Дмитрий Семушин: Олланд-Меркель: подрыв германо-французского союза и раскол в еврозоне

Москва, 24 мая 2012, 15:53 — REGNUM  Не успел новый президент Франции социалист Франсуа Олланд прийти к власти, как сразу же попытался изменить существовавшее при его предшественнике президенте Николя Саркози согласие во франко-германских отношениях. Согласие это стало особенно значимо по мере развития с 2008 года финансового кризиса в Европе. Инициатива в подрыве германо-французского единства сейчас полностью исходит от французов. В качестве пробного шара Олланд запустил старую идею введения централизованных евробондов для обеспечения пребывающей в кризисе финансовой системы ЕС.

На этой неделе в Берлине 21 мая состоялась встреча министров финансов Франции и Германии Пьера Московичи и Вольфганга Шойбле. Французы пытались не согласовать позицию по евробондам, а практически навязать немцам перед предстоящим 23 мая неформальным саммитом ЕС свое видение ситуации по этому вопросу. Французский министр финансов на встрече со своим германским коллегой настаивал на том, что концепция введения в финансовый оборот централизованных евробондов чрезвычайно важна для Парижа. В итоге Франция и Германия в тот день так и не пришли к компромиссу по этому щекотливому для Германии вопросу. На состоявшейся после переговоров совместной пресс-конференции Московичи уведомил журналистов, что 23 мая на неформальном саммите ЕС французское руководство вновь поднимет вопрос о евробонде для общего обсуждения и обмена мнениями. Вольфганг Шойбле на пресс конференции, однако, никак не прокомментировал заявления своего французского коллеги. Но в тот же день государственный секретарь германского министерства финансов Штеффен Кампетер в одном радио интервью дал определенную оценку централизованному евробонду, как "плохому лекарству с побочными эффектами". 21 мая в Берлине состоялась и встреча президента Франции Олланда и канцлера Ангелы Меркель. Итоги переговоров не комментировались участниками.

Напомним, что идея введения в оборот централизованного евробонда родилась в 2010 году в момент углубления долгового кризиса в еврозоне. Существующие сейчас евробонды - это долгосрочные долговые обязательства, циркулирующие на рынке евровалют. Они выпускаются заемщиками, в качестве которых выступают отдельные правительства, корпорации и международные организации. Размещаются евробонды инвестиционными и коммерческими банками. Таким образом, предлагаемый централизованный евробонд коренным образом отличается от существующего, поскольку под него будет предоставлена общая гарантия стран членов еврозоны. В 2010 г. эта идея не прошла. Тогдашний французский президент Николя Саркози согласился с противостоящей введению евробонда позицией Германии и Голландии.

Основное возражение концепции централизованного евробонда сводилось к положению, что предоставляемые для улучшения условий финансирования этим долговым обязательством совместные гарантии уменьшат у стран, переживающих кризис, стимулы к проведению структурных реформ, что, в конечном итоге, только углубит финансовый кризис. Однако есть и другой более существенный мотив. Введение централизованного евробонда не выгодно государствам севера Евросоюза с благополучным состоянием экономики и финансов, в частности, что важно - Германии. Собственные государственные ценные бумаги этих государств окажутся на более низких позициях, чем централизованный евробонд, что увеличит их текущие платежи по уже существующим долгам. В настоящее время добавилось осознание нового фактора риска. Правда, это пока не проговаривается. Можно уверенно утверждать, что в случае выхода из еврозоны несостоятельных ее участников, они откажутся от своих гарантий и платежей по централизованным евробондам или сделают вопрос о них предметом долгого торга. Нынешняя позиция Германии уклончива. Немцы в принципе не возражают против централизованного евробонда, но считают, что вводить его странам зоны евро надо только после оздоровления финансов, стабилизации и уменьшения национального долга, общей реконструкции их экономик.

Французское же новое правительство не желает ждать. Отметим, что новый французский президент уже стал, фактически, шантажировать Германию угрозой блокировать заключенный 2 марта 2012 г. Европакт о фискальной бюджетной дисциплине. Обозреватель The Wall Street Journal Вильям Бостон в публикации от 21 мая посчитал, что Франция пытается сейчас вбить клин между Германией и остальной Европой в попытке заставить Берлин раскошелиться для возрождения экономик стран периферии еврозоны. На стороне Германии стоят Финляндия, Австрия и Нидерланды. Позицию Франции относительно евробонда разделяют Италия, Испания и мелкие страны еврозоны, вроде Ирландии, Бельгии. Европейские страны, страдающие от нынешней процедуры "лечения" экономией по рецепту, прописанному им Германией, приветствуют новое французское предложение по созданию централизованного евробонда. Даже греки сейчас надеются, что введение евробонда снизит выплаты Греции по долгам, что позволит стране остаться в зоне евро. Глава греческих социалистов и бывший министр финансов этой страны Евангелос Венизелос не преминул заметить: "Идея евробонда всегда была хорошей задумкой, если на основе его дадут денег в долг дешевле и на лучших условиях, чем сейчас".

На встрече G8 на прошлой неделе канцлер Германии Ангела Меркель испытала двойное давление со стороны президентов Франции и США по вопросу введения евробонда. Вслед за Бараком Обамой 22 мая за введение евробонда высказалась из Лондона исполнительный директор МВФ Кристин Лагард, а также Организация экономического сотрудничества и развития (OECD). Еврокомиссия тоже считает необходимым введение евробонда.

Нынешний неформальный саммит в Брюсселе лидеров стран ЕС, состоявшийся вечером 23 мая, является подготовительным собранием для предстоящего полноформатного саммита в июне. Программа саммита в среду включала и совместный ужин его участников. Перед саммитом Франсуа Олланд демонстративно провел консультации со своим главным союзником премьер-министром Испании Мариано Рахоем. Сам саммит продолжался пять часов. В час ночи вышедший с заседания Олланд провел продолжительную 45-ти минутную пресс-конференцию. По контрасту Ангела Меркель после саммита не была многословной. Сделав короткое заявление и ответив на два вопроса журналистов, она удалилась. Что касается французского президента, то он заявил, что на саммите "не было ни конфликтов, ни конфронтации". Вместе с тем, он сообщил, что среди участников совещания были лидеры государств, которые в бóльшей степени противостояли идее евробонда, чем сам канцлер Германии. Позиции двух противостоящих групп на саммите не сблизились. Вместе с тем, французский президент 23 мая, как представляется, одержал символическую победу. Ему удалось консолидировать большую по составу группу лидеров стран ЕС, выступающую за введение евробонда. Становится ясно, что Меркель находится в меньшинстве и стоит в глухой обороне. Что касается позиции "евроскептиков" - премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и премьер-министра Швеции Фредрика Рейнфельдта, то, судя по их заявлениям, похоже, что они стоят на стороне "меньшинства", т. е. поддерживают позицию Германии. Основное столкновение по стратегическому курсу ЕС впереди.

А теперь посмотрим, какие политические последствия спор о евробонде имеет для Франции и Германии. Самое главное, происходит он на фоне снижения популярности Ангелы Меркель и правления консервативного блока CDU/CSU в Германии. Во вторник 22 мая, благодаря публикации в Handelsblatt, стало известно, что, согласно опросам общественного мнения в минувшее воскресенье, только 1% отделяет христианских демократов от социал-демократов (SPD). Соответственно SPD - 32%, а CDU/CSU - 33%. Нынешний союзник консерваторов Свободная демократическая партия Германии (FDP) имеет только 4%, а, следовательно, пройдя выборы сейчас, ей в Бундестаг не попасть. В то время как потенциальный союзник социал-демократов - Зеленые по рейтингу общественного мнения имеют 14%. Партия пиратов (Piratenpartei Deutschland) - 8%. Последний результат подтверждается прошедшими в 2012 года выборами в трех землях Германии. Bild дал в минувший понедельник чуть отличный, но близкий результат: CDU/CSU - 31%, FDP - 6%, SPD - 27%, Зеленые - 13%, Левые - 6%, Пираты - 13%.

Таким образом, как представляется, если бы выборы в Германии провели сейчас, а не осенью 2013 г., как запланировано, то блок христианских демократов CDU/CSU гарантировано проиграл бы красно-зеленым, а Ангела Меркель лишилась бы поста канцлера. Глава фракции SPD в Бундестаге Франк-Вальтер Штайнмайер (вероятный кандидат в канцлеры от социал-демократов) во вторник 22 мая перед депутатами заявил, что линия Меркель в Европе провалилась и кризис германского "безголового и бессердечного правительства продолжается". Во время проведения саммита 23 мая с нападками на политику Меркель в Евросоюзе выступил председатель Европарламента германский социал-демократ Мартин Шульц. Он обвинил германского канцлера в политике, способствующей "разрушению Европы". Итак, германские социал-демократы обретают уверенность перед выборами 2013 г. Сейчас Ангела Меркель после первого же хода в партии Франсуа Олланда попала в политический цугцванг. Сопротивление евробонду позволяет ее партнерам по ЕС все громче рассуждать о политической изоляции германского канцлера в Евросоюзе.

Обратим внимание на то, что теперь происходит во Франции. Там на этой неделе началась предвыборная кампания предстоящих выборов в Национальную ассамблею, которые пройдут в два тура 10 и 17 июня сего года. Между правыми и левыми развернулся настоящий бой за нижнюю палату, без контроля над которой социалисту Франсуа Олланду не удастся выполнить своих предвыборный обещаний, в том числе и осуществить антигерманскую меру - подорвать Европакт и весь стратегических курс Меркель-Саркози на экономию. И, хотя сейчас опросы общественного мнения обещают левым 45,5%, тем не менее, этот результат еще не гарантирован. Посмотрим, даст ли французский избиратель дополнительные возможности Франсуа Олланду для проведения иной антигерманской финансово-экономический политики в ЕС. Согласись сейчас Меркель с предложением Олланда - она еще больше потеряет престиж в своей родной стране. Введение централизованного евробонда означает вскрытие дверей "германской кладовки" ее незадачливыми южными партнерами по Евросоюзу. В этом случае Меркель гарантировано проигрывает будущие выборы в Германии.

Итак, как представляется, основной причиной нынешнего франко-германского противостояния стала асинхронность сегодняшних политических процессов в Германии и во Франции. В Германии еще полтора года у власти останутся консерваторы. Во Франции же верх на президентских выборах взяли социалисты. Сейчас в случае закрепления во Франции левыми своего успеха на предстоящих выборах в июне 2012, основа ЕС - германо-французский союз рискует в условиях кризиса превратиться в "тянитолкая", растаскивающего еврозону на два лагеря. Когда Германия и Франция в условиях нынешнего кризиса сотрудничают друг с другом - у всех остальных проблемы. И наоборот, когда Германия и Франция в этих же условиях ссорятся - то опять же у всех остальных проблемы. Смена неосуществленной стратегии "экономии Меркель-Саркози" на совершенствование системы заимствования через скрытое перераспределение финансов между состоятельными и несостоятельными членами Евросоюза не обещает ничего хорошо для этой организации уже в ближайшей перспективе.

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.