"Казахмыс" будет продан российскому "Металлоинвесту"? Казахстан за неделю

Астана, 15 мая 2012, 14:13 — REGNUM  Свой пост - председателя совета директоров группы "Казахмыс" - покидает Владимир Ким, бессменный руководитель компании, олигарх и миллиардер номер один из списка журнала Forbes в Казахстане. Из скупого заявления пресс-службы стало известно, что глава медного конгломерата пока не собирается оставлять компанию и, более того, не намерен продавать свой пакет акций корпорации: по некоторым данным, он владеет более чем 30% пакетом.

Почти вся история ухода топ-менеджера со своего поста соткана из вопросов. В частности, совершенно непонятно, почему Владимир Сергеевич уходит именно сейчас, когда, казалось бы, корпорации как никогда необходим первый руководитель, способный решать многочисленные социальные проблемы, как по заказу выросшие за последние полгода из небольших трудовых конфликтов? Почему он оставляет компанию, которая, хоть и имела не фатальные финансовые провалы, тем не менее, считалась одной из самых стабильных в структуре казахстанской экономики? Ведь логичнее же было уйти, скажем, в 2008 году, когда корпорация катастрофически потеряла в капитализации - с 15 до 2,67 млрд. долларов? Или чуть позже, когда из-за этого падения сорвалась сделка по слиянию с "Металлоинвестом" российского бизнесмена Алишера Усманова? Но это происходит именно сейчас. И самое главное, мало у кого есть внятные версии происходящего - даже оппозиционная пресса, внимательно относящаяся к конспирологии, затруднилась выдать что-нибудь эдакое.

Но одна любопытная версия все-таки есть. Она была выдвинута еще месяц назад, когда в информационном поле страны впервые появились слухи о грядущей отставке Владимира Кима. Суть ее проста: корпорация "Казахмыс" хоть и находится все еще на гребне волны, но при этом - в ожидании очень неслабого спада в своей деятельности. Перечислять причины можно до бесконечности, но самая главная - истощение жезказганских месторождений. Именно в связи с этим явлением, рассказывают, корпорация перенесла головной офис из зоны добычи в Караганду: чтобы не оказаться в самой гуще шахтерского недовольства, по масштабам сравнимого лишь с Жанаозеном.

Если продолжить эту мысль, получается, что Владимира Кима выводят из-под удара. Ни для кого в стране не секрет, чью именно долю "хранит" бессменный с 2005 года "хозяин медной горы". А если сопоставить факт "незаметного ухода" топ-менеджера со слухами о продаже ключевой доли "Казахмыса" все тому же "Металлоинвесту", который, к слову, нуждается в перерабатывающих мощностях, поскольку выиграл конкурс на разработку крупнейшего российского медного месторождения Удокан, все вообще становится на свои места. И даже больше - если продажа действительно состоится, она будет предвестником тектонических сдвигов в казахстанской политике. Ведь, согласитесь, когда первая семья страны начинает сливать большие активы - это что-нибудь, да означает.

Не менее любопытна еще одна деталь: уход Владимира Кима с поста председателя совета директоров "Казахмыса" - это всего лишь первая отставка из череды перестановок, которые, по некоторым данным, начнутся после 15 мая 2012 года. В контексте вышеуказанной версии, грядущая кадровая ротация поможет решить вспомогательную задачу: вытеснение новости об уходе Кима из информационного поля страны.

"Россиянам понадобятся перерабатывающие мощности, расположенные поблизости от Удокана"

Грядущему уходу Владимира Кима с главной должности в группе "Казахмыс" немало внимания уделил рупор Государственного департамента США, сайт радиостанции "Свобода - Свободная Европа". Что вполне логично, поскольку именно это издание внимательнее многих относится к гипотетическим социальным конфликтам, время от времени "раскачивая" самые потенциально острые темы казахстанского информационного поля.

"Около 20 лет моя профессиональная деятельность связана с "Казахмысом". За эти годы достигнуто многое - компания осуществила листинг на Лондонской, Казахстанской и Гонконгской фондовых биржах, обеспечила финансирование и начала реализацию крупнейших проектов роста. Это хорошее время для появления независимого председателя совета директоров. После передачи полномочий я по-прежнему буду принимать активное участие в деятельности группы в качестве неисполнительного директора в составе Совета директоров и не намерен сокращать свой пакет акций в компании", - заявил Владимир Ким. По информации компании, его полномочия будут переданы независимому председателю совета директоров. Сообщается, что в ближайшее время совет директоров начнет процесс отбора новой кандидатуры и планирует завершить процесс передачи полномочий до следующего общего годового собрания акционеров. Новость стала известна после проведения годового собрания акционеров 11 мая. Владимир Ким возглавляет совет директоров корпорации "Казахмыс" с октября 2005 года, по информации компании, с момента листинга на Лондонской фондовой бирже. "Казахмыс", крупнейшая компания по добыче меди, на прошлой неделе оказалась в центре внимания из-за забастовки горняков на руднике "Анненский". Работники жезказганского предприятия в Карагандинской области согласились возобновить работу после обещаний руководства повысить заработную плату".

Не менее интересно по поводу отставки Кима высказался на страницах "Республики" известный в Казахстане публицист Вадим Борейко, в традиционном для себя стиле отметивший некоторые совпадения, связанные с уходом топ-менеджера.

"Когда в Казахстане вдруг ни с того ни с сего торжествует справедливость, я обычно аплодирую одной ладошкой. По опыту знаю: торжеству этому позволяют явиться рычаги и приводные ремни, с социальной справедливостью имеющие мало общего. В этом месяце в корпорации "Казахмыс" произошли любопытные события. Сначала без объяснения причин сняли с должности Марата Асипова, главного редактора газеты "Время", чьим "куратором" являлся президент горнорудного гиганта, и 3 мая пост главреда занял Лев Тараков, экс-шеф "Литера" - издания из нуротановской обоймы. 4 мая отказались выходить из шахты "Анненская" горняки "Казахмыса", которым по несчастливому стечению обстоятельств как раз накануне покоцали зарплату до 70% за невыполнение плана. В знак протеста они объявили забастовку, требуя повышения жалованья вдвое. Спустя два дня председатель правления "Казахмыса" Эдуард Огай обещал пойти им навстречу, пояснив, что план был завален по вине руководства корпорации. А в пятницу, 11 мая, председатель совета директоров группы "Казахмыс" Владимир Ким объявил о своем решении передать полномочия независимому председателю, оставив за собой должность неисполнительного директора. Чем, между прочим, подтвердил мой прогноз. Вот что я написал 3 мая в статье "Джигурда головного мозга" на портале "Республика" о смене руководства в газете "Время": "Есть и другая версия, не имеющая прямого отношения к собственно газете. Удаление Владимира Кима из "кураторов" издания - лишь предвестие его удаления из "Казахмыса". А вот это уже совсем другой уровень. Как-никак Владимир Сергеевич уже лет 10 - наш главный номинальный "форбс". И подобное решение может означать тектонические подвижки на Олимпе - как экономическом, так и политическом. Хотя о чем я? Это ж один и тот же Олимп. При таком раскладе "Время" окажется просто мелкой разменной лептой в большой игре. Впрочем, подождем развития событий". Как видите, долго ждать не пришлось. Кстати, я еще тогда подумал, что для выпиливания г-на Кима из кресла президента корпорации под благовидным предлогом могут поюзать и такой метод, как искусственное провоцирование забастовки - путем обрезания зарплаты. Ведь после Жанаозена страшнее греха, чем стачка, для руководителя и придумать трудно. Подумал я так, но писать не стал - чтоб самому ее не провоцировать. Допускаю, что в последовательности майских приключений в "Казахмысе" можно увидеть не причинно-следственные связи, а простое хронологическое совпадение. Однако, когда на прошлой неделе работники Жезказганской ТЭЦ (еще одно предприятие корпорации), вдохновленные примером шахтеров, тоже потребовали поднять зарплату на 100%, аттракцион неслыханной щедрости г-на Огая кончился: им пригрозили увольнением. Слишком много совпадений, не находите? Вот почему, когда я слышу о торжестве справедливости, в аплодисментах участвует только одна ладонь".

В еженедельной версии этого же издания опубликован материал, в котором авторы задумались о грядущих перестановках: кому же будет выгодна ротация? Правда, непонятно, что именно прогнозирует газета. "Начнем с того, что Мусин (Аслан Мусин, руководитель администрации президента Казахстана - прим. ИА REGNUM) занимает намного более жесткую, "ястребиную позицию", чем Абыкаев (Нуртай Абыкаев, председатель КНБ Казахстана, - прим. ред.) видимо, рассчитывая "раздавить" заодно с демократическими силами и независимой прессой и своих элитных противников. Тогда как последний, пусть и ослабленный возрастом и состоянием здоровья, в силу политического опыта и осторожности, вынужден противостоять Мусину. И Абыкаев, и его союзники Ахметжан Есимов (мэр Алма-Аты - прим. ред.) и Серик Умбетов (управляющий делами президента Республики Казахстан - прим. ред.) прекрасно понимают, что в случае провала нынешнего курса Акорды (резиденция президента Казахстана - прим. ред.) правящую верхушку и лично Назарбаева ждут тяжелые времена. Но они также не могут не осознавать, что, если Мусин победит, времена наступят уже совсем тяжкие, потому что придется все время "сидеть на штыках", а это неудобно, опасно и бесперспективно. Представляется, что это понимание плюс давление со стороны родственников "лидера нации" и его соратников старшего поколения, знающих, что с приходом очередного елбасы их шансы сохраниться во власти, а значит, сохранить свое влияние, доходы и собственность минимальны (таковы правила игры в "суперпрезидентской республике"), заставляют "серого кардинала" проявлять неуступчивость. Именно поэтому политическая, деловая и бюрократическая верхушка с растущим напряжением ждет предстоящих кадровых рокировок в Астане. Однако их все нет и нет. И создается ощущение, что Нурсултан Назарбаев оказался загнанным в угол противоборствующими группировками и боится, а возможно, уже просто не имеет сил (политических, конечно) принять соответствующее решение, сделав выбор в столь сложной внутриполитической ситуации. Потому что куда ни кинь - везде клин. О том, что ситуация именно безвыходная, свидетельствует поведение премьер-министра Карима Масимова. Достаточно вспомнить его публичную активность годичной давности, когда глава правительства буквально не слезал с экранов телевизоров и газетных полос, раздавая уверенным голосом указания не только министрам, но и руководителям ведомств, непосредственно подчиненных главе государства, и вообще вел себя как принц-инфант. И сравнить с его поведением сейчас - когда премьер явно затаился в подполье. Похоже, Карим Кажимканович как раз отлично понимает - в ходе этой внутриполитической драки могут пострадать не только ее непосредственные участники, но и те, чье кресло может понадобиться президенту, чтобы развести участников стычки в стороны, хотя бы на время ослабив напряженность в Астане".

Также важно отметить и материал газеты Central Asia Monitor, который, хоть и был опубликован месяц назад, не потерял своей актуальности и сегодня. Дело в том, что издание - единственное в стране, сумевшее выдвинуть версию о вероятной продаже "Казахмыса" "Металлоинвесту".

"Зачем же Владимиру Киму покидать свой пост? Ведь даже если проследить данные корпорации о прибыли с 2003-го по 2010-й, единственное катастрофическое падение, связанное с ней, произошло по вине кризиса, когда в результате резкого снижения цен на акции в 2008 году капитализация компании упала с 15 млрд. до 2,67 млрд долларов. Кстати, именно с этим падением связывают ее выход из переговоров с владельцем "Металлоинвеста" Алишером Усмановым. Но к этой сделке мы еще вернемся. В остальном же показатели корпорации в целом неплохие, и продажу доли Кима обосновать будет чрезвычайно сложно. Особенно если не учитывать внутренние информационные выплески, которые косвенным образом бьют по имиджу компании. В частности, в январе 2012 года в интервью российскому ИА REGNUM казахстанский представитель Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов отмечал не слишком популярную для внутреннего информационного поля страны новость об истощении жезказганских месторождений. В связи с этим, поговаривают, корпорация даже перенесла головной офис в Караганду - якобы для того, чтобы уйти из эпицентра грядущих шахтерских забастовок. В качестве подтверждения этой версии можно привести цитату из публичного доклада Института политических решений, где эксперты, обсуждая главные тренды марта, детально останавливаются на деятельности корпорации Kazakhmys. "Если говорить о проблемах Жезказгана и его окрестностей в более узком смысле, - сказано в докладе, - то необходимо также подчеркнуть долгосрочные (10-15 лет) социально-экономические риски. Дело в том, что сырьевая база медеплавильных комбинатов существенно сократилась (богатые рудой участки уже практически выработаны). Как следствие, сокращаются объемы производства меди - соответственно, нет и потребности в прежнем количестве рабочих. Ранее топ-менеджмент корпорации Kazakhmys уже делал заявления о возможности закрытия производств в Жезказгане и прилегающих рабочих поселках. В силу этого Астане предстоит уже сейчас, заблаговременно, начинать работу по системному перепрофилированию региона". С этими явлениями связаны и другие проблемы корпорации. В том же документе мы видим прогноз относительно протестного потенциала в регионе. "В частности, корпорация Kazakhmys стала своеобразным полигоном для "обкатки" обновленной схемы урегулирования трудовых конфликтов. Для снижения напряженности в трудовом споре администрация предприятия начала процесс изменения системы начисления зарплат и переаттестации сотрудников. Данные меры позволили несколько снизить социальную напряженность на предприятии и предотвратить проведение массовых акций протеста. В то же время не исключено, что начатые преобразования в реальности предусматривают повышение зарплат за счет сокращения штата. В таком случае действия руководства предприятия позволяют снизить напряженность только на короткое время подготовки и внедрения новшеств. В среднесрочной же перспективе переаттестация и изменение системы начисления зарплат могут спровоцировать новый всплеск трудового конфликта. В Казахстане уже имелись прецеденты, когда практика изменения системы начисления зарплат в качестве меры по снижению напряженности в трудовых коллективах давала обратный эффект. Так, например, в марте 2010 года аналогичное преобразование стало поводом для забастовки 10 тысяч нефтяников в городе Жанаозен. Стоит отметить, что составы трудовых коллективов в центральном и западном регионах качественно отличаются друг от друга (в первом случае - местные рабочие, во втором - значительная доля вахтовиков). Поэтому опыт трудовых споров в Мангистау нельзя однозначно экстраполировать на Карагандинскую область. Если в случае с вахтовиками можно было бы рассчитывать на перераспределение социальной протестности по нескольким регионам (местам проживания семей вахтовиков), то в отношении Карагандинской области вся она будет сконцентрирована в нескольких моногородах". Согласитесь, аналитический взгляд на проблему несколько меняет впечатление от успехов компании. Но главное еще впереди. (...) По мнению источника Central Asia Monitor, близкого к Министерству финансов РК, единственным логичным покупателем доли Владимира Кима в 2012 году (когда и будет - если будет - оформляться эта сделка) является как раз Алишер Усманов с его "Металлоинвестом". Вот только сумма сделки, естественно, вряд ли будет такой же, как в 2008 году. Ведь, по сути, российский конгломерат в случае положительного ответа от казахстанских властей будет покупать не успешную компанию с растущей капитализацией, а всего лишь перерабатывающие мощности. Нужны ли они ему? Буквально в начале апреля выяснилось, что срок ввода Удоканского месторождения в эксплуатацию будет сохранен. Это, в свою очередь, означает, что в 2014-м состоится выход на добычу не менее 12 млн тонн меди в год. А уже в 2016-м "Металлоинвест" должен выйти на проектную мощность и производить 474 тысяч тонн катодной меди в год (переработка 36 млн тонн руды). Согласитесь, даже если эти сроки - а согласно информации BISHKEKINFO, Владимир Ким должен уйти до мая 2013 года - всего лишь совпадение, россиянам все равно понадобятся крупные перерабатывающие мощности, расположенные в стратегической близости от Удоканского месторождения. А значит, попытки перекупить Kazakhmys будут продолжаться".

В свою очередь, активисты общественных движений прогнозируют развитие забастовочного потенциала в регионе, где работает "Казахмыс". В интервью порталу "Гульжан" лидер Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов, находящийся ныне за пределами республики, заявил: пока не изменится политика страны, люди будут негодовать.

"...Проблема в Жезказгане не только в зарплате, но в общей политике государства, поддерживающего корпорацию "Казахмыс". Тем более, по разной информации, часть активов "Казахмыса" принадлежит семье первого лица в стране. И, как отмечал вашему сайту Берик Жагипаров (главный редактор "Молодежной газеты" - прим. ред.), эта компания, которая, по сути, является ТОО, взяла 15-миллиардный кредит у КНР. Да и нежелание инвестировать в город тоже сказывается на росте недовольства среди горожан. Жезказган и Сатпаев в скором времени могут превратиться в очередные города-призраки. Ко всему прочему не надо забывать о высоком травматизме на предприятиях корпорации. Считаю, что это проблема не только "Казахмыса", но и всего государства, и поэтому уверен, что социальная борьба рабочих только продолжится".

"Выигрыш возможен с появлением общей для Казахстана и России национальной идеи"

Тема интеграции занимает твердое второе место в структуре полемики внутри Казахстана. Любопытная деталь: на минувшей неделе один из ведущих экономических журналов страны задал вектор для обсуждения: для чего республике необходимо вступление в ВТО? На фоне критики Таможенного союза и ЕЭП эта тема выглядит обязательной для масштабной общественной дискуссии.

"Эксперт-Казахстан" выступил с редакционной статьей, где разложил торговые отношения между странами на две экономические теории, каждая из которых по-своему объясняет природу всемирной торговли. По мнению авторов издания, Казахстан и Россия в последние годы являются последовательными сторонниками развития по Карлу Марксу.

"Чтобы понять, чем является ВТО, нужно определиться с тем, что же собой представляет международная торговля. Существуют две противоположных точки зрения на сущность международной торговли в условиях капиталистического мира. Одну из них выразил английский классик политэкономии Давид Рикардо в теории сравнительных преимуществ. По этой версии, международная торговля может быть выгодна даже для тех стран, где у производимого товара нет абсолютных преимуществ, если данная страна будет специализироваться на производстве продукта, имеющего максимальные сравнительные преимущества. Примечательно, что для иллюстрации Рикардо приводил пример с производством вина и сукна в Португалии и Англии. Модель Рикардо развивалась и дополнялась теориями Хекшера-Олина и Самуэльсона-Столпера, которые рассматривали торговлю не только как взаимовыгодный обмен, но как инструмент, позволяющий сократить разрыв в уровне развития между странами. Автор второго подхода, немецкий политэкономист Карл Маркс, считал, что в основе международной торговли лежит неэквивалентный обмен. Развили эту тему историки и экономисты - сторонники теории зависимого развития (девелопменталисты). Они обращали внимание на то, что в капиталистической миросистеме (состоит из ядра, полупериферии и периферии) развивающиеся страны (полупериферия и периферия) с момента зарождения капитализма и мировой торговли попали в финансовую зависимость от развитых (ядра). Ядро навязывает им невыгодные варианты технологического развития, консервирует экономическую и социальную отсталость, препятствует внедрению новейших технологий. Периферии отводится роль вечного сырьевого придатка. Экстраполируя на эту схему ВТО, сторонники первой (либеральной) концепции могут сказать, что эта организация, устраняя торговые барьеры, устанавливая одинаковые правила, способствует развитию торговли, способствует сокращению неравенства. Таким образом, в принципе, и неэквивалентный обмен золота на стеклянные бусы можно представить как современный цивилизованный рынок. Во-первых, сами туземцы стекло не производили, а значит, это был такой же импорт, как и нынешний ввоз продукции Apple на территорию РК. Во-вторых, для стран полупериферии и периферии стекло по меркам XV-XVII веков было вполне инновационным продуктом: в России, например, стеклянные окна получили широкое применение только в XVIII веке. Для приверженцев второй концепции (социалистов) ВТО - это инструмент поддержания статус-кво в капиталистической мироэкономике. Экономическая история развивающихся стран свидетельствует, что "догнать" развитые страны можно лишь в случае, когда в торговой политике развивающаяся страна придерживается жесткого протекционизма, буквально запрещая ввоз высокотехнологичных товаров до тех пор, пока отечественные аналоги не сравняются с импортными по рентабельности и качеству. Именно так набирали мощь южнокорейские концерны, продукция которых сегодня на равных конкурирует с западной. Последние несколько лет Казахстан и Россия тоже старались работать по этому сценарию и получили первые плоды: на территории этих стран появились новые машиностроительные сборочные производства, локализация которых росла. Местная продукция с высокой добавленной стоимостью только-только начала вытеснять с внутреннего рынка импорт. Но теперь мы после долгих переговоров, в ходе которых удалось выторговать хорошие условия для нашего сырья и металлов, присоединяемся к ВТО, в которой нам на развитие своих высококапитализированных отраслей (ключевых в международной торговле) дано всего несколько лет. Зачем же мы вступаем в организацию, в которой наше развитие будет заведомо ниже потенциала? Можно предположить, что причина лежит в политической сфере. Относительно молодые элиты Казахстана и России еще не чувствуют прочности своего положения: население постсоветских стран часто сетует на регрессивность (относительно советского периода) системы распределения общественных благ, при случае выражает неудовольствие итогами приватизации. Присоединяясь к международным организациям, консервирующим существующую экономическую систему, постсоветские элиты получают действительную легитимность - признание тех, кто обладает реальной способностью казнить и миловать. Не секрет, что сегодня последнее слово в признании власти в той или иной стране реально находится не у населения этой страны (по Максу Веберу, "демократическая легитимность"), а у "международного сообщества", на деле представленного группой элит развитых стран, мощных в военно-политическом отношении. Чтобы быть признанными ими, нужно играть по их правилам".

С критикой интеграции Казахстана и России выступил на страницах информационно-аналитического портала "Зона KZ" известный публицист и общественный деятель Петр Своик. Он внимательно разобрал структуру экономик лидеров постсоветской интеграции и пришел к выводу - объединение невыгодно Казахстану до тех пор, пока в стране не появится интегрирующая идея.

"Понятно, что ни Казахстан, ни Россию роль "развивающихся" государств - сырьевых и сбытовых провинций при экономиках более развитых - долгосрочно устроить не может. Тем более что мировой процесс, в свое время приведший к развалу СССР, параду суверенитетов и формированию национальных компрадорских президентств, теперь вступил в стадию уже глобальной "перестройки". Кризис Еврозоны, череда арабо-исламских революций, московская протестная волна есть проявления одного глобального кризисного процесса - окончания доминирования "мировой валюты" (о чем не раз говорил Нурсултан Назарбаев) и разделения однополярной глобализации на блоковую систему. В этом контексте формирование Евразийского союза лежит в исторически верном направлении, что отнюдь не сулит автоматического выигрыша. Выигрыш возможен лишь с появлением обшей для Казахстана и России национальной идеи, сформулировать которую не трудно и сейчас. Что есть нынешнее государство Казахстан? Это страна с гигантской, но плохо обустроенной территорией, с богатейшими, но бездарно растрачиваемыми ресурсами, населенная крайне немногочисленным и весьма небогатым населением, разделенным языками и культурами, но и объединенным тем же самым. Что есть консолидирующая национальная идея для такой страны и такого населения? Это очевидно: использование природных ресурсов для обустройства собственной страны, территории и населения. А что есть, в этом же смысле, Россия? Совершенно то же самое: гигантская и не обустроенная территория, богатейшие и не работающие на страну природные ресурсы, немногочисленное и разнородное, но сплоченное опытом совместного проживания и совместной неустроенностью население. Полезно ли сложение потенциала и проблем двух таких государств ради общей для них цели национального развития? Безусловно и однозначно. Но - только при принятии такой интегрирующей национальной идеи, чего сейчас нет, и в ближайшее время не ожидается. Не ожидается еще и потому, что это требует принципиальной перезагрузки не только экономических, но и, в первую очередь, политических систем интегрирующихся государств. Насколько "президентская вертикаль" оптимальна для ресурсной эксплуатации "на вывоз", настолько же полноценное местное и региональное самоуправление, парламентское правительство и независимый суд необходимы для переноса развития на собственную страну. Само собой, что от правящих олигархий ожидать такой перезагрузки не приходится. Однако и контрэлиты, оппозиция, общественные силы, пока не больно преуспели в осознании реально колониального положения наших государств. Дискурс пока "завис" на консенсусном признании, что вместо фальсифицируемых выборов нужны честные, а вместо коррумпированных министров нужны не ворующие. Это тоже надо. Но этого - мало!"

Дискуссию поддерживают и авторы Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства при МГУ им. М.Ломоносова, заметившие изменение интеграционных настроений, которые уже стали трендом.

"На фоне нарастающей дискуссии о темпах и формате дальнейшего развития Евразийского проекта в России, Казахстане и Беларуси становится все более заметной осторожность казахстанского лидера и необычайный оптимизм Александра Лукашенко. 8 мая Президент Беларуси вновь говорил о живительной силе кооперации: "В современном мире может выжить лишь тот, кто имеет большой емкий рынок, либо тот, кто образовывает таковой путём интеграции". Интеграция в рамках Евразийского союза формирует такой рынок и соответствует интересам белорусского народа, подчеркнул руководитель Белоруссии. ЕС и ЕЭП, отметил Лукашенко, "должны не делить континент, а объединять его" и в этом состоит суть белорусской инициативы "интеграции интеграций". Активность Минска понятна и объяснима. Крайне напряженные отношения с Брюсселем не оставляют шансов на альтернативу, даже в ущербном - украинском варианте. Но почему стала более сдержанной риторика Ак Орды? Ведь успех евразийского проекта, по логике, и есть доказательство правоты Нурсултана Назарбаева, который предлагал модель евразийской интеграции за долго до "открытий" Александра Лукашенко? Едва ли речь идет о какой-то обиде на недостаточное признание заслуг Назарбаева в деле развития ЕЭП и ТС. После известной путинской статьи, которая дала старт перезагрузке практического евразийства, но в которой почему-то не оказалось упоминания о 1994 г. и выступлении Президента РК в стенах МГУ, российский агитпроп сделал поправки и при каждом удобном случае вспоминает о заслугах Елбасы. Отсутствие реального продвижения в вопросе о месторасположении органов ЕЭС? Да, такая проблема имеет место быть, но ее нельзя назвать определяющей. Хотя, глядя на офисные мучения ЕЭК, поневоле задаешься вопросом - почему же все-таки не Астана, где под ведомство Христенко, не сомневаюсь, отвели бы целый дворец. Главная причина осторожности казахстанской элиты носит, на мой взгляд, внутренний характер. И свидетельство тому, недавнее размещение в Сети письма местных национал-патриотов - Касыма Аманжолова, Мухита Асанбаева, Куата Домбая, Расула Жумалы, Талгата Мамыраимова, Айдоса Сарыма и Мухтара Тайжана. "10 вопросов о казахском языке и не только" - это действительно не только о проблеме языков и оралманов. Это очередной пробный шар на тему выбора модели развития самого казахстанского общества. Эмоциональный вопрос-реплика - "Люди, прекрасно знающие государственный язык, но слабо владеющие русским, априори становятся гражданами второго сорта у себя же в стране!" - это не только об оралманах, скорее, о принципах отношения к интеграции как таковой. К интеграции внутренней - через языковые и культурные коммуникации. И к интеграции внешней - через евразийский проект? Или, как много раз писал Айдос Сарым, через движение к европейским ценностям? Для Назарбаева и Путина - европейский и евразийский проект не противоречат и дополняют друг друга. Для части казахстанской интеллигенции вся эта интеграция в рамках ЕЭП - не более чем механизм подчинения Казахстана интересам северного соседа, как в рамках геоэкономики, так и культурной экспансии Москвы. На мой взгляд внутреннее сопротивление интеграционному тренду в Казахстане намного сильнее, нежели мы представляем это из Москвы. Поэтому осторожность Назарбаева, особенно в тот момент, когда местная элита замерла в ожидании перемен, абсолютно понятна и предсказуема. Для многих казахстанцев и россиян фигура Елбасы ассоциируется с сохранением тренда на партнерство с Москвой. Что будет при его преемнике не берутся предсказывать даже самые осведомленные эксперты. И если Нурслутан Назарбаев старается избегать громких фраз и настаивает на поэтапности строительства евразийского дома, то, очевидно, что это единственно возможный путь, при котором интеграция не вступит в противоречие с логикой развития внутриполитических процессов в Казахстане".

Любопытно в этом контексте отношение казахстанцев к вступлению республики в ВТО - соответствующее исследование провели аналитики Института политических решений, что нашло отражение на страницах издания "Бизнес и власть". "По данным социсследования Института политических решений, проведенного в марте текущего года, 26,1% казахстанцев считают, что скорое вступление Казахстана в данную торговую организацию может послужить усилению конкурентоспособности, повысить темпы роста экономики страны и качество жизни. Это мнение принадлежит жителям крупных городов страны, мнение селян неизвестно, поскольку изучение общественного мнения проводилось в 14 областных центрах, а также в Астане и Алматы. Основную поддержку инициатива получила как раз в двух последних мегаполисах, где процент сторонников вступления в ВТО составил 44,1% и 36,5% соответственно. Более трети горожан в своем отношении к вступлению Казахстана в ВТО еще не определились. Так, около 36,7% усматривают в этом как положительные, так и отрицательные стороны. В основном это жители востока (42,5%) и севера страны (40,3%). Между тем 10,5% полагают, что присоединение к ВТО подорвет отечественную экономику, а соответственно, приведет к падению уровня жизни населения. Максимальное количество противников вступления в центральном регионе (16,1%). Однако пока мы выясняем влияние на нашу страну такого важного шага, как вступление в ВТО, не исключено, что в скором времени возрастет роль Таможенного союза и Единого экономического пространства. (...) Владимир Путин заявил о необходимости обеспечения широкого международного признания Таможенного союза и ЕЭП, к тому же выразив надежду, что Евразийский экономический союз сможет стать мощным полюсом глобального развития и привлечет внимание соседей. "Развивая интеграцию, мы должны отталкиваться от запросов бизнеса, участников экономической жизни. Наша задача - сделать так, чтобы предприниматели, граждане наших стран смогли в полной мере воспользоваться преимуществами общего пространства. Особое внимание следует уделить позиционированию Таможенного союза и ЕЭП в мире. Обеспечить широкое международное признание этих объединений в качестве равноправных партнеров по диалогу", - отметил Владимир Путин, выступая на коллегии Минэкономразвития. Между тем спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин в своем выступлении в Астане заявил, что структурная перестройка экономик России и Казахстана, освобождение от сырьевой зависимости и существенное увеличение роли высокотехнологичных отраслей будут способствовать как евразийскому сотрудничеству, так и интеграции наших стран в мировую экономику. "В этой связи возникает вопрос: как соотносятся евразийская экономическая интеграция и вступление в ВТО", - сказал Сергей Нарышкин, поспешив добавить, что вступление Казахстана и России в ВТО, по его мнению, не должно помешать евразийской интеграции".

Не менее интересны и детали интеграции, о которых рассуждает оппозиционная "Республика". По данным издания, прогноз главы Национального банка Казахстана Григория Марченко о скором проигрыше отечественных страховщиков в конкурентной борьбе с российскими страховыми компаниями после вступления Казахстана в ЕЭП пока не оправдывается. Страховщики из России не спешат выходить на казахстанский рынок страховых услуг. Причем, по иронии судьбы, главным "виновным" в этом оказался сам регулятор в лице Нацбанка.

"Как заявил на пресс-конференции в Алматы глава СК "Евразия" Борис Уманов, наш финансовый сектор настолько зарегулирован, что развивать свой бизнес в Казахстане россиянам просто невыгодно. "В России бизнес у этих компаний идет достаточно удачно, потому что там рынок менее зарегулирован и им легче выполнять пруденциальные нормативы", - объяснил Борис Уманов. Другой причиной низкой активности иностранных страховщиков в Казахстане он назвал наличие в стране вполне конкурентоспособных игроков. "В Казахстане есть хорошие отечественные страховые компании, - заявил Уманов. - Я не буду называть, какие конкретно, чтобы это не было рекламой, но они достаточно активно работают. У нас сложился хороший костяк - 5-10 компаний".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.