"Враг России - наш друг" в Эстонии, "швейные машинки" в Латвии и "рука Кремля" на рекламном рынке Литвы: СМИ Прибалтики

Рига, 28 марта 2012, 11:33 — REGNUM  Страны Прибалтики в международных рейтингах славятся своей свободой. Только Латвия прихрамывает, а Эстония и Литва - чуть ли не лидеры рейтингов. Со стороны кажется, что вот он рай для расследований, место, где словосочетание "четвертая власть" - не пустой звук. Но это со стороны. А внутри? Этим вопросом задались корреспонденты ИА REGNUM в Эстонии, Латвии и Литве, которые в очередной раз сравнили свои страны в ставшей традиционной рубрике ИА REGNUM.

Эстония

Согласно данным министерства культуры Эстонии, в стране официально зарегистрированы более 300 печатных и электронных средств массовой информации (СМИ), поисковая система neti.ee в разделе "СМИ Эстонии" выдаст более 700 ссылок на электронные сайты различных масс-медиа (ТВ, э-издания, радио, печатные издания, другое). Однако в реальности наибольшее влияние на умы и настроения эстонской публики и социума оказывают максимум 10-15 из них: три телеканала (первый эстонский гостелеканал ETV, два коммерческих телеканала - Kanal 2 и TV3, доля телеаудитории составляет более 70%), государственная радиостанция Vikkerradio и коммерческая KuKu (формат - информационно-музыкальное вещание), крупнейший инфопортал Прибалтики DELFI (в Эстонии - это его эстонский вариант), электронные версии печатных изданий (серьезное журналистское - postimees.ee, развлекательное "желтое" - ohtuleht.ee). В провинции свою заметную роль играют региональные издания, но повторимся - в целом на масс-медиа пространстве Эстонии главную роль играют столичные издания СМИ. Большинство медиалидеров страны принадлежит довольно узкой группе собственников - либо государству или местным властям, либо западным медиаконцернам, либо "последним из могикан" - эстонскому капиталу, который играет все меньшую роль в этом вопросе, вынужденный продаваться зарубежным медиахолдингам либо разоряться и терпеть убытки в условиях острой конкуренции. Конкуренция обусловлена не столько информационной свободой или обилием СМИ, сколько объективной узостью рынка предложений, малочисленностью титульного населения (меньше миллиона человек, включая грудных младенцев и дряхлых стариков), малыми ресурсами тех, кто по идее должен наполнять звонкой монетой карманы издателей - а именно эстонской публики. По мере ухудшения финансовых возможностей эстонцев в ходе нынешнего довольно длительного (пошел пятый год) экономического спада и активного внедрения электронных СМИ, тиражи печатных СМИ сужаются (так, тираж самой массовой Postimees за 21 марта составил 55 070 экземпляров), а информационная полнота "худеет" - до объемов легкомысленных сообщений объемом двух-трех строк Twitter. Новое поколение эстонцев уже не рвется читать большие "портянки" газет со скучной аналитикой, рынок журналистики Эстонии давно перенасыщен и зарплаты в этом сегменте, в отличие от прежних лет, уже давно не растут и даже падают. Несколько спасает то, что эстонцы - традиционно и исторически нация грамотная (после немцев и евреев - самая грамотная нация Российской империи), поэтому интерес к СМИ у эстонцев - давний и стабильный. Они обожают читать, слушать и смотреть на родном языке. Впрочем, а кто не любит?

О роли и влиянии СМИ на эстонскую жизнь достаточно сказать, что без активной работы в прессе в качестве либо журналиста, либо медийного человека политической карьеры в Эстонии быстро и резко не сделать. За последние 20 лет независимости через парламент, местные управления, связанные с ними бизнес-структуры и госучреждения прошли сотни, если не тысячи журналистов и людей масс-медиа. Достаточно сказать, что два из трех президентов Эстонии этих лет - бывшие журналисты и редакторы СМИ. Ведущие СМИ Эстонии невидимыми ниточками связаны со всем госинструментарием, являясь для госаппарата и политических партий своего рода кадровым резервом. Великое множество журналистов, телерадиоведущих популярных аналитических и просто развлекательных программ, ответственных редакторов и главных издателей стали депутатами городских собраний, парламента, мэрами городов, министрами и даже премьер-министрами Эстонии. Примеров великое множество, назову лишь два последних: журналист и ответственный редактор газеты Postimees Урмас Паэт теперь возглавляет МИД страны, медиамагнат Рейн Ланг - министерство культуры. Ведущие СМИ Эстонии настолько тесно связаны с властью, что позволяют себе кокетливую игру в мини-критику власти: время от времени публикуются материалы об отдельных недостатках, мнения остроумных оппозиционных деятелей (как подсчитала наблюдательная оппозиция - критика в адрес правительства звучит в десять раз меньше критики в адрес оппозиции), но... НО когда речь идет о серьезных и судьбоносных для правительства и правящих правых партий вопросах - тут ведущие СМИ страны проявляют удивительное единодушие и по сути своей согласованные медиадействия в поддержку властей. Типичный пример - переход на евро и связанные с этим весьма жесткие меры экономии. Лишь только принадлежащие крупнейшей оппозиционной Центристской партии СМИ (довольно ограниченные в своем влиянии и уж точно не "независимые") занимались острой критикой данного перехода, предлагая альтернативный взгляд на данное решение. В основном же СМИ "работали" на проталкивание в массовое сознание (поначалу - остро негативное, лишь порядка 30% поддержки в 2007 году) еврорешения. И добились своего. Пускай референдума о переход на евро не было - все решил парламент, но к моменту перехода на евро с января 2011 года общественное мнение уже было "сформировано" в положительную сторону. Теперь же поезд ушел, евро стал неотъемлемой частью такой непростой эстонской жизни, но тогда в 2008-2010 году роль ведущих СМИ в проталкивании евро была очевидна всем... Такова же роль эстонских СМИ в отстаивании ключевых парадигм эстонской внешней и внутренней политики: праволиберальное сознание - лучшее для страны и народа ("Левые и социалисты - это страшное зло"), отстаивание исключительно националистических государственных ценностей ("Эстония: один эстонский язык, одна эстонская нация - они всем рулят и все определяют, остальные должны только подчиняться и следовать указаниям, никаких особых гражданских прав нацменам"), безмерное восхваление НАТО и своего членства в этой организации а ля "НАТО - вместе мы сила", плюс "Эстония - это Европа, то есть Евросоюз" (правда, некогда манящая цель - членство в Евросоюзе - теперь этими же журналистами воспринимается не так пафосно, а скорее как "ошибка молодости", особенно на фоне греческого скандала), плюс "Россия - тьфу на вас еще раз!" и "Враг России - наш друг, друг России - наш враг". Вот такая несложная парадигма...

Свободна ли эстонская пресса? Если вы прочитали внимательно все вышесказанное, то вам наверняка становится понятно: эта пресса свободна в рамках внутриэстонских политических тактических игр, где никто не нарушит главных правил - не поставит под сомнение легитимность самой власти и самого строя, установленного в Эстонии в начале 90-х годов. В эстонских СМИ куча едких, разнообразных материалов, много умных и интересных авторов, но не смей заходить за красную черту: тебя сразу сделают человеком-аутсайдером, лишат работы или заткнут рот. Помимо потери работы, можно потерять и само издание - те издания, которые упрямо, несмотря на предупреждения влиятельных людей, осмеливались бросить вызов могущественной империи ведущих СМИ, ведущих партий и верно служащих им сил правопорядка (особенно - политической полиции безопасности КаПо), на своей шкуре узнавали, как работает подобный репрессивный механизм. Обычно он реализуется в три этапа: неугодные СМИ "высмеиваются" и критикуются в "правильных" и ведущих СМИ страны, которые обожают обвинять таких коллег в "непрофесионализме", "ангажированности" или - если это городские издания - "растрате муниципальных денег, предназначенным детским садам, инвалидам и безработным", потом по странному стечению обстоятельств издание теряет рекламодателей и спонсоров, к которым приходят официальные ребята и не рекомендуют сотрудничать с "врагами государства" (а то последуют оргвыводы), самим изданиям начинают предъявляться налоговые и прочие претензии, а затем начинаются проверки, вплоть до внезапной явки полиции и изъятия всего готового к продаже тиража, редакционных компьютеров и блокирования финансовых счетов и деятельности "до выяснения всех обстоятельств дела". Все это реальные истории, которые станут вам понятнее на примере многих русских СМИ Эстонии, буквально уничтоженных властью с откровенным цинизмом и жестокостью, - о чем чуть ниже. Как вы догадываетесь, напуганные такими перспективами, даже ведущие СМИ страны - священные коровы эстонской реальности - иногда самостоятельно избавляются от выпадающих из общего ряда талантливых и возомнивших о "свободе прессы" журналистов. Как говорится, своя рубашка ближе к телу. За "неправильное освещение" действий властей во время нападения террориста-одиночки Карена Драмбяна на министерство обороны Эстонии в августе 2011 года из редакции новостей эстонского государственного радио был уволен их главный редактор Валло Келмсаар (работодателя не остановили ни авторитет уважаемого журналиста, ни 15-летнйи стаж работы в этой редакции). Названный лучшим журналистом Эстонии 2009 года ведущий и влиятельный журналист популярнейшего радио Vikkerradio Март Уммелас совершил по сути самоубийство в глазах эстонского пресс-бомонда, уволившись в знак протеста против редакционной политики "лакировки действительности" и оголтелой критики оппозиции. С сытных и удобных СМИ, обласканных властью, он ушел на скромное и бедное по сравнению с остальными телеканалами городское Таллинское телевидение крупнейшей оппозиционной Центристской партии Эстонии, где наконец-то позволяет себе говорить открытым текстом все, что он думает о реальности. Вот лишь одно из его недавних высказываний: "Журналистика, которая по определению должна являться сторожевым псом демократии, в Эстонии перестает выполнять эту функцию. Из газет и передач исчезают острые дискуссии, появляется список людей, не допущенных в основные СМИ, газеты и передачи освещают не реальную жизнь, а в лучшем случае какие-то законопроекты. В последние годы в Эстонии нет аргументированной критики властей. Во время экономического кризиса, например, СМИ не обсуждали ни одного серьезного решения власти, вроде повышения налогов, резкого сокращения государственных расходов и так далее". Уммелас, как человек, хорошо знающий медийную кухню Эстонии, признается с горечью: "Руководители крупнейших медиагрупп умеют хорошо ориентироваться в происходящем, и после восстановления независимости выбрали тех политических партнеров, которые не только помогают вести бизнес, но и позволяют установить тесные связи между властью и СМИ. Это такая эстонская олигархия: правители через СМИ обеспечивают сохранение себя у власти". Согласитесь, определение звучит как-то "по-латиноамерикански", но это европейская цивилизованная страна.

С отстраненной точки зрения, в Эстонии в сфере СМИ все идеально. Оно и верно: журналистов и редакторов не убивают (последним в этом списке было убийство ответственного издателя крупнейшей русскоязычной газеты "Эстония" Виталия Хаитова в марте 2001 года, но даже там речь шла о самом бизнесе, а не о свободе слова), нет открытого конфликта СМИ и властей (понимаете, почему), в Эстонии абсолютно свободен от контроля (на словах) и широко распространен Интернет, необычайно широк выбор СМИ и велик тираж ведущих изданий - особенно при расчете на душу населения... Именно на основании этих очевидно-поверхностных констатаций (не забываем также, что маленькая страна на берегах Балтийского моря может быть просто неинтересна таким оценщикам и выглядит откровенно пресной) Эстония регулярно попадает в топы мировых рейтингов свободы слова и свободных СМИ, опережая по этому показателю все бывшие республики СССР и "восточного блока" и даже многие страны Западной Европы. Так, осенью 2010 года организация "Репортеры без границ" дала ей 9-10 места среди 178 стран мира.

Как всегда, русские СМИ Эстонии стоят в медийном пространстве страны особняком. Чаще всего - это русскоязычные версии популярных частных эстонских изданий - например, газеты и инфопортала Postimees или инфопортала DELFI, радиостанции Sky Radio и 100 FM, либо русские версии государственных СМИ - "Радио 4", телепередачи ETV2, инфопортал rus.err.ee, либо самостоятельные издания крупных муниципальных образований с русским населением - "Столица" (Таллин), "Северное побережье" (Нарва), либо эстонские печатные и электронные филиалы крупных российских изданий - "МК-Эстония" или "КП-Северная Европа". Понятно, что их тиражи и клики на э-версии в Эстонии уступают эстонским коллегам, но не стоит забывать, что русские больше чем эстонцы смотрят телевидение - почти на 48 минут дольше каждый день, и благодарить за это надо куда больший выбор русскоязычных телеканалов всего мира, не говоря уже о международных версиях популярных российских ("Первый Балтийский Канал", "РТР-Планета", "НТВ-Мир", TVCI, "Рен-ТВ - Эстония"), русских версиях европейских телеканалов (Euronews, Eurosport) и других. Русскому в Эстонии несказанно повезло и с Интернетом - на родном языке перед ним открыт весь мир. Так что малые тиражи изданий или не столь большой трафик электронных посещений русских СМИ Эстонии никого не должны вводить в заблуждение - эта часть населения страны благодаря большей вариативности доступных каналов информации иногда бывает лучше проинформирована о том, что происходит в окружающем мире, чем эстонская аудитория.

Пример, который хорошо известен всем жителям Эстонии, - Пятидневная война августа 2008 года, в которой российские военные сокрушили Грузию в ее агрессии против Южной Осетии и против российских миротворцев. Русские в Эстонии благодаря русcкоязычным ТВ и Интернету имели прямой и самый горячий доступ к происходящему на Кавказе (включая и антироссийский взгляд на события русскоязычных СМИ Грузии и в самой России), в то время как основной эстонский телезритель и интернет-пользователь в силу плохого знания английского или русского языка был обречен смотреть телекартинку, взятую у операторов-россиян, но "переведенную" на инфоканалы Америки или Западной Европы, а затем в качестве испорченного телефона пришедшую в Эстонию. Коммуникация в таком случае носила явно избирательный и односторонний характер без возможности альтернативного выбора в силу все той языковой ограниченности, ангажированности журналистов и приглашаемых в студию "экспертов". Как следствие, в основной массе своей эстонцы так и не смогли уяснить, что взлетающие в ночное небо Южной Осетии ракеты - грузинские, что массовые разрушения произошли в Цхинвале, а не Гори или Тбилиси, и что именно Грузия первой открыла огонь в Пятидневной войне. Свою роль сыграла, конечно, традиционная антироссийская направленность эстонских СМИ, но узость подобной инфоподачи была очевидна всем, даже самим эстонцам, которые в то время стали куда активнее смотреть именно российские каналы в поисках "разной" информации о случившемся.

Естественно, что подобная ситуация не устраивает эстонскую элиту в принципе. Информационная независимость русского жителя Эстонии от основных инфоканалов официальной Эстонии, значительно больший доступ к разной вариативной информации вызывает раздражение, а не куда более логичное в таком случае восхищение и одобрение. Политическая и общественная элита Эстонии (представители титульной нации) с их точки зрения справедливо - как любые властители, не желающие делиться властью и влиянием, - не хотят, чтобы довольно внушительная часть населения (30% русскоязычного населения плюс еще порядка 20-30% эстонцев, понимающих русский язык) имела свободный доступ к альтернативной точке зрения или информации и формировала свое мировоззрение не благодаря главному инфопотку государственных и частных СМИ Эстонии, а часто даже вопреки и абсолютно автономно. Сформулирована эта претензия довольно топорно -"русские Эстонии находятся под информационным воздействием российских СМИ", которые, в свою очередь, по версии официального Таллина, - "исчадие инфоада" и "враги подлинной демократии и медиасвободы". Подобные утверждения всегда вызывают крайне едкие и ироничные комментарии русской Эстонии в стиле "посмотрела бы ты, корова, на свои рога", а большинство мнений в "обратку" сводится к классическому и вполне демократическому - "не мешайте жить и самим выбирать, что смотреть, кого слушать". Русские Эстонии также справедливо отмечают, что каждый день читать и слушать о том, что они "оккупанты", "пятая колона" и "враги эстонской государственности", могут только мазохисты, а потому просто брезгуют прикасаться к эстонским СМИ, утонувшим в мелкопакостной риторике при полном отсутствии объективности в освещении проблем взаимоотношений двух основных общин страны. Журналист Димитрий Кленский, уволенный из эстонской газеты за свою открытую и несогласную с властями позицию, в свое время признался, что жалеет, что знает в совершенстве эстонский язык и читает эстонские СМИ " в оригинале" - чтение русофобских материалов, публикуемых в ведущих СМИ с пугающей регулярностью по поводу и без повода, уничтожило миллионы нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются. По его признанию, такая одиозность ведущих эстонских масс-медиа вполне объяснима: властям страны, представленным исключительно титульной нацией и ее правым националистическим крылом, выгодно сеять вражду между эстонцами и иноязычной Эстонией, классический принцип "разделяй и властвуй" никто не отменял даже в независимом прибалтийском государстве. Также не забывайте, что, создавая образ "злой России" и "диких упрямых русских", эстонские СМИ помогают правящей элите проводить по сути сегрегационную и дискриминационную политику "мягкого апартеида" по отношению к неэстонскому населению, с одной стороны, законодательно поражающую его в гражданских и общечеловеческих правах, ограничивающую его культуру, язык и сам образ жизни. А с другой стороны - создающую "тепличные условия" для титульной нации на жестком рынке труда и услуг. Цинично и эгоистично? Безусловно. Но ведь Эстония - маленькая страна, нефти и газа нет, ресурсы крайне ограничены и на всех не хватает... Так что ничего личного...

В этой связи депутат парламента Эстонии от крупнейшей оппозиционной Центристской партии Михаил Стальнухин метко подметил: "Этим утверждением (о "пагубном" влиянии российского инфопространства на умы эстоноземельцев - прим. ИА REGNUM), как правило, всё и ограничивается, никакого анализа не прилагается и понимать вышеупомянутые претензии надо так, что русскоязычные СМИ должны уподобиться эстоноязычным - тогда и будет нам всем счастье. В общем, не жизнь надо менять, а ее отражение в СМИ". Он также иронично прокомментировал недавнее недовольство президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса "негативными новостями" в национальных СМИ, отметив, что вряд ли Ильвесу и политэлите страны нравятся заголовки честных и объективных новостей последнего времени ("Оценочная безработица почти вдвое больше официальной", "В Эстонии голодают тысячи детей, но эту проблему признавать не хотят", "Эстония лидирует среди стран Прибалтики по росту цен", "Реальная зарплата снижается уже два года подряд", "Эстония - в числе лидеров по годовой инфляции", "В Эстонии в бедности живет каждый пятый человек", "В Эстонии самая большая во всем ЕС разница в зарплатах мужчин и женщин", "Эстония - в пятерке по безработице среди молодежи", "Больше всего матерей-одиночек - в Эстонии" и тому подобное). Как пишет Стальнухин, "меня угнетает то, как быстро эстоноязычные СМИ Эстонии уподобляются газетам советского времени, с какой готовностью они перенимают методы "совка". Он приводит красноречивые примеры того, как передергиваются факты или происходит их замалчивание, активно создается образ врага, раздувается ксенофобия, что освещение событий организуется по прямому указанию органов внутренних дел (к слову, премию "честной журналистки Эстонии" в 2011 году получила журналистка издания Postimees Туули Кох, которую сами коллеги назвали "сливным бачком" Полиции безопасности Эстонии, а не автором самостоятельного журналистского расследования - прим. ИА REGNUM), обслуживание узкопартийных интересов, абсолютная необъективность.

Признаемся, что реальность в Эстонии уже давно не пахнет розами, но правящие более 20 лет страной правые партии упорно считают, что в качестве искусственных ароматизаторов должны выступать масс-медиа, а "отступников" и критиков - к ногтю. Примеров того, как расправляются с неугодными журналистами и СМИ, - великое множество.

Из ведущих СМИ страны сразу после печально известных событий "бронзовых ночей" апреля 2007 года ушли в знак протеста против навязывания официальной трактовки событий и запрета на публикацию критических материалов три главных редактора русских версий ведущих эстонских СМИ, в их числе - Игорь Кулдмаа и Александра Морост, осмелившиеся прямо заявить о "политической" подоплеке ухода. Также в знак протеста против давления на редакцию ушла один из ответственных редакторов- переводчиков портала DELFI Олеся Лагашина. Было и множество уходов "по тихому, по обоюдному согласию сторон", хотя сути это не меняет. По схожим причинам Postimees покинул уважаемый и многоопытный журналист Андрей Бабин, которому главный редактор категорически запретила... получать престижную российскую награду за достижения в журналистике.

Понятно, что на примере своих слишком принципиальных коллег большинство журналистов ведущих СМИ Эстонии просто не осмеливается "играть в героев", отчетливо понимая, чем им это грозит, а потому идет на профессиональную и человеческую подлость, смирившись со своей "обслуживающей" функцией. Именно поэтому то, что бурлит внутри таких журналистов на самом деле и мучает их совесть, мы узнаем обычно после их увольнений. Так, телеведущий Геннадий Гранберг, в течение долгого времени восхвалявший в эфире русскоязычной ежевечерней телепередачи "Актуальная камера" власти страны и выбранный ими политический курс, после увольнения из редакции эстонского гостелевидения разразился откровениями в интернете, где нелицеприятно описал цензуру, давление на русских журналистов и жесткое редактирование их материалов перед выходом в эфир, "политкомиссарские" должности эстонских редакторов новостей, по сути русофобские манеры поведения высокого начальства и эстонских коллег, жалкий технический и правовой статус русской редакции внутри могущественной эстонской телеимперии и даже неравные зарплаты.

Ведущий утренних программ государственного русскоязычного радио Эстонии "Радио 4" Владимир Васильев был уволен за то, что в эфире 9 мая поздравил ветеранов с великой победой и поставил песню "День победы" (запрет на подобное исполнение сохраняется до сих пор).

После создания общественного антифашисткого движения "Ночной дозор" по защите памятника Воину-Освободителю "Бронзовый солдат" сотрудникам все того же "Радио 4" под угрозой увольнения было запрещено ставить в эфир песню "Ночной дозор" из одноименного фантастического фильма. Когда популярное у русских читателей печатное издание "Вести дня" после "бронзовых ночей" вышло с заголовком на первой полосе "Ансип - кровавый убийца" (стало известно о гибели гражданина России в ходе уличных беспорядков, Андрус Ансип - премьер-министр страны), то большинство журналистов страны точно спрогнозировало: дни издания сочтены. Издание было последовательно разорено и обескровлено по приведенной выше схеме в течение последующих полутора лет. Весьма симптоматично то, что спрашивать у Союза журналистов Эстонии и Совета по прессе по поводу данных случаев расправы властей над неугодной прессой - дело бесполезное. Корреспонденту ИА REGNUM на вопросы о необходимости добиваться справедливости - хотя бы защитить свободу слова и мнений, ответили: "Ну, что вы, какое ограничение свободы прессы? Мы же не Россия, где нет никаких свобод..."

Об увольнениях русских журналистов в эстопрессе они вообще были не в курсе. Или сделали вид, что не в курсе.

Последний и, на наш взгляд, самый характерный штришок к теме "Свободные СМИ Эстонии". С 19 по 25 марта в Таллине среди горожан проходил референдум на тему бесплатного общественного транспорта столицы Эстонии, начиная с 2013 года. Опрос проводила возглавляющая Таллин крупнейшая оппозиционная Центристская партия Эстонии, которая сослалась на богатый опыт бесплатного общественного транспорта в 16 городах Евросоюза и стольких же - в США, объяснила, какие средства требуются и как транспорт будет работать. Казалось бы - пускай горожане сами пойдут и проголосуют... Нет! Все ведущие масс-медиа Эстонии в дни опроса проводили массированную инфокампанию... против данного решения, политизируя его и раскалывая нацию по национальному признаку ("Голосуете за бесплатный автобус - поддерживаете пророссийского политика, оппозиционера, мэра Таллина Эдгара Сависаара!"). Понять ярость правящих не только в стране, но и в Тарту, Пярну и других крупных городах представителей правых партий понятно - жители этих мест могут задаться логичным вопросом: а почему тогда нам нельзя? А вот нельзя!

И вот уже журналист государственного телевидения ETV в передаче Ringvaade 19 марта совершает откровенно непрофесиональный поступок - в репортаже о ходе референдума он демонстративно ставит галочку в графу "Нет" и бросает в урну для голосований, другой журналист из телеканала TV3 20 марта приглашает сделать то же самое политиков правящей в стране Реформистской партии и те с удовольствием демонстрируют в телекамеру свое подписанное "нет" на бюллетене, телеканал Kanal 2 иллюстрирует рассказ о референдуме красноречивыми кадрами об общественном транспорте Азии и Африки в "часы пик". Все ведущие газеты Эстонии, связанные со все теми же правыми партиями, вышли с агрессивными по своей сути материалами против бесплатного общественного транспорта. Интересно, какими окажутся итоги референдума после такой массированной инфоатаки?

Так свободна ли пресса в Эстонии? Теоретически, да...

P.S.

С января 2013 года общественный транспорт в Таллине станет бесплатным - за этот переход на проводившемся в столице Эстонии с 19 по 25 марта референдуме проголосовали 75,5% в таллинцев. Отмечается, что опрос прошел при небывалой активности горожан - к урнам пришли 68 059 человек, что является новым рекордом опросов, проводившихся в Таллине до сих пор.

Латвия

Информационное пространство Латвии можно условно разделить на две части, охватывающие латышскую и русскоязычную аудитории. Содержание и направленность материалов СМИ, обслуживающих интересы обоих аудиторий, совпадает, главным образом, в освещении событий местной жизни, культуры и спорта. Зато кардинально различается подход к освещению внешнеполитических событий.

На данный момент в Латвии существует два новостных агентства, пять общереспубликанских новостных порталов, девять телеканалов, восемь крупнейших газет, расходящихся по территории всей республики (не считая региональной прессы), восемь самых известных радиостанций (не считая региональных FM-каналов). Согласно Всемирному индексу свободы прессы в 2011 году, составленному международной организацией "Репортеры без границ", Латвия расположилась в общемировом списке на 50-ом месте. Ранее она занимала в этом рейтинге 30-е место. Данное падение объясняется регулярным вмешательством государственных силовых организаций в журналистскую деятельность и судебных процессов, ограничивающих свободу прессы.

Нужно признать, что пресса в Латвии достаточно сильно разобщена. Правда, существует Латвийский союз журналистов (руководитель - Юрис Пайдерс), проводящий, в частности, ежегодный конкурс лучших работников прессы в разных номинациях. Однако, фактическое влияние этой организации не является особенно серьезным. О какой-либо серьезной защите интересов работников прессы с ее стороны речи не идет. Более того, многие журналисты (особенно в региональной прессе) работают без официального оформления, получая оплату "за знаки". Для того, чтобы сохранить свои места, они вынуждены отрабатывать все прихоти хозяев СМИ, в которых они трудятся. К тому же, оплачивается труд журналиста весьма скудно. Свидетельствует один из самых знаменитых местных представителей профессии Юрий Алексеев: "Журналисты у нас - народ голодный. Обычный гонорар в Латвии - 2 лата за тысячу букв. Для прожиточного минимума надо в месяц по 150-200 тысяч букв молотить. Это - по 7-10 тысяч в день - 2-3 средних газетных статьи. При такой производительности (скорость швейной машинки) качество статей становится "ниже плинтуса". А чтобы сделать что-то толковое, покопаться, поговорить со знающими людьми, подумать и написать, у журналиста на статью уходит от трех дней до недели. А значит, нормальный человеческий гонорар (в руки) за один хороший материал просто не может быть меньше 50-100 латов. Все, что дешевле - "ниже плинтуса".

Львиная доля латвийских печатных масс-медиа изначально создавались, как средство обслуживания амбиций местных "олигархов" и это, в сущности, продолжает оставаться основной целью их существования. Их редакторы постоянно ощущают жесткий прессинг со стороны издателей. Хозяева, естественно, настаивают на своем видении газетной политики, и используют газеты, в качестве средства борьбы с конкурентами и политическими противниками. Поэтому они, зачастую, не дают вести свои издания таким образом, чтобы они удовлетворяли всеобщему читательскому спросу, без деления на "своих" и "чужих". С другой стороны, издатель, основной источник доходов которого часто лежит в сфере какого-нибудь другого бизнеса, поддерживает свое издание на плаву, дотирует его, не дает ему исчезнуть с рынка.

Вообще, в последнее время качество латвийской журналистики ощутимо падает - что признают местные специалисты. В частности, известный журналист Янис Домбурс пишет по этому поводу следующее: "Как много осталось в журналистике тех, кто начал работать двадцать лет назад? Очень многих из того поколения, которое должны было заложить основы нового журналистского мышления и системы ценностей, мы потеряли, и профессиональный уровень упал вниз. Сейчас формируется новое поколение журналистики, но если не инвестировать в эту область, ситуация может стать довольно трудной". Поэтому, даже в так называемой "серьезной прессе", публикующей аналитические материалы на разные темы, качество статей, в целом, год от году падает. Впрочем, нельзя сказать, что в латвийских печатных СМИ существует строгое разделение "по жанрам": как правило, газеты публикуют под одной обложкой как аналитические материалы, так и, зачастую, разного рода "желтуху", активно используя при этом элементы таблоидного оформления. При этом, существует особый спрос на "скандалы" и разного рода сенсационные разоблачения. Существует небольшой круг журналистов, специализирующихся, главным образом, именно на подобного рода деятельности. Самым известным из них является Лато Лапса, опубликовавший несколько книг о "темных сторонах" деятельности различных латвийских политических деятелей и содержащий собственный сайт Pietiek.com, где регулярно появляется разного рода компромат.

Из латвийских газет в первую очередь необходимо назвать еженедельник Diena ("День"), выходящий с 1990 года. Газета издается на латышском языке, хотя до конца 90-х существовала и русскоязычная версия. "Диена" считается наиболее официозным латвийским изданием, призванным исправно доносить до рядового читателя "генеральную линию партии и правительства". Далее, из крупных изданий на латышском языке следует назвать Neatkarīgā Rīta Avīze ("Независимая утренняя газета", Latvijas Avīzе ("Латвийская газета"), журнал Ir ("Есть"). В силу достаточно серьезной разобщенности, существующей между латышской и русскоязычной общинами страны, распространяющейся и на информационную сферу, эти издания читаются, главным образом, представителями титульной национальности. Естественным образом, они производят в своих публикациях все основные идеологические стереотипы, транслируемые латвийскими властями, относительно внешнего и внутреннего положения Латвии. Хотя даже латышским медиа свойственна в последнее время все более пессимистическая точка зрения на окружающую действительность - что отметила депутат Европарламента Инесе Вайдере. По ее мнению, именно СМИ несут немалую долю ответственности за формирование у латвийцев "пораженческой психологии", в силу которой люди массово уезжают за рубеж. Вайдере считает: "Если людям говорить о том, что у нас все плохо и будет еще хуже, они будут уезжать. Надо говорить о том, что мы все вместе можем построить".

Особая ситуация - с русскоязычной печатной прессой. В настоящее время в Латвии на русском языке издаются четыре крупных ежедневные газеты, одиннадцать еженедельников и более тридцати журналов самого разного направления: для женщин и для мужчин, для любителей светской хроники, для рыболовов, автомобилистов, экономистов и бухгалтеров. Так, несколько особенно известных изданий (газеты "Час", "Суббота", Rīgas Santīms, журналы "Люблю!", VIP Lounge и др.) выпускаются издательским домом Petits. Среди прочих известных русскоязычных газет необходимо назвать, в первую очередь, "Вести Сегодня" (издательский дом Fenster) и "Телеграф". Большинство данных изданий (если не считать самых аполитичных, в силу выбранной ими тематики) активно формируют мнение читателей в определенном политическом ключе, нередко поднимают различные острые темы. Впрочем, опять же, редакционная политика колеблется строго в соответствии с текущими пристрастиями хозяина издания. В наиболее грубой форме это проявляется на примере русскоязычного Даугавпилса, с его пятью газетами. Так, тамошнее издание "Наша газета" на протяжении долгих лет жестко критиковало в своих публикациях городскую Думу, а газета "Сейчас", напротив, выступала на стороне самоуправления. Политические пристрастия издателей изменились - и в настоящее время "Наша газета" всячески выхваляет муниципальную власть, а "Сейчас", наоборот, критикует. Впрочем, нечто подобное, хотя, быть может, и не в столь ярко выраженной форме, характерно и для рижских русскоязычных изданий.

В целом, заметно неуклонное падение суммарного тиража латвийских газет. За прошедшие двадцать лет он снизился почти в десять раз. Это связано, в первую очередь, с экономическими причинами: уменьшением численности латвийского населения и его обнищанием - в силу чего, далеко не всякий может позволить себе подписаться или регулярно покупать газеты.

Что касается латвийского телевидения, то среди наиболее известных каналов необходимо назвать LTV, TV3, LNT, TV5 Riga, TV6 Latvia и Первый Балтийский. Впрочем, большой популярностью пользуются и российские каналы, которые многие латвийцы принимают с помощью спутниковых тарелок - не только русские, но и латыши. Из коммерческих радиостанций следует назвать Latvijas Radiо, Baltkom, MIX FM, Radio SWН, Еuropeanhitradio, Радио PIK, "Новое Радио", Radio 101. Вообще, радио в Латвии очень развитый вид масс-медиа. Об этом говорит следующий показатель: если в Финляндии его доля на рынке рекламы 4%, в США примерно 7-8%, в Германии - 9-10%, то в Латвии 12%. В связи с расслоением общества, низким уровнем жизни многие жители республики не имеют другого доступа к источникам информации, кроме радиоприемника. Поэтому неудивительно, что радиослушатели - то есть те люди, которые включают радио хотя бы один раз в неделю, составляют абсолютное большинство жителей Латвии - 85% человек.

За последние годы в Латвии появились несколько быстроразвивающихся интернет-медийных ресурсов. В первую очередь, среди них можно назвать ресурс Delfi.lv, являющийся одним из крупнейших новостных порталов страны на русском и латышском языках. Вообще, крупнейшие новостные порталы страны (Delfi, TVNET) обычно предоставляют информацию на двух языках - хотя, есть и чисто латышскоязычные ресурсы, наподобие Apollo.lv. Впрочем, почти все печатные издания страны тоже обзавелись собственными интернет-ресурсами. Их содержание, зачастую, отнюдь не только копирует печатную версию издания, но и предлагает собственные эксклюзивные материалы - новостную ленту, интернет-дайджест, материалы, не вошедшие в "основную" газету и т.д. По популярности с наиболее крупными информационными ресурсами могут состязаться разве лишь социальные сети - one.lv (где, в основном, общаются русскоязычные) и draugiem.lv (там собираются, главным образом, латыши).

Государство стремится упрочить контроль за электронными СМИ. С этой целью был основан новый Национальный совет по электронным СМИ. Как заявила председатель Комиссии Сейма по правам человека и общественным делам Инара Мурниеце (Национальный Союз), в Латвии необходимо кардинально изменить устаревшую систему надзора за данной разновидностью масс-медиа: "Депутаты Сейма серьезно озабочены защитой национального информационного пространства Латвии, поэтому мы ищем решения, как предотвратить эту проблему". Поэтому, вполне вероятно, что в ближайшее время латвийские порталы ждет введение каких-то цензурных правил.

В последнее время все более отчетливо просматриваются тенденции к переходу многих латвийских СМИ в иностранные руки и под зарубежное влияние. Так, в последнее время в латвийской печати широко обсуждается информация о том, что в 2010-11 годах Фонд Сороса в Латвии (ФСЛ) выделил конкретным средствам массовой информации и журналистским кампаниям свыше 200 тысяч евро. По мнению экспертов, в этом просматривается попытка соросовцев вернуть под свое крыло часть медиа, три года назад вышедших из-под их непосредственного влияния. В частности, в свое время рупором ФСЛ считалась "Диена" - но после ухода Сармите Элерте с поста главного редактора она перестала быть таковой. Похожая история произошла и с некоторыми телеканалами. Среди изданий, получивших соросовские деньги, оказался журнал Ir, которому только в апреле 2011 года перечислили 17 378 евро. Согласно пояснению на домашней странице ФСЛ, цель этого денежного стимулирования состоит в том, чтобы "обеспечить создание качественного аналитического содержания в Интернете" - причем особое внимание планируется уделить молодежной аудитории. Далее, интернет-порталу dialogi.lv фонд выделил 15 тыс. евро - на "удовлетворение нужд русскоязычной аудитории в получении информации о происходящих в Латвии политических, общественных и экономических процессах". Недавно образованная Латвийская ассоциация журналистов, еще не успевшая зарекомендовать себя ничем примечательным, получила от Сороса 9 тыс. евро. Кстати, эту организацию возглавляет бывшая сотрудница "Диены" Анда Рожукалне. Еще 52 300 евро оказалось выделено в качестве приза конкурсу "Новые медиа".

Существует и встречное стремление к скупке латвийской прессы - со стороны бизнесменов из-за восточной границы. Так, в начале марта 2012 года редакция русскоязычной газеты "Телеграф" и портала telegraf.lv переехала в помещения издательского дома Petits. В прошлом, 2011 году "Телеграф" находился под контролем структур, связанных с банками Snoras, Latvijas Krājbanka и российским миллионером Владимиром Антоновым. По неофициальным данным, переезд редакции и смена собственника означают, что газета "Телеграф", возможно, перешла под контроль лиц, которым уже принадлежит Petits. В частности, согласно информации журнала "Открытый город", новым владельцем газеты "Телеграф" и портала telegraf.lv могут стать структуры, связанные с украинским "Легбанком", который до этого стал собственником издательского дома Petit. Таким образом, в руках Petit могут одновременно оказаться две популярные газеты - "Час" и "Телеграф". Основатель этого издательского дома Алексей Шейнин прошлым летом продал его "Легбанку", возглавляемому бывшим владельцем латвийского Ogres komercbanka Артуром Ересько. Впрочем, по информации источников "Открытого города", возможно в числе владельцев Petit оказался и российский сенатор, миллиардер Андрей Молчанов (34-е место в списке журнала Forbes с состоянием 3,2 млрд. долларов), который весной прошлого года приобрел Latvijas biznesa banka. В свою очередь, источник издательского дома Fenster сообщает, что новые владельцы Petits в 2012 году вели переговоры о покупке портала delfi.lv, который через реорганизацию мог бы быть также присоединен к Petits. Впрочем, об исходе этих переговоров пока ничего не известно.

Наконец, шведский капитал занимается скупкой телевизионных ресурсов Латвии. Недавно шведский медиаконцерн Modern Times Group (MTG) подписал соглашение о приобретении 100% телекомпании LNT. LNT - вторая по величине в Латвии коммерческая телекомпания, которой принадлежат телеканалы LNT, TV5 и музыкально-развлекательный канал LMK. В настоящее время MTG принадлежат три латвийских телеканала: TV3, 3+ и TV6. Объединение новостных служб телеканалов LNT и TV5 уже привело к массовым увольнениям сотрудников, работавших над русскими новостями на канале TV5. При этом, председатель Латвийского союза журналистов Юрис Пайдерс опубликовал заявление о том, что массовые увольнения журналистов могут быть связаны с их убеждениями или политическими взглядами.

Отдельная тема - имидж Латвии в иностранных СМИ. В 2010 году Институт Латвии проделал большую работу, за шесть месяцев проанализировав 1 504 находившиеся в открытом доступе публикации, где упоминалась Латвия. Значительная часть этих публикаций была размещена в российских (17%), американских (14,6%), британских (8,8%), шведских (6,9%) и германских (6,5%) СМИ, а также на балтийских (17,9%) и международных (8,6%) порталах. 46% статей было посвящено состоянию экономики. При этом 57% из них носило положительный характер. Общественным вопросам было посвящено 21%, внешней политике - 16,5%, внутренней - 13,5% публикаций. При этом, как подчеркнула глава Института Латвии Сандра Иристе, большая часть статей была все же выдержана в положительном духе.

Критика Латвии в зарубежных СМИ (особенно в российских) вызвана такими "извечными" темами, как существование массового института безгражданства, языковая дискриминация значительной части населения, свертывание русского образования, марши ветеранов Ваффен СС и их сторонников 16 марта и т.д. Что касается хвалебных отзывов (в основном, со стороны западной прессы) то они посвящены, главным образом, тому, как Латвия успешно преодолела финансовый кризис 2008-09 гг. Впрочем, и тут раздаются скептические голоса. Например, подобный подход раскритиковали Джеффри Саммерс (адъюнкт-профессор политэкономики в Университете Висконсина) и в Майкл Хадсон (автор многих книг по экономике) в статье, опубликованной в американском издании CounterPunch: "Роберт Самуэльсон из газеты Washington Post и ряд журналистов из британского издания The Economist необъяснимо считают, что ответ на мировой кризис можно найти в одной из самых маленьких (и беднейших) стран Европейского Союза - Латвии. Это страна, подвергнувшая свой народ самому жестокому режиму бюджетной экономии, и действия чьего правительства подтолкнули ее к едва ли не демографическому коллапсу... Действительность в Латвии такова, что после того, как в результате кризиса 2008 года, страна испытала крупнейшее снижение экономической активности во всем мире, сегодня там происходит умеренный отскок мертвой кошки после того, как ее свободное падение наконец закончилось ударом об асфальт. Небольшой подскок экономического роста в основном является следствием шведского спроса на латвийскую древесину. Долгосрочные экономические перспективы страны остаются невеселыми".

Литва

Средства массовой информации - казалось бы, благодатнейшая тема для пишущего: подумал пару минут, и строчи. Ан нет, не тут то было. Журналист, который знает многое обо всем, совершенно ничего не знает о себе. Любопытства обзвонили десяток коллег по перу, чтобы узнать, чем и как регламентируется журналистская деятельность в Литве. Получилось такое мини социологическое исследование. Ответы получены самые разные, кроме правильных.

Согласно Конституции Литовской Республики, принятой 25 октября 1992 года, Литва признает документы международного права, утверждающие свободу слова. Однако реально жизнь журналистского сообщества регламентирует закон "Об информировании общественности Литовской Республики", принятый 11 июня 2006 года. Именно в этом законе сказано, что "каждое лицо имеет право свободно изъявлять свои мысли и убеждения, беспрепятственно собирать, получать и распространять информацию и идеи". Равносильно этому, "каждое лицо обладает правом получать от государственных институтов и учреждений, или институтов самоуправления, или иных бюджетных организаций полную информацию об их деятельности, получать копии их документации, а также информацию, которой располагают эти организации о самом вопрошающем лице".

Чтобы не цитировать статьи, написанные неудобоваримым юридическим языком, скажем, что журналисты обладают правом публично критиковать деятельность представителей государственных институтов и институтов самоуправления. Но им запрещается публиковать информацию, призывающую к "разжиганию войны или ненависти, насмешек, уничижения, притеснения, призывающую к дискриминации или физической расправе над лицами или группами лиц по половому, расовому, национальному, языковому". Ну, и так далее.

100% представителей русскоязычных СМИ, участвовавших в телефонном мини исследовании признались, что даже не подозревали, чем руководствуются, когда пишут заметки и статьи. Но, надо полагать, это как раз тот случай, когда сапожник - без сапог.

В Литве четыре выходящих на русском языке еженедельника - "Обзор", "Пенсионер", "Экспресс-неделя" и "Литовский курьер". К русской прессе можно отнести еще две общереспубликанские газеты, хотя, на самом деле, это переводные кальки с литовского варианта - "Республика" и "Клайпеда". В городе атомщиков Висагинасе, где большая часть населения - русскоязычные, выходит городская газета, работает собственное ТВ и информационный сайт. Поскольку у нас не научное исследование, а беглый обзор, можно обобщить словами большинства коллег: русскоязычные СМИ не живут, а выживают. Их главные читатель - остатки русскоязычной интеллигенции и люди старших возрастов, привыкшие к печатному слову. Говорить о влиянии или воздействии на умы печатных СМИ на русском языке наивно и даже смешно. Проще сказать, что их не замечают и игнорируют.

Выживают русские СМИ благодаря рекламе и поддержке России. И на эту тему хотелось бы поговорить подробнее.

Правительство России активно использует эти СМИ для информирования соотечественников, проживающих за рубежом. Русскоязычные СМИ - это один из инструментов сохранения русского языка и площадка для создания благоприятного имиджа России. Поэтому регулярно не только в Москве, но и в Астане, Минске, Киеве, Вильнюсе и других столицах бывших советских республик организовываются форумы и конференции, на которых обсуждаются вопросы сотрудничества и взаимодействия русскоязычных СМИ на постсоветском пространстве. Вопрос их эффективности тоже оставим за скобками. Как правило, на такие мероприятия журналисты собираются, общаются друг с другом, зачастую жалуясь на жизнь, всевозможные российские чиновники их выслушивают, делая чрезвычайно участливые и сочувствующие лица, и на этом всё заканчивается. Бюджет освоен, галочка поставлена, всем спасибо, все свободны.

Опять же ради экономии времени и места можно вспомнить слова президента.

"Мы должны помогать русскоязычной прессе. Не вижу в этом вмешательства во внутренние дела других государств вот почему: потому что во всем мире страны заинтересованы в сохранении своего языкового пространства. И это не только русский язык - это французский язык, английский, непринципиально: какой язык не возьми, каждая страна заинтересована в том, чтобы это пространство сохранялось. Естественно, хотели бы и дальше поддерживать в рамках законодательства постсоветских стран нашу русскоязычную прессу. Естественно, она наша по языку, но по своему происхождению она национальная", - говорил однажды Дмитрий Медведев.

И еще одна цитата: "Эти мероприятия дают редакциям русскоязычных СМИ понимание того, что о них помнят в России. Однако мотивацию это дает скорее духовно-патриотическую, нежели прикладную. В силу того, что, не обладая политическими правами на территориях суверенных государств, организовавшихся после распада СССР, у современной России нет юридических прав вмешиваться в информационную политику, а фонды в поддержку соотечественникам не в силах оказать существенную материальную или иную помощь, которая бы зримо повлияла на улучшение перспектив русскоязычных СМИ". Так ли не могут осуществить помощь? Это вопрос также дискуссионный, но позволим предположить, что направление финансового потока в редакции вместо пятидневного фуршета где-то в Москве на очередном форуме, с размещением в фешенебельных апартаментах, если бы и не закрыли вопрос полностью, то определенно улучшили общую ситуацию.

Еще одно наблюдение - психологическая поддержка. В XXI веке, когда научные открытия в области высоких технологий позволяют получать информацию на переносные носители - КПК, iPhone, iPod - из любой точки земли в такую же любую точку земли, нелогично говорить о потребности в печатном еженедельнике, чтобы чувствовать себя ближе к родной стране. Достаточно войти в интернет - и последние новости о жизни интересующего государства будут предоставлены на любом языке, в любом жанре, быстро, удобно и недорого. Это действительно так, и представители молодых поколений так и поступают. Однако даже для них психологически важным является факт, что у них есть выбор, есть возможность купить печатное СМИ на своем языке в чужой стране: значит, их, чужих, еще много, значит, есть потребность в этом печатном СМИ.

Однако вернемся к СМИ. Электронные русскоязычные СМИ Литвы являются лицензионными. Никакой самостоятельно политики они просто не могут проводить. Поэтому работают в русле ебщеевропейских тенденций.

Кстати, в законодательстве Литвы присутствует ряд ограничений на вещание электронных СМИ на языках нацменьшинств. Согласно Закону "Об информировании общественности Литовской Республики", "радио- и телепрограммы, транслируемые не на литовском языке, обязаны быть переведенными на литовский язык или должны показываться с литовскими субтитрами, за исключением платных или специальных программ, или программ, произведенных их трансляторами специально для национальных меньшинств, проживающих на территории Литвы". Однако это касается только зарегистрированных в Литве СМИ, а русскоязычного ТВ в Литве нет. С 1992 года частоты каналов, вещавших по-русски, перешли в распоряжение частных телеканалов ЛНК и ТЕЛЕ-3.

Ситуация изменилась с появлением в эфире Первого балтийского канала, однако этот канал не является литовским и не поддается его законам, что чрезвычайно раздражает другие каналы-конкуренты. О ПБК мы расскажем, стоя по иную сторону баррикад.

По мнению некоторых национальных идеологов Литвы, электронные СМИ, в особенности - телевидение, это наиболее эффективный канал пропаганды, поэтому необходимо ограничивать к нему доступ профессиональных русскоязычных журналистов.

"Уже некоторое время мозги жителей Литвы промывают российские телеканалы. Против Литвы ведется информационная война. Вот главное оружие России - Первый Балтийский канал (ПБК). Аудитория этого канала за последний год выросла на 7%." - слова принадлежат эксперту в области ТВ Андрюсу Баракунасу. Он и другие говорит, что Первый Балтийский канал становится более популярным в пяти крупных городах Литвы - канал поднялся на 3 позицию, опередив ЛТВ (Национальное литовское телевидение) на 10%.

"Первый Балтийский канал показывает очень сильные культурные, политические программы, хорошие художественные и документальные фильмы. В новостях почти незаметно вставляется антилитовская пропаганда. Другие российские каналы, в большинстве своем контролируемые Кремлем, также представляют программы высокого уровня с благоприятными для Кремля оценками мировой политики и событий в странах Прибалтики. Мы проигрываем, безнадежно проигрываем, т.к. с каменными топориками вооруженного ракетами противника не одолеть. Однако в этих поражениях в первую очередь виновата близорукая политика наших властей, а не Россия. У России есть свои цели, и она их мастерски добивается. У Москвы достаточно денег, а завоевать умы литовцев гораздо важнее, чем территорию".

Председатель парламентского КНБО и министр обороны, оба - консерваторы, - вообще считают, что против Литвы уже 20 лет ведется информационная война со стороны восточного соседа. При этом часто читателя, слушателя и телезрителя отправляют к недавнему прошлому, к "оккупации".

Однако есть и другая точка зрения, которая сводится к банальному дележу денег. Во-первых, видя высокие рейтинги русскоязычных ретранслирующих каналов - ПБК, РЕН-ТВ Балтия, НТВ Мир - которые все принадлежат одному холдингу Baltic Media Alliance, рекламодатели с радостью дают свою рекламу. Соответственно, рекламы становится меньше на национальных каналах. Речь идет о миллионах литов, которые попросту утекают за бугор. Вот и придумали разные "эксперты" да "журналисты" историю про пропаганду, качеством бить не могут. Рекламодатель испугался не сильно и продолжает давать рекламу. К тому же в Литве вступил запрет об алкогольной рекламе на ТВ. Но ПБК, равно как и другие каналы холдинга, как уже говорилось выше, не поддаются законам Литвы. Естественно, вся алкогольная индустрия перекочевала на русскоязычные каналы, что еще больше вывело из себя конкурентов. В итоге, все каналы латвийского холдинга до сих пор не включены в пакет цифрового ТВ, на которое вся Литва перейдет этой осенью. Только по кабельному. Но даже в таком осадном положении три канала холдинга умудряются крепко держаться в рейтингах.

Впрочем, ситуация может уже в ближайшее время измениться. Значительная часть зрителей ПБК стала раздражаться по поводу ускоренной литуанизации канала. Ладно вечерний выпуск новостей на русском канале стал выходить по-литовски, но стали появляться и чисто литовские передачи. Так, перед выборами в органы местных самоуправлений по ПБК шла передача на литовском "Хочу стать мэром", сейчас появилась по-литовски "Комментарий дня". На этих передачах многие зрители попросту переключают кнопку, но продолжают возвращаться. Больше по инерции, но сколько она продлится? Молодая Интернет-аудитория тоже в недоумении. Только по ТВ прошла рекламная кампания, что у канала появился свой профиль в социальной сети Facebook, народ массово "зафрендился" да "залайкал", а там - ба - анонсы, типа "Смотрите передачу "Среда обитания" про то и то", но весь анонс по-литовски. В профиле русского канала! Со стороны такие действия руководства канала непонятны. Вроде русский канал и должен существовать на русском. Хочешь литовского продукта - переключи на национальные каналы, благо их достаточно.

Сегодня ТВ остается самой влиятельной силой литовских СМИ. Главных принцип основных телепрограмм - конструктивная оппозиция власти, что не может не привлекать зрителя к экранам.

Чего не умеют литовские телевизионщики - так это делать шоу и развлекательные программы, за исключением одной - двух. Как правило, в выходные и праздничные дни люди отдают предпочтение российским телеканалам.

Радио. Исторически здесь ситуация аналогична ситуации с ТВ. С той лишь разницей, что радио появилось еще до первой мировой войны. На всей территории Литвы уже тогда функционировали российские военные радиостанции.

В 1919 году в Каунасе была открыта первая электрическая радиотелеграфная станция мощностью в 1,5 kW, а также установлен приемник, позволявший принимать радиосигнал из-за рубежа. В 1926 в Каунасе - а это уже была столица Литвы, - начала регулярно транслировать свои программы построенная французской компанией более мощная - 3,5 kW, - радиотелеграфная станция. В 1927 году радиостанция появилась в Вильнюсе, а в 1931 - в Клайпеде. Помимо новостных блоков, по радио передавались прямые трансляции театральных и оперных спектаклей из концертных залов, спортивных состязаний со стадионов. Ставились радиопостановки, передавались культурные, социальные, политические передачи с участием в них видных деятелей, создавались программы для детей. С 1931 года начали транслировать репортажи с места событий.

Сегодняшнее литовское радио - это сеть частных радиостанций различной направленности. Но поскольку в современных условиях часть общества половину жизни проводит за рулем, то радио является мощным инструментом власти. Это не только источник информации, но и место для дискуссий, площадка для защиты государственных позиций.

Из целого пакета радиостанций можно выделить "Русское радио Балтия", "Радио новостей", радио "Пукас", польское радио "Знад Вилии". Из названий следует и аудитория, которой РС адресована.

Печать. Литовская журналистика даже в советские времена была не совсем советской. Здесь всегда появляться публикации, поднимавшие острые политические, экономические, экологические, социальные проблемы, как их только можно было поднимать в условиях цензуры.

Если политика русскоязычных СМИ Литвы направлена на выживание, то коллективная политика литовских СМИ - на интеграцию с европейскими союзами журналистов.

Стоит отметить, что в Литве не существует Министерства информации или какого-либо государственного института, контролирующего деятельность средств массовой информации или их цензурирующих. При регистрации печатного СМИ достаточно подать в Комиссию журналистов и издателей характеристики газеты или журнала: юридический адрес, тираж, ФИО и контакты учредителя и главного редактора, информационную направленность издания, - что делается для ведения учета выходящей в Литве прессы.

Для электронных СМИ необходимо выиграть конкурс на частоту вещания. В остальном, контент СМИ не цензурируется. От редакций лишь требуется соблюдение юридических законов. Поэтому, в Рейтинге свободы прессы в мире, составляемом неправительственной организации Freedom House, Литва делит с Чехией 24 место - СМИ в Литве являются одними из самых свободных в мире.

Но это совершенно не значит, что они равнозначны. Как и в любой другой стране, есть модные и авторитетные издания, есть такие, которые относят к "желтой" прессе. Но внутри каждой отдельной ниши идет серьезная борьба. Что может натворить авторитетная газета при достаточных финансовых ресурсах, в Литве поняли на примере национализации и банкротства банка Snoras. Тихо дать старт этим процессам не удалось: в канун дня "М" популярная газета Lietuvos rytas "слила" информацию о предстоящих усилиях властей и процесс национализации начался с паники в отделениях банка.

Кстати, многие резонансные события в Литве начинаются именно с газетных публикаций. Скандалы, связанные с различными злоупотреблениями политиков или госчиновников, темные делишки департамента госбезопасности и иных спецслужб, криминал, контрабанда в масштабах госзакупок - обо всем этом первыми говорят именно журналисты.

При этом за 22 года независимости в Литве погиб только один сотрудник СМИ, да и то на самой заре независимости.

С другой стороны, печатные и иные СМИ - послушный инструмент в руках влиятельных бизнесгрупп или политиков. Приходится признать: что нельзя сделать за деньги, можно сделать за большие деньги.

В качестве примера можно привести многолетнюю травлю первого премьера Литвы Казимиры Прунскене, обвиняемой в связях с КГБ, президента Паксаса, социал-демократа Витяниса Андрюкайтиса и других.

Как говорил Андрюкайтис, "я был втоптан в грязь газетами, радио и телевидением".

Современные электронные издания привнесли в работу СМИ скорее технические новшества, чем новое содержание. Новостные порталы переняли у печатных собратьев, как лучшее, так и худшее. Выросла оперативность подачи материалов - изуродовали язык. Появились новые иллюстративные возможности - исчез герой. Его заменили на визуальный ряд, порой не несущий никакой нагрузки.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.05.17
«Пророссийский» президент Молдавии Додон поддержал блокаду Приднестровья
NB!
23.05.17
Названы условия обновления инфраструктуры Украины: «Когда рак свистнет»
NB!
23.05.17
Вечный Си: в Китае готовятся к очередному витку борьбы за власть
NB!
22.05.17
«Венесуэльская оппозиция – толпа без идей и планов, вдохновляемая США»
NB!
22.05.17
El Mundo: «Евросоюз готов к разводу»
NB!
22.05.17
Мэрия Мадрида переименует улицу Павших воинов Голубой дивизии
NB!
22.05.17
Проверка Минфина РФ в Удмуртии: ряд эпизодов рассмотрят в Генпрокуратуре
NB!
22.05.17
Росстат: Реальные доходы граждан России продолжают падать
NB!
22.05.17
Мощи Николая Чудотворца в храме Христа Спасителя — фоторепортаж
NB!
22.05.17
«Русские работяги. А румыны моются в корыте»: скандал в Румынии
NB!
22.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 22 мая
NB!
22.05.17
Оппозиция Севастополя не смогла найти спарринг-партнера Овсянникову
NB!
22.05.17
«Второй кандидат на пост саратовского губернатора – не подставная фигура»
NB!
22.05.17
Кремль прокомментировал введение визового режима с Украиной
NB!
22.05.17
Литовцы в Скандинавии превращаются в рабов, как украинцы в Литве
NB!
22.05.17
Латвия готовит крупнейшую закупку военной техники в своей истории
NB!
22.05.17
Денег нет, пора на выход: Нижний Новгород покидает четыре ассоциации МСУ
NB!
22.05.17
Чувашия ждёт судебной правды: уголовное дело сити-менеджера
NB!
22.05.17
Развенчание мифов по Кудрину: в чьих интересах?
NB!
22.05.17
Рожать за 500 км: в Архангельской области оптимизируют роддома
NB!
22.05.17
Голой грудью на полигон: в Брянской области жители протестуют против свалки
NB!
22.05.17
Город на костях: В центре Ростова-на-Дону обнаружено кладбище меотов