Пятилетие "Бронзовых ночей" Эстонии. Апрель 2007 года: как это было. Хроника ИА REGNUM

Таллин, 26 апреля 2012, 13:02 — REGNUM  Сегодня, 26 апреля, исполняется пять лет с момента самого острого общественно-политического кризиса в истории современной Эстонии, приведшего к расколу во взаимоотношениях двух крупнейших общин страны и развеявшего последние иллюзии русской общины Эстонии относительно истинных целей правонационалистических партий Эстонии в вопросе построения "демократического европейского государства". События, попавшие в мировых СМИ под названием "бронзовых ночей", начались в полчетвертого утра 26 апреля, когда полиция без каких-либо предупреждений атаковала автомобиль с находящими внутри активистами общественной антифашистской организации, и закончились днем 28 апреля, когда были разогнаны и арестованы последние участники массовых акций протеста в Таллине и других городах Эстонии.

По официальным данным, с 26 апреля по 3 мая в Эстонии было задержано 1.250 человек. Треть задержанных была эстонцами по национальности. Среди задержанных оказались как граждане Эстонии, так и граждане России, Украины, Литвы, Латвии, Германии и лица без определенного гражданства, постоянно проживающие в Эстонии. Погиб гражданин России, 20-летний житель Эстонии Дмитрий Ганин. Собраны многочисленные свидетельства о жестоком обращении с протестующими и задержанными, однако официальные власти Эстонии до сих пор отрицают подобные обвинения. В свою очередь, эстонское правительство и национальные СМИ в освещении "бронзовых событий" сделали акцент на актах хулиганства и уличных грабежах этого периода, а также на сопротивлении демонстрантов силам правопорядка и так называемой "кибервойне" России против Эстонии.

ИА REGNUM предлагает вспомнить все основные события того "горячего апреля" 2007 года в Эстонии, построив хронологию на публикациях эстонских и мировых СМИ, официальных пресс-релизах государственных и муниципальных структур, общественных организаций, воспоминаниях участников событий и таллинского корреспондента ИА REGNUM.

2 апреля состоялось первое заседание парламента Эстонии нового, 11-го созыва: 31 депутат представляет Реформистскую партию, 29 - перешедшую в оппозицию Центристскую партию, 19 - союз правых партий "Отечество - Рес Публика", 10 - Социал-демократическую партию, 6 - партию "Народный союз" и 6 депутатов - Партию зеленых Эстонии. 5 апреля состоялось первое заседание нового правительства Эстонии из составивших правящую коалицию "реформистов", социал-демократов и "отечество-республиканцев". Лидер крупнейшей оппозиционной Центристской партии Эстонии Эдгар Сависаар вновь выбран горсобранием в качестве мэра Таллина. Антифашистский комитет Эстонии обратился к правительству России с инициативой наградить похороненных в братской могиле возле памятника "Бронзовый солдат" в Таллине красноармейцев наградами как героев войны. 9 апреля две гражданки России, родные дочери похороненного возле "Бронзового солдата" гвардии капитана Ивана Сысоева подали в Таллинский суд на Министерство обороны Эстонии с требованием отменить запланированную эксгумацию могил и перенос памятника. Президент Тоомас Хендрик Ильвес оставил письменное обращение дочерей Сысоева без ответа.

11 апреля эстонское правительство и парламент "проигнорировали" отмечаемый в Европе Международный день памяти узников фашистских концлагерей, несмотря на то, что Эстония занимает первое место на континенте по числу концлагерей времен Второй мировой войны на единицу территории.

Парламентскую эстоно-российскую группу 11 апреля возглавил член союза правых партий "Отечество - Рес Публика" Пеэтер Тульвисте, известный своими симпатиями к эстонским эсэсовцам и критик Кремля.

17 апреля на заседании парламентской комиссии по безопасности был заслушан засекреченный доклад службы безопасности Эстонии КаПо о сценарии событий в случае демонтажа памятника "Бронзовый солдат", где предсказывались массовые беспорядки в городах с высокой долей русскоязычного населения. По данным еженедельника Eesti Ekspress, премьер-министр Андрус Ансип подверг сомнению доклад, считая, что "защищать" памятник придет "кучка протестующих". Позже министр внутренних дел Юри Пихл со ссылкой на данные его коллег по парламентской фракции Социал-демократической партии прогнозировал появление до 15 000 протестующих в центре Таллина.

19 апреля всем министерствам от имени правительства был разослан документ о том, что следует говорить в интервью о "Бронзовом солдате". Рекомендовалось говорить не "русские" или "эстонцы", а "группы интересов". В срочном порядке министерствами социальных дел и культуры был принят ряд изменений в законы, регулирующие вопросы эксгумации, а также хранения и перезахоронение умерших. Из законов было изъято прежнее положение, согласно которому "эксгумация должна происходить только в холодное время года". Изменения вступают в силу как раз 26 апреля, в день начала демонтажа памятника.

22 апреля состоялась массовая акция "За диалог и толерантность" в поддержку "Бронзового солдата" в Таллине - более 400 человек окружили памятник "живым кольцом". 23 апреля в эстонских СМИ опубликовано "письмо двенадцати": 12 профессоров эстонских вузов обратились к правительству с призывом не осуществлять демонтаж "Бронзового солдата".

Выступивший 23 апреля в "открытый день парламента" премьер-министр Эстонии Ансип вызвал одобрительные крики и аплодисменты собравшихся, заявив, что похороненные на Тынисмяги красноармейцы были "пьяницами и мародерами". Его оскорбительные слова тут же были переведены на русский язык и распространены по всему миру. В ответ на его слова у посольства Эстонии в Москве 24 апреля начался митинг протеста, организованный активистами движения "Молодая гвардия" - они выставили баннер с фотографией "Бронзового солдата" в натуральную величину и скандировали антиэстонские и антифашистские лозунги. Было объявлено, что пикет будет бессрочным, а проводить его московские власти разрешили до 9 мая. После "бронзовых ночей" с вечера 27 апреля пикет стал круглосуточным, а посольству Эстонии в Москве была объявлена "блокада". Пикет был свернут лишь 3 мая, когда посол Эстонии в России Марина Кальюранд была вынуждена покинуть здание посольства и вернуться в Эстонию.

25 апреля президент Эстонии Ильвес присутствовал в Москве на похоронах бывшего президента России Бориса Ельцина, но встречи с официальными лицами из Кремля не произошло. Газета Postimees сообщила, что в окрестностях "Бронзового солдата" в таллинских гостиницах проживают многочисленные отряды приехавших из России комиссаров движения "Наши" - позднее эта информация была опровергнута, но газета не извинилась за информационную провокацию. 25 апреля министр обороны Яак Авиксоо встретился в ресторане "Эстонский Дом" с руководителями и ведущими журналистами исключительно эстоноязычных СМИ. Он им сообщил, что будет сделано на месте памятника "Бронзовый солдат". Он признал, что КаПо считает ситуацию с демонтажом памятника "самой взрывоопасной".

26 апреля в четыре утра полиция оградила площадь Тынисмяги - вскоре работники частной фирмы начали обносить площадку с монументом "Бронзовый солдат" металлическим забором, потом установили гигантский шатер, укрывающий монумент. Во время утренней полицейской операции спецназовцы напали на стоящую поблизости от памятника частную машину, в которой находились три активиста добровольного движения в защиту "Бронзового солдата". Активистов насильно арестовывали и лишили средств связи, машина повреждена, одна из пострадавших - Лариса Нещадимова - позже зафиксировала в травмпункте многочисленные синяки и повреждения. Это были первые задержанные в ходе апрельских событий. В итоге их окажется больше 1000.

На пресс-конференции после заседания правительства в полдень 26 апреля Ансип на вопрос о возможном ухудшении эстоно-российских отношений сослался на "закон Мерфи": "Всегда может быть хуже". В этот же день официально в состав военно-морского флота Эстонии был введен минный тральщик "Admiral Cowan", купленный у Великобритании. Крупная транзитная фирма Transgroup Invest, основанная на российском капитале, заявила, что сворачивает свой бизнес в Эстонии - это "первая ласточка" подобных отказов, которые последуют с мая. Глава фирмы мультимиллионер Максим Ликсутов получил эстонское гражданство "за особые заслуги в развитии эстонской экономики" в декабре 2005 года. Позднее он откажется от эстонского гражданства и перейдет на работу в правительство Москвы.

С полудня 26 апреля возле ограждений на площади Тынисмяги, в основном, у входа в Национальную библиотеку, начали собираться сторонники "Бронзового солдата". Ситуация была довольно спокойной. Толпа скандировала: "Позор! Позор!". Люди и полицейские продолжали прибывать на площадь. К вечеру после появления полицейских с собаками и спецназа МВД Эстонии в бронежилетах и в касках, а также после начала барражирования над центром полицейского вертолета, ситуация все больше накалялась. В полицейских полетели банки из-под пива и бутылки. Те в ответ использовали перечный газ, дымовые шашки и дубинки.

В начале десятого часа вечера полицейские и спецназ атаковали толпу, насчитывающую до тысячи человек. Толпа начала растекаться по близлежащим улицам центра эстонской столицы, круша все на своем пути. К ней присоединились те, кто не был на площади - общее число людей достигло нескольких тысяч человек. В окна госучреждений летели камни - досталось и расположенной поблизости штаб-квартире Реформистской партии, глава которой премьер-министр Ансип был назван защитниками памятника "гробокопателем". Два часа толпа фактически контролировала ситуацию в центре Таллина - полиция была занята недопущением протестантов к площади Тынисмяги и защитой госучреждений.

Начались акты вандализма и грабежи неохраняемых магазинов. Среди бесконтрольной толпы были заметны многочисленные операторы эстонских СМИ, которые фиксировали все случаи грабежей и вандализма. Затем растиражированные кадры были использованы властями Эстонии в качестве оправдания своих действий во время апрельских событий. Позже Департамент полиции разместил в интернете более тысячи цифровых снимков уличных погромов, призывая сознательных граждан сообщать о всех, кого они на снимках опознают.

В полночь 26 апреля зрители увидели в прямой трансляции из центра Таллина горящий киоск, перевернутые машины, разбитые окна, витрины и автобусные остановки, разграбление магазинов и толпы возбужденных молодых людей, в руках которых - ворованные предметы. Они спокойно ходили по улицам, пролезая в разбитые окна и двери многочисленных торговых точек центра Таллина. Власти ситуацию явно не контролировали. В эти же минуты глава МВД Юри Пихл в интервью государственному телевидению Эстонии сообщил, что "ничего страшного в Таллине не происходит". Лишь к часу ночи полиция взяла под свой контроль центр города, выдавливая толпу в соседние улицы.

В это же время на улице Татари возник первый крупный конфликт на национальной почве. Вышедшие из бара Woodstock, в котором собираются панки и фанаты эстонской футбольной сборной, эстонцы напали на русских. В ответ группа русской молодежи "заперла" нападавших в баре и начала забрасывать витрины бара камнями. Позднее станет известно, что жертвами конфликта стали два молодых человека - Олег и Дмитрий. К лежащему без сознанию молодому человеку была вызвана "скорая помощь", которая зафиксировала смерть 20-летнего жителя Эстонии, гражданина России Дмитрия Ганина. Это первая и единственная официально подтвержденная смерть в ходе апрельских событий. В русскоязычном сегменте интернета "многочисленные свидетели" рассказывали, что "толпа из 5-6 эстонцев повалила Диму на землю, и они стали один за другим прыгать сверху на его грудную клетку, ломая ребра". Другие "свидетельствовали", что Ганина еще в сознании "привезли в больницу, и там агенты КаПо воткнули в него нож, а врач отказался подписать протокол о смерти".

Позднее посол Эстонии в России Марина Кальюранд сообщила на пресс-конференции в Москве, что Ганин был "мародером" и был зарезан другими преступниками во время беспорядков. По следам смерти Ганина и по свидетельству его друга Олега уже в ближайшие после 26 апреля дни были арестованы несколько постоянных завсегдатаев бара, потом еще - в общей сложности больше 10 человек эстонской национальности, но все они вскоре были отпущены, а расследование причин убийства Ганина длится до сих пор без предъявления официальных обвинений.

Ночью наступившего 27 апреля в экстренной обстановке прошло заседание созванной кризисной комиссии правительства. По предложению главы МВД Юри Пихля было принято решение "немедленно демонтировать "Бронзового солдата". Идея позвать в центр города "эстонский народ" была отвергнута - в правительстве опасались, что ситуация окончательно выйдет из-под контроля. Долгое время на заседании искали компанию, которая могла бы обеспечить демонтаж монумента в столь короткие сроки. В четыре утра 27 апреля в основание монумента "Бронзовый солдат" был вбит первый клин. Через 45 минут сорванную с основания бронзовую фигуру в обстановке абсолютной секретности вывезли машины без опознавательных знаков на один из складов, нахождение которого не знали даже члены правительства.

Уже утром в интернете были распространены "фотографии" распиленного на куски "Бронзового солдата", при этом подлинность снимков вызывала сомнения. Публиковались многочисленные свидетельства очевидцев о событиях в центре Таллина, звучали призывы днем 27 апреля выйти в город с массовыми протестами. В эстонском интернете вовсю обсуждался "русский бунт", звучали призывы "показать ванькам их место" и "защитить завоевания Эстонской Республики". Эстонские СМИ по странной логике начали называть участников уличных беспорядков - хулиганов и вандалов - "мародерами". Термин подхватили политики. В бесконечных репортажах эстонских журналистов была видна односторонняя подача материалов и пропагандистские клише - внимание было сконцентрировано на ночных погромщиках, которых называли "защитниками памятника" и прямо указывали на их национальность. Телеведущие с явным удовольствием демонстрировали под видом "защитников" пьяных и матерящихся, ведущих себя неадекватно людей. Особое внимание в демонстрации событий ночи 27 апреля уделялось ночным погромам и практически отсутствовали демонстрация жестокого обращения полиции с митингующими и нарушение их прав. В течение дня фиксировались первые случаи оскорбительного поведения эстонцев к русским коллегам по работе или учебе. После обеда в городе появились группы людей с национальными флагами, скандирующих "Эстония! Эстония".

На утреннем заседании правительства 27 апреля министр обороны Авиксоо сообщил, что запланированное на день 27 апреля православное богослужение на месте захоронения красноармейцев у бывшего монумента "Бронзовый солдат" не состоится, так как это может быть воспринято, как "слабость правительства". К тому же, добавил министр, "русских попов взять неоткуда", так как позиция Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата общеизвестна - они против эксгумации могил и переноса памятника.

К полудню 27 апреля центр Таллина являл собой довольно жалкое зрелище - коммунальные службы явно не справлялись с объемом работ. Были разбиты сотни дорогих витрин, десятки автобусных остановок, повсюду видны следы ночных бесчинств. Хозяева закрывали разбитые окна большими фанерными листами, подметали осколки стекол и мусор, повсюду была видна цветная лента "закрыто". Большинство магазинов в центре и вовсе не открылось. Иностранные туристы ходили с изумленными лицами по опустевшему городу и рассматривали фанерные щиты.

Корреспондент ИА REGNUM побеседовал с хозяйкой одного из разграбленных магазинов. Она сообщила, что "хватали то, что ближе к двери, основной ущерб - разбитая витрина", и пожаловалась, что ночью полиция не допустила к месту разграбления охраняющую магазин частную охранную фирму - "непонятно, почему полиция не пускала охранников в центр города - они бы враз навели порядок, по крайне мере, магазины защитили". Жительница дома на Пярнуском шоссе рассказала, что "толпа царствовала до часа ночи, делала, что хотела, а полиция стояла в паре сотен метров и молча наблюдала". "Наверное, им было нужно, чтобы тут творился беспредел", - заявила она, говоря о властях.

Уже днем 27 апреля иностранные СМИ начали демонстрировать картины ночных беспорядков в Таллине. По каналу Euronews показали кадры разгона демонстрации полицейским спецназом и то, как один из спецназовцев, подбежав к лежащему на земле человеку, ударил его ногой в лицо. Диктор новостного телеканала не скрывал, что подобная жестокость властей при общении с демонстрантами в Европейском Союзе непривычна. Российские телеканалы также демонстрировали кадры разгона протестующих, интервью с возмущенными демонтажом памятника таллинцами и громкие заявления депутатов российской Государственной думы. В Таллин прибыли оперативные команды журналистов ведущих СМИ мира - страна вновь после гибели парома "Эстония" попала в первые выпуски новостей. Журналисты не скрывали, что с нетерпением ждут новых столкновений. Они словно предчувствовали, что предстоящая ночь на 28 апреля будет еще более беспощадной и жестокой, чем предыдущая. Официально было заявлено о 300 задержанных в ходе уличных беспорядков 26 апреля, в больницы было доставлено 44 пострадавших. Неожиданной для многих явилась и информация о том, что треть задержанных - эстонцы по национальности.

Утром 27 апреля на пути в школу на государственный экзамен сотрудниками КаПо был арестован таллинский школьник, 18-летний Марк Сирык, который называл себя комиссаром российского молодежного движения "Наши" и противником переноса памятника. Затем последовал обыск в его квартире - Сирыка выпустили из тюрьмы лишь 13 июня, после вмешательства властей Европейского Союза. На время ареста он стал самым юным политзаключенным Европы. Подтверждено, что во время уличных беспорядков 26 апреля Сирык был дома, так как арестованный в первый раз еще 24 апреля, он простыл в камере предварительного заключения и "отсиживался дома с температурой".

Также утром и днем 27 апреля сотрудники КаПо арестовали лидеров движения "Ночной Дозор" Дмитрия Линтера и Максима Реву - они находились под стражей до декабря 2007 года и влиять на дальнейшие события были не в состоянии. К полудню 27 апреля весь русский сегмент эстонского интернета был взят под контроль властей - исчезла возможность публиковать свои комментарии к новостным статьям и материалам. Находящиеся в Эстонии главные новостные порталы начали публиковать лояльные правительству материалы и статьи. Вечером 28 апреля запрет на публикацию комментариев коснулся и эстонской части интернета.

Днем 27 апреля полиция держала оцепление вокруг площадки Тынисмяги, народ с любопытством проходил вдоль оцепления и ограды, пытаясь разглядеть, что происходит внутри гигантского шатра на месте бывшего памятника "Бронзовый солдат". Люди с цветами в руках пытались пройти к ограде, но полиция их не пускала. Цветы и поминальные свечи укладывали прямо у ног полицейских. Проезжающие мимо оцепления машины гудели, сигнализируя, непонятно - в поддержку или против действий властей. На некоторых автомобилях были видны российские триколоры. Тут же возле оцепления некоторые люди начинали вести дискуссии друг с другом, но полиция пыталась такие очаги дискуссий гасить, предлагая "разойтись подобру-поздорову". Ряды полиции заметно поредели - сказывалась бессонная ночь. Но в целом публика, приходящая к площади Тынисмяги, не проявляла агрессии, хотя все говорили об "оскорблении чувств действиями властей по демонтажу памятника".

Директор государственного Фонда интеграции неэстонцев MEIS Танель Мятлик потребовал от министерства образования выпустить обращение к русским школьникам страны с жесткими требованиями не участвовать в уличных событиях. Руководители русских школ Эстонии были обязаны прочитать это перед учениками. Но указание запоздало, так как в большинстве школ занятия уже давно закончились, а старшеклассники с утра пятницы сдавали государственные экзамены и теперь были абсолютно свободны. Через пару дней министр образования Тынис Лукас заставил директоров школ зачитать ученикам свое письмо с оправданием действий правительства по сносу памятника "Бронзовый солдат", традиционным напоминанием об ужасах советской "оккупации" и предложил ученикам "докладывать лично ему" о тех одноклассниках, кто выражал протест или участвовал в уличных протестах. Министр даже опубликовал для этой цели специальный электронный адрес. В эстонских школах, где обучается до четверти русских учеников страны, началась, к счастью, непродолжительная кампания доносительства на "недовольных русских".

В вечерних выпусках теленовостей и по радио в эстонских СМИ президент страны Ильвес и премьер-министр Ансип обещали "строго наказать всех виновных в ночных событиях". В комментариях эстонских политиков правящей коалиции звучали только жесткие заявления. Тем не менее, министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт пытался объясниться с российским коллегой. Несколько часов спустя Сергей Лавров на совместной пресс-конференции с главой МИД Норвегии дал критическую оценку действиям эстонских властей. Более того, днем 27 апреля спикер Совета Федерации Сергей Миронов предложил обратиться к президенту России с просьбой разорвать дипломатические отношения с Эстонией. Госдума РФ предложила ввести экономические санкции, а также запретить въезд в Россию тем гражданам Эстонии, кто "запятнал себя осквернением могил".

По всем телефонам мобильной связи в Эстонии был разослан официальный призыв правительства "оставаться дома и сохранять спокойствие", который, к сожалению, только подогрел страсти - теперь в центр города отправились тысячи людей, чтобы своими глазами увидеть "исторические события".

Уже с шести вечера 27 апреля Таллин вновь начал "бурлить" - толпы возбужденных людей, противников и сторонников демонтажа памятника начали собираться в центре города. Поступали сообщения о первых стычках между молодежью разных национальностей. Было заметно, что в вопросе отношения к демонтажу мнения сильно зависят от национальности опрашиваемых. Для драки бывает довольно просто стычки двух человек, и к месту конфликта сразу начинали сбегаться люди со всех сторон. Были заметны группы школьников-старшеклассников, которые с искренним интересом присоединялись к любому массовому скоплению людей. Большая часть собиралась на площади Свободы - по соседству с площадью Тынисмяги и входом в Старый Город. Появились импровизированные плакаты, раздавались скандирования на русском языке "Позор" и "Ансип - чмо". Здесь же толпа задирала полицейских, выстроившихся в ряд на входе к площади Тынисмяги. Страсти накалялись. По полицейским было заметно, что они не собираются бездействовать - время от времени они выбегали в толпу и пытались выхватить из нее крикунов. Без повода и без причин полиция сразу пускала в ход дубинки, было видно, что это не резиновые дубинки прошлой ночи, а современные металлические, так называемые "телескопические". Также было видно, что с униформы полицейских исчезли нашивки с указаниями их фамилий. Полиция хватала всех без разбору, кто попался под руку, всех заталкивали в машины и увозили в неизвестном направлении. Людей задерживали десятками. Стало понятно, что еще более массовое столкновение неизбежно. По просьбе МВД Эстонии Латвия направило в Таллин водометную машину, которая появилась в центре к девяти вечера и тут же начала "работу". Позже стало известно, что единственный эстонский водомет сломался еще ночью 26 апреля. В декабре 2007 года правительство Эстонии приняло решение закупить "для интересов национальной безопасности" еще один водомет.

Не менее агрессивно полицейские вели себя на подходах к площади Свободы - в телерепортажах показывали, как полицейские набросились на любопытного велосипедиста, стоявшего на обочине и наблюдавшего за препирательствами толпы и стражей правопорядка. Трое полицейских повалили его на землю, заломили руки и потащили лицом по асфальту в сторону полицейской машины. Велосипед так и остался валяться. Толпа комментировала эти действия дружным скандированием "Позор! Позор!". В парке напротив гостиницы "Виру" полицейские также без всякого повода набросились на четырех молодых людей, сидящих на скамейке, и повалили их на землю лицом вниз. Недоуменные крики подростков стихли, когда здоровенные мужчины в униформе заломили им руки за спины и закрепили их строительными пластиковыми жгутами. Строительные жгуты белого цвета в этот вечер стали главным орудием "пленения" задержанных. Повсюду был слышна команда полицейских "Pikali!" ("Лечь на землю!"). С задержанными не разбирались, их тут же волокли куда-то в сторону. Шла массовая "зачистка" протестующих. С наступлением темноты агрессивность сил правопорядка достигла максимума, и люди просто начали разбегаться при их появлении. Опять во все стеклянное летели камни - досталось окнам расположенного прямо у входа на площадь Свободы полицейского участка. Ситуацию усугубляло то, что вечером пятницы 27 апреля в центре Таллина было много просто любопытных и посторонних, в том числе интуристов, которые смешались с протестующими, не понимая, в чем суть происходящего. Полиция хватала всех подряд, не раздумывая, пуская в ход дубинки. В репортаже эстонского телевидения, демонстрирующего очередную атаку полицейских на толпу протестующих над занесенными над головами дубинками был виден гигантский плакат "Таллин - культурная столица Европы 2011 года", висящий на здании. На памятнике писателю и классику национальной литературы Антону Хансен-Таммсааре в парке его имени белой краской было написано "Ансип - чмо".

Эстонское радио сообщило, что неспокойно в городах Северо-Востока Эстонии (Нарва, Кохтла-Ярве, Силламяэ, Йыхви), заселенных преимущественно русскоязычным населением. Толпы молодых людей собрались в центре городов, скандировали антиправительственные лозунги и кричали: "Россия! Россия!". Сообщалось, что на помощь полиции призваны отряды добровольного военизированного общества "Союз защиты" и добровольные "помощники полицейских", которые вскоре начали отлов всех пешеходов по национальному признаку. Если кто-либо кричал "Позор", к нему тут же бежала пара "помощников" и начиналась погоня. Пойманного валили на землю и часто тут же избивали. На подходах к Таллину были установлены дорожные патрули, которые останавливали все легковые машины и автобусы и внимательно изучали, едут ли в них молодые люди - власти были уверены, что русский Северо-Восток Эстонии "направил в столицу своих боевиков". Позднее эта истеричная информация, как и многое другое из уст эстонских журналистов, оказалась "жареной уткой".

Телевидение демонстрировало кадры с видами ночного Таллина, в котором полицейские бегали за толпой, валили пойманных на землю и уволакивали избивая на ходу. Повсюду стоял крик из мата и оскорблений в адрес власти и правительства. Мужчина подошел к оператору одного из западных телеканалов и сказал прямо в камеру, показывая на полицейский спецназ: "Они живут на мои налоги и они же меня здесь убивают". Были слышны крики "Атас", толпа бросалась врассыпную, были видны полицейские, один из них направил рукой телекамеру вниз. Над городом на низкой высоте постоянно барражировал до четырех утра 28 апреля вертолет - его шум на фоне происходящего в столице Эстонии напоминал некий голливудский боевик. Вечером и ночью толпы русской молодежи устраивали отдельные акты вандализма и хулиганства на Северо-Востоке Эстонии. Там тоже проводились аресты.

К утру 28 апреля беспорядки стихли - сотни людей также растворились в ночи, как и появились. Городской центр вновь был разбит, раскурочен и засыпан осколками стекла, обрывками тряпок и бумаг. Витрины двух крупнейших торговых центров, расположенных на площади Виру - Tallinna Kaubamaja и Viru Keskus - были разбиты, магазины закрыты "по техническим причинам". Общий ущерб частных владельцев от актов вандализма 26-27 апреля превысил 50 млн крон (3,2 млн долларов), и это была лишь предварительная оценка, сделанная 27 апреля властями Таллина. Очевидно, что после беспорядков 28 апреля сумма увеличилась.

Поступила первая информация о задержанных - полиция называла сначала 800 человек, потом цифра увеличилась до 1000. Окончательное число всех задержанных в ходе двух "бронзовых ночей" составило 1200 человек, то есть был задержан каждый тринадцатый житель страны, включая дряхлых стариков и грудных младенцев. Сообщалось, что в уличных беспорядках пострадали 110 стражей порядка. По мировым телеканалам демонстрировались кадры уличного хаоса в Таллине, звучали осторожно-критические замечания о происходящем в Эстонии и о позиции правительства Эстонии в вопросе с "Бронзовым солдатом".

Русский сегмент интернета был переполнен как ссылками на рассказы очевидцев о жестокости эстонских властей и об их игнорировании исторической памяти миллионов русских, так и призывами "наказать Эстонию". Позже эти призывы были на эмоциональном уровне реализованы некоторыми хакерами и пользователями, организующим кампанию "спам-атаки" интернет-сайтов эстонского правительства и ряда госучреждений. Пика эти акции достигли в период 8-10 мая и затем стихли.

Ну, а пока утром 28 апреля неизвестные хакеры взломали сайт премьер-министра Ансипа и опубликовали на странице новостей якобы его заявление, в котором он на русском языке извиняется за демонтаж "Бронзового солдата" и обещает вернуть его на место. В течение дня из России поступали сообщения об импровизированных акциях протеста, о массовом возмущении россиян и об отказах ряда магазинов торговать эстонскими товарами. В ряде городов России на площадях публично сжигались эстонские флаги. Поступали и первые сообщения о том, что полиция всю ночь свозила арестованных в склад налогово-таможенного департамента Эстонии, расположенный в Д-терминале Таллинского порта. Сотни задержанных с замкнутыми на спине строительными пластиковыми жгутами руками лежали на бетонном полу, охранники без опознавательных знаков различия и фамилий время от времени их избивали. Снятые на мобильные телефоны кадры из Д-терминала также свидетельствуют о непривычно жестоком для европейцев обращении с задержанными. По злой иронии судьбы, именно в Д-терминале 21 декабря 2007 года премьер-министр Эстонии Ансип позже приветствовал вступление Эстонии в Шенгенское правовое пространство.

Уже днем 28 апреля стало заметно, что правительство всерьез напугано событиями. Изменилась интонация официальных речей. По государственному радио и ТВ на русском языке транслировались обращения и интервью правительства, в которых впервые звучали слова о "воинской храбрости" павших красноармейцев и об уважении к исторической памяти русскоязычного населения страны. Министр обороны Эстонии Аавиксоо обещал перенести прах красноармейцев с площади Тынисмяги на Военное кладбище с демонстрацией всяческого уважения к погибшим. Министр культуры Лайне Янес, по матери она - русская, обзвонила представителей русской общины, предлагая поучаствовать в "успокоении страстей". Днем 28 апреля состоялся телефонный разговор спикера Госдумы РФ Бориса Грызлова со спикером парламента Эстонии Эне Эргма. Грызлов высказал пожелание направить в Эстонию группу из пяти депутатов для выяснения сложившейся ситуации и состояния задержанных российских граждан. Было решено, что российская делегация прибудет в понедельник, 30 апреля. Диссонансом на фоне действий властей выглядела опубликованная лишь в эстонской версии 28 апреля редакционная статья анонимного характера (без подписи и авторства) крупнейшей общенациональной газеты "Postimees" "Портрет недели - неизвестный русский подонок", разжигающая межнациональную рознь и оскорбительная для нацменьшинств страны. Статью, как и многое другое, публикуемое в эти дни в эстонских СМИ, тут же добровольные "переводчики" перевели на общеевропейские языки и распространили по всему миру.

Впрочем, вскоре стало заметным лицемерное поведение политической элиты страны: эстонской части аудитории правительство продолжало говорить о "бунте" и о "спланированных извне действиях", по-прежнему разделяя население страны на "своих" и "чужих". Эстонские СМИ показывали любые кадры ночных погромов и вандализма, и ни слова или кадра о сотнях задержанных и дикой жестокости полицейских. Именно эта однобокая подача информации и привела в последующие дни к резкому взлету популярности Ансипа и его кабинета в глазах эстонцев. Под влиянием ура-патриотических публикаций в течение последующих дней были раскуплены все государственные флаги и развешены по домам и учреждениям.

Единственный, кто осмелился поднять голос в защиту пострадавших от произвола властей, - мэр Таллина и лидер крупнейшей оппозиционной Центристской партии Эстонии Эдгар Сависаар, который 28 апреля опубликовал в интернете свое заявление. "26 и 27 апреля произошел принципиальный перелом в отношениях двух крупнейших общин Эстонии - эстонской и русской. Даже слабой интеграции событиями этих дней был нанесен непоправимый удар", - свидетельствовал он очевидную истину: "Мы получили расколотое общество. Это общество надолго теперь расколется по национальному признаку. Такие вопросы нельзя решить силой". В качестве выхода из ситуации Сависаар рекомендовал Ансипу возложить 9 мая цветы к памятнику советским воинам (8 мая Ансип так и сделал - прим. ИА REGNUM). Эстонские СМИ тут же начали шельмовать Сависаара, энтузиасты организовали интернет-голосование под призывом "Долой мэра Сависаара". В последующие дни рейтинги Сависаара и Центристской партии упали среди эстонцев на десяток процентов. Эстонские избиратели не простили ему, что в "трудный для Эстонии момент он предал интересы своей национальности".

Одновременно государство продолжало наращивать свой "рубеж обороны" - вокруг зданий парламента и президентского дворца установили металлические и бетонные ограждения. В "помощники полицейских" звали всех подряд, удостоверение вручалось тут же после инструктажа, менее чем за час. За пару дней число добровольцев превысило 4 000 человек. Было объявлено, что по всей территории Эстонии с 28 апреля вводится "сухой закон" (в Таллине он был введен еще днем 27 апреля). Был введен и запрет на проведение общественных собраний и массовых мероприятий в Эстонии до середины мая.

В русском сегменте интернета опасливые действия властей вызвали иронию - всем русским Эстонии было понятно, что пик событий остался позади. Теперь все внимание русских Эстонии было приковано к судьбе пострадавших - говорилось о десятках пропавших без вести. Утверждалось, что в ходе беспорядков погибли более 10 человек, которых свезли в морг "люди в форме". Правозащитники лишь в конце мая закрыли список "пропавших без вести", когда стала известна судьба большинства задержанных. Все это время полиция всячески отказывалась предоставлять родственникам задержанных и пропавших какую-либо информацию, вызывая еще большее неприятие и осуждение.

Уже утром 28 апреля Антифашистский комитет Эстонии открыл круглосуточную "телефонную линию" по поиску задержанных людей - телефон не замолкал ни на минуту. С просьбами о первой помощи в дежурные больницы за период после полицейских операций обратились свыше 200 человек, некоторые с тяжелыми травмами головы и конечностей, переломами. Были зафиксированы десятки сотрясений головного мозга. При обращении к известным юридическим бюро в Эстонии выяснилось что лишь единицы готовы оказать юридическую помощь по делам пострадавших от полицейских, большинство адвокатов опасливо отвечали, что "не хотят ввязываться в политику".

В полдень 28 апреля на площади Тынисмяги, окруженной полицейскими, начались раскопки захороненных останков советских солдат. Чтобы успокоить русскую общину, с места событий передавали репортажи государственное радио и ТВ, официальные лица говорили об "уважительном отношении к праху погибших". Никто не вспоминал недавние слова министра юстиции Рейна Ланга о том, что никаких гробов нет, а вместо них "были похоронены мешки с камнями, мусором и дохлыми собаками". Благодаря историческим документам, довольно скоро в ходе раскопок на месте захоронения красноармейцев на площади Тынисмяги были обнаружены гробы и к полудню 30 апреля девять из них были вскрыты. Могилы были расположены в ряд на глубине 150 см.

29 апреля канцлер права Эстонии Аллар Йыкс, исполняющий также обязанности омбудсмена, с советниками посетил с проверкой места, где содержались лица, задержанные в ходе беспорядков последних дней, и "не нашел ничего, что требовало быстрого реагирования и порицания", сообщила его пресс-служба. В этот же день президент Литвы Валдас Адамкус во время конференции в Брюсселе под названием "Россия - мировое государство снова на сцене?" заявил, что полностью поддерживает действия эстонских властей и призывает Европейский Союз оказать поддержку "маленькой Эстонии" в ее противостоянии с "гигантской Россией". Реакцию России он назвал "неадекватной".

Правовая комиссия эстонского парламента 30 апреля, заслушав доклад главы МВД Пихля о действиях правоохранительных органов при подавлении уличных беспорядков 26-28 апреля, выразила поддержку действиям полиции. Итог обсуждения был ясен заранее, так как правовую комиссию возглавлял представитель союза правых партий "Отечество - Рес Публика" Кен-Марти Вахер, один из инициаторов демонтажа памятника. С 30 апреля проправительственная газета Postimees начала выпускать свой русскоязычный вариант издания в сумасшедших тиражах - вместо привычных 16 тысяч газет - 70 тысяч. Газеты валялись под ногами по всем подъездам многоквартирных домов, их распространяли бесплатно. Когда испуг властей в конце мая прошел, тиражи вернулись к прежним показателям. 30 апреля единственная не скрывающая своей оппозиции к правящим властям русскоязычная газета Эстонии "Вести дня" вышла с заголовком на обложке "Ансипа Кровавого - в оставку". Газету тут же раскупили русские и эстонцы, многие - "на память". Под давлением все возрастающего спроса тиражи "Вестей" выросли многократно - издание опубликовало шокирующие подробности нарушения закона и прав человека со стороны правоохранительных органов, спецслужб и политиков. Позже стало известно, что из-за несогласия с политикой руководства крупнейшего новостного портала Эстонии DELFI 30 апреля покинул свой пост главный редактор русской версии портала Игорь Кулдмаа. Он стал "первой ласточкой" среди пострадавших от политической цензуры русскоязычных редакторов и журналистов СМИ страны.

Утром 30 апреля монумент "Бронзовый солдат" без прежних основания и стены за ним был установлен на Военном кладбище в Таллине и уже с полудня к нему был разрешен свободный доступ. Министр обороны Аавиксоо призвал по русскоязычному государственному радио всех прийти с цветами к новому месту памятника. К вечеру новое место установки памятника стало объектом паломничества сотен, затем тысяч людей. Апогея это хождение достигло 9 мая, когда памятник был буквально завален цветами и венками, а за день 9 мая общее число пришедших к "таллинскому Алеше", составило, по разным оценкам, до 25 тысяч человек. Все это время в русской общине не утихал спор - идти с цветами на новое или прежнее место памятника. Устраивающим всех вариантом стало посещение сразу двух мест. Забор вокруг раскопок братской могилы на площади Тынисмяги 9 мая был также завешан цветами.

Сразу после установки памятника на Военном кладбище к нему привезли официальную делегацию Госдумы РФ, которая внимательно изучила памятник на предмет его предыдущих распилов. По поведению и интервью российских депутатов стало ясно, что они возмущены произошедшим в Эстонии и ни на какое примирение с официальными властями Эстонии не пойдут. Глава делегации, председатель думского комитета по делам ветеранов Николай Ковалев в интервью предложил эстонскому народу "поменять правительство". Он обвинил эстонскую сторону в "неискренности": россиян не допустили к арестованным антифашистам и на площадь Тынисмяги, отказано им и в возможной публичной встрече с российскими соотечественниками в Таллине. Ничего конкретного им не было сказано и о причинах смерти Дмитрия Ганина (официальное расследование так и не установило убийц до сих пор - прим. ИА REGNUM). Но россияне совершили "ход конем" - днем неожиданно для сопровождающих лиц и по явной "наводке" они приехали в Д-терминал и категорически потребовали допуска к печально известному складу. После препирательств и долгих поисков ключа, склад открыли. Он был идеально вычищен и прибран, никаких следов. Россияне обнаружили по углам несколько пластиковых строительных жгутов, которые забрали с собой. "Портовый терминал 19-6, в котором содержались задержанные, произвел на нас гнетущее впечатление", - заявил позже Ковалев. Россияне получили от МВД Эстонии видеозапись уличных беспорядков и, в свою очередь, передали эстонской стороне свои записи, полученные от журналистов и проживающих в Эстонии граждан России.

МИД Эстонии 1 мая выступил с ответным заявлением, в котором обвинил российскую делегацию в "распространении лжи" и "неприемлемом поведении". Это была последняя встреча официальных лиц Эстонии и России такого высокого ранга - власти двух стран окончательно отказались от возможности сближения, и с большей интенсивностью начали информационную войну друг против друга. Официальный Таллин вел разъяснительную работу в кабинетах Брюсселя и Вашингтона, Москва, убедившись в невозможности повлиять на Эстонию через структуры Европейского Союза, начала экономическую войну, последствия и масштаб которой можно будет оценить не раньше лета 2008 года, спустя год после событий.

Последний активный всплеск действий противников демонтажа "Бронзового солдата" произошел в полдень 30 апреля - по призыву, распространенному в интернете и на мобильные телефоны, по всей Эстонии прошла акция "Гуди против Ансипа". Автомобили с 12:00 до 12:30 по местному времени (13:00 - 13:30 мск) ехали по городским автострадам на максимально малой скорости и беспрерывно гудели. В интернете широкое распространение получили кадры парализованного движения в центре города и в крупнейшем спальном районе Таллина Ласнамяэ - полиция безостановочно штрафовала водителей, вызывая своими действиями еще большее число заторов. Позднее в ходе импровизированного митинга возле Центра русской культуры в центре Таллина прошел флэш-моб, участники которого связали себе руки строительными пластиковыми жгутами. У некоторых этими фиксаторами были перехвачены головы. По замыслу организаторов акции, таким образом демонстрировался протест против чрезвычайной жестокости полиции и наступившего в Эстонии периода политических репрессий.

Апрель-2007 плавно перетек в май, оставшись в истории Эстонии как месяц самых массовых беспорядков в истории страны после восстановления независимости в 1991 год, как месяц самого серьезного межобщинного конфликта, вошедший в лексикон СМИ и историков на долгие годы словосочетаниями "апрельские события" и "бронзовые ночи". Фразами, которые теперь никому в Эстонии не нужно пояснять.

Читайте ранее в этом сюжете: «Эстонские СМИ — это взбесившийся зоопарк» — интервью

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail