Николай Радов: Способна ли Белоруссия стать форпостом Евразийского союза на западе?

Москва, 22 мая 2012, 20:50 — REGNUM  

"Белорусский вопрос", которым так любит оперировать ряд западноевропейских политиков на всевозможных международных конференциях и саммитах, посвященных защите прав человек, сегодня проходит процесс своеобразной трансформации: от объявления руководства республики "последней диктатурой Европы" к признанию необходимости переговорного процесса с неугодным Западу Лукашенко. Одним из факторов, способствующих подобным изменениям, является позиция России, которая, находясь на стороне Белоруссии, в настоящее время защищает и свои национальные интересы. Неслучайно в своем недавнем интервью телеканалу Russia Today госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота заявил, что Белоруссия становится приоритетом во внешней политике России. Это же косвенно подтверждает и тот факт, что российский президент избрал Минск в качестве цели одной из своих первых заграничных поездок. Как известно, в большой политике практически нет случайных событий, и каждое из них наполнено тем или иным смыслом. Поэтому и визит в белорусскую столицу является определенным сигналом руководству республики, которое должно его уловить со стопроцентной точностью.

Нынешние отношения России и Белоруссии, которые обрели новое дыхание в середине прошлого года, отличаются от подобных связей России и Казахстана, так как носят не только чисто прагматический характер, но и наполнены общими историко-культурными традициями. Помимо этого, Минск в силу своего геополитического и экономического положения всегда был готов идти на серьезные уступки Москве, чего нельзя сказать об Астане. Казахстан, который не обременен проблемами энергетического характера, в отличие от Белоруссии, и сегодня, и в будущем будет гораздо жестче отстаивать собственные интересы перед Россией. Конечно, вряд ли небольшие противоречия способны кардинально повлиять на судьбу Единого экономического пространства, а затем и Евразийского союза, если таковой будет создан. Но то, что Астана будет требовать для себя особого места в этих объединениях, сомневаться не приходится. Уже сегодня Казахстан готов более тесно сотрудничать с Белоруссией в обход Москвы и это, похоже, напрягает Кремль. Так, 14 мая белорусский и казахстанский президенты, встретившись в Минске, сделали ряд заявлений, которые в будущем могут сыграть значительную роль в трехсторонних отношениях. В частности, Лукашенко объявил Назарбаеву о том, что, "рассматривая вашу страну в качестве опорной площадки для укрепления экономического присутствия в Центрально-Азиатском регионе, Белоруссия готова стать для Казахстана "западными воротами" на пути в Европу...Казахстанцы должны знать и понимать, что на западной границе у них есть надежный друг, братья, которые готовы представлять интересы Казахстана в Европе". Вот так, не больше и не меньше. Со своей стороны, Назарбаев абсолютно не скрывал заинтересованности поучаствовать в приватизации белорусских предприятий, рассчитывая при определенной ситуации перехватить в этом процессе пальму первенства у России: "Мы намерены серьезно изучить и в дальнейшем принять участие в приватизации белорусских предприятий, представляющих для нас интерес".

В подобных условиях складывается впечатление, что Минск вновь начал играть роль жеманной невесты, предлагающей свою невинность тому, кто предложит наиболее выгодные условия. Только на место Евросоюза и Китая теперь претендует Казахстан. Такое поведение Белоруссии естественным образом не может не беспокоить Москву, о чем и свидетельствует визит в Минск российского президента. К слову, частые визиты глав государств ЕЭП в Белоруссию говорят о том, что белорусскому руководству уже сегодня удалось выжать максимальную для себя выгоду, как в экономическом, так и геополитическом планах. Тем более что Минск позиционирует себя не только как цементирующее начало всего процесса интеграции на постсоветском пространстве, но и как основной и фактически единственный защитник интересов ЕЭП и будущего Евразийского союза на границах с ЕС. Правда, как показывает практика, надежность Белоруссии в данном вопросе не столь однозначна.

В последние несколько месяцев белорусские СМИ буквально разрываются статьями о перекрытии каналов нелегальной миграции, поставок наркотических и психотропных веществ, торговли людьми и т.п. Например, в апреле-мае пресс-службы КГБ и Пограничного комитета буквально захлебывались от информационного потока о ликвидации каналов нелегальной миграции. Сообщалось даже о "пресечении деятельности международной преступной группы, организовавшей канал нелегальной переправки людей из стран с террористической активностью". При этом внимание сегодня акцентируется на "активизации потоков нелегальной миграции из кавказского региона (Грузия и Чечня), из Пакистана, Индии, Афганистана, Вьетнама, маршруты которых географически проходят через территорию Белоруссии".

Возникает вопрос - а на кого, собственно, рассчитана эта информация, создающая образ Белоруссии как главного стража ЕС от среднеазиатских мигрантов с одной стороны, и России от потока синтетических наркотиков и тому подобной напасти - с другой? Это притом, что отношения Минска и Брюсселя назвать дружественными вряд ли можно. Ряд аналитиков говорят о том, что подобные разговоры призваны запугать обе стороны и, в первую очередь, Европу, которой стоит задуматься над своим отношением к белорусскому режиму. Косвенным подтверждением этому является недавнее заявление белорусских пограничников о том, что в условиях санкций со стороны Европейского союза Белоруссия пересматривает свои подходы к организации охраны границы со странами ЕС. В данном случае разговор ведется об усилении контроля за въездом в страну, в то время как ранее усилия по обеспечению пограничной безопасности на въезд и выезд были распределены равномерно. Теперь же, "учитывая сложившуюся ситуацию и исходя из своих возможностей", белорусское погранведомство переходит к осуществлению охраны границы (контрабанда, нелегальная миграция и так далее) по такому же принципу, каким руководствуются страны-соседи: "С санкциями они попали в свою же ловушку. Потому что сейчас вопросы безопасности границы придется пересматривать с учетом наших реальных возможностей и работать, как работают они, - на въезд". Таким образом, Европе вроде бы дали понять, что Белоруссия может отказаться от жесткого контроля за границей в направлении Евросоюза. Чем это грозит? На самом деле немногим. Маловероятно, что Минск рискнет открыть свои границы преступным организациям, осуществляющим незаконную деятельность в области миграции и наркоторговли, так как это чревато серьезными последствиями не только для обстановки внутри республики, но и для ее партнеров по Таможенному союзу. Да и не такой уж большой, относительно других стран Европы (например, Албания, Румыния, Турция и т.д.), нелегальный трафик мигрантов и контрабанды течет в Европу через Белоруссию. Вряд ли в Минске этого не понимают, однако сегодня у белорусского руководства практически нет никаких иных способов надавить на Брюссель. Поэтому и слышны смехотворного плана запугивания, которые ни к чему иному, как снижению доверия к стране и ее международного авторитета, привести не могут.

В подобной ситуации белорусским партнерам стоит задуматься о том, готова ли Белоруссия в нынешней ее положении стать теми воротами в Европу, через которые Казахстан и, в какой-то степени, Россия смогут выйти и закрепиться на рынках ЕС. Ситуация осложняется и тем фактом, что современная белорусская политическая доктрина все еще не достаточно надежна в плане последовательного сотрудничества, даже в рамках ЕЭП. На сегодняшний день единственным подобным видом сотрудничества Белоруссии со странами постсоветского пространства, является лишь одна военная сфера.

Являясь активным участником ОДКБ, Минск всегда подчеркивал свою приверженность основным принципам структуры безопасности, принятой данной организацией. Подтверждением является недавняя Внеочередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ, которая была приурочена к 20-летию подписания Договора. Более того, Лукашенко в очередной раз заявил, что выступает за "укрепление наднациональных институтов, призванных обеспечивать безопасность и стабильность для всех государств в равной степени". Конечно, подобная позиция главы Белоруссии может быть истолкована и с той точки зрения, что в Минске всеми силами стремятся обезопасить существование нынешнего политического режима. Поэтому создание различного рода специализированных мобильных военных подразделений в рамках ОДКБ рассматривается некоторыми как попытка обеспечить дополнительные политические и военные гарантии белорусской власти со стороны партнеров по организации и, в первую очередь, России. Тем более что Минск продолжает настаивать на повышении безопасности и эффективности защиты государств - членов ОДКБ от терроризма, наркотрафика, нелегальной миграции, и, что немаловажно, вызовов в информационной сфере. Именно последнее, по мнению Белоруссии, представляет собой на сегодняшний день реальную угрозу существования стабильности в регионе. Однако, на наш взгляд, приписываемая Лукашенко тактика вовлечения иностранных государств в процесс обеспечения собственной безопасности, выглядит весьма наивной и не выдерживает серьезной критики. Вряд ли в Москве не понимают, какой может быть реакция со стороны ЕС и США в случае прямого вмешательства во внутренние дела независимой страны, расположенной на границе с Евросоюзом. Да и предположить, что Кремль решит серьезно осложнить свои отношения с западным миром из-за личности белорусского президента, можно едва ли.

В случае с позицией Белоруссии в рамках ОДКБ более вероятным является стремление Минска опосредовано доказать свою первостепенную необходимость не только соседней с ней России, но и другим членам организации. Да и забывать о том, что политические амбиции белорусского президента еще никто не отменял, не стоит. Вряд ли Лукашенко перестал считать себя значимой фигурой на всем постсоветском пространстве и готов в ближайшее время сойти с политической арены. Однако то, что белорусскому президенту в нынешних условиях практически нечего предложить своим партнерам, кроме формального обеспечения безопасности западных границ, может сыграть с Белоруссией весьма злую шутку, которая отзовется на всех ее партнерах по ЕЭП.

Речь идет о непрекращающейся и сегодня игре официального Минска с Западом. Если в прошлые годы Белоруссия пыталась использовать свои определенные экономические противоречия с Россией для выстраивания более тесного политического диалога с Брюсселем, то сегодня экономическая тематика практически сошла на нет. Ей на смену пришла новая "фишка" - обеспечение безопасности границ Евросоюза. Причем роль Белоруссии как последнего рубежа на пути натиска потенциальных врагов предлагается не только ЕС, но и партнерам по ЕЭП и ОДКБ. Подобная двойственность политической игры белорусского руководства не могут не вызывать определенного беспокойства, так как военный шантаж, если таковой станет возможен, будет носить куда более серьезные последствия, нежели проблемы экономического и идеологического характера.

Накачивание сегодня Белоруссии различного рода техникой российского образца (например, Россия готова поставить в республику вторую батарею зенитно-ракетного комплекса ТОР-М2) ряд аналитиков рассматривает как своеобразный ответ Москвы на расширение НАТО. Даже проведенное 15 мая заседание Организации договора о коллективной безопасности многие поспешили связать с майским саммитом Североатлантического альянса, окончательно утвердив за ОДКБ своеобразный статус преемницы Организации Варшавского договора. Однако даже в таких условиях Белоруссию вряд ли стоит рассматривать в качестве основного плацдарма для развертывания сил ответного реагирования, так как даже в Европе в это мало кто верит. Главная истерия натовских стран сегодня связана, в первую очередь, с Калининградской областью, но никак не с Белоруссией.

Одной из основных проблем современного процесса военного сотрудничества постсоветских государств на базе ОДКБ является высокая вероятность того, что рано или поздно Минск потребует для себя особый статус, и не только в рамках данной организации, но и внутри будущего Евразийского союза. При окончательном утверждении за Белоруссией роли основного защитника западных границ, получившего при этом значительное количество современной военной техники, Минск получит в свои руки куда больше возможностей для политического и экономического шантажа своих партнеров, чем обязательно и воспользуется. Исключать такой вариант событий нельзя, так как, похоже, белорусские власти так и не решились на проведение хоть каких-то серьезных внутренних преобразований, планируя и дальше паразитировать за счет России. В таких условиях вряд ли можно говорить, что Белоруссия действительно готова стать надежным западным форпостом будущего Евразийского союза. И если в ближайшее время руководство республики не откажется от политики балансирования на противоречиях России и Европы, то можно с большой долей вероятности говорить о возникновении уже в обозримом будущем серьезных противоречий между Минском и его партнерами. Очень хотелось бы надеяться, что подобные прогнозы, так и останутся на бумаге, не позволив испортить недавно нормализовавшиеся двухсторонние отношения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.