"Потерянная Осетия" не может найти Южную Осетию на Яндекс-картах

Владикавказ, 5 мая 2012, 13:36 — REGNUM  Виртуальной карты памятников культуры у Южной Осетии не будет, пока Республику не нанесут на сервис "Яндекс-карты". Как сообщила ИА REGNUM руководитель проекта "Потерянная Осетия" Алина Акоефф, сейчас на мультимедийной карте Северной Осетии маркируются памятники культуры республики, сделать такую же карту для Южной Осетии они пока не в силах, поскольку РЮО не нанесена на карты Яндекса.

"Как только Южная Осетия будет прорисована на картах, мы это сделаем. Мы достигли договоренности с югоосетинским Комитетом по охране памятников. Они готовы и с радостью влились в наш проект, но пока есть такая техническая загвоздка", - сказала Акоефф.

Некоммерческий проект "Потерянная Осетия" - мультимедийная карта с широким функционалом, предназначенная для профессиональных пользователей и для широкой аудитории пользователей интернета - реализуется в Северной Осетии волонтерами.

Как рассказала ИА REGNUM начальник отдела охраны памятников Министерства культуры РЮО Нелли Табуева, проблема прорисовки Южной Осетии на "Яндекс-картах" упирается в то, что РЮО - недавно признанное государство. "Эта проблема, которая должна решиться не на уровне министерства, а на уровне правительства", - отметила она. Правительство Южной Осетии будут просить, чтобы оно провело переговоры с компанией "Яндекс" по отрисовке карты на их сервисе.

По словам Акоефф, как основу для своей работы, в проекте использовали карту Северной Осетии автора "Атласа этнополитической истории Кавказа" Артура Цуциева, его же работы будут использоваться для югоосетинской части проекта, а дальше развиваться в электронном виде.

Все памятники в Южной Осетии сейчас в очень плохом состоянии, за последние 20 с лишним лет они особенно неухожены, заявила Нелли Табуева. "До этого в деревнях были люди, они присматривали сами за фамильными святилищами. Сейчас людей мало в деревнях или вообще нет. Когда бывает какой-нибудь религиозный праздник, они приезжают, и после них остается грязь. Даже в этом плане все запущено. Там, где эти памятники, должно быть человеческое дыхание, необходимо прилагать руку, приходить, наводить чистоту, это уже будет помощь. А в глобальном плане все объекты нуждаются в уходе", - рассказала она.

Самая большая наша забота на это лето, - сообщила Табуева, - это уникальный памятник архитектуры - Тирский монастырь. По ее словам, планируется открыть счет на восстановление кровли монастыря. "Я ни о чем другом, кроме кровли не говорю. Достаточно перекрыть ее, чтобы вода не шла. Там уникальная кладка кровли и просто перекрыть железом ее нельзя. Ее надо именно реставрировать со специалистами. На это деньги нужны", - отметила она.

"Хотя мы подавали проект на финансирование восстановления некоторых церквей в первую очередь, в бюджете Республики на этот год не предусмотрена хоть какая-то сумма на восстановление, укрепление и консервацию памятников. На культуру выделена какая-то сумма, но на это отдельной суммы нет", - сказала Табуева.

По словам Табуевой, в 2008 году после грузинской агрессии они совместном с московскими коллегами обращались к руководству России и просили, чтобы "из всей массы помощи, которая шла в Южную Осетию, выделили какую-то часть конкретно на восстановление памятников культурного наследия". В ответном письме говорится, что из Южной Осетии поступила просьба не делать этого, так как в первую очередь надо решить социальные проблемы. "Это письмо у меня есть, - отметила Табуева. - Безусловно, в первую очередь нужно помочь людям, но абсолютно не повредит, если бы была выделена какая-то сумма на памятники".

Сейчас в Южной Осетии продолжается стройка, как говорит Табуева, "сплошь и рядом по всей Осетии" при ведении работ находятся объекты культурного наследия, например, при прорезании дороги в Ленингорский район, были обнаружены развалины церкви. Строители смогли обогнуть это место и продолжить строительство. "Неизвестно, какая это церковь, нет жителей, которые бы нам рассказали. При проведении археологических исследований, мы могли бы определить датировку, выявить другие подробности", - отметила Табуева. Пока же отдел охраны памятников может только фиксировать вновь найденные объекты. Как заверила Табуева, они "будут биться" за каждый откопанный кувшин.

Табуева рассказала, что уже второй год не находит следов "варварского восстановления" памятников архитектуры в Южной Осетии. "Я очень четко заявляю всем, говорю на всех углах и людям в деревнях тоже, что о любом восстановлении, несогласованном с нами, мы будем сообщать в прокуратуру, независимо от того, кто будет заниматься восстановлением", - сказала она.

Алина Акоефф сообщила, что случаи "варварского восстановления" есть и в Северной Осетии. "Оно есть везде. Всегда найдутся люди, которые думают, что они знают больше, чем все остальные. Это недопустимо. Любое восстановление объектов культуры должно проходить под надзором специалистов, с привлечением специалистов в данной конкретной области", - подчеркнула она.

Акоефф сообщила также, что "Потерянная Осетия" продолжает свою работу. Сейчас они, в частности, занимаются башней Курта в Фиагдоне в селении Уалагсых. Эта башня, по легенде, принадлежала родоначальникам Куртатинского и Тагаурского обществ Северной Осетии. "Совместно с Комитетом по охране памятников мы пригласили независимого эксперта для осмотра башни Курта, она находится в печальном состоянии. Это Валентин Кузьмин, московский архитектор-реставратор. Он приедет 7 мая и, видимо, даст нам рекомендации по реставрации", - отметила Акоефф.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.