Игорь Потапов: Кто в Белоруссии опять выступает против русского языка?

Москва, 2 апреля 2012, 20:23 — REGNUM  

Уже который раз в нашем обществе начинается компания по принудительной белорусизации населения республики. Но если называть вещи своими именами, то речь идёт об очередном наступлении на русский язык.

Казалось бы, закреплённое в Конституции Республики Беларусь принятое абсолютным большинством голосов на республиканском референдуме решение о равном статусе русского и белорусского языков решило языковые проблемы, но, как мы видим, это не так. Вопреки Конституции с начала 2011 года националистические активисты вновь инициируют очередную компанию требований языкового неравенства, принудительной белорусизации.

Начало положил новый руководитель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько, обсудив на встрече с руководителем "Таварыйства беларускай мовы" Олегом Трусовым вопросы белорусизации государственных телеканалов. По словам О.Трусова, он предложил Давыдько в течение года сделать один из телеканалов полностью белорусскоязычным. Эту идею новый руководитель БТ отклонил как малореальную. У Давыдько есть свой план: в первую очередь, он хочет белорусифицировать спутниковый канал "Беларусь-ТВ", который вещает на зарубежье. Что тут скажешь, верно понимает ситуацию Давыдько, внутри республики аудитория для белорусскоязычного канала маловата, а вот за рубежом среди слушателей будет вся "Рада Белорусской Народной республики" во главе с Ивонкой Сурвиллой, проживающей в Канаде. Да и во всём мире нет проблем с белорусскоговорящей аудиторией, если судить по тому, что все мировые бренды транснациональных корпораций, от Sony до Samsung, как сговорившись и в ущерб бизнесу, рекламируют свою продукцию в Минске на белорусском.

Следом за Давыдько выступил министр образования РБ Сергей Маскевич, категорически заявив, что знать белорусский язык не право, а обязанность граждан. На заявление министра оперативно откликнулся председатель Союза писателей РБ Николай Чергинец с предложением организовать с этой целью курсы белорусского языка. В свою очередь, Владимир Ламеко, заместитель уполномоченного по делам религий и национальностей, напомнил, что те граждане Республики Беларусь, кто продолжают считать русский язык родным языком для белорусов, ошибаются. Родным языком у белорусов, по мнению Ламеко, является только белорусский язык. Вот поэтому, считает Ламеко, белорусам необходимо обращать особое внимание на развитие и употребление только родного белорусского языка, чтобы избежать его смешения с неродным русским языком. Так что не забывайте - русский язык вам не родной.

Если знать белорусский язык - это обязанность, то заместителю министра культуры Белоруссии Тадеушу Стружецкому ничего не остаётся, кроме как заявить, что в деле белорусизации допустимы меры административного принуждения, что он публично и делает. И делает это он исключительно в государственных интересах, а как иначе, если, по словам Стружецкого, "Республика Беларусь как самостоятельное государство без белорусского языка существовать не может. Это аксиома". Ещё бы не аксиома, ведь аксиома - это очевидная истина, не требующая доказательств. Тут главное - не требующая доказательств. А то что же получается: США и Австралия с английским языком без американского и австралийского языка существовать могут, вся Южная Америка с испанским и португальским тоже существуют, а вот Республике Беларусь с двумя государственными языками, русским и белорусским, как об этом записано в Конституции, Т.Стружецкий такого права не даёт. Почему? Да потому что аксиома.

Итак, процесс насильственной белорусизации, противопоставления русскому языку как неродному родного белорусского пошёл. Правда, пошёл пока ещё на словах, но слова эти принадлежали далеко не рядовым гражданам Республики Беларусь.

К процессу вновь подключается Давыдько, добавляя в него идеологическое наполнение. Вспоминая, как он играл "роль русского ученого в пьесе Янки Купалы "Тутэйшыя", который утверждает, что нет никакой Беларуси, а есть лишь северо-западная окраина Российской империи, я играл в гротесковых тонах, по-злому играл. А как по-другому? Вообще, считаю, что эта пьеса актуальна и по сей день. Это вечная тема для нас, белорусов (я больше предпочитаю слово лiцьвiны). На нашей территории постоянно идёт война Запада и Востока, экономическая, политическая, духовная... Война чужих интересов. Это надо понимать". Вот так и не иначе, война чужих интересов, как это было 200 лет назад в Отечественную войну 1812 года, и как в Великую Отечественную войну за чужие интересы сражались и погибали на земле Белоруссии герои трагического 1941 года и победного 1944 года в освободительной операции "Багратион".

И вот, наконец, от слов к делу. 21 марта правительственная газета "Звезда" ("Звязда") опубликовала материал под названием "Родной язык возвращается в белорусские школы". Со страниц издания министр образования Белоруссии Сергей Маскевич обнародовал решение перевести преподавание двух школьных предметов на белорусский язык: судя по статье, речь идёт об "истории Белоруссии и географии Белоруссии". Если верить написанному в официальном издании, Маскевич дословно сказал: "Такая задача уже поставлена и мы будем стремиться к тому, чтобы уже с нового учебного года белорусский язык вернулся на уроки по истории и географии родного края".

Что же это за причина, заставляющая вновь и вновь обращаться к вопросу, способного дестабилизировать социально-психологическую обстановку в обществе? На мой взгляд, ответ на этот вопрос можно найти в последнем высказывании Давыдько "Это вечная тема для нас, белорусов (я больше предпочитаю слово лiцьвiны)". Давыдько проговаривается о литвинах. Кто такие литвины? Вот что сами литвины говорят о себе. "Так исторически сложилось, что в большом Европейском регионе, включающем в себя Беларусь и некоторые сопредельные области, проживает около 10 млн. человек с неустойчивым национальным самосознанием. Это в основном потомки литвинов - граждан Великого Княжества Литовского, разрушенного соседними империями. После поглощения Великого Княжества Литовского Польшей, а двумя столетиями позже Россией, нация литвинов прекратила своё существование.

В последние 10 лет нация литвинов начала возрождаться. Литвинами становятся люди, которые чувствуют, что та нация, к которой они себя причисляли ранее, не даёт им ожидаемого культурного, ментального и национального наполнения. Некоторые белорусы, осознающими себя в историческом контексте литвинами, часто именуются белорусами-литвинами, это промежуточный этап перехода белорусов в нацию литвинов.

Литвином может стать каждый человек, который чувствует потребность стать литвином. К какой бы нации ни принадлежал человек ранее, если он ощущает духовную, историческую, этническую, родовую, культурную или территориальную связь с наследием Великого Княжества Литовского, с литвинской национальной идеей - никто не вправе помешать ему называть себя литвином и быть частью литвинской нации. Литвины - это нация свободных людей.

Своей Родиной литвины считают еврорегион Великолитва и ощущают свою связь с наследием Великого Княжества Литовского (духовную, историческую, этническую, родовую, культурную или любую другую)" (1).

Но есть и другой взгляд на литвинский вопрос, изложенный, например, в трудах белорусского историка М.Ковалёва (2) Речь идёт об особом, малом народе - литвинах, сформировавшимся на землях православной Белой Руси в период агрессивной католической экспансии и насаждения унии. Это было время, когда белорусская элита, предав свой народ и православную веру, переходила в униатство, принимало католичество, создавало свой язык, свою культурную традицию. И хотя большинство белорусского населения сумело противостоять иноземному нашествию, отвергло католичество, сохранило верность православию, последствия католической агрессии были трагическими. Белорусский народ, представленный главным образом сельским населением, оставаясь православным и частью русского народа (как и украинский), лишился своего высокообразованного, городского слоя, своей элиты. Возникла антинародная, литвинская элита, впоследствии давшая начало литвинской гуманитарной интеллигенции.

И только советская власть в рамках пролетарской классовой идеологии в 30-е годы начинает процесс формирования белорусской национальной элиты. Социальный лифт заработал, и среди руководящего белорусского слоя мы видим представителей того самого белорусского народа, который был лишён своей элиты в годы униатства. Это и П.М.Машеров родом из деревни Ширки Сенненского района Витебской области, и М.А. Савицкий родом из деревни Звенячи Толочинского района Витебской области, и К.П.Орловский из деревни Мышковичи Кировского района Могилёвской области и многие, многие другие. И среди них первый президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко.

К сожалению процесс формирования белорусской национальной элиты по разным причинам остался незавершённым, и, хотя абсолютная победа в 1994 году на выборах президента Белоруссии А.Г.Лукашенко оставила рвавшуюся к власти прозападную элиту без руководящих постов, политическая, культурная жизнь Белоруссии в наши дни во многом определяет соперничеством представителей этих двух элит, национальной белорусской и прозападной.

Вот так мы жили и живём до сих пор, два народа на одной земле. Абсолютное большинство - русские-белорусы - и абсолютное, но очень активное меньшинство - литвины, отстаивающие униатскую культурную традицию. У одних на знамёнах призыв "Вместе с Россией!" у других "Беларусь в Европу!". Для одних союз с Россией - это объединение на землях исторической Руси, Русского мира, для других - союз с Россией, признание русского языка родным языком - это предательство своей родины, еврорегиона Великолитва и насилие над своей духовной, исторической, этнической, родовой, культурной связью с наследием Великого Княжества Литовского. А с предателями не церемонятся.

Русские-белорусы голосуют на выборах за президента А.Г.Лукашенко, за его политику Союзного государства, политику интеграции на пространстве бывшего СССР, литвины в непримиримой оппозиции к президенту. Оппозиция мечтает о мести и насильственной белорусизации. "Первый и главный пункт их программы - это ненависть и месть. В их планы входит привлечение к уголовной ответственности всего высшего руководства страны, а также большинства руководителей исполнительной власти на местах. В случае прихода к власти это оппозиционное меньшинство планирует провести так называемую "шоковую белорусизацию" - стремительный (за один год) перевод на белорусский язык всего делопроизводства, средств массовой информации, культурных учреждений с последующей аттестацией на знание языка всех госслужащих, работников сферы образования и даже предпринимателей, получающих лицензии" (3).

Вот и всё отличие в требованиях оппозиции и планах госчиновников в вопросе о белорусизации. Оппозиция - "всё и сразу", министры - за белорусизацию без шока.

Обсуждается оппозицией и возможность "изменения названия страны на "Великолитва" и переименования белорусов в литвинов. Зенон Позняк как-то предложил компромиссный вариант - назвать нашу страну "Великое княжество Литовское Беларусь".

И никаким улучшением закона о двух государственных языках постоянно возникающую проблему насильственной белорусизации не решить. Потому что это не языковой вопрос, а межнациональная проблема. Необходимо признать, что на территории Республики Беларусь есть представители коренного, весьма активного, имеющего поддержку на Западе, национального меньшинства, носители своего самобытного национального языка.

Необходимо признать существование национального вопроса, вопроса, который можно и нужно решать, не обостряя его, но и не замалчивая, на уровне государственных программ национально культурных автономий.

Примечания:

1) http://litvania.org/

2) http://vitrusdom.narod.ru

3) http://www.belta.by/ru/blogs?auth_ID=16&art_ID=16

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail