Андрей Сафонов: Визит Рогозина и молдавская "дипломатия с кольцом в носу"

Москва, 16 апреля 2012, 21:23 — REGNUM  

Резкую реакцию молдавских политиков на состоявшийся 12 апреля визит в Приднестровье министра обороны РФ Анатолия Сердюкова в контексте начавшегося 16 апреля визита в Молдавию и Приднестровье спецпредставителя президента России по Приднестровью Дмитрия Рогозина прокомментировал для ИА REGNUM президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья Андрей Сафонов.

В дни, предшествующие приезду в Кишинёв и Тирасполь специального представителя президента России по Приднестровью, вице-премьера российского правительства Дмитрия Рогозина обстановка на Днестре начала ощутимо накаляться.

В качестве непосредственного повода был избран рабочий визит в ПМР без предварительного заезда в Кишинёв или согласования своего приезда в Тирасполь с молдавской дипломатией министра обороны России Анатолия Сердюкова.

С чем конкретно прибыл министр, который неизвестно, сколько ещё проработает на своём нынешнем посту, неизвестно. То ли речь идёт о "рекогносцировке на местности" для определения возможности вывоза или реализации части российского оружия, до сих пор хранящегося на складах в Приднестровье. То ли заодно продумывается какая-то политическая комбинация, связанная с некими прежними договорённостями либерального крыла в российском руководстве с Западом, Кишинёвом и даже, возможно, Бухарестом насчёт постепенного ухода России из Приднестровья. А, может быть, министр Сердюков просто осматривал - что имеется на тамошних складах, и в каком состоянии: ведь Дмитрий Рогозин вице-премьер как раз по оборонно-промышленному комплексу.

В любом случае с руководством ПМР он не встречался и переговоров никаких не вёл. По крайней мере, сообщений об этом не было. Если всё так, то загадкой является его приезд не только для Кишинёва, но и для приднестровских руководителей. С точки зрения официального протокола - уж точно.

Молдавское внешнеполитическое ведомство и спикер парламента РМ подвергли критике этот шаг Москвы. Но при этом поведение правых сил, находящихся в Молдавии у власти, вызывает улыбку. Так, правый депутат Михай Годя заявил: "На территории Республики Молдова находятся оккупационные войска, а представитель России даже не удосужился сообщить о визите". Тут же он добавил: "Это недружественный жест со стороны России. Он не вписывается в заявленное стратегическое партнерство". Такие заявления порой именуют "дипломатией с кольцом в носу": говоришь о партнёрстве, но тут же деликатно намекаешь, что партнёр - оккупант...

СМИ сообщают, что Сердюков 12 апреля, прибыв через Украину в ПМР, встретился с командующим Оперативной группой российских войск в Приднестровье (бывшая 14-я армия). По словам председателя Одесского областного Совета Николая Пундика, в ближайшее время российский Совбез рассмотрит вопрос о базах РФ за рубежом, и потому шеф Минобороны России приехал на берега Днестра. Тут есть неясности. Во-первых, почему о не самых открытых планах Кремля рассказывает украинский деятель областного масштаба? Во-вторых, разговоры о "планах" наводят на мысль, что кто-то пробивает старую идею вывода ОГРВ (бывшей 14-й армии) из ПМР.

И вот в тот же день происходит инцидент в районе миротворческого поста №9 в зоне безопасности конфликта. Именно там 1 января 18-летний активист одной из партий правящего правого Альянса за европейскую интеграцию Вадим Писарь провоцировал миротворцев - неоднократно игнорировал требования остановиться, а потом на машине ещё и снёс шлагбаум на посту. Миротворцы действовали по инструкции. В результате нарушитель был ранен и умер в больнице. После этого последовала попытка Кишинёва сломать формат миротворческой операции с целью замены российских военнослужащих на миссию гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ. Тогда эта попытка не удалась.

Теперь же, 12 апреля около 10:40 молдавской стороной на посту были сняты дорожные знаки, табличка "Зона поста", убран шлагбаум с места его установки. Кишинёв обвинил приднестровскую сторону в провокации: молдавская сторона заявила, что 12 апреля в 9:00 приднестровская сторона установила на посту "заграждение и элементы инфраструктуры, не уведомив ни Объединенное военное командование, ни Объединенную контрольную комиссию", но "вскоре с участием жителей соседних сел ситуация была восстановлена". То есть для демонтажа оборудования поста кишинёвская сторона прибегла к анархическому методу - привлекла антироссийски и националистически настроенных местных активистов. Между тем оборудование миротворческих постов с 1992 года, согласно подписанным тогда документам, включает как раз то оборудование, которое было сломано и 1 января и 12 апреля.

В тот же день (в День Космонавтики) МИД ПМР расценил действия молдавской стороны как "провокационные". В заявлении внешнеполитического ведомства Приднестровья говорилось уже о "действиях группы гражданских лиц при очевидной поддержке военнослужащих Республики Молдова". Если тут ещё и военнослужащие, то это меняет картину: очевидно, что единого понимания сторонами конфликта проблемы безопасности на Днестре нет, а это создаёт почву для подобных инцидентов и в будущем. Без установки сверху военные относиться лояльно к гражданским хулиганам не будут...

Можно предположить, что часть молдавских политиков попытались с помощью использования визита Анатолия Сердюкова и нового инцидента на посту №9 сорвать приезд Дмитрия Рогозина в Кишинёв и, по возможности, в Тирасполь. Расчёт был на то, что шум вокруг Сердюкова и разговоры об "оккупационной армии" приведут к тому, что Дмитрий Рогозин решит не приезжать в Молдавию, а там, глядишь, не приедет отдельно в Тирасполь. Сегодня руководителям Молдавии жизненно важно исключить любой публичный намёк на поддержку Приднестровской государственности со стороны Москвы. Приезд Дмитрия Рогозина в ПМР такую возможность создаёт. Отсюда и логика поведения, как официального Кишинёва, так и правых политических сил Молдавии в эти дни.

Справка ИА REGNUM: Оперативная группа российских войск (ОГРВ) и российские миротворцы находятся на территории Приднестровской Молдавской Республики в соответствии со статьями 2 и 4 Соглашения о принципах мирного урегулирования молдавско-приднестровского конфликта, подписанного в 1992 году главами России и Молдавии в присутствии президента Приднестровья. Согласно статье 8 данного Соглашения, его действие может быть прекращено либо "по согласию сторон", либо "в случае выхода из него одной из договаривающихся сторон". Кроме того, в подписанном 18 марта 2009 года в Москве совместном заявлении президентов Молдавии, Приднестровья и России отмечается стабилизирующая роль действующей в регионе российской миротворческой миссии и целесообразность ее трансформации в мирогарантийную операцию под эгидой ОБСЕ только после приднестровского урегулирования. "Стамбульские обязательства" 1999 года в части вывоза вооружений из Приднестровья, взятые Россией в контексте ДОВСЕ, но при этом носившие двусторонний российско-молдавский характер и не касавшиеся третьих стран, были выполнены досрочно еще в 2001 году. На данный момент в Приднестровье нет никаких вооружений, которые регулируются ДОВСЕ. В июле 2007 года РФ ввела мораторий на соблюдение ДОВСЕ в связи с тем, что договор не был ратифицирован ни одним государством-членом НАТО.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.