Защитники советской Родины ждут помощи от России: интервью

Москва, 11 апреля 2012, 00:43 — REGNUM  

Всего 20 минут продолжалось на эстонском острове Сааремаа очередное заседание Пярнуского уездного суда - оно касалось 87-летнего Степана Тимофеевича Никеева. Эстонское государство обвиняет его в участии перемещения ряда лиц в апреле 1949 года в Сибирь. Это действо квалифицируется Таллином, как преступление против человечности. Заседание было необычно не только из-за непродолжительности. Оно имело распорядительный характер, и на нем решался ряд организационных вопросов. В частности, судом вынесено постановление о назначении престарелому обвиняемому судебно-медицинской экспертизы. Если она подтвердит, что состояние здоровья Степана Тимофеевича не позволяет ему участвовать в судебном заседании, то уголовное дело может быть прекращено. Такая возможность появилась после того, когда недавно в эстонский Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) внесли соответствующую поправку. Этим нюансом и воспользовался защитник Никеева, директор таллинского юридического бюро "Маркус" Александр Николаевич Кустов, который ведет это дело с самого его начала - с 2002 года! Но, по его мнению, не эта возможность прекратить уголовное дело знаменательна. Так чем? За ответом к юристу обратился корреспондент ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Отчего процесс так затянулся, идет уже девятый год?

Это обусловлено состоянием здоровья моего подзащитного, которому в начале процесса уже было 78 лет.

ИА REGNUM: Почему принята новая редакция УПК Эстонии?

Это влияние практики и рекомендаций Европейского суда по правам человека, в котором давно считают, что должны быть разумные сроки рассмотрения дела. Ибо физическая невозможность обвиняемого многие годы участвовать в судебных заседаниях - это пытка, это - висящий над ним Дамоклов меч, что не может не отразиться на его духовном состоянии, психике. Короче, создана необходимая правовая база для прекращения уголовных дел независимо от состава инкриминируемого преступления, в том числе и преступления против человечности, поскольку статья 199 УПК ЭР ("Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу") не оговаривает виды преступлений. Пункт 6 говорит, что, если подозреваемый или обвиняемый страдает неизлечимым заболеванием и не способен вследствие этого принимать участие в производстве по уголовному делу и нести наказание, то дело прекращается. Это и легло в основу ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизы. Соответствующие медицинские справки суду представлены. Подтвердить или опровергнуть их может только судебно-медицинская экспертиза. Ждать придется до полугода.

ИА REGNUM: Мне доводилось освещать этот процесс - по делу проходила большая группа людей.

Именно. Многие уже умерли. А кроме Никеева по данному делу есть еще один оставшийся в живых фигурант, по которому не принято решение - эстонец Рудольф Сисаск. Он - гражданин Эстонской республики. Стало быть, Эстонское государство его обвиняет и оно же его "защищает".

ИА REGNUM: Но Сисаск, как и Никеев, считается российским соотечественником?

То-то и оно. Однако, если о гражданине РФ, живущем в Эстонии Никееве, что-то и было известно в России, то о Сисаске - ничего. Не удивлюсь, если его защита осуществляется защитой по назначению - то есть адвокатом, назначенным государством. И дело тут даже не в финансах, а в особости дела. Оно создано на основе злополучного переписывания истории, как Второй мировой войны, так и послевоенного устройства Прибалтики и Восточной Европы. Ведь проблема с обвинением бывших советских граждан, как Никеев и Сисаск, до сих пор окончательно не разрешилась также из-за ее искусственности и надуманности. Проблема не снята с повестки дня, поскольку идеологи обеления непростой истории становления эстонской независимости, а также политики-"историки" Эстонии, озабочены тем, как замять, или приукрасить участие эстонцев на стороне гитлеровцев в противостоянии Советской Армии в годы Второй мировой войны. Последнее сегодня в Эстонии подается, как Вторая освободительная война за восстановление независимости.

ИА REGNUM: И таких дел, как сааремааское, не одно?

Всего в Эстонии и Латвии по нескольким аналогичным делам привлекли свыше тридцати пожилых людей за якобы преступления против человечности. Они участвовали в переселении кулаков и пособников нацистов - бандитов, боровшихся с оружием в руках против коллективизации. Нынешние обвиняемые ловили и шпионов. Дела заведены и на тех, кто в бою застрелил лесных братьев, которые занимались террором мирного населения, банальными убийствами и разбоем. Они не успели или не смогли бежать на Запад, а потому отсиживались в лесах, как правило, боясь возмездия за службу в войсках СС, уничтожении во время немецкой оккупации евреев, советских активистов и коммунистов, членов их семей. И вот эта борьба с бандитами, или как их сегодня Таллин называет партизанами-героями, объявлена преступлением против человечности!

ИА REGNUM: Говорят, т.н. советских "преступников", теперь арестованных, было много.

Очень может быть. Я знаю о судьбе тридцати таких жертв эстонской и латвийской Фемиды. Примечательна житейская доля 84-летнего жителя Латвии Михаила Фарбуха. В 2000 году его осудили на пять лет тюрьмы. Ему повезло - его условно-досрочно освободили через два года. Но только после того, как Европейский суд по правам человека признал, что "условия отбывания им наказания были неадекватными, учитывая его возраст, состояние здоровья, и специфические требования". Более того, этот же суд признал все это "унижающим человеческое достоинство" и присудил в порядке компенсации 5000 евро. Не всем так повезло. Среди тех, кого привлекли к ответственности за "преступления против человечности", оказались и те престарелые обвиняемые, кто умер еще на стадии предварительного следствия. Это - Владимир Лукьянов, Альфред Новикс. Сразу или через короткое время после суда скончались Йоханнес Классен, Евгений Савенко, Михаил Неверовский, Василий Кирсанов, Карл-Леонхард Паулс. Соломон Мурин повесился в тюремной больнице, а жившего в Пярну Василия Бескова суд пытался даже выселить в Россию.

ИА REGNUM: Но эти факты неизвестны широкой публике, даже в Прибалтике.

Вот на это обстоятельство я и хочу обратить самое пристальное внимание. Поначалу их дела еще имели резонанс, в том числе и за пределами Прибалтики, в частности, в России. Персоны обвиняемых были в свое время объектами самого пристального внимания общественных организаций, журналистов. Но со временем СМИ потеряли интерес к судьбам этих невинных людей. Вот 9 мая отмечается всенародно, это - наше все. В этот день может, и вспомнят о Никееве, но в узком семейном кругу. А вот между двумя праздником Победы ничего не слышно о жертвах правосудия государств, которые мстят им за свое прошлое. Не "держат на контроле" проблему и антифашистские организации, которые не видят глубины явления, реагируют в основном на разовые скандальные "ЧП" националистов Заметьте, не все судебные процессы завершились, они продолжаются, но и те же соотечественники, их организации не замечают этой проблемы. Более того, не поднимается она и на межгосударственном уровне. Зато заявления о международной "дружбе семьями", которыми недавно хвастался в Эстонии руководитель Счетной палаты РФ Сергей Степашин, совершенно игнорируют простые семьи, которые страдают от политизированного правосудия, преследующего их престарелых родственников. Они не находят сегодня ни понимания, ни поддержки Российской Федерации. Бездействие, по сути, смотрится как признание вины жертв отданных на заклание. И все ради того, чтобы не обидеть Прибалтику и сохранить имидж России, как европейской страны. Тоже самое, касается Катыни, признания Россией всей вины за смерть тысяч польских офицеров. Даже, если во всем виноват СССР, то почему Москва стесняется ставить вопроса об ответственности Польши за уничтожение почти сто лет назад десятков тысяч советских военнопленных? Такое забвение - неуважение к ним.

ИА REGNUM: В соответствии с законами своего времени преследуемые сегодня в Прибалтике советские младшие офицеры, рядовые оперуполномоченные верой и правдой служили своей Родине.

У меня хранится изданная в 1988 году книга "Операция "Синий треугольник", которая рассказывает о буднях чекистов Эстонии. Получил я ее в подарок от моего подзащитного - участника описываемых в книге событий. Вот посвящение - "Александру Николаевичу с уважением и благодарностью за защиту и моральную поддержку в смутное время. Степан Никеев. 10 мая 2006 года". Думаю, Степан Никеев, ждет защиты и моральной поддержки также и Российского государства. Всегда и везде. Этого хотели бы и Рудольф Сисаск, другие, кто пострадал в то "смутное время". Ведь их вина только в том, что они дожили до сегодняшних дней и стали объектом нечеловеческого, антигуманного отношения со стороны государства, которое ставит перед собой цель реванша за свой исторический проигрыш, понесенный страной и по собственной вине. При этом объектом мести выбраны 80-летние старики. Вот почему повторяю снова и снова, что исправить положение помогла бы Россия, которая вспоминала бы о своих героях, объявленных в Прибалтике преступниками или обвиняемыми в преступлениях против человечности. Внимания ждут не только они, но также члены их семей.

ИА REGNUM: Если говорить всю правду, то нельзя предавать забвению и память о мирных жителях, погибших в годы немецко-фашистской оккупации - служивших советской власти, членов их семей. Их вина состояла в том, что они разделяли левые взгляды.

Меня всегда удивляла позиция Эстонии, когда здесь ритуально, на государственном уровне, скорбят по поводу вернувшихся и не вернувшихся домой насильно переселенных в 1940 и 1949 годы жителей, но забыты десятки тысяч имен, репрессированных и уничтоженных во время немецкой оккупации. В советское время о них помнили. Историки писали монографии, исследователи - книги. Особую известность получила книга "Можжевельник выстоит и в сушь" писателя Юло Туулика (Ülo Tuulik), лично пережившего выселение островитян в конце войны в Германию. Хранится у меня скромно изданная редкая по объективности брошюра. Она уже давно подарена мне сидевшим в зале суда пожилым эстонцем. Книга представляет собой составленный мелким шрифтом многостраничный мартиролог. Среди жертв есть даже домохозяйки, члены семей эстонцев - советских и партийных работников. В книге приводится жутко длинный список убитых гитлеровцами и их местными пособниками - эстонцами. Эта глава книги так и озаглавлена: "Люди, родом с Сааремаа, которые погибли во время немецкой оккупации 1941-1944 годы". Составители - Юта Вессик (Juta Vessik) и Пеэп Варью (Peep Varju) из "объединения Мементо" Саареского уезда. И вот при этом эстонский политический календарь, в котором присутствуют несколько официальных дат, связанных с непременно "преступными" действиями советской власти, но нет Дня памяти жертв немецкой оккупации, число которых кратно больше, чем за полвека советской власти. Что это, если не спекулятивная политика, игра в одни ворота?! Это во многом объясняет подоплеку судилищ над стариками, не совершавшими инкриминируемых им "преступлений".

ИА REGNUM: Вы считаете, что необходимо хранить память и о тех, кто независимо от национальности выполнял после войны служебный долг перед Советским Союзом?

Безусловно. Они не просто незаслуженно оклеветаны, но за ними - геройство. Вот Владимир Лукьянов с русскоязычного региона Эстонии - Ида-Вирумаа. Это - другое дело, но он проходил по той же статье, что и Степан Никеев. Лукьянов не мог принять участие в судебных заседаниях, так как сразу было ясно, что он не доживет до суда. Но пока он был жив, мне казалось важным подбодрить его, и я попросил одного нашего видного правозащитника написать книгу, ну хотя бы газетный очерк, о геройстве этого чекиста, его нелегкой и опасной послевоенной борьбе с бандитскими формированиями националистов в Пярнуском уезде.

ИА REGNUM: Тут уместна аналогия с сегодняшним Северным Кавказом, когда Россия чтит своих героев, воевавших с сепаратистами-бандитами.

Разумеется, но не только. Вспомним Виктора Бута, предпринимателя, гражданина РФ, которого федеральный суд в Нью-Йорке на днях приговорил к 25 годам лишения свободы, за, якобы, незаконную торговлю оружием. Так МИД РФ тут же выступил с очередным заявлением по этому делу, обещав, что Россия не оставит в беде Виктора Бута. Мой вопрос: почему не было, и нет такой же настойчивости в отношении тех же Лукьянова, Никеева, Сисаска и других граждан России, разделивших их тяжкую судьбу? Продолжу о детях и внуках Лукьянова, с которыми мне пришлось общаться. Для них принципиально важной была бы защита Россией чести и достоинства их фамилии, даже после смерти их предка-героя. Вот только что упомянул свою просьбу написать о нем книгу или очерк, чтобы сохранить в нашей общей памяти его героизм. Так мне отказали, объяснив, что эта тема не представляет читательского интереса?! Убежден: говорить в данном случае об интересе, как коммерческой категории, это - тоже проявление гражданского безразличия и трусости. Ведь монументы устанавливают не только и не столько из-за обывательского интереса, сколько в качестве символа исторической памяти. Книга - тоже памятник. То есть проблема не в том, что формально закон и власть сделали свое дело, и обо всем можно забыть. Ни в коем случае. О трагической судьбе самых разных заложников исторического процесса надо говорить везде и помнить всегда. Тогда нынешнее и новые поколения будут знать правду и о таких людях, как Лукьянов, Никеев, Кононов... как и о всех тех, кто не дожил до суда. Или пережил судилища - унизительные для них и позорные для этнодемократий Прибалтики. Мы в долгу перед такими людьми, и за то, что Россия не сумела их защитить, а страны их проживания воспользовались этим, чтобы использовать их для отмщения за свое очень нелегкое становление независимости.

ИА REGNUM: Но как быть с общественным мнением, в том числе в самой России, где все чаще признают советский период Прибалтики "оккупацией", на счету которой энное количество преступлений? И разве не Россия публично и официально принесла в свое время извинения за "сталинские репрессии"?

Что касается извинений, то они принесены за последствия режима Сталина, а не за действия конкретно того же Степана Никеева, исполнявшего приказ и строго соблюдавшего закон. Я снова и снова обращаю внимание на то, что вина этих престарелых людей заключается лишь в том, что они дожили до своего неправедного суда. И, если уж кому-то хочется таким образом заслонить собственную вину перед историей, то пусть организует суд над прошлым. Это - нелепо, но было бы честнее. Если Россия уважает свое прошлое не на словах, а на деле, то такое уважение должно находить конкретное и четкое выражение. А предавать сынов Отечества, списывать некие исторические "долги" ради эффектных, но сомнительных компромиссов со странами, которые когда-то входили в состав СССР или Российской империи, да еще и в угоду сегодняшней "прагматической" внешней политики ослабевшей донельзя России, это безнравственно, а потому кидает тень и на Россию.

ИА REGNUM: Но разве она не заняла ясную позицию в отношении засуженных рижской Фемидой и Европейским судом по правам человека партизана Василия Кононова в Латвии, а также не дожившего до суда Героя Советского Союза Арнольда Мери и убитого в 2007 году в первую "бронзовую ночь" Дмитрия Ганина, оба из Эстонии...

Будем честными. Названные имена при безусловном к ним глубоком уважении, использованы в узко политических целях, как аргумент в информационной и психологической войне России с Западом. Об этом говорит и такое. После смерти Арнольда Мери в СМИ писали, что умер "последний из живших в Эстонии Героев Советского Союза". Но тогда был еще жив и таллинец Алексей Денисов, получивший "Героя" за форсирование Днепра. А составители книги о Героях-эстоноземельцах даже не упомянули его имя. Все это - аморально. И разве мой подопечный, Степан Никеев, напомню еще раз - российский гражданин, заслуживает меньшего внимания и защиты Российского государства, чем названные вами лица? Но все наоборот. Пока Степан Тимофеевич был в здравии, он не один раз обращался за материальной помощью в российское посольство в Таллине. Поначалу ему хотя бы обещали ее оказать, а впоследствии уже и не реагировали на его заявления. На сегодня, когда его дело, скорее всего, будет через несколько месяцев прекращено, эта помощь ему уже не будет нужна. И это тоже пример реального отношения России к соотечественникам.

ИА REGNUM: В судебном процессе на острове Сааремаа давно не участвуют представители Посольства и Консульства. Так?

Увы. Но я помню 2003 год, когда заведующий Консульским отделом Посольства РФ в ЭР Лев Аркадьевич Портнов приехал на остров вместе с обвиняемыми "стариками" и участвовал в судебном заседании в местном Доме культуры. Я запомнил, какую гордость обвиняемые испытывали от того, что рядом с ними сидит представитель Российского государства! А когда в перерыве на него в прямом смысле набросились с упреками и даже угрозами сидевшие в зале островитяне, он не стал пользоваться своим дипломатическим иммунитетом - он вступил с ними в диалог, в частности, тактично напомнив, что суд обнародовал имена и тех жителей Сааремаа, которые "настучали" на попавших в список перемещенных лиц, а после растаскивали их имущество. Стычка завершилась неожиданно. Тот, кто агрессивнее всех атаковал консула, пригласил его к себе на приморский хутор, порыбачить. Поначалу посольство чуть ли не ежемесячно запрашивало у меня отчет о том, что делается и как идут процессы, не нужна ли мне, как защитнику, какая-то помощь, короче, чувствовался неподдельный интерес дипломатов, но сегодня официальные российские представители ведут себя подобно улитке. Последние пять лет никто уже ничем не интересуется, мои подопечные перестали быть объектами повышенного внимания российских госчиновников. Игнорируют тему в СМИ и местные общественные организации, часто декларирующие, что "никто не забыт, ничто не забыто". Поражает и замалчивание проблемы на межгосударственном уровне. Притом, что могу засвидетельствовать: и сегодня есть еще люди, которым нужна, прежде всего, морально-психологическая поддержка России. Материальная помощь для них - вторична.

ИА REGNUM: Нельзя ли объяснить это тем, что в Эстонии проживают сто тысяч российских граждан и посольство физически не может охватить все и вся?

Так и десять лет назад в Эстонии проживало столько же российских граждан. Ответ проще: если не о них заботиться в первую очередь, то о ком? Впечатление такое, будто российские политики и чиновники захлопнули книгу с очередной исторической главой, забыв, что между ее страницами остались еще живые ветераны и герои. И согласитесь, зачем нужны в Прибалтике антифашистские комитеты, если их борьба против проявлений неонацизма оставляет в беде уже совсем беспомощных ветеранов, которые реально, физически боролись с фашистами и их пособниками, пострадали от этого, а теперь еще несут почему-то ответственность за Историю. Мой подопечный находится под судом уже почти 10 лет! Это не психологический геноцид?

ИА REGNUM: В завершение еще один "скользкий" вопрос: но в Прибалтике Степана Никеева и других, разделивших его судьбу, так или иначе, считают преступниками?

Пока суды не приняли окончательного решения, их нельзя считать преступниками. Мы имеем дело с пропагандистским и политическим действом. Политиканам, вульгарно восстанавливавшим 20 лет назад независимость в странах Прибалтики, потребовались для оправдания их злобной исторической мести за, якобы, массовые противоправные деяния, преступления против человечности, совершенные в советский период в отношении эстонского населения, как притянутые за уши факты, так и в выгодном для себя свете демагогическая интерпретация международного права. Но меня в данном случае, как гражданина Российской Федерации, живущего в Эстонии, волнует больше реакция и позиция России, а не Эстонии, которая, конечно, могла бы иногда вспоминать (и при этом каяться) своих военных преступников, совершивших доказанные судами преступления против человечности, как их трактуют решения Нюрнбергского трибунала. Эстонские юристы заявляют, что такие решения юридически ничтожны, так как они приняты судами, действовавшими в советское "оккупационное" время. В ответ я задаю встречный вопрос: отчего же вы пользуетесь дипломами, выданными во время "советской оккупации"? Тогда и они недействительные. Поэтому считаю важным, чтобы в России поняли значение состоявшегося в столице Саареского уезда городе Курессааре блиц-заседания суда. Оно состоит не только и не столько в том, что оно позволяет уже реально надеяться на прекращение мук Степана Никеева. Это судебное заседание символизирует важный этап в истории российско-эстонских отношений, осознание которого, однако не ощущается пока ни в России, ни в Эстонии. Восстанавливается справедливость! Но пока происшедшее преломилось лишь в семье Степана Никеева, в его личной судьбе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail