Димитрий Кленский: Президент Эстонии снова "ступил в ведро"

Таллин, 4 мая 2012, 01:57 — REGNUM  

На праздновании столетия эстонского кинематографа (Eesti film 100) президент ЭР Тоомас Хендрик Ильвес (Toomas Hendrik Ilves) снова опростоволосился или, как говорят эстонцы: "ступил в ведро" (astus ämbrisse). В своей приветственной речи он перебросил три "моста" между эстонским кино времен до Второй мировой войны и современным киноискусством, уже в восстановившей независимость Эстонии. При этом совсем "забыв" полувековой период существования кино в советское время, когда страна входила в состав Советского Союза, и когда эстонское кино процветало и добилось выдающихся успехов.

"Анафеме" предается гордость нации

То, что президент страны попал пальцем в небо, стало ясно сразу после церемонии награждения победителей. В восьми категориях конкурса столетия эстонского кино было выдвинуто по пять номинантов. Итого - сорок претендентов. И только некоторые представляли довоенное и современное кино, кстати, находящееся в глубоком упадке или, как витиевато выразился президент ЭР, приведя в сравнение кино: "В наше время кинематограф Эстонии также (по сравнению с кино до Второй мировой войны - прим.автора) делает шаги в сторону кино, как искусства". Позиция президента ЭР оказалась удивительно нелепой, поскольку победители конкурса, все без исключения, сделали себе имя как раз в советское время. Это - создатели советских художественных фильмов "Весна" и "Последняя реликвия", а также, имевшие международный успех мультипликационные фильмы.

Сказанное относится и к обладателям призов в категориях "Киноактриса столетия" и "Киноактер столетия". Ими стали Элле Кулль (Elle Kull) и Лембит Ульфсак (Lembit Ulfsak). Последний хорошо известен и бывшему советскому кинозрителю, например, по советским фильмам "Легенда о Тиле" (в роли Тиля Уленшпигеля), "В поисках капитана Гранта" (в роли Жака Паганеля), а также "ТАСС уполномочен заявить", "Ассоль", "Исаев", "Тайна черных дроздов", "Убойная сила 6". Элле Кулль советский зритель знал по фильмам "Охота на дракона" и "Неуловимое чудо". Да и среди остальных номинантов по этим категориям много запомнившихся советским периодом своего творчества актрис и артистов. Это - Эве Киви (Eve Kivi), Ада Лундвер (Ada Lundver), и конечно, Юри Ярвет (Jüri Järvet), блестяще сыгравший в фильме "Король Лир" (роль короля Лира).

За два десятилетия восстановленной независимости Эстония проделала тернистый путь преодоления себя - отказа от признания "преданных анафеме" крупных, советского периода представителей национальной творческой интеллигенции, многие - международного уровня. Их даже осмеивали за это. Забвение коснулось их только потому, что смели сотрудничать с советской властью, имели звания народных артистов СССР. И вдобавок не боялись видеть также и хорошее в полувековой истории Эстонской ССР. Со временем, пусть сквозь зубы, стали вспоминать, о забытом было навсегда, певце Георге Отсе (Georg Ots), певице Маргарите Войтес (Margarita Vоites), балерине Кайе Кырб (Kaie Kõrb). Все - народные артисты Советского Союза.

До сих пор не принято говорить об ученом, академике, крупном мыслителе Густаве Наане (Gustav Naan), посмевшем сразу разглядеть огромный массив негатива, который не мог не сопровождать восстановление независимости Эстонии в 1991 году и в правоте которого убеждаются вот уже двадцать лет все здравомыслящие, незараженные вульгарным национализмом жители Эстонии. А еще среди преданных забвению остаются такие имена - писатель и публицист Юхан Смуул (Juhan Smuul), театральный режиссер Кaарел Ирд (Kaarel Ird). И список этот можно продолжить.

Прискорбно, что в оценке исторической значимости выдающихся деятелей культуры и науки Эстонии играет и этнический момент. Из названных выше лиц, есть и такие, предки которых были славянами. Публично об этом не говорят, но в кулуарах - запросто.

Эстония: "Хороша Маша, да не наша"

Особенно показательна национальная ограниченность нынешней эстонской элиты на примере ее отношения к звезде мирового кино и выдающейся оперной певице Милице Корьюс, которая в тридцатые годы прошлого века вынуждена была покинуть Эстонию. Прославившуюся в 1938 году на весь мир вместе с музыкальным кинофильмом "Большой вальс" певицу не приняла эстонская музыкальная общественность, ее отказались утверждать солисткой театра оперы и балета "Эстония".

"Чужаком" остается Милица Корьюс и для современной Эстонии. Хотя Милица Корьюс - единственный житель Эстонии, который когда-либо был номинирован на кинопремию "Оскар". Забыли о ней и на празднике столетия эстонского кино. И это несмотря на то, что родилась она до Октябрьской революции 1917 года в Варшаве в семье офицера кадетского корпуса, выходца из Эстляндии. Он занимал высокий пост в структурах эстонской армии и именно к нему она приехала жить из Киева в 1928 году. Более того, ее дочь - американский дипломат Мелисса Фолш Уэллс была послом США в Эстонии в 1998-2001 годы. Не спасло от "немилости" Милицу Корьюс и то, что она прожила большую часть жизни, и умерла там же, в обожаемых нынешней эстонской элитой Соединенных Штатах.

Вся "вина" перед Эстонией ставшей ведущей солисткой Метрополитен-опера и солисткой Берлинской оперы состояла в ее "анкете". В Первую мировую войну, в связи с переездом отца в Москву, Мила (православное имя певицы и актрисы) поступила в Елизаветинскую гимназию. После развода родителей, в 1918 году переехала с матерью и сестрами в Киев, где училась в музыкальной школе, пела в церковном хоре. С 1927 года - солистка украинской капеллы "Думка", много гастролировала. В Эстонии будущая мировая звезда обучалась вокалу у русских музыкантов и педагогов, эмигрировавших из Советской России. В частности, брала уроки у дирижера-репетитора Большого театра, эмигрировавшего в 1920 году в Эстонию Сергея Ивановича Мамонтова (двоюродного племянника знаменитого российского предпринимателя и мецената), который стал дирижером театра оперы и балета "Эстония" (1923-1932), преподавал в Таллинской консерватории, но о, ужас, возглавлял и местное Русское музыкальное общество.

Не "украшает" биографию Милицы Корьюс и то, что ее мать - дворянка Анна Гинтовт, потомок древнего литовского рода Гинтовтов-Дзевалтовских. Наконец, мать и сестра Милицы Корьюс - Тамара погибли в блокадном Ленинграде. И все-таки надо признать, что в Эстонии со временем стали чуть-чуть, но понимать карикатурность отрицания очевидного. Это продемонстрировали и итоги конкурса столетия эстонского кинематографа.

Когда и умолчание может стать ложью

Возможно, прозрел накануне этого события и имеющий богатый опыт подрывной идеологической работы президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, в прошлом - сотрудник существовавшей на американские деньги антисоветской радиостанции "Свобода". Ведь его "забывчивость" на праздновании столетия эстонского кино стала контрастом традиционной агрессивности главы Эстонского государства, который до сих пор славился небылицами о советской Эстонии, которая-де стонала под пятой треклятой России и особенно СССР. Так, из его уст Запад узнал, что советская авиация... "варварски" бомбила в марте 1944 года занятый гитлеровцами Таллин, что сразу после той войны русские педиатры осуществляли геноцид... эстонских детей, что в советской Эстонии не знали, что такое... ресторан. Давно ли мир узнал от Тоомаса Хендрика Ильвеса, что русский язык опасен и его не следует изучать, так как это - родной язык злодеев, оккупировавших его родину, но куда сам он, кстати, вернулся только два десятилетия назад гражданином США.

Примечательно, что лгал глава государства на Западе, западным СМИ. И это было очень профессионально для профессионального бойца идеологического фронта "Вашингтонского обкома". Ведь, хотя в Эстонии всю эту несусветную ложь опровергали русские СМИ и политики, обыватель на Западе, естественно, оставался в неведении о разоблачениях этой лжи. И она срабатывала, создавая в мире демонический образ России.

Возможно, глава эстонского государства решил наступить на горло собственной песне именно в связи избранием Владимира Путина президентом РФ. Вместо привычного оголтелого вранья о России и русских он вдруг "оступился" на праздновании столетия эстонского кинематографа - обошел вниманием тему советского (т.е. русского) прошлого.

И с него берут пример. Недавно ИА REGNUM сообщило о полном игнорировании Тартуским университетом (бывший Дерптский и Юрьевский Императорский университет) годовщины его повторного основания российским императором Александром I в 1802 году. Этот университет сделал себе имя как раз в течение всего XIX века, тогда только и пришел международный авторитет. Между тем, за сохранившимся главным университетским зданием (его силуэт украшает эмблему учебного заведения), построенном на деньги Российской империи, установлен памятник шведскому королю Густаву II Адольфу. Тот основал в Тарту в начале XVII века Academia Gustaviana. Это заведение (прообраз университета), смахивавшее больше на современную духовную семинарию, кочевало с места на место и в течение 170 лет (до основания императорского университета) просуществовало всего несколько десятилетий. Можно ли считать такую трактовку истории здоровой? Или русофобия поразила эстонскую элиту в такой степени, что это также вызывает нездоровые ассоциации, даже жалость.

P.S. В целом же надо признать, что вместо ломовых приемов антироссийскости задействован "бархатный" вариант - игнорирование всего русского и российского. Но с чего бы вдруг такая метаморфоза? Быть может, вульгарная русофобия опостылела уже и эстонскому обществу? А может глава эстонского государства и придворные СМИ Эстонии переусердствовали в своем рвении угодить Западу антироссийскостью? Но возможно, негласно работает некая "Перезагрузка-2"? Перемена (может и случайная) в риторике Таллина на восточном направлении столь непривычна, что можно предположить: а не дали ли совет не замечать Россию, "советскую оккупацию" Эстонии из-за океана - не отягощенные "первобытным" национализмом заокеанские наставники-профессионалы?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.