Ануш Левонян: Деблокада Армении может разрядить ситуацию в ее внутренней политике

Москва, 3 июня 2012, 21:26 — REGNUM  Начинающийся визит госсекретаря США Хиллари Клинтон в Закавказье и, в частности, в Армению, породил массу самых разнообразных комментариев.

Некоторые эксперты склонны предполагать, что основной целью встреч и переговоров госсекретаря в Ереване станет, во-первых, констатация "тех изменений, которые происходят во внешнеполитическом курсе Армении", которая, как утверждается, всё больше склонна следовать в "фарватере американской политики". В этой связи ожидается, что Хиллари Клинтон заявит о готовности Вашингтона существенно нарастить инвестиции в армянскую экономику - при том, что в прошлом году американские вложения и так росли достаточно динамично.

Вероятно, это частично объясняет цели визита, но отнюдь не исчерпывает их - так же, как объяснение одного из российских политологов, гласящее, что "Клинтон едет в Скандинавию и в Закавказье, потому что она всё время куда-то ездит". Имеются нюансы, которые выводят визит госсекретаря за пределы пусть и достаточно важной, но, в общем, тривиальной повестки. Тем более, если учитывать некоторые акценты ее выступлений и переговоров в Осло. Напомним, что 25 мая, выступая перед студентами Высшей школы экономики в Москве, посол США в России Майкл Макфол заявил, что российские власти в 2009 году "подкупили" Киргизию. В результате этого была ликвидирована американская военная база в бишкекском аэропорту Манас. По словам нынешнего киргизского лидера Алмазбека Атамбаева, база, срок пребывания которой в стране заканчивается в 2014 году, должна быть превращена в гражданский транспортный узел, обслуживающий, помимо прочего, и грузовые авиаперевозки в Афганистан. И хотя это, по-видимому, не означает полного ухода американцев из Киргизии, очевидно, что Вашингтон понес в Центральной Азии существенные по факту и болезненные с имиджевой точки зрения политические потери.

Уже одно это заставляет предположить, что США в свете приближающихся президентских выборов необходим такой внешнеполитический прорыв, который стал бы видимым успехом администрации даже для индифферентного к международным делам американского избирателя.

Ожидать, что подобным прорывом могли бы стать, например, соглашение с Россией по ЕвроПРО или реализация известных планов в отношении Сирии либо Ирана пока не приходится. Поэтому можно ожидать, что в ближайшее время точкой приложения усилий для достижения определенных подвижек может стать Южный Кавказ и, в особенности, Армения.

Косвенно об этом свидетельствует и ряд знаковых заявлений европейских и турецких союзников Вашингтона. В частности, в недавнем интервью ИА REGNUM посол Германии в Армении Ганс Йохан Шмидт, комментируя перспективы армяно-европейского сближения в рамках программы "Восточное партнерство", прямо сказал, что "было бы противоречиво и невозможно, например, присоединиться к Соглашению о всеобъемлющей и глубокой зоне свободной торговли с ЕС и одновременно стать частью Евразийского союза или Таможенного союза".

Впрочем, Ереван, постоянно подчеркивая всю важность для Армении членства в ОДКБ и наличие на территории страны российской военной базы, достаточно скептически относится к возможности углубления экономической интеграции в рамках ЕврАзЭс и Таможенного Союза, мотивируя это отсутствием общей границы с государствами, в указанные объединения входящими. Обо всём этом достаточно прямо сказано в интервью премьер-министра Тиграна Саркисяна "Армения смотрит в Европу" российской газете "Ведомости" 16 мая. При этом отсутствие общей границы с Евросоюзом активности Еревана на европейском направлении не препятствует.

Кстати, недавний приезд в Ереван спецпредставителя ЕС на Южном Кавказе посла Филиппа Лефорта был посвящен подготовке предстоящего визита в Армению председателя Совета Европы Германа Ван Ромпея. Сообщалось, что Ромпей обсудит с руководством страны "предстоящие шаги по развитию сотрудничества ЕС-Армения".

Эти шаги, кстати, известны: уже через две недели в Брюсселе начнется первый раунд переговоров ЕС-Армения по соглашению о свободной торговле. По словам замминистра экономики Гарегина Мелконяна, "после подписания соглашения мы ожидаем существенной активизации внешней торговли и наращивания производственных мощностей", тем более, что ЕС уже и сегодня является основным торговым партнером Армении, куда направляется практически половина экспортной продукции республики.

Всё это вполне укладывается не только в повестку "Восточного партнерства", но и вполне соответствует неоднократно заявленным намерениям ЕС о расширении своего участия в процессе карабахского урегулирования.

При всём том, для любого непредвзятого наблюдателя совершенно ясно, что единственным реальным "окном в Европу" для Армении может быть только Турция. Иных надежных путей для экономической интеграции нет, поскольку Грузия, в силу очевидных и общеизвестных причин, считаться надежным путем не может. И это обстоятельство объясняет неожиданную реанимацию разговоров относительно возможности возобновления армяно-турецкого диалога, прерванного после парафирования в 2009 году в Цюрихе протоколов об установлении дипотношений и деблокаде закрытой Анкарой в 1993 году армяно-турецкой границы, поскольку турецкая сторона стала (по официальной версии Анкары) увязывать ратификацию этих документов с прогрессом в карабахском процессе. Между тем, поскольку такого пункта в протоколах нет, Ереван совершенно логично данное требование отвергает. Анкара, клятвенно заверяя Азербайджан в поддержке в вопросе Карабаха, тем не менее, продолжает искать возможности к примирению.

О том, что армяно-турецкий процесс должен быть продолжен, в последние дни едва ли не в унисон заявили посол США в Ереване Джон Хефферн, глава турецкого МИД Ахмед Давудоглу, и, что самое главное, президенты США и Турции Барак Обама и Абдулла Гюль. При этом Гюль встретился с представителями армянской диаспоры в США, которые, по его словам, "встретили нас тепло" и заявили, что "были очень довольны нашим визитом". Встреча, напомним, состоялась в рамках новой турецкой тактики, согласно которой активизировать процесс примирения можно, найдя "общий язык" с диаспоральными структурами армянства. Именно диаспора изначально с большим недоверием и осуждением отнеслась к инициативе сближения Еревана с Анкарой, заподозрив, что это может негативно сказаться на процессе международного признания Геноцида армян в Османской Турции в 1915 году. После встречи с армянами в Сан-Франциско Гюль был достаточно оптимистичен, заявив, в частности, что "не думает", будто инициатива по нормализации отношений "мертва": "как Турции, так и всему региону необходимо спасти себя от этого спора. Мы работаем по этому вопросу в широком масштабе. Есть гражданские и официальные организации, перед которыми мы поставили задачи в этой области. Статус-кво не помогает Турции, Армении и Азербайджану".

Если учесть, что приближение 100-летия Геноцида всерьез тревожит Анкару, ожидающую к этой дате усиления тенденций к его признанию международным сообществом, а также намеки на возможное избрание Абдуллы Гюля в 2014 году генсеком НАТО, активность турецкой стороны объяснима. Руководитель Североатлантического альянса по определению не может быть сторонником продолжения блокады границ и вообще мыслить в подобных категориях.

Думается, с учетом всех указанных обстоятельств и тенденций, официальный Ереван укрепляет и развивает европейский вектор, в полной уверенности, что в течение ближайших 2-3-х лет отношения с Турцией удастся нормализовать без прямой увязки с карабахской проблематикой. А поскольку за это время и сама Анкара, вполне возможно, возобновит процесс евроинтеграции, многоплановое сближение с ЕС, всячески к тому же патронируемое Вашингтоном, успешно пойдет по нарастающей.

Однако эти обстоятельства стали причиной недавних внутриполитических коллизий в Армении, когда патронируемая вторым президентом Робертом Кочаряном партия "Процветающая Армения" (ППА) во главе с олигархом Гагиком Царукяном после парламентских выборов 6 мая вышла из правящей коалиции и дала понять, что её поддержка действующего президента Сержа Саргсяна на предстоящих в феврале выборах главы государства отнюдь не предопределена. ППА является сторонником евразийского проекта Владимира Путина, и можно предполагать, что именно вокруг разности подходов к внешнеполитическим приоритетам и развернется грядущее противостояние с правящей Республиканской партией Армении. ППА в этой борьбе будет пользоваться поддержкой Москвы. Но, не исключено, что Кремль попытается, используя все свои рычаги влияния на политическую и военную элиту страны, привести к покорности действующую власть. Тогда необходимость в ППА как в противовесе нынешним тенденциям в политике Еревана отпадет сама по себе.

Можно предположить, что такая попытка со стороны Кремля будет предпринята в сентябре, когда для наблюдения за учениями Коллективных сил быстрого реагирования (КСОР) ОДКБ в Армению с визитом прибудет президент Владимир Путин. Если же Армения продолжит по-нарастающей развивать "западный" вектор во внешней политике, это может привести к заметным осложнениям в жизни страны. В этой связи некоторые местные наблюдатели прогнозируют, что "на президентских выборах в Армении в будущем году начнется настоящая российско-западная война. Она может кончиться, не начавшись - если Путин не даст гарантий Кочаряну или Европа не поддержит Саргсяна. Но, судя по всему, отступать никто не собирается".

Это стало бы самым плохим сценарием. Поэтому нельзя исключать, что, учитывая геополитическое расположение Армении, являющейся "предмостьем" к Ближнему Востоку и Ирану как для России, так и для Запада, ведущие внерегиональные игроки попытаются именно на узком местном поле реализовать ряд согласованных акций, что позволит несколько сгладить накал существующих противоречий. Одной из таких акций может стать поддержка (или молчаливое согласие) Россией деблокады армяно-турецкой границы, что, кроме всего прочего, весьма выгодно для тысячи с лишним российских компаний, представленных в Армении. Возможно, неслучайно на днях гендиректор Южно-Кавказской железной дороги (ЮКЖД, 100% "дочка" РЖД) Виктор Ребец заявил, что его компания "готова восстановить участок железной дороги Гюмри (Армения)-Карс (Турция) в течение месяца, если будет принято политическое решение об открытии армяно-турецкой границы".

Напомним, что к принятию такого "политического решения" ЮКЖД достаточно активно готовится уже с 2009 года, когда в Гюмри началось создание крупнейшего в регионе логистического терминала. Кардинально подобное развитие событий существующих проблем не снимет, но позволит на время отложить их решение, что может показаться приемлемым паллиативным вариантом для всех заинтересованных сторон.

Ануш Левонян, политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail