"Если Кремль откажет в довольствии - капец скорый и страшный": Белоруссия за неделю

Москва, 22 марта 2012, 00:51 — REGNUM  

Конфликт с ЕС: "Санкции дают хоть какой-то шанс ударить Лукашенко по рукам"; Расстрел "минских террористов": "Неверное, но неизбежное решение" или "заметание следов"?; Отношения с Россией: "Остаётся лишь подороже продать вассальную лояльность Москве".

Конфликт с ЕС: "Санкции дают хоть какой-то шанс ударить Лукашенко по рукам"

Александр Лукашенко делает вид, что опускает занавес над Белоруссией, пишет "Белорусский партизан". Он всех пугает, но на самом деле страшно ему.

Из Белоруссии в Европу не выпускают активистов оппозиции, общественных активистов, журналистов и просто известных людей, которые критикуют власть за ее глупости и жестокость, продолжает издание. Список невыездных из страны пополняется каждый день. Людей тормозят прямо на границе, забирают паспорта или портят важный документ какими-то секретными пометками. При этом никто из официальных лиц не поясняет, на каком основании людей не выпускают из Белоруссии. Все молча, но недвусмысленно указывают наверх, то есть на КГБ и администрацию президента. Александр Лукашенко же недавно грозил, что тем, кто призывает ввести санкции против белорусских властей, будет запрещен выезд из страны. Генеральная прокуратура пугает людей статьями из Уголовного кодекса на этот счет. Видимо, Лукашенко начал воплощать угрозы в жизнь.

Никто не видел "черного списка" из оппозиционеров и журналистов, говорится в статье. Очевидно, что белорусские спецслужбы хотят количественно перекрыть европейский список, запрещающий нескольким сотням белорусских чиновников въезд на территорию Европейского союза. Для чего они это делают? Действительно ли намерены опустить железный занавес над страной? Мне кажется, что здесь больше тактики, чем стратегии.

Сейчас в Европе в острую фазу переходят переговоры по введению дополнительных экономических санкций против белорусского режима, пишет "Белорусский партизан". Время уговоров точно закончилось, идет непростая дискуссия о степени и масштабе уже экономических санкций против Белоруссии. В мае вернутся к обсуждению вопроса о проведении в Минске в 2014 году чемпионата мира по хоккею. Не хватает буквально пару аргументов для того, чтобы перенести чемпионат из Белоруссии в другую страну. Все висит на волоске. Лукашенко это понимает и идет на резкое обострение ситуации. Раньше подобная тактика его спасала.

Основной аргумент противников экономический санкций заключается в том, что от ограничений страдают не правители, а подданные, продолжает издание. Европейские эксперты не любят говорить о том, что запрет на покупку нефтепродуктов из Белоруссии приведет к удорожанию бензина в Германии и Польше. Они переводят фокус нашего внимания на то, что санкции усилят страдания белорусского народа, приведут к ухудшению положения оппозиционеров. Эти типичный аргумент. Он всем хорошо известен и набил уже оскомину.

Раздувая сейчас кампанию против представителей гражданского общества, Лукашенко тем самым подыгрывает своим защитникам в Европе, говорится в статье. Он дает противникам экономических санкций доказательства их правоты. Он рисует перед европейцами картинки того, что будет после введения санкций. Он всех пугает, но на самом деле больше всего страшно лично ему. Он тяжело переживает из-за того, что отберут чемпионат мира по хоккею, и он не сможет покрасоваться на трибунах рядом с легендами мирового хоккея. Ему не нравится, что западным компаниям начнут запрещать работать прямо или косвенно с белорусскими предприятиями. И он панически боится запрета на продажу нефтепродуктов.

Он нагнетает обстановку и давит психологически, пишет "Белорусский партизан". Раньше подобная тактика всегда срабатывала и Европа отступала. Понимая, что санкции, например, еще ускорят переход Белоруссии под контроль России. Но времена изменились. Никто уже не надеется на Лукашенко как на защитника белорусского суверенитета. Россия открыто заявила о своих претензиях на Белоруссию и будет добиваться полного контроля над соседними территориями любой ценой.

Наконец, Лукашенко просто надоел европейским политикам, продолжает издание. Более того, в Европе стремительно отходят от тактики умиротворения диктаторов и переходят к тактике "принуждения к миру", как когда-то Медведев объяснял военную операцию против Грузии. Сейчас закончат с сирийским режимом и пойдут дальше по списку. Только глупцы не понимают, что режиму Асада приходит конец, как недавно нас убеждали в незыблемости власти Каддафи. Единственное препятствие на пути решения белорусского вопроса сейчас - это возможная война с Ираном. Слишком масштабным и дорогим может оказаться конфликт. Но и он в перспективе не изменит новой европейской политики по отношению к официальному Минску, которая постепенно набирает обороты.

Белорусы давно взяты в заложники режимом Лукашенко, говорится в статье. Он играет людскими судьбами бесстыдно и беззастенчиво. И санкции дают хоть какой-то шанс ударить ему по рукам. Они дают надежду на то, что режим падет, как экономический кризис 2008 года существенно подкосил электоральную базу Лукашенко. Белорусам тяжело. Некоторым - мучительно. Люди подавлены и задавлены страхом. Они потеряли ориентиры, веру в перемены, стираются границы между тем, как должно быть в нормальной стране, и тем, как есть сейчас. Практически не осталось сил сопротивляться, потому что нет веры, что кто-то придет на помощь в трудную минуту. Белорусам нужен сигнал, им нужна поддержка. Более весомая и ясная, чем красивые слова о свободе и демократии, резюмирует "Белорусский партизан".

В Белоруссии начал действовать список невыездных политиков и общественных деятелей, введенный белорусскими властями, пишет белорусская редакция радио "Свобода". В последние дни добрая дюжина из них не была пропущена через границу - это политики Анатолий Лебедько, Сергей Калякин, Виктор Корниенко, журналисты Андрей Дынько и Михаил Янчук, председатель БАЖ Жанна Литвина, правозащитники Андрей Бондаренко, Олег Гулак, Валентин Стефанович и Гарри Погоняйло. Несколько недель назад в независимых СМИ появилась информация о том, что власти рассматривают вариант таких мер в рамках дипломатической войны с Евросоюзом.

Издание опубликовало мнение ряда экспертов - руководителя гомельской организации движения "За Свободу" Петра Кузнецова, российского журналиста Виктора Дятликовича и немецкого политолога Мартина Шона - выразивших своё отношение к действиям белорусских властей.

Кузнецов: Основная деятельность гражданского общества происходит в Белоруссии. Так что дезорганизовать работу список невыездных не в состоянии, но он может усложнить ее. Я сам в недавнем прошлом полтора года был невыездной, но работать мог. Надеюсь, что появление этого списка не повлияет на позицию Евросоюза. Официальный Минск потерял рычаги влияния на Евросоюз в этой ситуации. Поэтому он выбрал такую террористическую тактику, при которой граждане становятся заложниками режима. Хочется, чтобы Евросоюз не поддавался на такой шантаж.

Шон: Мы уже не живем в такие времена, когда запрет на выезд реально ограничивает человека в его возможностях поддерживать свои контакты. Эти люди, или часть из них, знают эту угрозу. Главным для них является возможность работать без выезда. Что касается Евросоюза, то, по моему мнению, от этих мер не будет непосредственного эффекта. Это уравнивает их с теми мерами, которые принимает сам ЕС в отношении Белоруссии. И запрет на въезд белорусских чиновников в Евросоюз, и запрет на выезд белорусских гражданских деятелей и журналистов на Запад - символические меры, принимаемые в рамках дипломатической войны, когда одна сторона должна показать другой, что так делать нельзя. Это не бойкот иранской нефти, который касается жизнеспособности страны, это символические шаги, которые не будут непосредственно влиять на позицию ЕС.

О роли России

Дятликович: Я все же думаю, что российские заявления по поводу конфликта между официальным Минском и ЕС - это преимущественно риторика. Путин, когда говорил, что санкции в отношении Белоруссии не затрагивают Таможенный союз, был прав - ну как его могут коснуться визовые санкции в отношении нескольких сотен белорусских чиновников? Если Рогозин говорил, что Россия поможет Белоруссии, то он говорил то, что обязан говорить любой российский чиновник. Но здесь речь идет не только о запрете на въезд белорусским чиновникам, но и об экономических санкциях в отношении Белоруссии со стороны Европы. Путин и Рогозин говорили совсем о разном. Один говорил исключительно о запрете представителей МВД ездить в Евросоюз, а второй имел в виду возможность введения более жестких санкций. Единственное, чем Россия может помочь своей соседке в этой ситуации - это экономическая поддержка Белоруссии при введении Европой экономических санкций. Короче говоря, это будут экономические шаги для поддержки белорусского режима. Чем-то другим помочь Белоруссии в ее отношениях с Европой Россия просто неспособна.

Шон: Мне кажется, что Россия должна как-то поддерживать Белоруссию в этой ситуации, так как она является ее главным союзником. Что касается политической поддержки, то это могут быть какие-то заявления, но Россия не будет рисковать своими отношениями с Евросоюзом для Белоруссии. Каких-то реальных жестких мер и заявлений в сторону Евросоюза ждать не надо. Белоруссия - страна, которая играет скромную роль и для России, и для Евросоюза в геополитическом контексте. Это и объясняет и не очень стратегически продуманное поведение Евросоюза по отношению к Белоруссии, и действия России в этом направлении.

В ожидании новых санкций Евросоюза в отношении официального Минска стало известно, что "черный список" могут пополнить еще 12 человек и 29 организаций, пишет "Солидарность". Политолог Александр Класковский поделился с изданием соображениями о том, кто может стать новыми фигурантами списка ЕС.

По мнению политолога, неизвестно, все ли "кошельки Лукашенко", фамилии которых последние недели обсуждаются в СМИ, окажутся в списке, отмечает издание. "По информации из Брюсселя, сейчас там наблюдается беспрецедентный уровень лоббирования Александра Лукашенко и его "команды", - сказал Александр Класковский. - Существует и вопрос критериев, а он непрост. СМИ знают, что Юрий Чиж играет в хоккей с Лукашенко, правда, он не посылает в Брюссель справок о расходах. Но, судя по тому, что его фамилия фигурировала и в прошлом списке, шансы на попадание в "невъездные" у него велики".

Аналитик считает, что Евросоюз также не заинтересован в "холодной войне", говорится в статье. И буквально подсказывает Минску, что следует сделать. "Заявление Кэтрин Эштон буквально кричит - выпустите заключенных! Эскалация конфликта также не выгодна Европе, как и Белоруссии, - отмечает политолог. - Позиция ЕС принципиальна и уступок не будет. Что подтверждают Словения и Латвия, которые, хоть и без энтузиазма, но поддерживают новую декларацию по Белоруссии".

Александр Класковский отмечает, что Минск готовится к "холодной войне", пишет "Солидарность". И в кулуарах саммита ЕврАзЭС белорусская делегация поработала на случай экономической блокады. "Безусловно, потенциальные участники списка - люди и фирмы - ждут удара. Уже отработаны схемы перенаправления товарных и денежных потоков в обход Евросоюза, ведь есть опыт санкций со стороны США", - считает политолог.

Класковский уверен, что в случае введения санкций официальный Минск останется в проигрыше, продолжает издание: "Конечно, будет риторика на официальных каналах, могут быть непредсказуемые нападки на "пятую колонну". Но, хотя санкции и усилят восточный тренд, Александру Лукашенко это не принесет большой выгоды. Это лишь усилит зависимость Белоруссии от России".

По мнению Класковского, Лукашенко уже смирился с потерей чемпионата мира по хоккею. "Вопрос политического имиджа и "несгибаемость" для него важнее, но и для Европы позиция стала принципиальной. В сложившейся ситуации обе стороны стали заложниками эскалации конфликта", - резюмировал политолог в интервью "Солидарности".

На литовских и латышских политиков оказывается беспрецедентное давление, пишет "Хартия-97". Издание, ссылаясь на "компетентные источники", утверждает, что литовские бизнесмены объявили настоящую войну политикам, которые выступают за введение санкций в отношении Белоруссии. Бизнесмены пугают цифрами: по их утверждению, в случае введения санкций Литва будет терять 7 миллиардов лит в год (2 миллиарда 026 миллионов евро). Лоббисты считают, что под удар ставится весь годовой товарооборот Белоруссии с Литвой, который составляет около 5 миллиардов лит (1 миллиард 447 миллионов евро). Сюда входит и белорусский транзит через Клайпеду, и работа литовских предприятий в Белоруссии. Таким образом, с учетом того, что в белорусских тюрьмах сегодня находится 16 политзаключенных, жизнь одного узника совести оценивается литовским бизнесом в сумму от 90 до 126 миллионов евро.

Дальше - больше, продолжает издание. Как уже сообщалось, пять членов парламентского комитета по иностранным делам литовского Сейма выступили с заявлением против введения экономических санкций в отношении Белоруссии. Депутаты Юстинас Каросас, Витянис Андрюкайтис, Дайлис Баракаускас, Михал Мацкевич и Андрюс Шеджюс считают, что "против проявлений авторитаризма в Белоруссии должны применяться только политические инструменты всех стран Евросоюза". Как сообщили те же источники, как минимум трое из этих депутатов и их семьи имеют бизнес в Белоруссии. Таким образом, выступая против санкций в отношении белорусской диктатуры, эти политики лоббируют исключительно интересы своих доходных "свечных заводиков".

Если будут введены санкции (о полномасштабных санкциях речь пока даже не идет), говорится в статье, с учетом реальных или завышенных цифр убытков, как сообщают наши источники, они не причинят Литве такого невосполнимого ущерба. Товарооборот с Белоруссии составляет примерно 10 процентов годового бюджета Литвы, и честному бизнесу ничего не угрожает. Убытки понесут беспринципные бизнесмены, которые готовы ради сверхприбыли торговать судьбами политзаключенных и всего белорусского народа. Подчеркнем, в ближайшее время ЕС намерен ввести точечные экономические санкции только против олигархов Лукашенко. Таким образом, угрожая политикам огромными убытками, предприниматели откровенно врут и отстаивают шкурные интересы своего сотрудничества с "кошельками" диктатора.

Одновременно с литовскими бизнесменами депутатская группа сейма Латвии по сотрудничеству с белорусским парламентом "засомневалась", что экономические санкции в отношении Белоруссии будут эффективным методом решения политической напряжённости в стране, пишет "Хартия-97". Цена жизни политзаключенных здесь - транзит нефти и калия через Вентспилс - личный бизнес лукашенковского олигарха Юрия Чижа. Выходит, Словения оказалась далеко не единственной страной Евросоюза, где бизнес ставит прибыль выше прав человека и лоббирует принятие политических решений. Более того, согласно нашим источникам, в грязной истории строительства отеля "Кемпинский" в Минске, кроме этой страны, оказалась замешана Франция. Ее бизнесмены тоже заключили контракты на строительство гостиницы, и, не исключено, что Французская Республика также будет против введения экономических санкций в отношении режима Лукашенко.

Вообще, создается удручающее впечатление, что, если сейчас ЕС не проявит политическую волю, вскоре каждый, даже самый мелкий европейский предприниматель, имеющий ларек в каком-нибудь городе Глубоком, будет в состоянии заставить свою страну отказаться от действенных мер против последней диктатуры Европы, где лукашенковская хунта удерживает власть вооруженным путем, а в тюрьмах пытают политзаключенных, отмечает издание. Остается только надеяться, что европейские политики в состоянии выдержать натиск со стороны своего не очень принципиального бизнеса, и показать миру, что Европа действительно едина и будет отстаивать принципы свободы и демократии, резюмирует "Хартия-97".

Расстрел "минских террористов": "Неверное, но неизбежное решение" или "заметание следов"?

В деле "витебских террористов" белорусское правосудие впервые за свою современную историю проявило невиданную оперативность, пишут "Белорусские новости". От вынесения расстрельного приговора до приведения его в исполнение прошло всего 3,5 месяца...

Как уже сообщалось, родственники Владислава Ковалева получили отправленное 16 марта сообщение из Верховного суда о приведении приговора в исполнение, продолжает издание. Надо понимать, то же самое случилось и с Дмитрием Коноваловым. Когда именно государственный палач нажал на курок - неизвестно. Казнь могла произойти в любой предшествовавший 16 марта день. Напомним, 14 марта стало известно том, что Лукашенко принял решение не миловать приговоренных к смертной казни Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева. А 13 марта стало известно, что Комиссия по помилованию при президенте Республики Беларусь рассмотрела вопрос в отношении осужденных на смертную казнь за теракт в минском метро. Об этом журналистам сообщил член комиссии Николай Самосейко, воздержавшийся от комментариев по сути рассмотрения жизненно важного вопроса в первую очередь для Ковалева. К месту вспомнить, что о том, что Владислав подал прошение о помиловании, стало известно 14 декабря прошлого года. Коновалов, как сообщалось, пощады у Лукашенко не просил.

"За всю свою многолетнюю юридическую практику я не помню такого случая поспешного приведения приговора в исполнение, - приводит издание слова правозащитника Гарри Погоняйло. - Печально не только это. Ведь все случилось до рассмотрения жалобы в Комитете ООН по правам человека. Известно, что адвокат Ковалева готовил подать надзорную жалобу. Акт казни в данном случае является фактом пренебрежения белорусского правителя как к внутренним законам, так международным соглашениям и общепринятой практике. Произошло циничное убийство от имени государства, которое своим гражданам не дало возможности воспользоваться в полной мере конституционными правами. Все произошло очень быстро. Быстро задержали подозреваемых, быстро расследовали, быстро вынесли приговор и казнили...".

И действительно, хроника дела "витебских террористов" обращает на себя внимание невиданной ранее "скорострельностью" белорусского правосудия, говорится в статье. 11 апреля 2011 года, 17:55. Взрыв на станции "Октябрьская" Минского метрополитена. Сразу погибли 11 человек, более 200 пострадало, из них свыше 150 госпитализированы. Через несколько часов факту взрыва возбуждено уголовное дело по статье "терроризм". Подозреваемые в совершении терроризма были задержаны через 27 часов после взрыва. 1 августа. Завершено предварительное расследование по делу о теракте в метро. 4 августа. Уголовное дело о теракте направлено в Верховный суд. 15 сентября. Состоялось первое заседание суда по делу о теракте в минском метро. 3 ноября. Судебное следствие по делу Коновалова и Ковалева завершено. 14-15 ноября. Прения сторон. 30 ноября. Оглашение приговора. (?) марта 2012 года. Приведение приговора в исполнение.

По имеющимся сведениям, по делам с вынесением обвиняемым высшей меры наказания от оглашения приговора до казни проходило больше года, пишут "Белорусские новости". Так, например, 29 июня 2009 года Брестский областной суд приговорил Валерия Юзепчука к смертной казни за убийство шести пожилых женщин. 2 октября 2009 года коллегия Верховного суда оставила в силе этот приговор. Прошение о помиловании не было удовлетворено. О казни Юзепчука стало известно в июле 2011 года. В расстрельной практике Белоруссии были случаи, когда осужденные к казни в ожидании госпалача проводили в камере смертника до трех лет. В случае с Ковалевым и Коноваловым государству на раздумье хватило чуть более трех месяцев. Словно, действительно кто-то следы заметал...

Решение президента, отказавшегося помиловать Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова, было достаточно предсказуемо, пишет в своей статье на портале "Ежедневник" журналист Сергей Сацук. Оно было продиктовано теми реалиями белорусской действительности, которые были созданы после оглашения приговора.

Сразу скажу, что отказ президента помиловать Коновалова и Ковалева - это его стратегический просчет, отмечает Сацук. И вот почему. После оглашения приговора по делу известной в Белоруссии банды Морозова, насчитывавшей в своем составе десятки человек и державшей в страхе всю Гомельскую область почти 14 лет, смертный приговор в отношении руководителей этой банды привели в исполнение довольно быстро, даже поспешно. И это было понятно. Морозов и его ближайшее сподвижники имели серьезную крышу в УВД Гомельской области, которая потом перешла и в МВД. Но расследование этого громкого дела обрубили на самом интересном месте, не дав установить все коррупционные связи "морозовцев" с руководителями МВД и других правоохранительных структур. Именно поэтому каждый день жизни осужденных к смертной казни грозил новыми разоблачениями. Судьба смертников оказалась в руках тех, чья судьба во многом зависела от воли этих смертников. Это порочный круг нужно было разорвать, что и было сделано. Да и глупо было рассчитывать, что сформировавшиеся личности убийц, на чьей совести десятки преднамеренных особо жестоких преступлений, вдруг на закате своей жизни раскаются.

С Коноваловым и Ковалевым совсем иная ситуация, продолжает журналист. Это не жестокие бандиты, а во многом результаты неправильного воспитания школы, армии, семьи. Результат провала идеологической работы БРСМ с молодежью. Оба парня еще в самом начале своего жизненного пути. Их мировоззрение формировалось тем окружением, в котором они росли.

Коновалов и Ковалев не являются хранилищем секретов и не грозят никому разоблачениями, как это было с бандой Морозова, говорится в статье. В этом смысле их тоже незачем уничтожать. Казнь Коновалова и Ковалева так или иначе даст повод провести аналогии с морозовцами и думать, что смертники что-то такое знали, и поэтому их убили. Так почему же тогда президент отказался их помиловать?

Белорусского президента поставили в такие условия, что его решение четко просчитывалось еще два месяца назад, пишет Сацук. Сразу после оглашения приговора, находясь в Варшаве, на телевидении Белсат, я стал свидетелем того, как известная белорусская правозащитница Людмила Грязнова учила мать Владислава Ковалева, как нужно спасать своего сына. Что говорить, где говорить, на что давить, на кого давить. И главный постулат этого учения сводился к тому, чтобы максимально поставить под сомнение результаты проведенного расследования по теракту в минском метро и оказать на президента Белоруссии максимальное давление, используя различные СМИ и международные, а особенно европейские институты. Фактически это была уже политическая игра против режима, куда втягивалась совершенно непричастная к политике женщина. Я тогда не выдержал, подошел к Грязновой и спросил: "Вы объяснили этой несчастной женщине, что вступая на эту политическую стезю, она сжигает за собой все мосты и сводит на нет все шансы на то, что президент помилует ее сына?". Грязнова очень возмутилась и ответила, что это не так, что Европа уже не раз своим давлением вынуждала режим идти на уступки. Я не стал дальше спорить.

В деле Коновалова и Ковалева нет никакой политической составляющей и никаких репрессированных, утверждает автор. В том, что следствие установило истинных виновников теракта, не возникает сомнений ни у одного эксперта, который хоть частично ознакомился с материалами дела. Исключение составляют лишь политически заинтересованные эксперты. Но главное даже не в этом. Главное в том, что никаких сомнений нет у президента. Он уверен в виновности Коновалова и Ковалева. Поэтому любые попытки приплести к этому делу политику, и тем самым надавить на Александра Лукашенко, воспринимаются им в штыки. Белорусский президент и без того не терпит любые попытки "наклонить" его, а в ситуации, когда он чувствует свою правоту, такие попытки и вовсе вызывают у него лишь одного желание - дать жесткий отпор.

Ситуацию ухудшает еще и то обстоятельство, что жертвами теракта стали десятки людей, и в Белоруссии нет ни одного человека, который бы не следил за судьбой этого дела, пишет Сацук. Поэтому если бы президент уступил давлению, он показал бы каждому белорусу свою слабость, дал бы понять, что он не так уверен в виновности Коновалова и Ковалева, как говорил об этом раньше, что он уже на так независим, как говорит, что его можно "наклонить". Это не помиловать опозиционеров, на судьбу которых половине жителей страны откровенно плевать. У Александра Лукашенко в сложившейся ситуации остался только одни выход: проявить твердость и идти до конца.

Даже без глубокого анализа понятно, что пороча власть и президента, мать Ковалева не могла рассчитывать на милость от главы государства, говорится в статье. Но шансы на помилование у нее все же были, если бы она не дала вовлечь себя в политические игры, и выбрала правильную стратегию. Любой психолог скажет, что если просишь чего-то у человека, то этого человека нужно чем-то заинтересовать, расположить его к себе. Да и сама суть института помилования представляет собой прошение, а не давление. Мать и сам Ковалев в сложившейся ситуации могли только просить, просить и еще раз просить.

Правозащитники - Грязнова и другие - должны были в первую очередь объяснить это несчастной женщине, пишет автор. Иными словами, даже если учесть, что женщина не верит в виновность своего сына, ей все равно нужно было избрать правильную стратегию. Сначала бороться за жизнь сына и просить президента о помиловании, и только добившись этого, идти дальше - добиваться реабилитации и освобождения. Но беда матери Ковалева в том, что вся эта история произошла с ней в чрезвычайно политизированной стране. Женщина сразу же оказалась втянута в политическую игру, в которой уже не было места жизни ее сыну, резюмирует Сергей Сацук в своей статье, опубликованной на портале "Ежедневник".

Уместно ли вообще обсуждать, а правильно ли вела себя мать, защищая сына от смерти? - таким вопросом задаётся оппозиционная журналистка Светлана Калинкина в статье, опубликованной на сайте "Белорусский партизан".

Если ничего не изменилось, то последнее, что делают с приговоренным - ставят его на колени, пишет Калинкина. А уже потом - пуля. Нашлись люди, которые сегодня говорят, что надо было не спорить, не доказывать, не требовать справедливости, а, наоборот, молчать и просить. Нашлись люди, которые говорят, что самым лучшим было - всем заткнуться. Нашлись те, кто убеждает нас, что жить надо по законам диктатуры. Они считают, что самым правильным было - всем стать на колени. И отстаивают право на такую позицию.

Можно вдрызг разбить эту позицию по сути, продолжает журналистка. И даже не приводя в пример промолчавшего весь суд Коновалова и его родственников, которых молчание не спасло от расстрела. И даже не вдаваясь в статистику смертных приговоров и статистику помилований. При том, что родственники всех (абсолютно всех!) осужденных, приговоренных к высшей мере, молчали и покорно просили о милости. Хотя даже по делу самой кровавой банды в истории Белоруссии - банды Морозова - было что говорить. Потому что сам Морозов был расстрелян, когда начал давать показания против высокопоставленных ментов, несмотря на то, что должен был проходить свидетелем в других процессах. Так что молчание и покорность никому не помогли.

Я понимаю остроту дискуссий на тему, нужна смертная казнь или ее надо отменить, говорится в статье. Я понимаю, когда люди скрещивают копья с доводами "виновен - не виновен". Но вот споры на тему, надо ли было защищать того, кого ты считаешь несправедливо обвиненным, осужденным, приговоренным, я не понимаю по сути. Если мы люди, если нам в детстве читали правильные книжки, если мы ради забавы не вырывали когти у кошек, то как вообще можно выдавать за свободу мнений довод, что самая лучшая тактика - промолчать?... Ну, а если этот упрек адресуется матери, то это вообще за гранью моего понимания, за гранью добра и зла. Это просто в какой-то такой системе координат, где смещены или даже отсутствуют основополагающие человеческие ценности. Как ко всему этому относиться?..

Когда Сергей Сацук под видом журналистских расследований публиковал откровенные гэбистские сливы, мы, его коллеги, промолчали, пишет Калинкина. И поступили неправильно. Потому что с одной стороны, да, человек слаб, жаден, труслив, - у каждого свое. Но с другой, думается: и я не судья, может, он и так переживает, и так, будто оплеванный, живет, может, от позора готов повеситься... А тут ты со своими упреками, будто с веревкой. И неправильно думаешь. Потому что мерзавцы расправляют крылья, начинают давать оценки другим, становятся лекторами и менторами. Все-таки говнюкам надо сразу давать по морде. Причем, если он публичный мерзавец - то публично.

Это просто не по-людски, это низость - упрекать мать в том, что она защищала своего сына всеми доступными ей способами, пишет журналистка. Причем, мать человека, которого ты (в лучшем случае, все приняв на веру, а в худшем - цинично и подло) помогал вести под расстрел. Это не журналистика, если ты бездоказательно и гаденько упрекаешь людей, которые пытались поддержать почерневшую от горя женщину в том, что они хоть как-то пытались ей помочь. Поэтому лично для меня журналиста Сергея Сацука больше не существует, а есть мерзавец Сергей Сацук, резюмирует Светлана Калинкина в своей статье, опубликованной на сайте "Белорусский партизан".

Отношения с Россией: "Остаётся лишь подороже продать вассальную лояльность Москве"

Серия мартовских заявлений из Москвы насчет кризиса между Минском и Брюсселем демонстрирует интересное положение, в которое все больше попадает Кремль, пишет "Евромост". Будет ли президент Путин предпринимать нечто большее, чем просто делать заявления в поддержку Лукашенко от нападок Запада?

Издание опубликовало интервью политического обозревателя Романа Яковлевского, посвященное действиям Москвы в контексте конфликта Белоруссии с ЕС.

- Как известно, после разразившегося дипломатического скандала с ЕС последовало совместное заявление Медведева и Лукашенко, которое расценили, как демонстрацию поддержки Кремля своего белорусского союзника. Это так?

- Действительно, уходящий президент Медведев решил своей подписью под этим совместным заявлением засвидетельствовать поддержку своему белорусскому коллеге в непростой для него ситуации, связанной с нынешними отношениями, вернее их отсутствием, с Евросоюзом. Но при этом, во многих российских и иных СМИ старательно напоминали, что именно Медведев якобы был вдохновителем и чуть ли не редактором приснопамятного телесериала на газпромовском НТВ про "батьку". Так что к этому заявлению в столицах стран ЕС отнеслись не слишком серьезно.

- Но после этого последовала публичная оценка Путиным по тому же поводу, в которой содержались все же некоторые особенности. Разве могут быть разночтения между Медведевым и Путиным в оценке конфликта Лукашенко с ЕС?

- Когда говорят о некоторых таких особенностях, то, видимо, их нашли в словах Путина, отметившего, что это двусторонний конфликт, который не должен затронуть интересы остальных участников Таможенного союза/ Единого экономического пространства. В Минске ведь думают иначе, утверждая, что возможные экономические санкции ЕС затронут и партнеров Белоруссии по ЕЭП. Полагаю, что разночтений между Медведевым и Путиным быть уже не может. Зато, как это ни странно, они были замечены уже у самого Путина. Напомню, что Путин говорил об исключительно двустороннем характере данного конфликта накануне 4 марта - президентских выборов в России. "Я, во-первых, надеюсь, что рано или поздно нормализация наступит между Евросоюзом и Белоруссией. Но это никак не повлияет на ход наших интеграционных процессов. Это точно", - заявил он. "В данном случае я не думаю, что это покушение на Таможенный союз, на Единое экономическое пространство. Это чисто так, взаимоотношения политического характера между Евросоюзом и Белоруссией в данном случае. Мы сожалеем об этом", - добавил глава правительства России.

А вот уже после выборов появилось совместное заявление глав правительств трех стран ТС/ЕЭП, в котором прямо говорится, что санкции ЕС в отношении Белоруссии создают искусственные барьеры в торговле, необоснованные препятствия экономическому взаимодействию субъектов хозяйствования на территории Таможенного союза / Единого экономического пространства, ущемляют законные интересы экономической безопасности государств, что "чревато нанесением ущерба продуктивному взаимовыгодному сотрудничеству, развитию интеграционных процессов на евразийском континенте. Это будет иметь негативные последствия, прежде всего, для простых граждан". От таких двух все же неодинаковых заявлений создается впечатление, что после 4 марта Путин - уже не глава правительства и уехал в Кремль. Хотя и так для всех ясно, что, работая последних четыре года в Белом доме, он всегда незримо присутствовал и в Кремле. Похоже, из-за неутихающего дипломатического скандала с ЕС, способного породить введение экономических санкций с непредсказуемыми последствиями, белорусскому коллеге Путина практически удалось поставить Кремль в интересное положение, которое еще называют "на распутье". Для триумфатора прошедших президентских выборов в России, результаты которых ЕС фактически признал, все это может иметь также определенные последствия.

- Может быть, чтобы их как-то минимизировать, в поддержку официального Минска выступил еще и российский МИД?

- После подписанной главами МИД РФ и РБ совместной программы о координации внешней политики иного и быть не могло. Но я бы больше обратил внимание на еще одного такого рода заявление. На этот раз голос подал известный имперский "ястреб", вице-премьер Дмитрий Рогозин. Еще недавно он "веселил" своими неординарными антизападными заявлениями, будучи официальным представителем РФ в НАТО в Брюсселе. Теперь вот премьер Путин, никто другой, взял его к себе, чтобы один из основателей национал-патриотической партии "Родина" возродил оборонную мощь России, доверив ему решать проблемы ВПК. Накануне саммита ЕС в Копенгагене вице-премьер Рогозин решительно заявил, что Россия окажет всестороннюю поддержку Белоруссии в случае ужесточения политических и экономических санкций против Минска со стороны Евросоюза. "Это вопрос не только связан с военно-техническим сотрудничеством. Это в целом межправительственное взаимодействие. Но могу сказать одно: мы наших белорусских коллег в обиду не дадим", - отметил Рогозин. Такие заявления из Москвы, впрочем, как и довольно решительные из Брюсселя, могут свидетельствовать о том, что наблюдается очевидная эскалация ситуации вокруг "белорусского вопроса", - резюмировал Роман Яковлевский в интервью "Евромост".

Белорусское руководство в реализации кремлевских планов готово бежать впереди паровоза, пишут "Белорусские новости". Таково первое впечатление по итогам саммита ЕврАзЭС 19 марта в Москве. Собственно, а куда деваться, когда с Европой - холодная война, грозящая перерасти в вечную мерзлоту отношений.

Вообще саммит не задался, продолжает издание. Обсуждение реорганизации ЕврАзЭС в новое интеграционное объединение (во что именно - не говорят; надо понимать, это нечто промежуточное на пути к Евразийскому союзу) пошло явно не по маслу. В итоге с хорошей миной объявили, что над документами по реорганизации решено еще поработать до мая. Ну а полноценный договор о Евразийском экономическом союзе, как сообщил постфактум Дмитрий Медведев, предполагается подписать только к 1 января 2015 года.

Некоторые тайны из кулуаров вынес белорусский вице-премьер Сергей Румас, говорится в статье. По его словам, дискуссия глав государств на Межгоссовете показала, что вопрос о реорганизации ЕврАзЭС недостаточно проработан. При этом "белорусская сторона была готова подписать сегодня договор, но он не был поддержан другими участниками ЕврАзЭС".

Да, а ведь были времена, когда капризный белорусский партнер то отказывался вводить единую валюту "двойки", то срывал подписание договора о КСОР ОДКБ, то отбрыкивался от Таможенного союза (пришлось даже припугнуть, что Москва и Астана создадут свою "двойку"), пишут "Белорусские новости". Куда что подевалось? Теперь белорусское начальство хоть к ране прикладывай. И дело тут, вероятно, не только в дешевом газе и беспошлинной нефти. Дотации раньше и побольше были. Но ныне жар пылающих мостов на западном направлении с особой силой гонит белорусских деятелей на восток, заставляет выглядеть паиньками. Если Кремль откажет в довольствии - капец скорый и страшный.

Итак, с одной стороны, мы видим дерзкие вызовы Европе по принципу "раз пошла такая пьянка, режь последний огурец", продолжает издание. С другой стороны - увязание в интеграционных проектах Кремля. И эти процессы явно взаимосвязаны. Когда уже нечего ловить (или терять) на Западе, то выбор невелик - остается лишь подороже продать вассальную лояльность Москве.

В сегодняшней ситуации неторопливая скупка Белоруссии российским капиталом представляется сугубо техническим делом, продолжает издание. Конкурентов-то нет, равно как и финансово-экономического ресурса для сопротивления у Минска. Догадайтесь с трех раз, кому придется продавать собственность на 2,5 млрд. долларов ради получения очередных траншей кредита ЕврАзЭС в нынешнем году.

"Крепнет опасение, что белорусские власти приняли окончательное решение: наше будущее - на востоке", - заявил в комментарии для "Белорусских новостей" эксперт-международник Андрей Федоров. В то же время политический аналитик Юрий Дракохруст не торопится заключать, что нынешний одновекторный выбор Минска окончателен и фатален. "Не исключено, что на этом саммите ЕврАзЭС Лукашенко демонстрировал готовность подписать все что угодно, прекрасно зная, что ни Назарбаев, ни другие лидеры стран Центральной Азии такого энтузиазма не продемонстрируют", - предположил Дракохруст. По его мнению, это могло оказаться "недорогим способом продемонстрировать лояльность и одновременно послать сигнал Западу: мол, смотрите, утоплюсь вместе со страной в "русском море", жалеть будете!".

Кстати, о Западе, продолжает издание. На днях ряду обозревателей показалось, что Минск и Брюссель нащупали точки соприкосновения, готовы зарыть топор войны. Европарламент отложил жесткую резолюцию по белорусскому вопросу, болгарский депутат Кристиан Вигенин сообщил о неких положительных импульсах из Минска, в Брюсселе стали даже обсуждать вопрос о возврате послов в Минск. Но Минск пошел на новые дерзкие шаги. Попирая не только международные нормы, но и далеко не идеальные белорусские законы, власти де-факто сформировали корпус невыездных диссидентов - по сути, еще одну категорию политических заложников. И уж вовсе шокировал Европу поспешный расстрел обвиненных во взрыве в метро Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева.

В ответ устами евродепутата Яцека Протасевича озвучена страшилка о сворачивании европейского дипломатического присутствия в Белоруссии до консульского уровня, говорится в статье. Чтобы понятнее: так было во времена БССР. То есть де-факто это непризнание суверенитета страны. Но если это пока страшилка, то вопрос о расширении санкций против белорусского режима на Совете министров ЕС 23 марта (в том числе введение в черный список ряда "кошельков Лукашенко" по терминологии Запада) представляется предрешенным. Если не случится чуда, наиболее вероятный вариант которого - выпуск одного или нескольких политзаключенных.

Юрий Дракохруст предполагает, что эта неделя будет "решающей для выяснения траектории дальнейших отношений" между Минском и Брюсселем, пишут "Белорусские новости". "Приостановка резолюции Европарламента и заявление Кэтрин Эштон о желательности скорого возвращения послов имели смысл только как подстилание соломки Лукашенко для уступки, помощь ему в сохранении лица для некоего встречного шага", - полагает аналитик. Соответственно, если такого шага не дождутся до 23 марта, то намеченные визовые и точечные санкции будут введены в полном объеме, прогнозирует он "И тогда вряд ли кто-то сможет предсказать, сколь далеко зайдет дальнейшая эскалация по принципу "око за око", - резюмирует эксперт.

В случае же такой эскалации, прогнозирует, со своей стороны, Андрей Федоров, у белорусского руководства остаются в запасе три вещи - продолжать бить по посольствам, давить "пятую колонну" и "бежать в объятия Большого Брата", отмечает издание. На какой-то стадии этого ремейка братской интеграции Минску может стать больно и плохо. Но хватит ли тогда сил и ресурса для сопротивления - большой вопрос, подчеркивает Федоров.

Ну а пока белорусское начальство спешит заручиться в Москве поддержкой на случай экономических санкций ЕС, говорится в статье. По словам того же вице-премьера Румаса, коллегия Евразийской экономической комиссии выработает меры по противодействию экономическому давлению на государства "тройки". На полномасштабную войну против "последней диктатуры" Европа вряд ли способна. Уже бьют в колокола, плача о грядущих потерях, бизнесмены Литвы и Латвии. Но если Запад все же усилит прессинг, Россия и впрямь подстрахует: и вербально, и новыми льготами, и схемами экспорта в обход... Другое дело, что помощь эта, убеждены эксперты, будет далеко не альтруистической, а согласно крылатому выражению, когда за каждый скормленный витамин потребуют множества услуг. Причем не мелких, а на уровне постепенной сдачи реального суверенитета, резюмируют "Белорусские новости".

Главным итогом саммита ЕврАзЭС стало решение повременить с ликвидацией этой организации, пишет "Завтра твоей страны". Глава Белоруссии пребывал в Москве не в лучшем расположении духа, а на фотографиях видно, как Александр Лукашенко даже кусает губы. Почему белорусское руководство чувствует себя дискомфортно?

По мнению политического обозревателя Павлюка Быковского, участникам саммита не удалось договориться по основным вопросам, и это свидетельство "достаточно серьезных противоречий", продолжает издание. Странам-партнерам России есть что терять - значимую часть суверенитета. "А белорусская сторона, наверное, не смогла получить ни очередного транша кредита от Антикризисного фонда ЕврАзЭС, ни обещаний на сохранение серьезных преференций со стороны России на ближайшее будущее", - отмечает эксперт.

То, что известно широкой аудитории о ценах на газ, не в полной мере выглядит как однозначно выигрышная позиция для белорусской стороны, говорится в статье. Ведь там есть и такой пункт, как возможность потребовать от белорусской стороны одномоментно выкупить все акции "Белтрансгаза". Что касается нефти, то пошлины, которые Белоруссия вынуждена платить в российский бюджет, во многом снимают ту выгоду, которую страна получила, согласившись вступить в этот евразийский проект.

У загвоздки в получении последнего транша кредита АКФ ЕврАзЭС есть официальные объяснения, касающиеся невыполнения белорусской стороной обязательств по госпрограммам - поддержке за счет бюджета отечественных производителей, например, пишет "Завтра твоей страны". "Государственные программы превышают разрешенный кредитным соглашением объем. И уже это достаточное основание, чтобы не перечислять очередной транш кредита", - напоминает Павлюк Быковский.

Белорусское руководство вынуждено пускать с молотка ряд предприятий: на два с половиной миллиарда долларов надо продать собственности, поскольку это одно из условия получения дальнейших траншей кредита, продолжает издание. "Сейчас, когда идет холодная война с Западом, для российского капитала скупка привлекательных белорусских активов - просто дело техники. Это весьма опасная перспектива, учитывая разность масштабов Белоруссии и России", - отмечает политолог Александр Класковский. По мнению аналитика, Александр Лукашенко кусал губы еще и потому, что чувствует опасности втягивания в евразийскую интеграцию, говорится в статье. "Но у него, по сути, нет выбора. Точнее, он сам перечеркивает европейскую альтернативу такими вызывающими шагами, как введение "черного списка" невыездных или же расстрел двух людей, обвиненных во взрыве бомбы в минском метро, - отмечает аналитик. - Официальный Минск сейчас вынужден подыгрывать Кремлю и не раздражать Москву, поскольку мосты на Запад сожжены, экономика "сидит" на российской игле".

Сами по себе итоги саммита, по мнению аналитика, являются промежуточными, пишет "Завтра твоей страны". "Белоруссия, худо ли бедно, но какие-то плюсы получает именно от самого процесса участия в реализации кремлевских проектов. Самое главное, что на несколько лет вперед получены дешевые энергоносители, - обращает внимание эксперт. Александр Класковский подытоживает: впереди все меньше будет пряников и все больше напрягающих моментов, не говоря уже о том, что переход на общую денежную единицу и делегирование иных полномочий наднациональным органам будет чем дальше, тем больше грозить утратой элементов белорусского суверенитета.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.