Как заставить врачей лечить хорошо и бесплатно: интервью президента ассоциации медицинских страховщиков Свердловской области

Екатеринбург, 21 мая 2012, 12:51 — REGNUM  Свердловская область - один из регионов России, в котором уровень оказания медицинской помощи находится на высоком уровне, но достижения в этой сфере сводятся на нет поборами в больницах и поликлиниках, неправомерным взиманием платы за услуги. Некоторые врачи в погоне за деньгами умышленно оказывают медпомощь на ненадлежащем уровне, вынуждая тем самым пациента платить за качественную помощь. Всё это можно и нужно переломить. О том, как это сделать в интервью ИА REGNUM рассказал президент ассоциации региональных медицинских страховщиков "Территория", член правления Фонда реформирования социальной сферы "Территория" и исполнительный директор ООО МС "Мегус-АМТ" Максим Стародубцев.

ИА REGNUM: Максим Ардалионович, Вы помогаете пациентам больниц и поликлиник уже несколько лет. По каким основным направлениям работаете в настоящее время в сфере страховых медицинских услуг?

Мы, скорее, "задаём тон", "показываем пример" в деятельности, направленной на защиту прав пациента: не только на бесплатную, но и на качественную медицинскую помощь. И в этом, по возможности, не ограничиваемся сферой, приписываемой к обязательному медицинскому страхованию. Другое дело, что мы располагаем необходимой компетенцией на проверку документации, имеем право запрашивать необходимые документы и поручать работу по ним своим экспертам только по заболеваниям, лечение которых финансируется по программам ОМС. В иных областях здравоохранения и социальной защиты нам приходится сложнее и там наши возможности меньше.

Если же говорить о работе в сфере страховых медуслуг, то, как и всегда, у нас есть три основных направления, по которым приходится работать. Это консультации, урегулирование спорных ситуаций между больницей и пациентом по письменным обращениям, а также и судебные тяжбы по особо тяжёлым случаям.

ИА REGNUM: Проблем в здравоохранении много: нехватка талонов к "узким" специалистам, очереди в поликлиниках, бездушие врачей, поборы. На что чаще всего жалуются пациенты? Каким образом Вы можете им помочь?

В своей работе с гражданами, точнее, в обращениях к ним с предложениями жаловаться на плохое качество медицинской помощи, я постоянно опираюсь на две пословицы: "под лежачий камень вода не течет" и "дитя не плачет - мать не разумеет". Пока не будет конкретной жалобы от конкретного человека, мы не имеем права вмешиваться в работу по организации здравоохранения. Более того, в ином случае мы рискуем нарваться на обвинения в "клевете" (такой опыт у нас имеется, но мы были прикрыты достоверными фактами). А проблемы в медицине повсеместны. Делятся они на две части. Первая - такие, по которым человек уже не может терпеть (это малая часть, сюда входят случаи причинения существенного вреда здоровью, вплоть до смертельных). И вторая: когда человек смиряется с дефектами оказания медицинской помощи и старается побыстрее забыть о них. На последнюю приходится абсолютное большинство. С жалобой на качество медицинских услуг обращается лишь один из тысячи. А это плохо. Ведь если нет эффективной обратной связи с потребителем медицинских услуг - пациентом, то, получается, все хорошо и государство вовсе не обязано что-либо менять в медицине.

ИА REGNUM: В одной из крупных больниц Екатеринбурга пациенты жалуются на поборы. Поступают ли Вам обращения об аналогичных случаях? Какие меры могут принять пациенты, чтобы защититься от врача-вымогателя?

На самом деле, под поборами подразумеваются совершенно разные вещи. Одно дело, когда хирург говорит "Положите мне столько-то в карман и операция будет сделана хорошо", другое дело, и этот сценарий встречается наиболее часто, если врач, в основном терапевт, давая рекомендацию сделать определенное обследование (обычный вердикт - "следующая явка с такими-то результатами"), не предпринимает никаких усилий, для того чтобы диагностика пациента проводилась бесплатно. А если человек идет в определенный диагностический центр без направления, то это воспринимается как сугубо его личная инициатива, за которую полагается платить. Вот из-за этого, назовем вещи прямо, пренебрежения своими обязанностями врачей низового уровня, и возникает основной объем платности в медицине. Правда за скобками остаётся вопрос о том, кто поставил (подставил) этих, в большинстве своем участковых докторов, в такие условия.

Что можем сделать мы? Конечно же, когда деньги идут прямо в карман белого халата, мы можем только сигнализировать об этом, и то, ссылаясь на обращения. Плюс "нажимать" на больницу по иным нарушениям (безупречно оказанная медицинская помощь встречается крайне редко, и, кроме того, если пациент был ею удовлетворен, то он не жалуется и на платность). Мы эффективны когда нарушения можно зафиксировать - в том числе на основании проводимой по факту обращения медико-страховой экспертизы. Тогда у нас есть основания - как наказать больницу, вплоть до привлечения её к суду, так и, руководствуясь принципом "от частного - к общему", обратить внимание органов руководства здравоохранением (вплоть до федеральных), иной власти на факты и причины, их обуславливающие. По-моему, ежемесячно от нас в Минздрав и другие органы идёт до пяти обращений. Решение же, вынесенное в результате анализа судом противоречивого законодательства, зачастую позволяет формировать прецедент, согласно которому можно решать аналогичные проблемы у других пациентов.

ИА REGNUM: Как Вы оцениваете текущую ситуацию в Свердловской области с соблюдением прав пациентов и с уровнем профессионализма врачей? Какие права пациентов чаще всего нарушаются?

Если судить по "базовым показателям" (общая смертность, средний возраст жизни, младенческая смертность и т. п.), то по ним (да и по медицинскому потенциалу в целом) Свердловская область находится далеко не на худших позициях. Но это во многом обусловлено исторически. Как и то, что свердловчане, в силу их "привычки к хорошему", более требовательны. Однако и свердловские доктора привыкли к определенному (не низкому) уровню жизни, соответствующему аналогично высокому уровню в регионе. Что, в свою очередь, обуславливает большой объём различных ухищрений, на которые идут больницы, чтобы получить дополнительные платежи, помимо бюджета.

Естественно, разгул платности невозможен, если бесплатная медицинская помощь оказывается хорошо. Поэтому заинтересованность в дополнительных доходах так или иначе толкает врачей на ухудшение качества их услуг повсеместно там, где это может подтолкнуть пациента на поиск "платного входа" к искомому качеству здравоохранения. И потому мы больше всего видим необоснованной платности в получении диагностических исследований. Особенно - дорогостоящих (компьютерной томографии, МРТ и т.п.). Причём одной из причин фактически увеличившихся очередей за этими видами обследования является и чрезвычайно широко распространившееся необоснованное направление (неофициальное, конечно - в виде устных рекомендаций) по каждому поводу человека на диагностику. При этом пациент реально нуждающийся в исследовании наталкивается на многомесячную очередь.

Субъективно объём платности нарастает. Меняются её формы. Больницы стараются различными договорами, иными формами давления на пациентов всячески исключить их последующие жалобы страховщику. И если в Екатеринбурге эта проблема решается путём юридической казуистики, то в глубинке всё проще - вплоть до личного давления на жалобщиков со стороны главных врачей и проштрафившихся докторов (могут и на огород приехать, и на работу сообщить, там ведь, как ни крути, а обращаться придётся в ту же больницу и к тому же специалисту - других нет). Что же до качества самой медицинской помощи, то, по-моему, снижение индивидуальной квалификации специалистов и их личной ответственности перед пациентом нивелируется (тут нужно отдать должное нашему государству) существенно улучшившейся материально-технической базой, снабжением медикаментами. Да и в целом мировая медицинская наука не стоит на месте. Если бы только увеличившиеся технические возможности использовать рационально!

ИА REGNUM: Насколько часто лечебно-профилактические учреждения пользуются посредниками в лице частных медицинских клиник, и насколько такое посредничество законно?

Эта форма взаимодействия встречается часто, особенно тогда, когда существует та или иная форма связи (в том числе, на основании личных отношений, для медицины - обычное дело) "бюджетной" клиники с той, что не работает в системе ОМС. На такое взаимодействие, формально, наложен запрет: при наличии медицинских показаний и отсутствия возможности осуществить необходимое исследование в конкретной больнице, пациент должен быть направлен в другое медицинское учреждение, где эти медицинские услуги предоставляются бесплатно. И это резонно: тот же пресловутый томограф незачем ставить в каждую поликлинику.

В результате наиболее распространена такая схема: врач муниципальной поликлиники направляет пациентов на обследование (например, УЗИ) в частную клинику, где сам работает, либо имеет договоренность с администрацией, при этом пациентам предоставляется недостоверная информация об отсутствии талонов на бесплатное обследование. Повторяю, такая схема незаконна, так как нарушает одновременно насколько прав пациента: на бесплатную медицинскую помощь и на получение достоверной информации о порядке предоставления бесплатной помощи. Должен заметить, что нередко медицинские показания для проведения такого диагностического исследования отсутствуют.

ИА REGNUM: Только ли из-за жажды обогащения врачи берут с пациентов деньги?

Здесь намешано всё. Но в основе, по-моему, лежит психология, корни которой уходят и в общую, скорее несправедливую, социальную дифференциацию в обществе: врачи считают, что их труд государство вознаграждает низко, и потому внутренне готовы руководствоваться вышеприведенным тезисом "заинтересованность в дополнительных доходах толкает врачей на ухудшение качества их бесплатных услуг".

А раз, другой, ступив на эту дорожку, человек теряет способность определять - с кого можно брать деньги, а с кого - нет. Более того, в результате возникает и пренебрежительное отношение ко всем малоимущим. А это уже ведёт к нарушению корневых принципов медицины - лечить человека, не взирая на его платёжеспособность. А законодательство - оно, знаете ли, игнорируется. В том числе, по причинам (небезосновательным), что врачей давить не будут. В отношении главных врачей такая позиция, де-факто, более чем обоснована. По крайней мере - в недалеком прошлом. За медицинской помощью, особенно в ведущие клиники, обращаются ведь и прокуроры, и их семьи, и губернаторы с полпредами. Жизнь есть жизнь.

ИА REGNUM: Как можно избежать неправомерного взимания платы за услуги?

Сделать это можно лишь одним способом - последовательно и бескомпромиссно искоренять вышеозначенный конфликт интересов: "Чем хуже оказывается бесплатная медицинская помощь, тем выше спрос на платную". И поэтому необходимо законодательно запретить какие-либо формы получения денег (помимо бюджета и системы ОМС) тем лечебным учреждениям и врачам, кто работает в системе ОМС. Нужно запретить страховым компаниям, осуществляющим ОМС, какие-либо иные формы деятельности, причем этот принцип должен в полной мере коснуться и их собственников. К работе же в клиниках, использующих прямые расчеты с пациентом, стоит допускать врачей со стажем работы "в бюджете" не менее чем в 20 лет.

ИА REGNUM: Насколько сами граждане готовы отстаивать свои права? Сколько пациентов обращается к вам (в год, в месяц), и сколько процентов из них впоследствии идёт в суд?

Мало. Как я уже говорил, по нашим (правда приблизительным) подсчетам (да и то в лучшем случае) - один из тысячи. Но вот если уж человек обратился и основания для его обращения существенны, то тогда вероятность обращения в суд почти 100%-ная. Мы, безусловно, лидируем и по Свердловской области, и, думаю, по стране, по количеству обращений в суд наших застрахованных. В 2011 году количество рассмотренных исков на десять тысяч застрахованных только в нашей компании равнялось 0,701, а в 2010 - 0,67. То есть рост налицо. Всего же в суды обращались клиенты семи из 16 свердловских медицинских страховых компаний.

ИА REGNUM: Насколько часто медицинские учреждения признают свою вину и в добровольном порядке возмещают ущерб, принесённый гражданину?

В 2010 году нам удалось вернуть в досудебном порядке лишь 96 тыс. рублей, а в 2011 - всего 26,6 тыс. рублей, что свидетельствует о растущем нежелании врачей добровольно возмещать ущерб. Кстати, здесь речь идет только о материальном ущербе, который складывается из стоимости услуг и медикаментов, полагающихся пациентам бесплатно. Компенсацию морального вреда пациенту удается получить лишь через суд. На словах главные врачи объясняют это так: "такие" расходы больницы должны быть подтверждены судебным решением, даже если речь идет о тысяче рублей, в противном случае нас обвинят в нецелевом расходовании средств. Крайне редко больницы пытаются урегулировать вопрос на досудебном уровне, например, "приносим пациенту свои извинения и в качестве компенсации за некачественно оказанную помощь готовы выплатить какую-то сумму". Но и в тех случаях (раз или два, по-моему), суммы, предлагаемые пациенту в компенсацию, были ничтожны. И существенно превышались по решению суда.

ИА REGNUM: Каким образом страховые компании могут помочь застрахованным у них лицам? Всегда ли страховые компании, работающие на рынке ОМС Свердловской области, принимают сторону пациентов?

Выявлять дефекты медицинской помощи в системе ОМС - и есть задача медицинских страховщиков. Но дело это хлопотное и затратное. Особенно не желают ругаться с больницами те компании, которые, так или иначе, сотрудничают с ними по программам добровольного медицинского страхования. Тем более, что в отношении этого вида деятельности абсолютно справедливо вышеприведенное положение - "чем хуже оказывается бесплатная медицинская помощь, тем выше спрос на платную (читай, ДМС)". Поэтому все разговоры о совмещении ДМС и ОМС, соплатежей по ДМС к программам ОМС изначально порочны и преследуют одну цель - увеличить спрос на платные медицинские услуги. Да и вообще в нынешней системе ОМС для медицинского страховщика куда выгоднее экономически вложиться в пункты выдачи полисов ОМС, нежели в юристов и экспертов-правозащитников. Граждане, в большинстве своём, совершенно не вдумываются в то, зачем нужна страховая компания, и какая у неё может быть роль в реформировании медицины. Отчеты фонда ОМС о деятельности медстраховщиков по защите прав застрахованных говорят об этом более чем красноречиво.

ИА REGNUM: Чего, на Ваш взгляд, не хватает свердловскому здравоохранению и медицинским работникам области? Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

К сожалению, от областного начальства зависит не так уж и много. Основные правила игры утверждаются в Москве. Хотя, если относиться к своей работе ответственно, можно (и нужно) указывать федеральной власти на то, какой должна быть медицина. Я сомневаюсь, что это делается, не принято у нас теперь спорить с Кремлём. Необходима и максимальная прозрачность в расходовании средств бюджета. Почему бы, например, не создать общественные советы при Минздраве, о чём говорят ряд правозащитников и предпринимателей, работавших в медицине? И обеспечить ротацию в этих советах, дабы люди, находящиеся там, не стали "родными" для чиновников. Правда, пример комплектования Правления ТФОМС Свердловской области даёт мало оснований для оптимизма.... Быть может, я скачусь в "своё болото", но считаю абсолютно порочной сложившуюся в последние годы практику, когда неуклонно понижался процент на ведение дела страховых компаний. В результате уменьшилась и их численность, да и возможности по правозащитной работы. Да, конечно, и эту графу можно оптимизировать, но тогда вообще зачем сохранять ОМС?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.01.17
«Зависит от контекста»: как скажется уход Мизулиной на рейтинге «СР»
NB!
24.01.17
Юань укрепляется по отношению к доллару США второй день подряд
NB!
24.01.17
МИД Польши рассекретил документ 2008 года о переходе к пророссийскому курсу
NB!
24.01.17
На Шпицбергене задержали латвийское рыболовецкое судно
NB!
24.01.17
Представитель Национального избиркома Венесуэлы: «Кризис неоспорим»!
NB!
24.01.17
Новая империя Карла Великого или новая Антанта?
NB!
23.01.17
Госдума обяжет врио губернатора отчитываться о доходах
NB!
23.01.17
Трамп подписал распоряжение о прекращении переговоров по ТТП
NB!
23.01.17
Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства
NB!
23.01.17
СМИ: «Аэрофлот» по неизвестным причинам отменил рейсы в Минск и обратно
NB!
23.01.17
Не все тендеры московской мэрии так прозрачны, как утверждают чиновники
NB!
23.01.17
Восточный Мосул находится под полным контролем армии Ирака — СМИ
NB!
23.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 23 января
NB!
23.01.17
«Радий Хабиров в Башкирию не вернётся»
NB!
23.01.17
Избыток русского, нехватка Камасутры и аресты шпионов: Казахстан за неделю
NB!
23.01.17
Госдума увеличит налог на участки под ИЖС с недостроенными домами
NB!
23.01.17
Фийон: Грузия и Украина в НАТО не вступят
NB!
23.01.17
Югра: вместо водоочистки за 90 млн рублей — чистое поле
NB!
23.01.17
Любить или лупить: в Челябинске снова вызвал споры закон «о шлепках»
NB!
23.01.17
Мизулину зовут в «Единую Россию» укреплять нравственное направление
NB!
23.01.17
Для наращивания вооруженных сил в США не хватает людей — WT
NB!
23.01.17
Песков прокомментировал просьбу Церкви о передаче ей «Херсонеса»