Станислав Тарасов: Кто поможет Турции избежать ловушки нового Севрского договора

Москва, 10 мая 2012, 00:39 — REGNUM  

Специальный представитель Организации Объединенных Наций по урегулированию ситуации в Сирии Кофи Аннан в скором времени представит на рассмотрение Совета Безопасности ООН отчет о ситуации в этой стране. По этому поводу глава миссии международных наблюдателей в Сирии норвежский генерал Роберт Муд заявил, что в тех местах, где сейчас находятся "голубые каски", - в Хомсе, Хаме, Идлибе, Дераа и пригородах Дамаска, - значительно спала интенсивность артиллерийских обстрелов и стрельбы. "Я действительно могу подтвердить, что мы стали свидетелями уменьшения масштабов насилия в тех местах, где находятся наши люди", - констатировал Муд. По его словам, "возникло ощущение, что правительство и оппозиция хотели бы, чтобы спецпредставителю ООН и ЛАГ по Сирии Кофи Аннану удалось реализовать свой миротворческий план".

В Сирии уже находится свыше 50 миротворцев. Как ожидается, в середине мая там число наблюдателей может достичь 225 человек из 300 запланированных. Работа миссии продлится три месяца. Но сейчас - по сути - международные наблюдатели еще только приступают к своей работе. И для них, как и многих экспертов, уже давно очевидно, что быстро добиться успехов в таком конфликте, как сирийский, не удастся. С одной стороны, с участием внешних сил созданы разношерстные силы оппозиции, которые вроде бы едины в борьбе с официальным Дамаском, но по мере стагнации ситуации начинают сводить счеты друг с другом, еще больше дестабилизируя ситуацию в стране. С другой - Дамаск, приступивший практически к некоторым декларированным демократическим преобразованиям, получает шанс отсечь радикалов за счет выстраивания национального диалога с удобными для себя силами оппозиции. Кстати, сирийское правительство утвердило проект нового закона о Верховном конституционном суде, который значительно расширяет его полномочия и состав. Этот орган будет следить за организацией президентских выборов, дата которых пока не назначена. В Сирии проведены и парламентские выборы, в которых, по сведениям независимых СМИ, приняли участие свыше 60 процентов избирателей.

В этом как раз и заключается главный парадокс ситуации: Дамаск стал претворять в жизнь положения "дорожной карты", выдвинутой спецпредставителем ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннаном, тогда, когда кризис еще не преодолен: оппозиционный Национальный координационный комитет отказался от участия в выборах. Но как бы то ни было, Дамаск перебросил мяч на поле оппозиции. Неслучайно глава МИД России Сергей Лавров еще раз напомнил о "необходимости выполнения мирного плана спецпосланника ООН всеми сирийскими сторонами - и властями, и оппозицией". В то же время Москва призвала действовать в идентичном ключе и другие страны, "особенно те, кто обладает необходимым воздействием на сирийские оппозиционные группы". Речь, в первую очередь, идет о Турции, как одной из стран региона, наиболее интегрированной в сирийский кризис.

Но тут не всё выглядит однозначно. Складывается устойчивое ощущение того, что турецкая дипломатия оказалась не готовой к нынешнему развитию событий в Сирии, потеряла нить интриги, и действует импульсивно. Принимая под предлогом борьбы "с авторитарными режимами" активное участие в сценариях "арабской весны", Анкара в результате оказалась вытесненной на сирийский плацдарм, где ей приходится решать уже принципиально новые задачи. В этой связи премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган предложил "увеличить количество наблюдателей ООН в Сирии до 3 тысяч человек, чтобы "они в составе большой миссии смогли посетить все регионы страны и понять, что там происходит".

Действительно, что происходит в Сирии? Прежде всего, отметим, что события в этой стране развиваются не по египетскому сценарию, когда генералы предали президента Мубарака. Сирийская армия и генералы, за некоторым исключением, сохраняют верность Башару Асаду. Не прошел и ливийский сценарий, поскольку Россия и Китай заблокировали прохождение соответствующей резолюции в Совете Безопасности ООН. Теперь время от времени Анкара заявляет, что может обратиться с просьбой к союзникам по НАТО прийти на помощь государству, подвергшемуся нападению, ссылаясь на пятую статью Хартии НАТО.

Во-первых, Североатлантический альянс, переживающий синдром афганского поражения, вряд ли решится на участие в сирийском кризисе. Во-вторых, понятно, что если и можно говорить о каких-то угрозах для Турции, то они исходят не со стороны сирийской армии, а от курдов, которые в Сирии контролируют границу с Турцией. Но они тоже вступили на путь самостоятельной "игры", хотя пока не очевидны их главные цели: то ли создание автономии в составе Сирии, то ли попытка активно интегрироваться в курдское движение в регионе, тактически прикрывая политику Эрбиля. Ранее сообщалось, что Иракский Курдистан готов вот-вот провозгласить независимость, но его "попросили с этим подождать за океаном - до решения вопроса с Башаром Асадом".

Если это действительно так, тогда непонятны истинные цели Анкары в сирийском кризисе, ведь свержение Асада может привести к расколу Сирии. Добавим к этому, что в соседнем Ираке это уже фактически произошло: запад страны контролируют сунниты, шиитам принадлежат центр страны со столицей Багдадом и юг - с выходом к Персидскому заливу и богатейшими месторождениями углеводородов, север - в руках курдов. В этой связи многие эксперты предполагают, что в случае с появлением Западного Курдистана - этим термином курды называют территорию, которая находится в пределах Сирии и Турции - Анкара получает вместо одного опасного для нее курдского региона в Северном Ираке, еще один - в Сирии. Потому она добивается под любым предлогом ввода на территорию Сирии своих войск, чтобы избежать геополитической ловушки, чреватой для нее территориальным расколом.

Проблема в том, что момент для осуществления такой операции Турция упустила. Сейчас сама логика процесса должна толкать Анкару на альянс с Дамаском, а не на "битву с Башаром Асадом". Однако пока происходит иное. Премьер-министр Турции Раджеп Тайип Эрдоган в ходе недавней встречи со своим словенским коллегой Янешом Янзой заявил: "Я не верю, что страна, которой управляет такая команда, сможет долго терпеть своих лидеров. Турция выступает против такой власти в Сирии, и никто не должен ожидать, что мы хоть как-то поддержим того, кто угнетает свой народ". В свою очередь министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, выступая перед парламентариями, разъяснил им внешнюю политику страны в отношении Сирии: "в настоящее время рождается новый Ближний Восток, где Турция - хозяйка", а "Анкара будет продолжать вести свой внешнеполитический курс, направленный на свержение режима Башара Асада, и на поддержку оппозиции". По выражению некоторых турецких обозревателей, хотя Анкара формально натягивает на себя кафтан "маленьких США в регионе", она фактически может потерять собственную рубашку - часть своих территорий. Как бы не случилось так, что строительство нового Ближнего Востока, о чем мечтает глава МИД Турции Давутоглу, не началось бы с наступлением на те самые грабли, с которыми столкнулась Турция в 1920 году по времена Севрского договора.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.