Александр Кустов: Фонд поддержки и защиты прав соотечественников - чудеса и монстр

Москва, 28 марта 2012, 01:56 — REGNUM  

В России наконец-то, после многих лет ожиданий, создан Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Приветствуя этот серьезный и важный шаг, гражданин РФ, директор таллинского юридического бюро "Маркус" Александр Николаевич Кустов, все же многим изумлен. Его неравнодушие понятно: его бюро специализировано на обслуживании жителей Эстонии - в первую очередь граждан РФ, вообще соотечественников.

Первое - фонд создан, но только сейчас начинается подготовительная работа - разработка обязательных положений, структур, характера взаимоотношений между теми, кто попросит о помощи, и теми, кто будут ее распределять. Вообще-то, все это делается не после, а до объявления о создании фонда, его регистрации. Об этом заставило вспомнить таллинского юриста опубликованная в Сети беседа директора Института Русского зарубежья, главного редактора портала "Русский век" Сергея Юрьевича Пантелеева и исполнительного директора названного Фонда Игоря Константиновича Панёвкина. Александр Николаевич Кустов вспомнил и о пояснительной записке, составленной и отправленной им еще в 2006 году Администрации Президента РФ, а также МИД РФ, через российское посольство в Эстонии. Найдя копию своего документа, поразился еще более: если не на "все сто", то на 99%, суть идей, изложенных им еще семь лет назад, совпадали с теми стержневыми позициями, которые были изложены в интервью, взятом г-ном Пантелеевым и озаглавленном "Навстречу ожиданиям соотечественников". Известного таллинского юриста не очень беспокоит вопрос авторства, налицо удовлетворенность тем, что его Записка оказалась, с большим опозданием, но востребована. И все же многое смущает, серьезные вопросы остаются. Какие именно? Ответить на эти вопросы корреспондент ИА REGNUM попросил самого Александра Николаевича Кустова.

* * *

ИА REGNUM: Так в чем проблема?

Был поставлен вопрос о создании Балтийского Фонда правовой помощи. То есть регионального фонда. Почему? Да потому, что и в связи с созданием теперь российского Фонда, многие все равно говорят, что по данному вопросу имеются принципиально отличающиеся по регионам мира потребности защиты соотечественников, условия ее осуществления. Прибалтика тут явно выделяется своей особостью, не сравнить же ее с положением соотечественников в Германии или в Аргентине, да и в Закавказье или на Украине и в Белоруссии. Региональный подход важен потому, что он позволяет сфокусировать работу Фонда, а не "размазывать" ее в масштабах "планеты всей". Или придется создать еще одну структуру масштаба МИДа, или Фонд станет в чем-то "потемкинской деревней", а то и еще одним яблоком раздора между теми, кто помощь получит, и теми, кому откажут.

ИА REGNUM: То есть, возможно, создание нового "монстра" государственного управления?

Именно. Это очередной административный аппарат, который будет "сжирать" значительный процент бюджетных средств, выделенных на помощь живущим за рубежами России соотечественников. И хотя оказание такой помощи в любом случае должно быть централизовано и действовать надо целенаправленно, но все равно структура-монстр вряд ли оправдает себя.

ИА REGNUM: Но обюрокраченность соотечественного движения и постоянные разговоры об откатах, должны были уже давно подтолкнуть к созданию такой структуры, действительно, начать можно было с предложенного Вами Балтийского фонда.

Эта идея была одобрена, но, как водится, завалялась в коридорах московской власти. Хотя денег на учреждение и обустройство самого Балтийского фонда никто не требовал. А может в этом и причина равнодушия - нет возможностей для "двойной бухгалтерии". Правда, уже для деятельности Балтийского Фонда, выполнения им основной задачи - обеспечение доступной юридической помощи гражданам РФ в Прибалтике, в моем предложении предусматривалось помимо целевых взносов и добровольных пожертвований, также бюджетное финансирование, и не только со стороны России, но и самих стран региона.

ИА REGNUM: А какой у этих стран в этом интерес?

Да, учитывая специфику прибалтийского региона, где удельный вес русского и русскоязычного населения, а также имеющих российское гражданство жителей, весьма значителен, логично, что Россия заинтересована в том, чтобы ее граждане, постоянно проживающие в Прибалтике, чувствовали себя комфортно и с правовой точки зрения. Но и страны проживания соотечественников за рубежом - в том, чтобы такие жители были законопослушными.

ИА REGNUM: И что для этого вы предлагали?

Например, бесплатные юридические консультации, причем затраты взял бы на себя МИД РФ, поскольку через это министерство государство и оказывает помощь гражданам России за рубежом. Это - святая обязанность России перед своими гражданами. Посольство РФ полностью поддержало эту идею, но произошедшая вскоре смена руководства в нашем дипломатическом представительстве привела к тому, что идею спрятали под сукно.

ИА REGNUM: А роль СМИ тоже рассматривалась вами? В упомянутой выше беседе Игорь Константинович Пантелеев тоже говорит о важности СМИ. Мною предлагалась система регулярного размещения аналитических материалов, рассказывающих об усилиях России по налаживанию связей с соотечественниками и их защите. А также финансирования (для покрытия расходов) создания и размещения в местной прессе соответствующих материалов и вовсе не только на русском языке. Ведь и сегодня, и уже тогда в 2006 году, было ясно, что не приходится рассчитывать на создание новых СМИ на русском языке - все мои попытки создать, например, правовую газету на русском языке не были услышаны. Хотя тому были и объективные причины. Например, субъектность собственника СМИ, политический аспект - неизбежные обвинения Эстонии во вмешательстве в ее внутренние дела России.

Еще. У Москвы вызывало сомнение способность местных журналистов подняться до уровня поставленных задач. Но жизнь показывает, что и сегодня местные кадры способны решать подобные задачи в самых разных сферах жизни соотечественников. И наоборот, многие российские журналисты не разбираются в нюансах местной жизни, даже соотечественников. А допускаемые ими досадные ошибки, даже непринципиальные, воспринимаются, как повод для эстонской контрпропаганды, в которую втянуты уже и некоторые, лояльные власти русские журналисты.

ИА REGNUM: И сегодня, вот уже более 20 лет после восстановления независимости, отмечается правовая безграмотность русских и русскоговорящих жителей Эстонии, что делает их вдвойне беззащитными перед законом. Это вами учитывалось?

А как же! Это - главная забота. Речь, в частности, о переводе на русский язык нормативных юридических актов прибалтийских государств. Эту работу можно было бы поручить какой-нибудь переводческой фирме, но как выбрать такую фирму, как определять качество перевода, кто определит, что переводить? Это вопросы не такие простые. Но сегодня этот вопрос особо актуален - Минюст ЭР сообщил, что у государства нет денег для переводов на русский язык, которые ограниченно заказывались самим государством. Финансов по большому счету не хватает, хотя переводы на английский сохранили финансирование. Понятно, что - это политика. И нравится нам это или нет, но на нет и суда нет.

Как быть? Коль Эстония заявляет, что полностью прекращает, даже выборочный перевод законов, естественно не осмеливаясь заявить, что она не хочет этого делать из политических соображений, то думается, для начала Москве стоило бы спросить у Таллина, а сколько нужно денег? Получив конкретный ответ (например, это - миллион евро), решить, а почему не объединить в этом деле усилия России и республик Прибалтики? И, если эстонцы будут готовы оплатить 500 тысяч, то почему МИД РФ не может взвесить вопрос своего долевого участия на ту же сумму?

В упомянутой Пояснительной записке от 2006 года так и было записано: "В настоящее время компьютерную версию (ESTLEX) законодательства на эстонском языке полностью и частично на русском предлагает фирма Andmevara AS. Выпуск русской версии, и без того усеченной, оказался под угрозой закрытия в виду отсутствия финансирования (переводческие работы). Предлагаю недостающую для выпуска русской версии сумму разделить на две равные части, при этом одну часть предложить взять на себя эстонским властям, вторую, с помощью Балтийского фонда взять на себя российской стороне". То есть, если тогда была всего лишь угроза, то сегодня мы оказались перед фактом полного прекращения официальных переводов юридических актов Эстонской Республики. А ведь все было бы по-иному, если бы еще шесть лет назад прислушались к мнению из Таллина, дали ход разрешению проблемы. И не приходилось бы принимать запоздалые решения. Надо учесть, что переводы станут достоянием не только живущих в Эстонии граждан РФ и соотечественников, но и живущих за пределами Эстонии, а также и российских государственных учреждений и юридических лиц, российских бизнесменов, политиков, журналистов, студентов.

ИА REGNUM: Так в рассматриваемой нами беседе господ Пантелеева и Панёвкина тоже говорится о необходимости таких переводов.

Да, но Игорь Константинович ограничивается утверждением такой потребности, он говорит, что этим вопросом надо заниматься. Между тем у нас в Эстонии давно произведены скрупулезные расчеты и сметы реализации такого проекта. Предлагал я и оказание бесплатной консультационной помощи - для начала пилотный проект: в течение недели, в рабочее время предлагалось бесплатное для клиентов обслуживание адвокатской конторой, которой за это полагалось бы ежемесячная плата с учетом налога с оборота - 7080 эстонских крон (это по сегодняшнему курсу чуть более 400 евро). То есть речь шла, чуть ли не о добровольной общественной нагрузке. Посольство одобрило идею, но согласование с министерством "утопило" проект. Короче, предлагаемое Игорем Константиновичем Панёвкиным - это уже давно пройденные этапы большой (в том числе и нашей, в Таллине) профессиональной деятельности прибалтийских юристов.

ИА REGNUM: Но разве это исключает сотрудничество с российскими адвокатами?

Не исключает, но... Занимающиеся в правовой сфере защитой граждан РФ в Прибалтике местные адвокатские бюро давно наладили контакты с российскими коллегами. Например, мне довелось быть учредителем Международной коллегии адвокатов Санкт-Петербурга. Увы, могу сказать однозначно, что российским гражданам, живущим в Эстонии на постоянной основе, такие контакты и сотрудничество практически ничего не дали. Так как, будучи членами действующих в России международных юридических организаций, мы все равно работаем от имени своих фирм согласно эстонскому законодательству и соответственно требованиям, которые предъявляют нам местные власти. А как иначе в суверенной стране?

Что касается московских эмиссаров, направляемых к нам из России, то могу привести разные примеры их работы вхолостую. Так, приезжает в Таллин российский адвокат по политическому делу, но, так и не завершив процесс, уезжает сначала из Эстонии, а потом и из России - за океан, на постоянное местожительство. Другой российский адвокат, взявшийся за дело о перемещении в 1949 году жителей Эстонии в отдаленные районы Советского Союза, когда под суд отдавали бывших граждан СССР - ныне местных граждан РФ, приезжал в Таллин всего на один день, хотя процесс длится уже годы. Шесть лет никто в МИД РФ, заключивший с ним в свое время договор и оплатив гонорар, не знает его местонахождения, никто не помышляет даже потребовать объяснений. Когда сегодня обсуждается будущая деятельность Фонда в Москве, надо все это иметь в виду и не льстить себя надеждами на готовность российских адвокатов оказать помощь. Даже за деньги.

ИА REGNUM: Известен ли механизм оказания помощи созданным в Москве Фондом?

Известен, но он схематичен. Вот приходит ко мне клиент и просит защиты в уголовном деле по факту, допустим, оскорбления им министра эстонского правительства. Назначено судебное заседание. Адвокат или сам клиент, обращается в Фонд с просьбой оказать помощь. В Фонде согласно уставу будут взвешивать, соответствует ли просьба задачам и целям. Не верите? Читаем Игоря Константиновича Подёвкина: "... они обращаются к нам, мы их направляем в ту юридическую фирму, с которой у нас есть соглашение. Там на месте проводится предварительная юридическая экспертиза и затем адвокатская контора информирует нас, нужны ли дополнительные усилия, финансирование. Тогда мы начинаем здесь думать, решать, насколько Устав и средства Фонда позволяют вмешаться в конкретное дело". Но что делать местному адвокату и клиенту в ожидании такого "оперативного" ответа? А, если уже назначен день судебного заседания? Так что сам механизм оказания помощи еще не отработан. Я представляю себе его так: решение о финансировании судебной помощи принимает посольство, а деньги поступают из МИД РФ. Схема предполагает определенное доверие. И любое, положительное или отрицательное решение посольства вносит ясность, причем быстро, для адвоката и клиента-соотечественника.

Сергей Юрьевич Пантелеев резонно задается вопросом: "... Фонд планирует установить контакты с адвокатскими конторами в государствах проживания соотечественников, вписанными в национальное законодательство. Но нет ли здесь, на ваш взгляд, серьезного риска, связанного с тем, что, например, в Прибалтике, адвокатские конторы будут изначально стоять на очень предвзятых позициях по отношению к России и соотечественникам? Где здесь гарантия того, что первичная экспертиза и дальнейшая деятельность будут вписываться в цели и задачи Фонда?" Ответ директора Фонда вызывает недоумение: "Конечно, такой риск существует... если Фонд почувствует некую предвзятость, недобросовестность, он будет искать других партнеров. К тому же, определенная степень контроля такой работы будет осуществляться со стороны российских адвокатских бюро - партнеров Фонда". Но это - абсурд! То есть за выбранным самим клиентом адвокатом в Эстонии (иди в Австралии), и которому он, естественно, доверяет, будет приставлен некий московский адвокат, который к тому же не знает местного языка. Нонсенс! Адвокат контролирует адвоката?

ИА REGNUM: И все-таки. В обсуждаемой нами беседе подчеркивается необходимость сотрудничества Фонда с местными адвокатскими конторами и юридическими бюро.

Увы, и тут мы имеем дело с уже пройденным этапом. Созданный нами в Таллине Международный правовой центр, который объединил присяжных адвокатов Эстонии, Латвии и России. Причем очень солидных и авторитетных в своих странах юристов. Прошло много лет, но практика показала, что такие объединения кроме приятных контактов, не особенно отражаются в повседневной работе адвокатов, их профессиональной деятельности. Если говорить об информационной стороне дела, то могу привести пример опять же из практики нашей фирмы. Мы создали несколько лет назад в Таллине российский Центр научно-правовой информации, в которой сосредоточена добротная юридическая литература, включая российскую правовую периодику, которую наше правовое бюро получало безвозмездно от Российского союза юристов. А еще это - два десятка наименований российских научно-юридических журналов, расходы на подписку которых, мы взяли полностью на себя. Все это представляло повышенный интерес среди адвокатов-практиков, преподавателей и студентов. Но наш центр пришлось закрыть, так как Российский союз юристов не счел возможным продолжать снабжать наш центр бесплатной юридической литературой.

ИА REGNUM: Так этот опыт надо использовать российским Фондом помощи соотечественникам.

Конечно, но как? Из беседы исполнительного директора Фонда поддержки и защиты прав соотечественников Игоря Константиновича Панёвкина с директором Института Русского зарубежья, главным редактором портала "Русский век" Сергеем Пантелеевым следует, что Фонд намерен создать что-то новое. Но прежде чем "открывать Америку" надо изучить уже накопленный опыт на местах. И не просто ознакомиться с ним, а выяснить становление местных начинаний, исследовать глубинные причины неудач, не сваливая вину и ответственность на местных юристов за их "провинциализм". Только в этом случае созданный в Москве Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, станет не просто некоей структурой, а будет реально нужен. Если же он превратится в коммерческую структуру, тогда предложенное и мною в 2006 году, будет извращено. И это будет в очередной раз обидно, как это не раз уже бывало, во всяком случае, в Эстонии, в течение последних 20 лет в ходе реализации политики РФ в отношении российских соотечественников, живущих за рубежом.

Поэтому хочу отметить, что люди, ответственные в Москве за работу Фонда поддержки и защиты соотечественников поняли бы мою мысль о том, что в Эстонии, Латвии, Литве есть группы юристов, которые давно и вплотную занимаются изложенными в интервью г-д Панёвкина и Пантелеева проблемами соотечественников. И говорю я об этом так настойчиво, потому что к юристам стран Прибалтики, а я с ними достаточно хорошо знаком (кстати, свою трудовую деятельность я начинал в Латвии) по вопросам, связанным с учреждением или будущей деятельностью Фонда, никто не обращался. Но накопленный в самой Прибалтике опыт минимизировал бы и затраты, и время, и ошибки при разработке положений Фонда, приложения им усилий для устранения самых болевых точках.

ИА REGNUM: Да, в этой беседе г-д Панёвкина и Пантелеева немало абстрактного. Не ясно, кто это - соотечественники? А потому повисает в воздухе адресность оказываемой помощи.

Вы правильно поняли. Более того, вопрос и в том, в чем и от чего конкретно мы будем защищать соотечественников? Кстати, по сегодняшнему определению соотечественника российским законом их половина населения Эстонии получается. Или в каких случаях будем оказывать правовую помощь? Это - бракоразводный процесс, раздел имущества, увольнение с работы, задолженность, нарушение правил уличного движения, уголовное преступление? На сегодня, увы, нет четкой определенности, в чем именно Россия должна отстаивать интересы "своих" и кто они "свои", которых будут защищать, между прочим, за счет российского налогоплательщика? Если все это войдет в круг интересов Фонда, то право на защиту должны будут иметь все соотечественники, но в их круг пока по закону определенно входят, лишь, граждане РФ. Последним контингентом я бы и ограничился при оказании Россией финансовой помощи. Или помощь будут оказывать не только эстонским россиянам, но и живущим в Эстонии украинцам с украинским гражданством, белорусам с белорусским гражданством? Это - нонсенс.

ИА REGNUM: Кстати, о безгражданстве. Игорь Константинович Панёвкин включает в перечень предстоящих исследований - мониторинги этой проблемы. И это касается огромного круга лиц, среди которых очень даже много и российских соотечественников.

Но такие мониторинги проводили и проводят евросоюзовские структуры, в Эстонии успешно занимается этим и действующий в Эстонии "семеновский" Центр информации по правам человека (возглавляет его социолог Алексей Семенов). И флаг им в руки! Зачем же тратить деньги на дублирование усилий? И тому есть свежие подтверждения. Российский Центр политических технологий провел недавно в Москве презентацию аналитического доклада "Русская диаспора Эстонии: состояние и перспективы". И какой главный вывод был сделан? Оказывается, "русская община Эстонии разрознена, и возможности ее консолидации на сегодняшний день отсутствуют". Но это - "открытие Америки", мы все это сами и давно знаем. И для выяснения очевидного тратились хорошие деньги? Тем более, что у Фонда, конечно же, бюджет "не резиновый" и вряд ли хватит денег, чтобы оказать помощь всем, кто обратится за ней.

ИА REGNUM: Но без денег ничего сегодня не сделаешь, особенно в политических процессах. К примеру, вспоминается защита участников "бронзового процесса", обвиненных в организации массовых беспорядков после осквернения эстонским правительством в апреле 2007 года памятника советскому Солдату-освободителю и праха советских воинов... Или судебные процессы по высылкам в 1949 году эстонских крестьян, когда новая эстонская новая власть предъявила обвинение рядовым исполнителям этого деяния и только потому, что они имели смелость дожить до сегодняшнего дня.

Стоп! Во-первых, эти процессы в прошлом. И, кстати, я сам был защитником одного из обвиненных по "бронзовым ночам", и делал это я безвозмездно, ни копейки не получил и от России. И все же поговорим о российских деньгах - да, сегодня они практически не нужны. В Эстонии хватает русских адвокатов, способных защитить в судах местных русских. Что мы уже много лет и наблюдаем. Но снова, речь идет о самых разных фактах ущемления прав людей, которые не имеют явной политической подоплеки, как скажем, это было с "бронзовым процессом". Но рассматриваемое на нем дело было уголовным! Сегодня дел с политической подоплекой практически нет. Но, если они и есть, например увольнение за незнание эстонского языка или непризнание шахматного клуба, членами которого являются неэстонцы, то тогда надо четко заявить, что созданный в Москве Фонд поддержки и защиты прав соотечественников не будет финансировать защиту всех и вся. А только тех, кого судят по административному ли, уголовному ли, законодательству Эстонской республики, и когда в деле очевидна политическая подоплека, дискриминация соотечественника, скажем по этническому признаку. Хотя и по таким делам многие из них все чаще обращаются за помощью в Европейский суд по правам человека.

Но снова - не лишен резона вопрос, а кто и в каких случаях будет определять в Москве, кому Фонд окажет поддержку, а кому нет? Или какого уровня должно быть дело, чтобы Фонд оплатил расходы на защиту? И еще, если речь идет о политических делах, то почему, несмотря на обращение в течение семи лет в посольство РФ в Эстонии моего подзащитного (гражданина РФ!) Степана Тимофеевича Никеева с просьбой оказать ему финансовую помощь для оплаты услуг адвоката, никто даже пальцем не шевельнул в нашем посольстве и МИД РФ?

ИА REGNUM: Но сегодня есть такие потенциальные дела. Это - глобальная для русской общины проблема - сохранение русского образования, причем государство при этом игнорирует собственные законы. А преследование Языковой инспекцией учителей русских школ и гимназий за недостаточное владение эстонским языком? Или недавнее новое осквернение "Бронзового солдата"?

Согласен. Но проблема русского образования - один из немногих примеров, когда Фонд может рассмотреть просьбу оказать финансовую помощь в защите прав соотечественников. Вот Вы говорите об осквернении Бронзового солдата на столичном Воинском кладбище, которое курирует Министерство обороны ЭР. Но почему сразу в суд? А где общественность, где Координационный совет российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ), который традиционно, не только по данному вопросу, промолчал? До обращения в суд надо пройти всю цепочку общественной активности на общественной ниве. Иначе не понять, почему россияне должны оплачивать гражданскую инфантильность соотечественников за рубежом? А что касается будней, повседневных дел, по которым соотечественники обращаются в разные суды, то для этого есть устоявшийся круг адвокатов и защитников, хорошо знающих местное законодательство и способных профессионально оказать необходимую юридическую помощь.

ИА REGNUM: А, если спросить: сколько вам надо денег от России, чтобы защитить ее гражданина, живущего в Эстонии?

В принципе - нисколько! Если клиенту нужна помощь, то он оплачивает сам расходы на юридическую помощь, если же у него нет денег, то в определенных случаях расходы по закону берет на себя эстонское государство.

ИА REGNUM: Так зачем Фонд рассматривает саму возможность таких расходов?

(В ответ раздается смех) О чем я и толкую. Изменилась ситуация и не учитывать это недопустимо. Иначе мы столкнемся с неразумной, если не пустой тратой денег.

ИА REGNUM: Так вы против финансирования?

Нет, вопрос в том, на что и как тратить. В 2006 году я писал: "Систематическая правовая помощь гражданам России и соотечественникам повысит уровень правосознания граждан и чувство их собственного достоинства". Вот в чем, по-моему, и должна состоять цель финансирования и Фондом правовой помощи соотечественников защиты интересов и прав соотечественников. Иначе это будет похоже на "собес". Не берусь делать глобальные обобщения по планам Фонда, но в самом начале интервью разъяснил, что в 2006 году я говорил о региональном фонде, исходя из того, что уже тогда и сейчас тем более, Прибалтика отличается от других территорий, населенных российскими соотечественниками. Более того, Сергей Юрьевич Пантелеев - собеседник исполнительного директора созданного Фонда Игоря Константиновича Панёвкина видит проблему еще глубже: "Если взять Прибалтику, то своя специфика есть и в Латвии, и в Эстонии, и в Литве".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.