Владимир Веретенников: Почему Сейм Латвии объявил войну всенародным референдумам?

Рига, 2 мая 2012, 21:51 — REGNUM  

На днях Сейм Латвии поддержал во втором чтении законопроект, предусматривающий отказ от оплаты государством второго этапа сбора подписей за организацию референдумов. И если данные поправки к закону будут утверждены окончательно, то инициаторам всенародных голосований придется самим собирать требующиеся для этого подписи 10% избирателей Латвии (около 150 тысяч человек). Однако, многие представители политической элиты и общественности встретили данный законопроект резко отрицательно - усмотрев в нем посягательство на свободу народных волеизъявлений и стремление окончательно сосредоточить все власть в руках политических партий.

Борьба с популизмом или зажим демократии?

Главным инициатором предлагающихся поправок стала коалиционная партия "Единство". 26 апреля за поправки к закону "О народном голосовании и предложении законов" проголосовали 49 депутатов правящей коалиции, против - 36 представителей оппозиционных фракций. Теперь, для того, чтобы утвердить их окончательно, необходимо провести третьи чтения. В чем же заключается разница между нынешним порядком и предлагаемым? В настоящее время сбор подписей для организации референдумов принято проводить в два этапа. На первом этапе требуется собрать 10 тысяч подписей - за счет инициаторов. Когда они уже имеются в наличии, то второй этап сбора подписей проводит уже Центральная избирательная комиссия (ЦИК) на государственные средства. Если на втором этапе законопроект поддержит не менее десятой части избирателей, то его передают на рассмотрение в парламент. Коли Сейм не проявляет сговорчивости, то проводится референдум. Однако, как предлагают авторы новых правил, старый порядок организации референдумов станет применяться лишь в тех случаях, когда речь идет о возможном роспуске Сейма. Для этого по-прежнему будет достаточно лишь первых 10 тысяч подписей, оплаченных из кармана инициаторов - а потом оплату подписных листов обеспечит ЦИК. Во всех остальных случаях подписную компанию всегда придется проводить лишь целиком за счет инициаторов. При этом подписи можно будет собирать и электронным путем, через интернет. После того, как требуемое количество подписей (с указанием имени, фамилии, персонального кода и даты), вкупе с текстом готового законопроекта или поправок к Конституции, которые "инициативщики" стремятся воплотить жизнь, подается в ЦИК, последние передают их в Сейм. Дальше все по старому - если парламент не утверждает предлагаемый проект, проводится референдум. Впрочем, у ЦИКа появится право на отказ в регистрации поданного законопроекта: если не соответствует необходимым требованиям инициативная группа (в качестве таковой должна фигурировать какая-либо политическая партия или группа из 10-15 избирателей) или если сам проект "не полностью разработан формально и содержательно". Разумеется, с точки зрения самих разработчиков новых правил организации референдумов, ни о каком "зажиме демократии" речи не идет. Один из них, депутат Сейма от партии "Единство", член парламентской юридической комиссии Андрей Юдин в интервью изданию "Вести Сегодня" указал, что все хорошо продумано: "Давайте разберемся: если сегодня у 0,6 процентов наших граждан возникает какая-то идея, то все остальные жители страны обязаны уже за свой счет ее протестировать! Да, сегодня, если удастся собрать на первом этапе 10 тысяч подписей в поддержку референдума по тому или иному законопроекту, то дальше уже ЦИК на деньги налогоплательщиков проводит второй этап подготовки референдума, который обходится примерно в 500 тысяч латов! Не слишком ли это дорогой тест? Почему 99,04 процента граждан должны оплачивать тест, предложенный 0,6 процентами граждан?!" С Юдиным полностью согласен председатель Центризбиркома Арнис Цимдарс, публично высказавшийся о том, что новые правила уменьшат возможности использовать референдумы "в популистских целях". Причем, по его мнению, предусмотренная возможность сбора подписей через интернет гарантирует, что сами по себе всенародные голосования по-прежнему останутся возможными. При этом, глава ЦИК считает, что нужно разработать четкие критерии для подготовки проектов, выносящихся на референдум. Также, в законе необходимо предусмотреть эффективный механизм проверки собранных подписей. Наконец, и сам премьер-министр Валдис Домбровскис выразил уверенность в том, что нужно сделать так, "чтобы Латвия не застряла в непрерывных референдумах".

Готтентотская мораль

Однако, один из известнейших политиков Латвии, мэр Вентсписа Айвар Лембергс громогласно заявил о том, что если парламент поддержит в окончательном чтении законопроект о новых правилах организации референдумов, то его потребуется распускать. Как считает А. Лембергс, данные правила глубоко антидемократичны и по существу не отвечают духу Конституции - поскольку, на практике, лишают граждан возможности вообще когда-либо инициировать поправки к законам или отклонять их. Вентспилсский градоначальник небезосновательно полагает, что мало у кого найдутся лишние деньги, дабы оплатить 150 тысяч подписей у нотариусов. К тому же, после того, как у ЦИКа появится право отклонять поданные инициативы, то даже если 300 тысяч латов окажутся найдены, нет никакой гарантии того, что они, фигурально выражаясь, не уйдут в мусорное ведро. Лембергс не упустил случая напомнить о лицемерии авторов поправок: "Нынешняя правящая коалиция, находясь в оппозиции в 2007-2008 гг., с пеной у рта кричала о том, что гражданам нужно дать возможность выражать свое мнение о работе коалиции, и это должно стать фильтром, чтобы не допустить отрыва властей от народа. Теперь они в большинстве, и не придумали ничего лучшего, как, по сути, запретить гражданам Латвии инициировать референдумы". Также и депутат оппозиционного Союза "Зеленых" и Крестьян Дана Рейзниеце-Озола раскритиковала фракцию "Единство" за двойные стандарты. Она напомнила, что те, кто нынче продвигает поправки, несколько лет назад сами были в оппозиции и пропагандировали мнение, что только с помощью референдумов можно выразить свое отношение к "циничному правительству и его плохой работе". "В то время референдумы были хорошими, сейчас - совсем иначе", - подвела итог Д. Рейзниеце-Озола.

И действительно, оснований для подобной критики имеется предостаточно. За последние годы в Латвии прошел ряд референдумов. Наиболее урожайным на такого рода мероприятия выдался август 2008 года. Так, 2 августа состоялось всенародное голосование по поправкам к Конституции, предусматривающим предоставление народу права инициировать роспуск Сейма. На тот момент данный референдум стал третьим по посещаемости за всю историю постсоветской Латвии - к урнам пришли более 610 000 латвийцев, абсолютное большинство из которых проголосовало за введение права досрочного роспуска Сейма. Впрочем, все равно этого количества оказалось недостаточно для принятия предлагаемых поправок - и позднее они были утверждены чисто парламентским путем. Неудивительно: на тот момент у власти находилось правительство Ивара Годманиса, представлявшего партию ЛПП/ЛЦ, в силе была "Народная Партия", а нынешние коалиционеры из блока "Единства" (тогда еще не существовавшего) пребывали в глубокой оппозиции. Для них этот референдум стал хорошей возможностью нанести существенный урон конкурентам. В те дни оппозиционеры много разглагольствовали о том, что "факты, как относительно небольшого недобора нужного количества голосов, так и того, что подавляющее большинство пришедших на избирательные участки проголосовало за предлагаемые поправки - они служат грозным предупреждением для власти". Доказывалось, что нельзя "игнорировать волю огромного количества избирателей", а Годманису и членам его кабинета вообще "нужно серьезно подумать об уместности своего дальнейшего пребывания в правительстве - ведь результаты голосования стали для них выражением народного недоверия".

Спустя три недели, 23 августа, состоялся еще один референдум - на этот раз его предметом стало утверждение поправок к закону "О государственных пенсиях", предусматривающих повышение коэффициентов расчёта минимальной пенсии по возрасту. В числе одного из главных инициаторов данного референдума стало "Общество за другую политику", позже оказавшееся одним из соучредителей "Единства". Другой будущий опорный столп "Единства", партия "Новое время", также всецело поддержала эту инициативу. И хотя вновь необходимое количество голосов не было набрано, оппозиция опять по полной использовала факт прошедшего референдума для критики власти. В настоящее же время "Единство", крайне встревоженное как прошедшим языковым референдумом, так и готовящимся всенародным голосованием за права неграждан, стремится свести к минимуму возможность подобных мероприятий. Сейчас представители коалиции доказывают, что необходимость оплаты сбора подписей для организации референдумов висит на шее государства тяжким камнем, который надобно скинуть. Между тем, в июле 2008-го, в преддверии двух вышеупомянутых всенародных голосований, нынешний генеральный секретарь "Единства" Артис Кампарс внес предложение вдвое увеличить количество участков для сбора подписей на втором этапе подготовки референдумов. Данное предложение поддержки не нашло - в силу необходимости выделять деньги на его реализацию. В ответ А. Кампарс разразился негодующей речью: "Коллеги! Как известно, демократия - дело не дешевое. Простейший и дешевейший режим управления - это авторитаризм. Поэтому я думаю, что в данной ситуации финансовым аргументам, направленным против этой возможности граждан участвовать в политических процессах и высказать свою волю, нет места". Таким образом, демонстрируется готтентотская логика: одинаковые действия могут расцениваться как положительно, так и отрицательно - в зависимости от степени выгоды или невыгоды от них в данный конкретный момент.

О референдумах можно забыть?

Впрочем, даже если поправки к закону о народном волеизъявлении будут приняты, вряд ли они успеют повлиять на проведение референдума о негражданах. Рижский юрист Илларион Гирс в беседе с ИА REGNUM высказался на сей счет следующим образом: "Что касается референдума по отмене массового безгражданства, то он должен пройти по тому юридическому уложению, которое было в силе на момент начала процедуры сбора подписей за его организацию. Ведь закон обратной силы не имеет - поэтому, поправки, если их примут, в данном случае не могут быть действительными. Впрочем, даже если правящие настоят на том, чтобы эти поправки оказались отнесены и к референдуму по негражданам, то все равно, надеюсь, инициативу можно будет довести до конца. К тому же, тут обнаруживается и существенное преимущество - если действительно узаконят возможность голосовать по интернету, то это существенно облегчит дело".

Напротив, правозащитник Владимир Бузаев опубликовал статью, в которой выражает серьезные опасения, что с принятием поправок организация референдумов становится почти невозможным делом: "Подписи за русский язык собирались c 1 по 30 ноября 2011 года на 612 участках, в латвийских тюрьмах и в 39 латвийских представительствах за рубежом. Расходы составили около 500 тысяч латов, примерно по 25 сантимов на каждого латвийца. С учетом налаженных связей ЦИК уложиться в такую смету - не проблема, но для частного лица тут нужно выложить не менее миллиона. Такое не потянут ни профсоюзы, ни те же "тевземцы", хотя на счету первых - два удачных сбора 150 тысяч подписей, а вторые дважды преодолели барьер в 10 тысяч. М-да, перед выборами "тевземцы/вселатвийцы" обещали бороться с агентами Кремля, а, поддержав поправки, сделали латвийские народные референдумы доступными только при поддержке разведки крупной иностранной державы. Внутри Латвии такое не каждый миллионер потянет. Разве что три олигарха, с которыми так ожесточенно борется второй партнер по коалиции - Партия Реформ Затлерса - в складчину вполне способны осуществить "народную волю"..."

...На данный момент поправки к закону о референдумах окончательно еще не утверждены Сеймом. Однако, судя по всему, процесс будет доведен до конца, и закрепленная в Конституции возможность организации всенародных голосований останется чисто номинальной. А это, в свою очередь, серьезно изменит весь политический климат в Латвии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.