины ноября, а в конце года пациентов пришлось лечить "в долг". А уже в феврале практически официально зазвучала информация о том, что ДРБ находится на грани банкротства. Простые расчеты показали, что при оказанном государством уровне финансирования даже на самое необходимое, вроде приобретения нужных медикаментов, можно будет позволить не более двух латов в день на одного пациента. А этого, как признают все врачи, явно недостаточно. Но ведь в стационаре лечатся именно те люди, состояние здоровья которых особенно тяжелое - а значит, и лекарства нужны более действенные, и, соответственно, более дорогие! Получается, что платя за лечение в стационаре немалые деньги (9,5 латов в день), пациенты еще и вынуждены выбирать - раскошелиться еще и на дорогостоящие медикаменты или, довольствуясь дешевыми порошками, укладывающимися в больничную смету, не получать при этом, по сути, должного лечения! А ведь человек не может отдать все деньги на медицину, ему еще коммунальные надо на что-то выплачивать... Неудивительно, что у многих людей вошло в дурную привычку в случае появления недуга тянуть до последнего, надеяться, что "само пройдет", но только не обращаться в медицинское учреждение. В первую очередь, естественно, это коснулось пенсионеров и малообеспеченных. В итоге, если не умирают, они все равно попадают в больницу - но, уже на "скорой", когда болезнь войдет в острую, запущенную фазу. Как сетует А. Здановский: "Ведь есть разница: или человек пришел сам, с перитонитом на начальной стадии - и мы его в несколько дней ставим на ноги. Или человека привозят, когда его внутренности практически уже сгнили и нам приходится бороться за его жизнь, в прямом смысле слова. Опять же, не забывайте об экономическом аспекте: чем меньше к нам людей придет, тем, соответственно, меньшими будут заработки больницы. Медицина, везде и всегда, дело очень дорогостоящее, а тут нам самим придется бороться за выживание. Замкнутый круг..."

В остальной Латвии - те же проблемы

Стоит подчеркнуть, что подобная ситуация наблюдается не только в латгальских медицинских учреждениях, но и в некоторых других больницах Латвии - их доведенные до отчаяния сотрудники периодически грозят государству акциями протеста. Прошлой осенью стало известно заявление руководства больницы в Кулдиге - о том, что они прекращают прием внеплановых пациентов (то есть тех, кто поступил со "скорой"), так как у учреждения просто нет денег. На этот счет заместитель А. Здановского Александр Кушниров высказался, что ДРБ как принимала пациентов со "Cкорой", так и будет принимать, несмотря ни на что. Впрочем, как показывает случай с Д. Филимоновым, это обещание выполняется далеко не во всех случаях... К началу весны правительство Латвии, после долгих прений на тему "необходимости экономии" и нежелательности перекройки государственного бюджета, все-таки поддержало выделение дополнительных 10,2 млн. латов на увеличение терапевтических тарифов в стационарах страны - из которых ДРБ в течение года получит траншами 1,4 млн. Это решение позволило больнице избежать процедуры неплатежеспособности. Стационарное лечение в ней продолжилось, учреждение снова оказалось в состоянии оказывать острую неотложную помощь пациентам. Однако, средств на проведение плановых операций по-прежнему не предусмотрено - их должен оплачивать сам больной. К тому же, острой проблемой остается нехватка кадров - "старики" постепенно уходят на пенсию, а молодого медперсонала явно недостаточно.

По мнению многих специалистов, финансовое положение региональных больниц Латвии значительно улучшилось бы, если б они перестали являться учреждениями, одинаково "принадлежащими" местным самоуправлениям и Министерству здравоохранения и полностью перешли бы в ведение Минздрава. Однако, глава этого министерства Ингрида Цирцене недавно сообщила, что подобных планов не имеется. Хотя, как она признала, подобный шаг ничего плохого бы не дал, а даже улучшил бы возможности больниц. Министр заметила, что, возможно, такая мера привела бы к тому, что со стороны государства стало бы поступить больше инвестиций на медучреждения, и не исключила, что в будущем, вероятно, в правительстве возникнет дискуссия на эту тему.

Пока власть ограничивается рассуждениями о том, как нужно реформировать латвийскую медицину, она, медицина, демонстрирует все новые примеры своего болезненного состояния. В мае случилось одно происшествие, оказавшееся особенно скандальным ввиду имени вовлеченного в него человека. Минувшей весной Рижское региональное управление полиции начало уголовный процесс по факту странного исчезновения известного фотохудожника Валдиса Лавриновича, который пропал еще 12 апреля и спустя месяц был найден мертвым. Все это время, пока он официально находился в розыске, уже начавшее разлагаться тело В. Лавриновича лежало прямо на территории Университетской клинической больницы им. П. Страдыня. Как выяснилось, 12 апреля фотограф обратился в больницу из-за того, что упал с лестницы, получил травму головы и сотрясение мозга. В медучреждении мужчине оказали только самую первую помощь, а затем буквально выставили его, потерявшего много крови, за дверь. До дома он не дошел, так и умер, отойдя всего лишь на несколько метров. Жена Лавриновича, естественно, начала поиски и установила, что ее супруг был в больнице - а там женщину заверили, что пациенту якобы предложили госпитализацию, но он отказался ложиться на стационарное лечение. Помимо этой лжи, ужасает факт, что работники больницы за целый месяц так и не обнаружили мертвого тела на своей территории. Многие объясняют это тем, что в условиях совершенной неопределенности и неуверенности в будущем своего рабочего места медики начинают относиться к своим обязанностям спустя рукава...

Что же остается простым людям, не желающим преждевременно отправиться на тот свет в силу кризисного состояния отечественной медицины? Наиболее дальновидные жители республики уже давно дали ответ на это: самоконтроль, профилактика и максимально здоровый образ жизни - таким отныне должен быть девиз всякого латвийца!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.03.17
Кинг-конг и Вьетконг: два образа страха
NB!
28.03.17
Роза к радости. О музыке и гармонии
NB!
28.03.17
Немецкий реваншизм на острове Калининград
NB!
28.03.17
26 марта 2000 г. президентом России избран Владимир Путин
NB!
28.03.17
Опрометчивые эксперименты Израиля на территории Сирии
NB!
28.03.17
Приднестровье – ЕС: «Замолчать» молдавско-украинскую блокаду ПМР не удастся
NB!
28.03.17
Нацбанк Украины: меры по спасению неспасаемого. Народ идет лесом
NB!
28.03.17
350 лет спустя: государство делает шаг навстречу старообрядцам
NB!
28.03.17
Коррупция по-африкански: Украсть миллиард долларов и остаться на свободе
NB!
28.03.17
Сбербанк продаст украинскую «дочку» латвийско-белорусскому консорциуму
NB!
28.03.17
Чёрный год Голливуда
NB!
28.03.17
Си Цзиньпин встретился с премьер-министром Непала
NB!
28.03.17
Законопроект о ненормированном рабочем дне внесен в Госдуму
NB!
27.03.17
Удар по главе, запах крови: неделя в Чувашии
NB!
27.03.17
«Альфа-банк» дистанцировался от Ассоциации российских банков
NB!
27.03.17
На разогреве: детские учреждения Башкирии подсаживают на аутсорсинг
NB!
27.03.17
Экс-премьер-министр Украины обвинен в России в трех преступлениях
NB!
27.03.17
Навальный задал вопрос – государство пока молчит
NB!
27.03.17
Посол РФ в Финляндии: У нас не может быть открытой границы с НАТО
NB!
27.03.17
«Много вру»: маленький недостаток МИД Украины
NB!
27.03.17
Донбасс не одинок
NB!
27.03.17
«Если уж запретили, то до конца» — Кургинян об «антикоррупционных митингах»