Европейские депутаты не всегда точно отличают Жанаозен от Андижана: Казахстан за неделю

Москва, 4 Апреля 2012, 11:35 — REGNUM  

Антигосударственная идеология становится государственной идеологией. В этом парадоксе нет ничего неожиданного - чиновники все чаще используют антигосударственную риторику, чтобы обвинить деятелей оппозиции. Разжигание социальной розни, преступления против мира и человечества, и наконец, обвинения в терроризме, выдвинутые против деятелей внесистемной оппозиции, могут в самое ближайшее время стать политическим мейнстримом: слишком легко подвести под эти статьи любое высказывание даже самых умеренных оппонентов власти. Но проблема заключается не только в этом. Внесистемной оппозиции попросту не оставляют выбора. Нежелание властей пускать оппонентов в правовое поле очень скоро может обернуться окончательным выходом политической борьбы за рамки казахстанского законодательства.

"Согласитесь, обвинения громкие и очень ко времени. Как, впрочем, ко времени были и террористические акты на Западе Казахстана в прошлом году"

Обвинения в терроризме, выдвинутые против Александра Павлова и Муратбека Кетебаева, ожидаемо вызвали шквал негодования оппозиционных газет: подконтрольная, по некоторым данным, опальному банкиру Мухтару Аблязову, газета "Республика" посвящает событию сразу несколько материалов. Но любопытнее, что в течение недели эту тему не затронуло ни одно провластное издание.

"Уже понятно, что задержание так называемых террористов позволяет Акорде и лично Нурсултану Назарбаеву развернуть очередной этап уголовного преследования Мухтара Аблязова. На этот раз якобы за финансирование и организацию террористических актов. Ну а заодно поднять новую волну полицейских репрессий против активистов гражданского общества и независимых СМИ, благо повод есть и такой замечательный - как же, терроризм!

О решимости Акорды идти этим путем свидетельствуют последние абзацы пресс-релиза Генпрокуратуры. Позволим себе их процитировать:

"В ходе оперативно-следственных мероприятий установлено, что основной целью актов терроризма являлось устрашение населения, создание атмосферы хаоса и паники, дестабилизация общественно-политической обстановки в стране. По указанному факту возбуждено и расследуется уголовное дело по части 1 статьи 233 ("Терроризм") Уголовного кодекса Республики Казахстан. В рамках расследования в правоохранительные органы поступила информация о попытках названных выше лиц установить контакты с представителями радикально настроенных религиозных групп, в том числе и за рубежом, в целях совершения совместно с ними в Казахстане террористических акций, а также разжигания конфликтов на межрелигиозной и межнациональной почве".

Согласитесь, обвинения громкие и очень ко времени. Как, впрочем, ко времени были и террористические акты на Западе Казахстана в прошлом году. Более того, создается ощущение, что лепила их одна и та же рука. И если это не Мухтар Аблязов, который весь прошлый год провел в Лондоне, отбиваясь от нанятых Акордой через "БТА Банк" английских юристов, то кто?

Позволим себе версию.

Во-первых, с самого начала захромал резонансный судебный процесс по делу о массовых беспорядках в Жанаозене. Мало того что властям пришлось срочно менять помещение для суда на более просторное, так он еще и пошел не так, как планировалось. Оказалось, что горожане солидарны с теми, кого Акорда посадила на скамью подсудимых, а потерпевшие предприниматели, потерявшие свое имущество в результате поджогов и грабежей, начали отказываться от материальных исков, которые они, видимо, написали под давлением следователей.

В результате судья запретил журналистам снимать на видеокамеры и вести диктофонную запись процесса. Что с учетом ранее данных публично обещаний и вообще общей риторики Акорды по поводу обеспечения гласности и прозрачности отечественного судопроизводства выглядит странно. То есть у Назарбаева и его окружения нет иного выхода, как запретами ограничить распространение опасной для себя информации по стране и за ее пределами.

Во-вторых, 23 марта спутниковый телеканал "К-плюс" показал интервью Рахата Алиева, в котором тот весьма нелицеприятно рассказал о своих бывших родственниках, включая тещу Сару Алпысовну и тестя Нурсултана Абишевича. Поскольку наша газета распространяется внутри страны, мы не можем себе позволить даже намекнуть на то, что сказал бывший первый зампредседателя КНБ про елбасы и в чем его обвинил, но, поверьте, это бомба. И, похоже, это интервью сыграло роль спускового крючка. Тем более если это правда, что Назарбаев смотрит "К-плюс", как нам сообщили информированные источники. Тогда становятся понятны причины появления заявления Генпрокуратуры от 28 марта о скороспелых терактах".

Колонку о событии пишет известный публицист Сергей Дуванов, который уверен: речь идет об авантюрном спектакле, о последствиях которого власти вовсе не задумываются.

"Если бы у тех, кто придумал авантюрный спектакль под названием "Аблязов -террорист" хватило бы ума поразмышлять о последствиях этих взрывов, то даже им (!!!) стало бы ясно, что взрывы эти работают против Аблязова. Такие взрывы сегодня однозначно работают только на власть.

Во-первых, такого рода угрозы мобилизуют госаппарат, заставляет его работать более мобильно, ответственно. В условиях опасности на второй план уходят все межклановые и межведомственные разборки, всех объединяет общая задача - противостояние угрозе. Нужна ли такая консолидация власти Аблязову? Отнюдь. С точки зрения человека, оппонирующего власти, он, на мой взгляд, куда более заинтересован в углублении разделения власти, в эскалации межклановой войны, которая ослабляет власть.

С другой стороны, эти взрывы именно в силу того, что они обозначили наличие угрозы для казахстанцев, существенно повысили бы значимость власти вообще и фигуры Назарбаева в частности в глазах простых людей. Напуганный обыватель инстинктивно тянется к власти, в которой он видит единственную защиту своего привычного мирного существования. Именно эту особенность общественного сознания, на мой взгляд, власти использовали перед выборами в 2011 году, искусственно создав жупел "террористической угрозы" в лице странных взрывов, и объявив таковыми перестрелки полиции с уголовниками. Напуганный угрозами терроризма средний казахстанец отреагировал адекватно своей обывательской природе, проголосовав за партию, обещавшую неизменность политического курса, а значит и общей ситуации.

Точно также повлияли бы на основную массу населения и те взрывы, о которых мы здесь говорим. Людям, напуганным за собственную безопасность, не до призывов оппозиции, не до коррупции чиновников, не до демократии - им хочется стабильности, которую может гарантировать в этих условиях только власть. Вот эту власть они и кинутся поддерживать. Причем здесь оппозиция? Вопрос на засыпку - зачем же Аблязову что-то взрывать, если это однозначно сработает против оппозиции?

Глупость придуманного для Аблязова обвинения заключается в том, что оппозиции сегодня эти взрывы абсолютно не выгодны. Напротив такого рода встряска для далеких от политики масс на руку власти, которая в этом случае получает высший вотум доверия и поддержку со стороны населения, а заодно веские основания для зажима оппозиции и свертывания демократических свобод в стране. Перефразируя известное выражение можно сказать: когда говорят пушки террористов - музы оппозиции молчат.

Трудно предположить, что всего этого мог не видеть шахматист Мухтар Аблязов. Полная ерунда, и всякий, кто так считает, абсолютно ничего не понимает в происходящем в стране. Зато зная уровень тех, кто вот уже несколько лет пытается достать Аблязова, легко предположить, что они-то как раз могли выстроить провокацию на этом ложном посыле, тем самым демонстрируя провокационный характер всей компании против Аблязова.

Да, конечно, можно дестабилизировать общественно-политическую ситуацию, но не взрывом в парке на окраине города и двумя взрывами в пустынных переходах. Для того, чтобы создать атмосферу хаоса и паники, о которой говорит прокуратура, нужно что-то подобное тому, что сегодня происходит в Ираке. И то не факт.

А все эти так называемые теракты с взрывами мусорных ящиков, самоподрывами странных типов, а также сказками про готовящиеся взрывы в пустынных местах - это все больше напоминает игры, которые ведет сама власть (через свои спецслужбы), решая свои политические задачи и задачи сведения счетов со своими оппонентами.

В январе 1933 года в Германии фашисты устроили поджог Рейхстага, обвинив в этом своих политических противников коммунистов. Благодаря этому была запрещена коммунистическая партия и арестовано около четырёх тысяч коммунистов. Через месяц был издан чрезвычайный декрет "О защите народа и государства, отменявший свободу личности, собраний, союзов, слова, печати и ограничивавший тайну переписки и неприкосновенность частной собственности. В нашем случае до Рейхстага еще далеко, но почерк уже просматривается".

"Я сказала, что никакие деньги не стоят жизни человека, и что я против того, чтобы наказывали невиновных. Считаю, что обвиняемые, которых сейчас судят, не виноваты"

Судебный процесс по делу о массовых беспорядках 16 декабря 2011 года, должен был стать одним из самых серьезных информационных противостояний за последние годы в стране. 37 человек проходят в качестве обвиняемых в организации беспорядков в городе Жанаозене Мангистауской области Казахстана. Однако первые же судебные заседания показали - следствие не слишком хорошо подготовилось к судебным заседаниям. В итоге же информационная кампания оказалась никак не поставленной со стороны власти.

Подавляющее большинство представителей информационного поля отмечают несостоятельность обвинений. Известный политолог Досым Сатпаев на страницах казахскоязычной газеты "Туркестан" заявил: проблемы надо было решать гораздо раньше.

"Власть, вместо того, чтобы изучать проблему, стала искать виновников. Однако есть же конкретная программа переселения оралманов в Казахстан. Значит, те, кто обвиняют оралманов, выступают против государственной политики? Кто первым встречает оралманов, переселившихся в Казахстан? Те же коррупционеры. Государство выделяет средства для адаптации прибывающих. В последнее время возбуждено множество уголовных дел по растрате этих средств. Безусловно, идея возвращения единокровных братьев на Родину благородна. Однако средства, выделенные для этого, разворовываются на всех уровнях.

А власть вместо того, чтобы объединять жителей страны, словно вбивает клин между ними. Оралманы, местные, русскоязычные, казахскоязычные, богатые, бедные с каждым днем увеличивается национально-социальное разделение. Наши чиновники не могут осознать одну важную проблему, касательно Жанаозени. В стране, где сами чиновники вбивает клин между людьми, никто не верит в стабильность. Если 20 лет назад казахский язык возвели бы в ранг национальной идеи, то сегодня не было бы ни одной социально-экономической проблемы. Эта идея стала бы объединяющей идеей народа Казахстана. При его грамотном проведении, она бы объединила народы Казахстана, было бы меньше национальных, социальных разделений.

Безусловно, если программу "Нұрлы көш" остановят, высшие чиновники в социальных взрывах в стране будут обвинять оралманов, главные газеты, как "Егемен Қазақстан" виновниками всех бед видят оралманов, значит не будет заинтересованности в их возвращении на историческую родину. Однако из-за нескольких человек, нельзя винить миллионы людей. Чиновники вместо того, чтобы грамотно решить проблему, искали легкий путь выхода их тупика. Нашли крайних, и все беды возложили на них. Подумали, что решили проблему Жанаозени. Однако проблем адаптации оралманов более, чем достаточно. Потому что, с профессиональной точки зрения они должны пройти переподготовку, должны научиться писать, изучать язык".

О массовых отказах потерпевших признавать подсудимых виновными пишут многие СМИ, в частности казахская редакция радио "Свобода".

"Из зала суда, который проходит в Актау, поступают противоречивые сведения о том, сколько именно предпринимателей отказывается от своих претензий к подсудимым по делу о событиях в Жанаозене. 29 марта в первой половине дня в суде были опрошены 13 потерпевших. Девять из них заявили, что не считают обвиняемых по этому делу виновными.

- Я сама мать, а тут многие обвиняемые почти - дети. Мне не нужно, чтобы мне они возвращали эти два миллиона, я отказываюсь признавать их виновными, - говорит предпринимательница Аманкуль Избасарова.

Интересно, что многие потерпевшие по делу о событиях в Жанаозене - женщины, занимающиеся малым бизнесом.

Оразхан Ахытова также отказывается признавать подсудимых виновными. "Не ​​считаю их преступниками, виновными в погромах и поджогах. Ущерб, который я понесла, составил три миллиона тенге, но черт с этими деньгами. Я не хочу, чтобы наказывали невинных ребят, их судьба дороже денег", - говорит женщина. Одна из потерпевших - предприниматель Бибатпа Жалгасбаева - заявила радио "Азаттык" ("Свобода"), что не отказывалась от возмещения ущерба. Но она, по-прежнему, считает, что на скамье подсудимых по этому делу сидят невиновные.

На первом судебном заседании по делу о событиях в Жанаозене Бибатпа Жалгасбаева высказалась против уголовного преследования невиновных. А информация в СМИ о том, что она отказалась от 50 миллионов тенге, по ее словам, не соответствует действительности.

- Видимо, меня неправильно поняли. Я сказала, что никакие деньги не стоят жизни человека, и что я против того, чтобы наказывали невиновных. Считаю, что обвиняемые, которых сейчас судят, не виноваты. Я не видела, что именно они ​​подожгли мой магазин, - говорит Бибатпа Жалгасбаева в интервью радиостанции. Предприниматель говорит, что около 10 лет занимается торговлей, в центре Жанаозена у нее был магазин "Шолпан", который во время волнений был разграблен и сожжен.

- Как и все я написала заявление в полицию. Мне обещали, что ущерб будет возмещен и все будет восстановлено. Спасибо за это властям. Но если ущерб будет возмещен ими, то, как потерпевший, я не могу сказать: "Судите тех, кто сейчас на скамье подсудимых". Но мои слова, сказанные на суде, донесли не так, - говорит Бибатпа Жалгасбаева. По ее словам, после ее заявления стали распространяться слухи, что она боится, что с ней что-то может случиться: "Мне даже стало страшно ходить по городу. Стали говорить, что я отказалась от денег, что мне ничего не нужно. Но это не так. Я не настолько богата, чтобы ​​отказываться от возмещения ущерба".

О том же пишет портал "Республика", акцентирующий внимание на ошибках, допущенных казахстанской Фемидой в ходе судебного процесса.

"В процессе опроса свидетелей от возмещения ущерба отказывались уже представители госучреждений, здания которых были разгромлены 16-17 декабря 2011 года: филиалы банков, пенсионный фонд, колледж... Практически все они заявили: к 37 нефтяникам (среди которых двое несовершеннолетних), сидящим на скамье подсудимых, претензий не имеют.

Наблюдатели отмечали: доказательства вины подсудимых так и не были продемонстрированы судом. Ни видеосъемок, ни фотографий, которые подтверждали бы вину нефтяников, пока нет. Съемки с видеокамер наблюдения, которые просматривались в первые дни, демонстрировали участие в погромах совсем молодых людей в масках, среди которых никто не опознал людей, сидящих на скамье подсудимых.

В ходе заседания также выяснилось: полицейские, на показаниях которых строится обвинение, не хотят выступать в зале суда. Их свидетельства будут зачитаны, а имена изменены на псевдонимы. Наблюдатели тут же окрестили их "мертвыми душами", а факт их отсутствия на суде - правовым нонсенсом.

Заседание же началось с заявления пяти ходатайств адвоката Гульнары Жуаспаевой, которая призвала сохранять объективность и беспристрастность ведения процесса. А именно о равенстве прав подсудимых, адвокатов и прокуроров. Судья Аралбай Нагашибаев их отклонил, удовлетворив только два.

- Материалы дела мы получили только за день до суда. А у каждого адвоката по 6-7 подзащитных (дело состоит из 93 томов), - начала перечислять претензии Гульнара Жуаспаева. - Подсудимый Тананат Калиев находится в привилегированном положении. Он находится вне изолированного помещения - сидит в зале суда. Прокуроры не называют свои фамилии (к слову, эта просьба звучала уже не раз, но гособвинители считают: на процессе достаточно называться просто прокурорами). Нам не понятна и мотивировка отказа в ознакомлении с аудио- и видеозаписями".

Любопытный аналитический материал о проблематике региона пишет исследователь Нейт Шенкан, чуть ли не единственный западный журналист, оперирующий цифрами и более или менее достоверными фактами. На страницах Eurasianet он внимательно присматривается к западному региону Казахстана.

"Подоплекой недавних беспорядков в Казахстане являются демографические изменения, происходящие в республике. После обретения независимости в 1991 году, началась массовая эмиграция из страны представителей европейских национальностей. Количество этнических русских, проживающих на территории Казахстана, сократилось в период между 1989 и 2009 гг. приблизительно на 2,3 млн. человек. Землячество этнических немцев также сократилось примерно на 770 тыс. человек, а украинцев - на 545 тысяч. К 1999 году из Казахстана за рубеж на постоянное место жительство выехали 17 процентов от численности населения по состоянию на 1989 год.

В то время как представители европейских национальностей выезжали за пределы республики, правительство КР поощряло возвращение в родную страну из сопредельных государств представителей казахской национальности. В итоге на родину вернулись около 860 тысяч "оралманов" (что по-казахски значит "возвращенец"). Приток казахского населения, подкрепленный процессом естественного прироста населения, позволил довести к 2011 году численность населения республики до прежнего уровня 1989 года. Возвращающиеся оралманы селились главным образом на юге и западе республики. К ним присоединялись внутренние и нелегальные мигранты из соседнего Узбекистана. Главной притягательной силой для селящихся на западе людей становились экономические возможности. Жизнь в степи не назовешь легкой, но в энергетической отрасли Казахстана зарплаты будут повыше, нежели в переживающих спад сельскохозяйственных районах Центральной Азии, будь то в южном Казахстане или Узбекистане.

Приток миграции - а с 1999 по 2009 год население Мангистауской области выросло на 67 процентов, а Атырау за аналогичный период на 32 процента - способствовал созданию инфляционного давления. В частности, в области не хватает жилья, цены на которое крайне высоки, потому что постройки советских времен ветшают, а новые здания не в состоянии удовлетворить имеющийся спрос. Уровень же безработицы по стране в 5,4 процента не включает в себя почти треть трудоспособного населения, числящегося "самотрудоустроенным".

В Актау, Атырау или Уральске изо дня в день слышишь одни и те же жалобы на высокие цены, дефицит жилья и отсутствие работы. Ситуацию усугубил экономический кризис 2008 года, заморозив объекты и "убив" сотни низкоквалифицированных рабочих мест, особенно в строительной сфере, что, в свою очередь, негативно сказалось на развитии жилищного сектора.

Так что, хотя сегодня именно на социальную обстановку на западе направлено много внимания, главным катализатором формирования обстановки напряженности стали экономические причины, а именно то, что десятки тысяч безработных и плохо трудоустроенных людей (в их числе и недавние мигранты), видят, как из недр добываются обширные богатства, а они живут в перенаселенных, разваливающихся домах, платя при этом немалые деньги. Государственные программы пока не могут адекватно преодолеть этот социо-экономический дисбаланс, причем власти, похоже, движутся в неверном направлении".

Не менее любопытно настроены корреспонденты "Немецкой волны", изучающие реакцию западных политиков на события в Жанаозене. Журналисты уверены: европейские депутаты не всегда точно отличают Жанаозен от Андижана.

"По мнению боннского эксперта по Центральной Азии Михаэля Лаубша (Michael Laubsch), европейские политики, которые занимаются Казахстаном, проспали Жанаозен, где социальный взрыв назревал с мая 2011 года. "А после беспорядков, случившихся 16 и 17 декабря, политики заторопились с реакцией", - отмечает Лаубш в интервью DW.

По словам научного сотрудника университета Бремена Беате Эшмент (Beate Eschment), сейчас в Евросоюзе можно выделить две основные группы политиков, в той или иной мере занимающихся вопросом Жанаозена. Первая проводит сравнение случившего в Казахстане с событиями в Андижане в мае 2005 года. Вторая видит в жанаозенской трагедии свидетельство нездоровой ситуации в Казахстане и беспомощности властей в ситуации крупной забастовки, но аналогий с Андижаном избегает. "Андижан - это событие другого измерения, нежели Жанаозен. Реакция властей и силовых структур Казахстана была совершенно иной, нежели в 2005 году в Узбекистане. Резкость обвинений со стороны европейских политиков в адрес Астаны объясняется как действительным разочарованием в процессах либерализации в Казахстане, так и тем, что преувеличение привлекает внимание", - полагает Эшмент.

Михаэль Лаубш тоже делит европейских политиков, занимающихся Жанаозеном, на две группы, но иначе их классифицирует. "Первая группа - это ряд депутатов от левых партий, имеющих тесные контакты с профсоюзным движением. Они требуют от Евросоюза решительно встать на защиту интересов казахстанских нефтяников и оппозиции. Вторая группа - условно говоря, прагматики, они не хотят осложнения отношений с Астаной из-за Жанаозена", - констатирует эксперт.

Вторая группа, продолжает Лаубш, тоже за проведение независимого расследования, однако, ее представители исходят из того, что к кровопролитию на западе Казахстана привело множество разных факторов. Эксперт отмечает, что по инициативе группы политиков из левых партий в Европе с начала 2012 года проведен ряд мероприятий, посвященных трагедии в Жанаозене. Главным их организатором выступает депутат Европарламента от Ирландии Пол Мерфи. Он вместе с депутатом бундестага от Левой партии Андреем Хунко (Andrej Hunko), старается, по словам Михаэля Лаубша, склонить Европарламент к резкой позиции в отношении Астаны.

Сам Андрей Хунко в интервью DW заявил, что доволен резолюцией Европарламента, в которой решительно осуждается насильственный разгон демонстрантов и ясно сказано о необходимости участия в расследовании событий в Жанаозене независимой комиссии с международным участием.

Депутат Бундестага сомневается в объективности расследования, которое ведется властями Казахстана. "В январе 2012 я был в Астане, Атырау, Актау и Жанаозене, встречался с правозащитниками, а также с генеральным прокурором Казахстана", - рассказывает Хунко. По его словам, правозащитники утверждают, что кровавое подавление протестов рабочих-нефтяников не может быть сведено к ошибочным действиям отдельных милиционеров, и что таким действиям должен был предшествовать приказ из Астаны. "Я спрашивал генпрокурора, кто отдал приказ использовать боевые патроны, но удовлетворительного ответа не получил",- подчеркивает Андрей Хунко.

В свою очередь казахстанские власти сразу после беспорядков 16 и 17 декабря в Жанаозене давали понять, что, хотя социальная напряженность и сыграла в них свою роль, но сами беспорядки стали следствием неких провокаций. По мнению Михаэля Лаубша, такой сигнал дошел до ряда европейских столиц, к нему там отнеслись всерьез, но с выводами не торопятся".

"Экспресс-К" - чуть ли не единственная газета, которая публикует мнение компетентного юриста, высказывающегося жестко за соблюдение законности в деле о "Жанаозене".

"Неотвратимость наказания должна быть обеспечена за любое правонарушение, с какими бы благими целями оно не совершалось, в данном случае это требование повышения заработной платы. Все должно происходить только в правовых рамках. Нельзя упускать из вида тот факт, что было нарушение законности. Никто не имел права для решения своих задач ущемлять права других лиц. И когда сегодня говорят, что в Жанаозене были мирные митинги, то извините... Мы видим, что это далеко не так - полгорода сожжено, сколько людей пострадало. В любой стране за такие вещи привлекают к уголовной ответственности. В общем, меру наказания определит суд, исходя из обстоятельств дела.

Поиск истины оказался сложным именно потому, что с самого начала происшедшие события излишне политизировались оппозиционными политическими партиями и представителями западных СМИ. Поэтому мне бы хотелось только одного - не политизации процесса, а объективного рассмотрения дела судом. Справедливости ради надо отметить, что те, кто политизирует это дело, почему-то не обратили внимание на случай, когда в США американский полицейский застрелил нашего земляка Кирилла Денякина. После того как заокеанская судебная система его оправдала, ни одна политическая партия или неправительственная организация не высказала своей точки зрения на эту ситуацию. Но так нельзя! Ведь одинаково ценна жизнь наших сограждан, пострадавших и в Жанаозене, и в далекой Америке".

"Нетерпимое, категоричное, абсолютно замкнутое на себе общество, не допускающее любого влияния извне, опирающееся на замшелые и субъективные постулаты, предстает перед читателями в качестве так называемого "казахского идеала"

Национальный вопрос порой обсуждается в Казахстане в чисто умозрительной плоскости - как можно было бы построить нацию в стране, будет ли она через десять лет моноэтнической и как преодолеть болячки полиэтнического общества, все чаще обнаруживаемого на теле государствообразующего этноса. Между тем, в стане исследователей появились люди, работающие напрямую с теми угрозами, которые есть уже сейчас. И по большей части, их прогнозы не отличаются благодушием.

На страницах Central Asia Monitor политолог Еркин Байдаров предупреждает о неминуемом социальном взрыве, основой которого должен стать именно национализм.

"Да, в Казахстане тихо и мирно живут представители разных народов. Многие семьи представлены интернациональными браками. Но в том-то и беда, что строя семью с представителем другого этноса (например, русско-славянского происхождения), казах перестает быть казахом. Если глава семьи и остается казахом, знает язык своих предков и культуру своего народа, то его дети уже выпадают из казахского генофонда, не зная, "к какому стаду прибиться". Но к ресурсному национализму они не относятся, так как им нечего защищать, кроме самих себя. Ресурсный национализм - это потенциальный источник дестабилизации как политических, так и межэтнических отношений. Остается фактом нерешенность самых насущных проблем казахской нации. Живя на своей исконной земле, большинство казахов остаются самыми бедными гражданами страны (за исключением крупных государственных чиновников и их родственников). Мне могут возразить, сказав, что бедными являются не только казахи, но и другие. Но те, другие, не могут восприниматься как ресурсный фактор - по той простой причине, что их мало. И у них нет практических шансов решить свои проблемы - только лишь лояльное отношение к власть имущим. А от решения этого вопроса во многом зависит судьба не только казахов, но и всех этносов, проживающих в Казахстане. Казахи, наверное, самая терпеливая нация в мире. Но ведь терпению может прийти конец, который способен вызвать социальный взрыв. Поэтому власть не должна уходить от решения проблем титульной нации. До сих пор не решен вопрос о государственном языке. Прошло 20 лет, но по-преж­нему многие не собираются учить его, особенно русские. Хотя многие осознают, что учиться казахскому нужно. Не секрет, что и для многих представителей самого казахского этноса большой проблемой является утрата национального языка, что ставит под вопрос возможность овладения ими своей культуры, важнейшим средством трансляции которой был и остается именно язык. Однако помимо вербального языка существуют и невербальные языки. Идентичность человека вообще и этническая идентичность в частности сводится не только к словесным обозначениям, она подразумевает множественность практик - телесных, поведенческих. Человек проявляет свою идентичность, не столько говоря "Я казах", сколько действуя определенным образом: проводя досуг, обустраивая жилище, выбирая жену, играя свадьбу и т.д. В этом используются невербальные языки выражения этнической идентичности. Этническая история инкорпорирована в человеке, сохраняющем свою этническую идентичность, его манера держаться, мыслить и говорить предопределена его этнической принадлежностью. Если же рассматривать проблемы русских в Казахстане, то они тесно связаны с проблемами казахской нации. Подход к ним может иметь три аспекта: психологический, политический, социально-экономический. Психологический аспект заключается в том, что пагубная сталинская доктрина сказывается до сих пор, блокируя переход к демократическим формам сожительства народов. Если сейчас у русских появилась болезненная реакция и опасения оказаться ущемленными в правах, то казахи из-за пла-номерного разрушения духовной и традиционной культуры в прошлом до сих пор не могут перейти к широкому употреблению родного языка. Эта "ментальная скованность" приводит к чувству неполноценности казахов в среде русскоязычных сограждан, которая идет еще с советских времен, когда незнание русского языка фактически означало "профнепригодность". Другой острой проблемой, способной "к возгоранию", в том числе и в межэтнических отношениях, является нерешенный жилищный вопрос. Многие казахи не имеют собственной крыши над головой. Отсюда и проблема - Бакая, Шанырака, Акбулака. Как создавать семью, как растить детей, как строить планы на будущее? Кто хоть раз был в казахском ауле, тот знает, как живет народ, именем которого называется страна. Поэтому-то, наверное, современная "элита" из дорогих апартаментов так противится демонстрации кинофильма "Тюльпан", удостоенного, между прочим, многих наград международных конкурсов. Киноправда режет глаза?"

В дискуссию ввязывается и сайт политической информации Казахстана "Пик", крайне резко отзывающийся о национально и религиозно ориентированных политиках.

"Запретить буквально все: женщинам красить губы, мужчинам смотреть на женщин, детям рисовать сердечки и слушать западную музыку, отменить точные науки, выбросить законы биологии и обязательно возродить цензуру - такова мечта особо одаренных мыслителей. Едва ли даже Сталин и Гитлер признали бы с ними свое идейное родство, при рейхе, тем более, при союзе определенные вольности вполне дозволялись. Народ плодился и размножался, красил, кошмар какой, губы, носил "развратные" юбки и штаны, слушал и смотрел всяческое непотребство. Тут копай глубже - во времена религиозного мракобесия, когда шаг влево-вправо - виселица автоматом. Нетерпимое, категоричное, абсолютно замкнутое на себе общество, не допускающее любого влияния извне, опирающееся на замшелые и субъективные постулаты предстает перед читателями в качестве так называемого "казахского идеала". С постулатами, впрочем, хуже всего: мыслители зачастую не могут договориться о простейших вещах, тем паче, скажем, разобраться с религией и определить, что они исповедуют. Именно под прикрытием громких имен взращивается на нашей почве эдакий псевдомусульманский микс, сотканный из нагромождения неграмотных теорий.

Клевета, скажете? Некий сенатор, ранее в странных выражениях славословящий президента, разом призвал порушить кучу статей Конституции, вернуть дискриминацию женщин, и вообще, айда в каменный век. Буквально неделю назад сенатор Жабал Ергалиев подал запрос на имя премьер-министра РК Карима Масимова, в котором озвучил предложение установить государственный контроль над воспитанием казахских девушек и ограничить их выезд за рубеж, дабы предотвратить возможность их брака с иностранцами. По мнению сенатора, существует угроза уничтожения генофонда нации западной культурой. Далее отец народа погромил обилие "голых телес" на телевидении и в кино, и засилье конкурсов красоты, где девушки выступают в виде, неподобающем, по его мнению, казахской девушке. Еще сенатор предложил, чтобы организация подобных конкурсов санкционировалась государством, и проводилась только в национальных костюмах, что "будет способствовать формированию их тенденции и культуры". Ну да, уже арабки из самых ортодоксальных стран выступают в спортивных состязаниях без хиджабов, а некоторые и форму надели, но Казахстан должен быть впереди планеты всей.

Этим Жабал Ергалиев не ограничился. Мало запретить ездить за кордон на отдых или за женихом, не приведи господь, учиться в "развратных" странах тоже нельзя. Сенатор предложил правительству запретить выезд казахским девушкам за рубеж для получения высшего образования. Чтобы невесты дома не скучали, он надумал отгрохать еще один "ЖенПи" в Астане. "Такие вузы позволят девушкам получить правильное воспитание и привить им казахские национальные ценности, что в дальнейшем будет способствовать созданию благополучных семей", - уверен сенатор. Можно ли ездить за границу неказахским девушкам, г-н Ергалиев не пояснил. Также он едва ли задумался о том, что пресловутый "ЖенПи" в свое время побил все рекорды по так осуждаемому поборником нравственности разврату, да и матерей подброшенных в детдома детишек там училось и учится немало.

Сохраняет генофонд и ограничивает тлетворное влияние Запада Жабал Ергалиев давно и в поте лица - с января 2005 года является главным редактором областной (Кокшетау) газеты "Арќа ажары". В стенах парламента он прославился довольно неоднозначным выступлением на тему вручения президенту государственной награды. "Президент тоже человек. Сердце, которое есть у нас, есть и у президента! И он тоже волнуется! Однако наши волнения и волнения президента - это совсем разное. А волнение президента и волнение страны - это одно и то же. Мы исполним мечту всего нашего народа, присвоив человеку "Халық Қаhарманы"! - высказался сенатор зимой 2011. Весьма достойное для политика заявление, а учитывая, что за свое бдение в сенате г-н Ергалиев получает приличные деньги, можно было б ожидать от него не только порывов запереть девушек в "женских вузах".

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
«Дональд Трамп – это новый Рональд Рейган?» — The American Conservative
NB!
17.01.17
Внук Назарбаева публично назвал имена казахстанских «врагов народа»
NB!
17.01.17
Песков о заявлении советника Трампа: «Русские предпочитают деликатесы»
NB!
17.01.17
Американский F-22 уступает российскому Су-35 — War is Boring
NB!
17.01.17
Лавров рассказал о шпионаже и любви к регионам сотрудников посольства США
NB!
17.01.17
Бывший замдиректора ЦРУ предложил Путину «подарить» Трампу Сноудена
NB!
17.01.17
«Принцип Маннергейма»: на Урале чествуют пособника власовцев
NB!
17.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 17 января
NB!
17.01.17
Бразилия: Страну спасет «настоящий полковник»?
NB!
17.01.17
«США теряют преимущество в военной технике»
NB!
17.01.17
Армия готова защитить граждан РФ в случае угрозы, уверены 92%: опрос
NB!
17.01.17
Поиски Boeing МН370, пропавшего в 2014 году, приостановлены
NB!
17.01.17
МИД РФ назвал «истерикой» подборку слов Трампа о России
NB!
17.01.17
The National Interest: Империализм США вреден для них самих
NB!
17.01.17
В районе Якутии школьников недокармливали
NB!
17.01.17
«Рубль сдал позиции»
NB!
17.01.17
Обама покидает Белый дом с симпатиями 58% граждан США
NB!
17.01.17
Юань продолжает стремительно дешеветь по отношению к доллару США
NB!
17.01.17
Порошенко считает, что украинцы «могут разочароваться» в Европе
NB!
17.01.17
«Санкции надо оставить США: сами принимали, пускай сами обсуждают»
NB!
17.01.17
Операция «Буря в пустыне»: Роковое решение и уничтожение Ирака
NB!
17.01.17
Как обустроить Палестину? Никак!