Владимир Ястребчак: "План Рогозина" или протокол "Рогозин - Шевчук"?

Москва, 26 марта 2012, 18:55 — REGNUM  

Назначение Дмитрия Олеговича Рогозина Специальным представителем Президента Российской Федерации по Приднестровью я, как глава МИД ПМР в 2008-2011 годах, встретил со смешанными чувствами.

Мой опыт личного знакомства с Дмитрием Олеговичем позволяет мне с полной уверенностью говорить о нем как о настоящем государственнике, патриоте, которому приходилось в сложнейших условиях совмещать таланты дипломата, переговорщика, оратора, писателя, знатока современных интернет-технологий, приложившего немало усилий для того, чтобы отношения между Россией и НАТО оставались партнерскими и подлинно равноправными.

Поэтому, с одной стороны, я испытал некоторую зависть к приднестровским дипломатам, которые обрели еще одного блестящего профессионала в российской команде, прекрасно владеющего ситуацией и при этом способного на высшем политическом уровне координировать усилия по защите государственных интересов Российской Федерации. Вопрос о создании единого координационного центра и назначении уполномоченного должностного лица, которое занималось бы непосредственно приднестровской проблематикой, неоднократно ставился в Москве на протяжении ряда лет, однако не получал практического устойчивого решения. Опыт координации по линии различных российских федеральных структур имел и положительные, и негативные стороны, однако именно сейчас, как представляется, он приобретает достаточную завершенность для системного взаимодействия.

С другой стороны, объективность - превыше всего. Нельзя не приветствовать ответственный, взвешенный подход, который продемонстрировало высшее руководство Российской Федерации - государства - гаранта и посредника, важнейшего стратегического партнера Приднестровья. Решение о Спецпредставителе Президента России позволяет рассчитывать на то, что взаимодействию между Российской Федерацией и Приднестровьем уделяется особое внимание на всех уровнях и на то, что нашим взаимоотношениям будет придан новый импульс. При этом назначение Д.О. Рогозина следует рассматривать прежде всего в контексте его нынешней должности как Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, курирующего оборонно-промышленный комплекс. Однако следует помнить и о том, что в лице Дмитрия Олеговича приднестровский трек российской внешней политики получил опытного государственного и общественного деятеля, имеющего опыт защиты соотечественников за рубежом, а также отстаивания российских интересов в чрезвычайно непростых условиях.

Брюссель - перекресток европейских, евроатлантических, иных интересов. Работая в Брюсселе, Д.О. Рогозин не просто представлял интересы России при НАТО. Брюссель - административный центр Европейского Союза, который стремится к активному участию в молдо-приднестровском урегулировании. Наконец, процессы внутри самой Бельгии представляют непосредственный интерес с точки зрения различных форм государственного устройства и оценки жизнеспособности искусственных наднациональных структур.

Как известно, Д.О. Рогозин является куратором оборонно-промышленного комплекса России. Подчеркну особо: именно оборонно-промышленного, и из буквального толкования этого наименования можно предположить те задачи, которые, вероятно, будут поставлены перед ним российским руководством.

Во-первых, обеспечение обороны, или безопасности (в данном случае мы рассматриваем эти понятия как практически тождественные). Несмотря на небольшие размеры территории Приднестровья и отсутствие общей границы с Россией, Приднестровская Молдавская Республика имеет стратегическое значение в силу ряда причин. Приднестровская государственность не дает замкнуть "дугу нестабильности" вокруг России, а также может сыграть важную роль в противодействии тем планам, которые уже строятся некоторыми западными стратегами и которые направлены на создание препятствий для Евразийского Союза, инициированного Владимиром Владимировичем Путиным.

В этом же контексте важными представляются возможности, которые предоставляют российским силам стратегического сдерживания географическое положение ПМР и те объекты, которые находятся на его территории, в первую очередь радиоретрансляционный комплекс "Маяк". Саммит по вопросам ядерной безопасности, прошедший на днях в Сеуле, показал, что позиции США и России по вопросам ПРО по-прежнему не изменились, а значит, в интересах Москвы обеспечить адекватное реагирование на вызовы, которые создаются размещением компонентов ПРО США в Восточной Европе, в первую очередь в Румынии.

Пока нет оснований полагать, что нынешнее руководство Приднестровья отойдет от тех позиций, которые занимались приднестровской стороной ранее: Приднестровская Молдавская Республика будет готова оказать максимальное содействие в обеспечении безопасности России в случае, если заинтересованность в этом будет заявлена российским руководством. Нынешняя ситуация в полной мере подтверждает актуальность инициатив и более тесного сотрудничества между Россией и Приднестровьем в данной сфере. Безусловно, отсутствие общей границы между Российской Федерацией и Приднестровской Молдавской Республикой может препятствовать реализации всего комплекса мероприятий, связанных, к примеру, с размещением комплексов "Искандер" в Приднестровье, однако современные технические (и иные) способы противодействия разного рода угрозам и вызовам позволяют достаточно высоко оценивать потенциал Приднестровья.

Кроме того, проблематика безопасности вряд ли будет рассматриваться в отрыве от всех ее составляющих, в т.ч. миротворческой проблематики. В связи с этим приход Д. Рогозина на приднестровское направление наверняка остудит многие "горячие головы", которые до их пор полагают, что конфликт между Молдовой и Приднестровьем можно решить методами давления и блокад. Уверен, что Дмитрий Олегович справится с той ролью, которую он успешно выполнял в Брюсселе и которую образно вынес в название одной из своих книг - "Ястребы мира".

Во-вторых, развитие промышленности. Основные промышленные объекты Приднестровья в стратегически важных сферах принадлежат российским инвесторам, а некоторые предприятия входят в состав российских холдингов, которые, помимо прочего, выполняют заказы российской "оборонки". Географическая близость к европейским потребителям и гарантии российской собственности, предусмотренные приднестровским законодательством, позволяют рассчитывать на активизацию хозяйственных связей и укрепление позиций российских инвесторов в Приднестровье. Кроме того, тот факт, что многие приднестровские предприятия входят в российские холдинги, дает основания ожидать и дальнейшего расширения производственно-кооперационных связей, что, в свою очередь, является важной предпосылкой для интеграции Приднестровья в процессы в рамках евразийской интеграции.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что решение о назначении Д.О. Рогозина принималось российским руководством самостоятельно, "без оглядки" на позицию официального Кишинева, который на протяжении последнего времени не демонстрировал готовности к конструктивной работе. Без ответа остались инициативы Приднестровья по разблокированию железнодорожного сообщения, односторонние действия по облегчению доступа молдавских товаров на приднестровский рынок и т.д. По-видимому, в Москве поняли, что решение проблемных вопросов "через Кишинев" является наименее эффективным способом решения проблем и наиболее действенным способом создания новых сложностей или консервации существующих (кстати, именно к работе "через Кишинев" зачастую призывает официальный Киев; как следствие, в этом формате решений практически нет, в связи с чем непонятны опасения некоторых украинских экспертов в связи с назначением Д. Рогозина). Можно предположить, что формат назначения Дмитрия Олеговича говорит о том, что российское руководство считает возможным решение стоящих перед ним задач в рамках двустороннего взаимодействия между Россией и Приднестровьем.

В связи с этим, как представляется, нет оснований ожидать резкой активизации Российской Федерации на треке политического урегулирования молдо-приднестровских отношений, тем более что Д.О. Рогозин назначен Специальным Представителем Президента России по Приднестровью, а не по урегулированию отношений между Молдовой и Приднестровьем. Тем самым российское руководство завершает организационно-правовое и структурное оформление сотрудничества не только с Приднестровьем, но и с Абхазией и Южной Осетией, которые, несмотря на признание своей независимости, также "получили" своих спецпредставителей.

Назначение Д.О. Рогозина свидетельствует о том, что высшее руководство России продолжает действовать в русле одной из программных установок В.В. Путина: "Россия сосредотачивается". А это значит, что в Москве будут и впредь действовать исходя из приоритета своих собственных интересов и прав своих граждан, без оглядки на чьи-либо указания.

Поэтому ожидать масштабных внешнеполитических проектов от новоназначенного Специального Представителя Президента России, некоего "Плана Рогозина" пока, скорее всего, преждевременно. Хотелось бы предположить, что речь будет идти о систематизации двустороннего сотрудничества, об активизации тех контактов, начало которым было положено подписанием в мае 2006 года Протокола "Жуков - Смирнов", ставшего отправной точкой для широкого межведомственного взаимодействия и подписания нескольких десятков договоренностей о сотрудничестве между российскими и приднестровскими государственными органами.

Двусторонним контактам России и Приднестровья нужна новая "дорожная карта", нужен новый шаг, который подтвердил бы преемственность в отношении уже имеющихся наработок и определил бы приоритетные направления совместной работы на соответствующую перспективу. Так что правильнее было бы говорить не о "Плане Рогозина", а о необходимости подписания Протокола "Рогозин - Шевчук", который мог бы стать результатом совместных усилий представителей России и Приднестровья, направленных на реализацию общих целей и защиту неотъемлемых прав человека.

Естественно, что такой "Протокол" не может разрабатываться "на пустом месте", в отрыве от тех наработок, которые уже существуют, и от тех реалий, которые сложились к настоящему времени, но именно системная двусторонняя работа и может стать залогом успеха.

Владимир Валерьевич Ястребчак - в ноябре 2008 - январе 2012 гг. - министр иностранных дел Приднестровской Молдавской республики.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.04.17
Административное здание горит в Санкт-Петербурге
NB!
23.04.17
Гуманитарное воссоединение: ДНР оказывает помощь жителям Донецкой области
NB!
23.04.17
При нападении на приемную ФСБ в Хабаровске погиб гражданин Узбекистана
NB!
23.04.17
Отменяет ли война необходимость выживать?
NB!
23.04.17
Как Советский Союз помог Китаю перед войной
NB!
23.04.17
США и КНДР создали самую горячую точку. Градус риторики пугающе нарастает
NB!
23.04.17
Клад Канарских островов
NB!
23.04.17
Религия антисоветизма: бездна злобы и невежества
NB!
23.04.17
Триумф вместо ареста: почему Ленина не арестовали весной 1917 года?
NB!
23.04.17
Как Ницца пережила трагедию теракта и президентскую гонку: фоторепортаж
NB!
23.04.17
Глава Минфина США: Налоговая реформа Трампа вызовет проблемы в бюджете
NB!
23.04.17
Иран идёт через Кавказ
NB!
23.04.17
Захарченко: Выборы во Франции изменят судьбу Минских соглашений
NB!
23.04.17
Меланья Трамп наградила поддерживающую Асада монахиню
NB!
23.04.17
Корни неонацизма в Эстонии
NB!
23.04.17
Financial Times: «Завтра партнеры в Арктике России будут не нужны»
NB!
23.04.17
Испанские СМИ: «Свидетели Иеговы» еще устроят катастрофу в России
NB!
23.04.17
Великий драматург при великой королеве в великое время
NB!
22.04.17
Донецкие кладбища заминированы
NB!
22.04.17
Ползучий «ленинопад»: Судьба памятников Ленину в «колыбели демократии»
NB!
22.04.17
«Челси» одержал верх в перестрелке с «Тоттенхэмом»
NB!
22.04.17
Возвращение Беларуси?