Предвыборная Армения: возвращение Кочаряна как видимый результат раскола оппозиции

Ереван, 2 апреля 2012, 11:41 — REGNUM  Характерной особенностью нынешней предвыборной кампании в Армении, граждане которой 6 мая изберут новый парламент страны, является очень высокая степень фрагментации политического поля. Это относится как к провластным силам, так и к оппозиции.

Со стороны властного лагеря, формально объединяющего правящую Республиканскую партию Армении (РПА), партии "Процветающая Армения" (ППА) и "Оринац еркир" (ОЕ), время от времени раздаются более чем прозрачные намеки, свидетельствующие о глубоком недоверии, существующем между недавними партнерами. Так, например, руководитель парламентской фракции ОЕ Эгине Бишарян, отвечая на вопрос, кому выгодны многочисленные негативные публикации о представляемой ею партии, заявила, что "чёрный пиар" в отношении ОЕ могут применять не только ее политические противники партии, но и коалиционные партнеры. "Я не настолько наивна, чтобы исключать это", - заметила Бишарян.

Немало говорится и о противоречиях между РПА и ППА, представители которых в некоторых мажоритарных округах уже вступили между собой в жесткое противостояние. Об этом, в частности, свидетельствует и недавняя жесткая "разборка" между сторонниками кандидатов в депутаты от РПА и ППА во втором городе республике - Гюмри, где дело дошло до стрельбы. А член политсовета ППА Тигран Уриханян заявил, что представляемая им партия является альтернативой "всем остальным политическим силам", в том числе - и коалиционным. Но при всём том говорить об окончательном распаде правящей коалиции пока не приходится. Она может сохраниться и в будущем парламенте. Это в решающей степени будет зависеть от итогов выборов. Другой вопрос, что политический вес и особенно роль коалиционных партий в структурах центральной и местной власти могут в какой-то мере измениться.

Между тем, создание какой-либо коалиции оппозиционных сил в любой конфигурации пока представляется невозможным. Так, отношения Армянского национального конгресса (АНК) во главе с Левоном Тер-Петросяном и парламентской оппозиционной партией "Наследие", возглавляемой экс-министром иностранных дел республики Раффи Ованисяном, выглядят куда более напряженными и непримиримыми, нежели отношения внутри провластных сил. И есть все основания предполагать, что это напряжение будет лишь возрастать.

Каждая из этих оппозиционных сил претендует на роль абсолютного лидера на поле оппозиции. Раффи Ованисян пытается объединить протестные силы, предлагая им поддерживать в мажоритарных округах общего кандидата против кандидата власти - с целью "не распылять силы" на борьбу друг с другом. Показывая пример, он даже сам снял свою кандидатуру в одном из столичных избирательных округов, чтобы не конкурировать с ярким представителем АНК, редактором оппозиционной газеты "Айкакан жаманак" Николом Пашиняном. Но при этом предложил, чтобы АНК снял своих кандидатов в пяти других округах. Разумеется, Конгресс своего согласия не дал (и дать не мог, поскольку выдвижение кандидатов во всех мажоритарных округах - одна из "фишек" его предвыборной тактики), однако рейтинг Раффи Ованисяна несколько повысился. И напротив - в обществе заговорили о том, что АНК скрытно сотрудничает с властью, и "цивилизованный диалог", который вели на протяжении полугода Левон Тер-Петросян и президент Серж Саргсян, на самом деле не исчерпан, а просто приобрел негласный характер.

Сотрудничество в лагере оппозиции исключено еще и по причинам личностного характера. Раффи Ованисян, уроженец Калифорнии, выпускник ряда престижных американских университетов, был назначен в конце 1991 года, то есть сразу после обретения Арменией независимости, тогдашним президентом страны Левоном Тер-Петросяном первым главой МИД республики. Но пробыл на этом посту менее года - в октябре 1992-го, будучи в Стамбуле, он публично поднял вопрос о признании Турцией Геноцида армян 1915 года. Между тем тогда армяно-турецкая граница была еще открыта, стороны нащупывали почву для установления дипломатических отношений. Сразу по возвращении в Ереван Раффи Ованисян был освобожден от занимаемой должности.

Затем, уже в прошлом году, когда "цивилизованный диалог" АНК с властью лишь начинался, а ереванская площадь "Свободы" была уже третий год закрыта для митингов оппозиции, лидер "Наследия" устроил здесь месячную голодовку, протестуя против "чрезвычайной ситуации в стране", чем несколько повысил свой рейтинг, хотя было не совсем ясно, что мешало ему высказать свой протест с парламентской трибуны. Как бы то ни было, голодающего политика навещали соратники, единомышленники, видные представители общественности. Побывал на площади и Левон Тер-Петросян, однако к Ованисяну не подошёл и руки ему не пожал. И уже вскоре власть вновь открыла площадь для митингов АНК.

Отметим, что сам "диалог" с властью стал, помимо всего прочего, следствием того, что Левон Тер-Петросян потерял поддержку со стороны США, которой пользовался после своего громкого возвращения в политику в 2007 году. И весьма симптоматично, что уже вскоре его покинул ряд видных соратников, которые впоследствии создали собственную партию "Свободные демократы" - при нескрываемой поддержке и помощи американского посольства в Ереване. Вскоре после этого - также при патронаже американской стороны - произошло фактическое объединение "Наследия" со "Свободными демократами", которые выступят на выборах единым списком. И хотя такой альянс привел к расколу уже в "Свободных демократах" (партию покинули некоторые её члены), американская сторона решила сразу два актуальных для себя вопроса: практически гарантировала присутствие в парламенте контролируемой с её стороны силы, а во-вторых, инкорпорировав в неё экс-соратников Тер-Петросяна, минимизировала опасность того, что "Наследие" станет противиться, как было до сих пор, возможному продолжению армяно-турецкого диалога. При этом забавно, что на втором месте в объединенном списке значится фамилия Александра Арзуманяна - также экс-главы МИД республики, взгляды которого не внешнюю политику существенно отличаются от взглядов Раффи Ованесяна. Что касается блока АНК, руководимого Тер-Петросяном, то американцы фактически способствовали его развалу. Оппозиционный блок, еще недавно собирающих десятки тысяч человек на митинги в Ереване, подходит к выборам в разбалансированном и слабом состоянии.

Таким образом, даже ситуативный альянс двух оппозиционных сил в новом парламенте представляется невозможным. Невозможно также сотрудничество АНК и "Наследия" с Армянской Революционной Федерацией "Дашнакцутюн" (АРФД) - слишком велики идеологические разногласия. Да и забыть о жестких преследованиях, которым подверг Тер-Петросян партию в 1996 году, обвинив ее в подготовке госпереворота, руководители АРФД, конечно, не могут. Это означает, что даже при условии прохождения в новый парламент достаточно представительных по численности оппозиционных фракций, они не смогут диктовать властям свои подходы.

Ситуация, сложившаяся в лагере оппонентов правящей партии настолько однозначна, что одна из местных газет написала: "оппозиция осознанно идет к поражению". Это действительно так. Ведь даже успех каждой из оппозиционных партий в отдельности не позволит им решить основную декларируемую в ходе предвыборной кампании задачу - начать процесс смены власти. Это было бы возможно лишь в случае создания широкого объединённого фронта, чего, как видим, нет и не будет.

Нюанс состоит в том, что разочарование определённой части протестного электората в оппозиции, вызванное её неспособностью к объединению, может привести к тому, что эти голоса будут отданы партии "Процветающая Армения". Тем более, что популистская риторика этой силы в глазах определенного сегмента избирателей делает её силой едва ли не оппозиционной. В ППА, заметим, это понимают. Неслучайно её новоиспеченный член Вардан Осканян (тоже экс-министр иностранных дел, фигура, близкая ко второму президенту Роберту Кочаряну) на днях отметил, что в новом парламенте будет создана "действенная коалиция". Это означает, что ППА видит себя, как минимум, в качестве равного РПА партнера. В таком случае произойдет, как уже сказано, перераспределение позиций во власти - как законодательной, так и исполнительной. И если ППА сможет добиться для себя поста спикера или премьер-министра, то вполне допустимо, что на одну из этих должностей ею будет выдвинут Роберт Кочарян. Учитывая поддержку его кандидатуры фракцией АРФД, возвращение Кочаряна в число действующих политиков первого эшелона, таким образом, станет вполне вероятным.

Это станет конкретным и видимым результатом раскола оппозиции - при том, что она-то как раз возвращения Кочаряна не желает. И чтобы исключить возникновение подобного расклада, вынуждена будет блокироваться в парламенте с правящей партией - РПА. Впрочем, думается, что в свете указанных обстоятельств альянс такого рода вряд ли способен будет удивить кого-либо в Армении.

Ануш Левонян, политический комментатор (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.