Александр Горбатов: Кому мешает Евразийский союз?

Москва, 21 мая 2012, 17:12 — REGNUM  

15 мая исторический факультет Санкт-Петербургского госуниверситета и фонд Марка Эфесского при информационной поддержке интернет-издания "Русская народная линия" провели международную историко-политическую конференцию на тему "Идеология Евразийского союза". Кроме ученых, представителей общественности и Русской православной церкви из Москвы, Петербурга и других регионов России в конференции участвовали гости из Украины, Белоруссии, Молдавии, Сербии и Франции. Символично, что само заседание проходило в Петровском зале историко-архитектурного комплекса зданий "Двенадцать Коллегий". Здесь, по сути, зарождалась законотворческая и управленческая деятельность Российской империи. А теперь проходило обсуждение идеологии и практики формирования Евразийского союза, буквально на наших глазах возникающего на обломках, казалось бы, навсегда разобщенных республик рухнувшего СССР.

Что отличало конференцию? Прежде всего, соединение патриотизма и духовности, глубокого знания истории и философии зарождения самой теории Евразийства, ее сильных и слабых сторон. И, главное, полное отсутствие, с одной стороны, какой-либо маргинальщины, а, с другой - казенщины и чиновничей обязаловки. Было представлено около 30 докладов, и ни один из них не оказался формально-бездушным. В каждом чувствовалась боль утраты единого общего пространства и живое желание вновь соединить народы для общего блага.

Я также был в числе выступающих. Вот, что я сказал:

- С 1 января начало функционировать Единое экономическое и таможенное пространство России, Белоруссии и Казахстана. Хотя за минувший год товарооборот между нашими странами возрос почти на 40%, подготовлено более 100 нормативных документов и актов, облегчающих товарообмен и экономическое взаимодействие, однако мало кто из обычных жителей почувствовал наступившее объединение. Так, по данным соцопросов, интеграционные процессы поддерживают в России от 7 до 10% населения. Немало скептиков в Белоруссии и даже Казахстане, лидер которого Нурсултан Назарбаев - активный поборник евразийской интеграции. Между тем, в зарубежных СМИ тема интеграции на постсоветском пространстве волнует политиков и аналитиков. Так, влиятельное деловое издание Гонконга "Asia Times" отметило факт создания Евразийской экономической комиссии в качестве важнейшего мирового события 2011 года. В новогоднем выпуске сказано буквально следующее: "Неудивительно, что атлантисты начали терять самообладание от модели мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом".

На Западе к идее создания ЕврАзЭС относятся, с одной стороны, с нескрываемым скепсисом, а с другой - с эмоциями, граничащими с враждебностью. Прежде всего, демонизируется фигура Владимира Путина, инициатора интеграционного проекта. Самим участникам нового проекта еще предстоит найти оптимальный механизм взаимосочетания процессов строительства национальной государственности, а также экономически и политически дееспособного союза. Но, как отмечают аналитики и сторонники присоединения к Единому пространству в странах Центральной Азии, этот тот самый магический ключ, с помощью которого возможно для них открыть запертую дверь в "стремительно удаляющееся будущее". Сегодня штаб-квартира Евразийской экономической комиссии уже начала функционировать в Москве, оплачиваться расходы на содержание аппарата будут преимущественно из российского бюджета, хотя в перспективе подразумевается введение даже общей валюты. Киргизия уже выражает готовность присоединиться к союзу, а Таджикистан рассматривает такую возможность, гарантируя тем самым, что юго-восточный фланг России будет прикрыт. Но обе эти страны пока мало что могут дать в экономическом плане, что побуждает критиков единого пространства, как в наших странах, так и на Западе говорить о нежизнеспособности и искусственности нового образования.

Здесь надо отметить, что как раз в тот момент, когда Таджикистан стал проявлять заметный интерес к новому надгосударственному образованию, сразу обострилась у него конфликтная ситуация с соседним Узбекистаном. Дело настолько серьезно, что в прессе, зарубежной и отечественной, появились публикации такого содержания - без вмешательства посредника таджико-узбекское противостояние может привести к серьезной дестабилизации во всей Центральной Азии. Одна из главных причин противостояния - Рогунская ГЭС, строительство которой, по мнению Ташкента, угрожает экономике и экологии Узбекистана. Между тем, главным спонсором проекта на нынешнем этапе выступает госсекретарь США Х. Клинтон, которая во время своего визита в Душанбе в октябре 2011 года, что называется, грудью встала на защиту спорного проекта и даже способствовала выделению на него средств. В США политики уже давно ревниво присматриваются к этому региону, где усиливается роль Китая и России. И хотя со стороны руководства России идея Евразийского союза как единого межгосударственного и экономического образования открыто прозвучала в статье Владимира Путина лишь в начале октября 2011 года в газете "Известия", помощник Хиллари Клинтон по Центральной и Южной Азии Роберт Блейк еще за 8 месяцев до этого обнародовал стратегию США в Среднеазиатском регионе. Выступая с речью в Институте государственной политики им. Дж. Бейкера III при университете Хьюстона, штат Техас, где присутствовала элита энергетических компаний Америки, он назвал этот регион жизненно важным для США. Главная мысль его доклада заключалась в том, что здесь не просто проходит граница с Афганистаном, Китаем, Россией и Ираном, а определяется будущее Евразии. И оно должно быть взято под контроль американцами.

После выступления Р. Блейка состоялся визит в Душанбе и Ташкент Клинтон и разгорелся конфликт между Таджикистаном и Узбекистаном, что стало первой серьезной засадой на продекларированном госсекретарем "Новом шелковом пути". В этом же ряду попытки всеми правдами и неправдами закрепить присутствие воинских формирований США в Центральной Азии по мере предполагаемого ухода из Афганистана, что сами американцы именуют выстраиванием Северного транспортного коридора для грузов и вооружений НАТО, замыкать который будет аэропорт в российском Ульяновске.

Все это говорит о том, что создателям союза предстоит решить много очень сложных проблем политического, экономического и этнокультурного характера. Этим как раз и не преминули воспользоваться противники Евразийского союза на Западе. По столь важной проблеме высказался в развернутой статье в солидном внешнеполитическом издании "Foreign Affairs" в номере за январь-февраль нынешнего года американский стратег Збигнев Бжезинский. Подчеркивая, что Евразия становится центральным и критически важным элементом всей политики США на ближайшее будущее, он предлагает, усиливая демократические институты в России, вовлекать ее в западную орбиту. Им же на презентации книги "Стратегический взгляд: Америка и кризис глобальной силы" было отмечено следующее: "Россия сейчас оказалась в ситуации, когда с Путиным или без Путина, у нее нет иного выбора, кроме движения в западном направлении". В связи с этим Россия должна оставить свои странные идеи по поводу Евразийского союза, иначе будущее ее по вине руководства страны станет неопределенным - на разрыве между Востоком и Западом.

Британский премьер Дэвид Кэмерон также высказал в журнале "Time" накануне своего апрельского визита в США идею единой Европы - государства, а не федерации стран, от Атлантики до Урала, территории мощных инноваций и единой политической воли. Нетрудно понять, следуя этой логике, после Урала образуется некая свободная территория для размена во взаимодействии "Большого Запада" и Востока, а Россия, как суверенное государство вообще не предполагается.

Понятно, что на Западе сегодня любые стратегические проблемы замыкаются во многом на роли России и выдвинутой ею идее создания Евразийского союза. В Китае до недавнего времени на сей счет комментариев критического характера не было, но отсутствовали и положительные эмоции в связи с продвижением России на Восток и предполагаемым усилением там ее политического и экономического влияния.

Но вот, в середине апреля в газете "Женьминь жибао" появилась редакционная статья с резкой критикой российской экономики по 6 важнейшим показателям, первым из которых названо небольшое население и серьезный дефицит трудовых ресурсов вообще в России, и особенно на востоке страны. Аналитики оценивают критику со стороны Китая как вполне конкретное давление на Россию, активизировавшую свою деятельность на евразийском направлении.

Китай никак не заинтересован в укреплении евразийского таможенного и экономического пространства. Более того, он может потерять свои дивиденды от беспошлинной торговли и контрабандной деятельности, например, в Таджикистане и Киргизии. России придется на переговорах с ним решать этот непростой вопрос путем экономических уступок КНР, чтобы не получить серьезного противника Евразийскому союзу уже с Востока.

В сложившейся ситуации нашему государству и обществу необходимо разработать контрмеры разрушительным тенденциям создаваемого Евразийского союза. Они должны носить не только экономический и организационный характер, но также информационный и культурный. Кроме того, не менее серьезную угрозу проекту может оказать чисто бюрократический и аппаратный подход к созданию надгосударственных органов, о чем предупреждает, например, директор Института стран СНГ Константин Затулин. Главное препятствие, считает он - это принцип "одна страна - один голос", применяемый в деятельности межгосударственных органов нового образования без учета реального вклада экономик и потенциала участников. Наши соседи должны освободиться от страхов, что их пытаются задушить в объятиях России. Это с одной стороны, а с другой - России надо смелее и четче высказывать и обосновывать мысль о неизбежности интеграции и ее практической пользе. У Евразийского союза, следовательно, должна появиться своя идеология, которой пока нет.

Александр Андреевич Горбатов,

Шеф-редактор информбюро "Восток-Центр"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.