Андрей Геращенко: Будут ли "белорусские комсомольцы" защищать Лукашенко?

Тбилиси, 19 Марта 2012, 15:08 — REGNUM  

Сейчас, когда всё явственнее вырисовывается тенденция геополитического передела мира с использованием для этих целей молодёжи как главной действующей силы и ресурса многочисленных цветных революций, вопрос государственной молодёжной политики приобретает чрезвычайную значимость, так как от адекватности взаимодействия государства и молодёжи зависит как преемственность ценностей, проповедуемых этим государством, так и направление, в котором оно будет развиваться. Более того, именно соответствие молодёжной политики реальным вызовам времени во многом обеспечивает само существование любого государства.

Безусловно, и в Сирии, и в Ливии, в Тунисе и Египте, а ранее - на Украине, в Грузии, тех же Сербии и других странах Восточной Европы, а также и в позднем СССР молодёжь не была инициатором смены режимов, однако она оказалась вовлечённой в эти процессы и стала локомотивом перемен, разрушая прежние государственные механизмы управления. Ни в одном из приведённых выше примеров молодёжь не только не стала опорой государства, но даже не проявила к государственным институтам сколь либо явной лояльности. Безусловно, ни в одной стране мира молодёжь не представляет из себя некую единую усреднённую массу - как и в любой возрастной группе, среди молодёжи есть люди с разными взглядами и ценностными установками. Однако проблема здесь в другом - государство часто оказывается неспособным сплотить и организовать даже ту часть молодёжи, которая лояльна существующей власти и готова к её поддержке. Как правило, государство не спешит идти молодёжи навстречу, предпочитая формировать в молодёжной среде конформистские принципы, в то время как в протестных молодёжных кругах всячески превозносится дух бунтарства, сопротивления и романтики революционной борьбы и нонконформизма. В итоге лояльные власти группы молодёжи оказываются в меньшинстве и, что самое главное, в итоге подвергаются осуждению общества.

Всё это в равной мере применимо и к Республике Беларусь, и белорусской молодёжи соответственно. Я более десяти лет проработал начальником отдела по делам молодёжи администрации Октябрьского района г.Витебска, поэтому данная проблема хорошо мне знакома.

Вначале коснёмся предыстории вопроса. Ещё в 1992 году после нежданного обретения независимости белорусские власти задумались о том, как после развала СССР быть с молодёжью - ВЛКСМ в новых условиях утратил свою актуальность, а новый механизм работы ещё только предстояло разработать. Как мы помним (или, если кто не застал те времена в силу своего возраста) ВЛКСМ объединял в СССР в своих рядах практически всю молодёжь - от армии до кулинарного завода, от аспирантов до сталеваров. Лишь небольшая часть молодых людей не была комсомольцами, и к ним относились с известным подозрением. Официально ВЛКСМ считался "школой и резервом КПСС" и ни к чему плохому там не призывали (во всяком случае, в позднем СССР - я не имею в виду разного рода борьбу с врагами народа и религией в предшествующие периоды). Комсомольцы должны были быть правдивыми, честными молодыми людьми, строителями коммунизма, принципиально отстаивающими своё личное мнение. Но сколько не говори "халва", от этого во рту сладко не станет. Так и с комсомолом - зачем проявлять какую-то принципиальность или надрываться в "порывах коммунистического труда", если можно жить спокойно, как все, а то и вовсе сделать хорошую карьеру, наступив на горло этой самой принципиальности. В основном так и происходило. Поэтому ВЛКСМ, как и КПСС, были колоссами на глиняных ногах - при всей своей "многомиллионной массе" комсомольцы в 1991 году, как это и принято в разного рода цветных революциях, либо возглавили борьбу с властью, либо пассивно и равнодушно наблюдали за её падением. Что, собственно, и доказывает полную несостоятельность государственной молодёжной политики в СССР. Беда не в том, что комсомол учил или стремился к плохому - это, безусловно, не так, но он почти не делал и ничего хорошего, и в критический для государства момент остался в состоянии равнодушного созерцания.

Исчезнув за сравнительно короткий срок с арены истории, ВЛКСМ обнажил серьёзную брешь в работе с молодёжью. Чтобы как-то её закрыть, в 1992 году в Республике Беларусь появился Закон об общих началах государственной молодёжной политики, подписанный ещё председателем Верховного Совета Станиславом Шушкевичем. Впоследствии принимались и другие документы, в том числе и по инициативы действующего президента Александра Лукашенко, однако именно тот закон 1992 года на длительное время заложил основы государственной молодёжной политики в Белоруссии.

Если характеризовать общий подход, декларируемый данным законом, который затем стал общим для всех последующих документов, посвящённых молодёжи, то кратко можно сказать так - это система социально-ориентированной поддержки молодёжи с элементами государственно-правового воспитания. При этом была полностью выхолощена вся политическая суть, которая номинально провозглашалась основой основ во времена ВЛКСМ. Подчеркну - политическая часть не была изменена или заменена, она просто исчезла. Главным стал лозунг о том, что самое важное - обеспечить молодому человеку стабильное финансовое и общественное положение. Здесь-то и крылась та главная ловушка, которая впоследствии привела ко многим проблемам.

После исчезновения ВЛКСМ в Белоруссии некоторое время существовал его осколок в виде Белорусского союза молодёжи (БСМ) - неполитической организации, которая занималась в основном международным обменом, туристической деятельностью и мелкой коммерцией. По сути, БСМ - это подлинное лицо позднего ВЛКСМ, которое уже не было нужды скрывать в связи с крахом коммунистического режима.

В это же время начинают создаваться немногочисленные, но достаточно агрессивные молодёжные структуры под эгидой БНФ (националистическая партия "Белорусский народный фронт" - ИА REGNUM). Именно эта молодёжь и должна была стать авангардом движения новоиспеченного белорусского государства по долгому пути в сторону "общеевропейских ценностей", но стремительное появление на политической арене А.Лукашенко смешало все эти планы. К тому же БНФ стал активно противодействовать Славянский Собор "Белая Русь", который также постепенно формировал своё молодёжное крыло, которое хотя и значительно уступало по численности националистам, но было достаточно активным. Славянский Собор "Белая Русь", как и Белорусский союза молодёжи вошли в группу поддержки Александра Лукашенко в его борьбе за президентский пост. Штаб Лукашенко некоторое время находился в помещении ул. К.Маркса в Минске, нынешней резиденции БРСМ. Одним из значимых активистов Славянского Собора в то время был Всеволод Янчевский, стоявший тогда на позициях общерусского единства.

Когда А.Лукашенко стал президентом, В.Янчевский создал молодёжную организацию "Прямое действие", основной задачей которой было проведение активных уличных акций, направленных против попыток сместить А.Лукашенко и провести цветную революцию почти сразу же после его избрания. Националистическая молодёжь тогда почти полностью взяла улицу под контроль, и лишь "Прямое действие" могло ей противостоять в отличие от абсолютно аморфного БСМ.

В итоге А.Лукашенко обратил внимание на данную организацию и именно с его одобрения В.Янчевский, к тому времени практически прекративший отношения со Славянским Собором "Белая Русь", начал создание массовой молодёжной организации - Белорусского патриотического союза молодёжи. Это была своеобразная реинкарнация ВЛКСМ, только вместо коммунистической составляющей был провозглашён курс на поддержку действий первого белорусского президента и власти в целом, однако, в отличие от "Прямого действия", в новой структуре сразу же дистанцировались от активной политической позиции. При создании БПСМ были активно использованы временно остававшиеся не у дел активисты и аппаратчики ВЛКСМ, а также часть актива БСМ, перешедшего в новую организацию. В итоге в 1997 году появился Указ А.Лукашенко "О государственной поддержке Белорусского патриотического союза молодёжи" №380, который прямо требовал "считать всемерную поддержку Белорусского патриотического союза молодежи одной из приоритетных задач государственной молодежной политики в Республике Беларусь". Созданная молодёжная организация становилась полугосударственной, её руководители вплоть до секретарей райкомов получали платные должности и должны были активно взаимодействовать с органами государственной власти.

Вместе с тем в структуре исполнительной власти уже несколько лет активно работали и действовали государственные молодёжные структуры - отделы по делам молодёжи в исполкомах различных уровней, которые возглавлял Государственный комитет по делам молодёжи.

Возникла своеобразная ситуация раздвоенности и двоевластия, которая, впрочем, имела под собой вполне объективные основания. Совершенно понятно, что чисто юридически БПСМ не имел монополии на работу со всей молодёжью, так как был всего лишь одной из возможных по законодательству организаций. Отделы же по делам молодёжи различных уровней как раз имели все полномочия и права для работы не только с членами БПСМ, но и со всей молодёжью независимо от взглядов и предпочтений молодых людей. Скудные средства, выделяемые государством на реализацию государственной молодёжной политики в целом, а не конкретной поддержки БПСМ, могли поступать также только по линии отделов по делам молодёжи местных органов исполнительной власти. БПСМ, таким образом, сосредоточился на проведении массовых мероприятий и росте численности своих рядов, а отделы по делам молодёжи в большей степени занимались, помимо организации молодёжных мероприятий, координацией молодёжной политики и следили за соблюдением требований законодательства в этой сфере. Между тем, одновременное существование БПСМ и БСМ порождало определённые проблемы для власти в том смысле, что в самом существовании БСМ крылась потенциальная возможность образования новой молодёжной фронды. К БСМ начали проявлять определённое внимание и силы из-за рубежа, по-своему заинтересованные в трансформации этой структуры.

В итоге за БСМ взялись всерьёз с намерением объединить данную структуру с БПСМ и закрыть вопрос. В итоге, не без проблем и сопротивления руководства этих организаций (более активного - со стороны БСМ, и скрытого - со стороны БПСМ) в 2002 году на объединительном съезде был создан нынешний Белорусский республиканский союз молодёжи - БРСМ. Любопытно, но вполне закономерно, что из его названия исчезло даже небольшое напоминание о необходимости занимать ясную позицию - "патриотический".

В.Янчевский к этому времени уже отошёл от дел, став депутатом Национального собрания, а молодёжным движением занимались уже другие лидеры.

Получив своеобразную монополию на проведение молодёжной политики среди общественных организаций (руководитель Белорусской республиканской пионерской организации стал секретарём БРСМ), а также время от времени имея возможность говорить с президентом напрямую, руководство БРСМ занялось наращиванием численности и проведением разного рода республиканских пиар-акций. Хочу отметить, что одни акции были удачными, другие - менее успешными, но суть в другом - в основном они затрагивали лишь руководство и актив организации, мало влияя на реальную жизнь и мировоззрение даже своих членов, не говоря уже о молодёжи в целом. Силой никого в БРСМ не загоняли (если это и было, то скорее связано с самодеятельностью особенно ретивых на местах), однако административный ресурс был, безусловно, задействован. Скажем так - часто просто делали предложение от лица администрации учебных заведений о вступлении в БРСМ, от которого на всякий случай молодые люди не отказывались. К слову, точно также у нас вступают и в "Белую Русь". Куда проблемнее была ситуация с рабочей молодёжью - даже сейчас на многих предприятиях первичные организации БРСМ состоят из 3-10 человек и зачастую являются формальными. А на многих промпредприятиях не удалось создать первички БРСМ до сих пор.

После образования БРСМ стала падать роль Госкомитета по делам молодёжи, в чём, безусловно, сыграла роль и позиция руководства БРСМ, не желающая иметь сильного конкурента в лице госоргана в Минске. В итоге Государственный комитет по делам молодёжи был упразднён, а вместо него вначале создали Департамент по делам молодёжи в структуре министерства образования. В 2002 году ликвидировали отделы по делам молодёжи, а их функции передали отделам образования. Однако этот эксперимент был весьма неудачным - отделы образования, занимаясь сугубо учебными заведениями, абсолютно далеки и от проблем рабочей молодёжи, и от проблем социально-бытовых условий проживания в общежитиях, и от вопросов взаимодействия с различными молодёжными организациями и объединениями. Это стало очевидны фактически сразу же, поэтому с 2003 года от облисполкомов и ниже были восстановлены отделы по делам молодёжи, призванные решать поднятые выше проблемы. А вот восстановления Госкомитета так и не произошло - более того, даже существующий Департамент по делам молодёжи понизили до уровня Управления, сведя его роль к минимуму.

В результате сложилась достаточно странная ситуация. Управление по делам молодёжи не является сколько-нибудь влиятельной структурой, представляя собой второстепенную службу в составе Министерства образования. Отделы же по делам молодёжи никакого отношения к структуре образования не имеют и проводят в значительной степени самостоятельную политику, ориентируясь во многом на преимущественную работу с сельской и рабочей молодёжью. Таким образом, государственная молодёжная политика не имеет сегодня в госорганах единого центра - статус управления явно недостаточен для координации и руководства такой работой. Это приводит к тому, что многие важные и полезные инициативы - всевозможные конкурсы профессионального мастерства по рабочим профессиям, сельские конкурсы вроде конкурса пахарей, творческие и иные мероприятия заканчиваются на уровне областей, а наработанный положительный опыт так и остаётся невостребованным в других регионах. К тому же молодёжная политика, на словах приоритетная, финансируется по остаточному принципу. На год отделу по делам молодёжи, в котором я работал, на проведение мероприятий выделялось около 1000 долларов (ранее и того меньше). То есть при численности молодёжи в Октябрьском районе г.Витебска в 35 000 человек на одного молодого человека выделялась 1/35 доллара США - то есть 3 цента на год. Понятно, что с таким с позволения сказать "финансированием" "сворачивать горы" сложно. Но даже и с этим финансированием масса проблем - я до сих пор вспоминаю анекдотические случаи оплаты мероприятий, когда для того, чтобы приобрести, например, три вазы для награждения победителей, нужно было получить не менее десяти виз и согласований различного уровня. Любопытно, что при определении объёмов финансирования не учитывается количество молодёжи в том или ином регионе - например, в тех же Россонах, где располагается одна-единственная школа и молодёжи очень мало, финансирование даже чуть больше, чем в Октябрьском районе г.Витебска с его 4-мя ВУЗами, 10-ю ССУЗами и ПТУ и 15-ю школами.

К слову, в разных областях Белоруссии это финансирование также разное и часто отличается в разы, что опять же ненормально, потому что могилёвская молодёжь ничем не лучше витебской и, наоборот, соответственно. Это и без того мизерное финансирование к концу года регулярно урезается на 10% (если каждый год урезаем на 10%, не проще ли сразу заложить на 10% меньше?) в целях показной механической экономии. Можно подумать, что 100 долларов, "сэкономленных" в каждом районе, решат ту или иную проблему, хотя для конкртетных отделов молодёжи это, хоть и покажется смешным, но вполне ощутимые деньги.

Отсутствие Госкомитета негативно влияет на молодёжную политику и иным образом - каждый руководитель местного исполкома самостоятельно решает, что должен и чего не должен делать начальник по делам молодёжи, а зачастую и вовсе использует его в качестве "министра без портфеля", направляя решать те или иные сиюминутные задачи, не имеющие к молодёжи вообще никакого отношения. Понятно, что это никак не способствует нормальной плановой работе.

Не добился особенных успехов и БРСМ, хотя только в 2011 году на финансирование БРСМ было выделено почти 21 миллиард рублей, что составило около 98% всех расходов на молодёжную политику (таким образом, на отделы по делам молодёжи исполкомов всех уровней и иные общественные организации оставили целых 2% финансирования!). Да, численность организации доведена до полумиллиона человек, однако реальное влияние БРСМ на молодёжную среду, мягко говоря, намного меньше и ниже. К тому же я, наблюдая за своими коллегами из БРСМ многие годы, явственно замечал всё большую забюрократизированность данной организации. Во главу угла поставлена бумажная работа, обилие никому не нужных отчётов и проверок. Порой этих никому не нужных бумаг и переписок так много, что аппарату БРСМ на местах просто некогда заниматься реальной работой. Смешно, но на местах не могут самостоятельно избрать даже первого секретаря - он обязательно должен быть утверждён в ЦК БРСМ. Нынешний первый секретарь БРСМ Игорь Бузовский производит лично на меня приятное впечатление - образованный, интеллигентный и интеллектуальный молодой человек, пожалуй, самый сильный лидер БРСМ после времён В.Янчевского. Но сложившаяся бюрократическая система довлеет и над ним - слишком пресными, осторожными и откровенно серыми выглядят зачастую и позиции самого И.Бузовского, и позиция БРСМ. Достаточно привести одно из характерных высказываний И.Бузовского, часто теперь цитируемое: "Наша организация всё время поддерживает идеи президента и правительства. В ходе избирательной кампании наши члены продемонстрировали свою активность на избирательных участках, на сборе подписей, на массовых мероприятиях". Понятно, что если президент и правительство финансируют структуру, она не может их не поддерживать - об этом можно было бы и не говорить. Как впрочем, и о выборах - дали отмашку поучаствовать, договорились по будущим депутатам и наблюдателям - вот ЦК БРСМ и выполнило поручение. Самостоятельностью организации здесь и не пахнет. К слову, рядовые члены БРСМ не любят работу наблюдателей и членов избирательной комиссии, так как на них стремятся переложить наиболее формальные и неприятные обязанности - в случае избирательных комиссий это разгрузка и погрузка мебели, хождение по частному сектору, неудобные дежурства и т.п. Любопытно, что это вообще общий подход госорганов на местах к структурам БРСМ - помню, как один наш секретарь БРСМ, молодая женщина, получила задание от местных властей создать отряд волонтёров, который при её активном личном участии вынужден был месяца полтора регулярно по выходным убирать бутылки, бытовой мусор и ещё бог знает какую мерзость, которую оставляли после себя в лесопарковой зоне за выходные разного рода отдыхающее, потому что власть не могла определиться, кто это должен делать. О том, что это полная дискредитация молодёжной политики и самого БРСМ, никто почему-то не задумывается.

Я как-то на курсах начальников отделов по делам молодёжи в Академии управления при президенте задал прямой вопрос одному из секретарей БРСМ - дескать, у Гитлера был гитлерюгенд, который, при всех прочих условиях, защищал бесноватого фюрера до конца - несчастные одурманенные фашизмом юнцы погибали, стреляя фаустпатронами по советским танкам в Берлине, а вот вы, нынешние члены БРСМ, готовы защищать Лукашенко, если ситуация зашатается? Этот диалог был при большом количестве свидетелей. Активист БРСМ растерялся и смотрел на меня, как на ненормального, впервые, вероятно, задумавшись о смысле моего вопроса. Внятного ответа от него я так и не получил.

Естественно, дело здесь не в гитлерюгенде и бесноватом фюрере - дело в почти полном отсутствии политической и гражданской позиции у БРСМ. Не дай бог случится сегодня какая-нибудь "оранжевая революция" в Белоруссии - от полумиллионного колосса БРСМ, не объединённого никакой гражданско-политической позицией, ничего не останется, и это совершенно очевидно. Ведь не в формальной поддержке властей заключается такая позиция и не в "реализации различных интересов молодёжи". В первом случае возникает вопрос, что делать БРСМ, если следующим руководителем Белоруссии будет, например, Владимир Некляев - разойтись или поддерживать уже новые взгляды? А во втором и вовсе у каждого свои понятия об интересах - вплоть до самых чудовищных, как у тех же Коновалова или Ковалёва, или, если не брать крайности - битья стёкол в Доме правительства. В обоих последних случаях действующие лица, очевидно, также полагали, что действуют на благо "сильной и процветающей Беларуси".

Таким образом, даже беглый анализ показывает, что за двадцать лет с 1992 года мы не только не учли ошибки советского периода работы с молодёжью, но даже их усугубили. В Белоруссии отсутствует координация молодёжной политики на государственном уровне - нет даже Госкомитета по делам молодёжи.

Созданный же монстр в виде полумиллионного БРСМ также является колоссом на глиняных ногах, так как у организации отсутствует реальная и разделяемая большинством его членов общественно-политическая позиция. Всё это говорит о том, что в Белоруссии так и не удалось создать эффективную схему проведения в жизнь молодёжной политики и обеспечить преемственность декларируемых государством ценностей.

И если в ближайшее время не произойдут серьёзные изменения в таких подходах, не будет учтено при работе с молодёжью заявленное стремление Белоруссии к интеграции в рамках Евразийского Союза и Союзного государства России и Белоруссии, а БРСМ не включится в активную общественно-политическую жизнь, не будет восстановлен Госкомитет по делам молодёжи, пропасть между большей частью молодёжи, даже формально лояльной государству и этим самым государством будет стремительно нарастать.

Чем это чревато, мы можем судить по примерам "арабской весны", распада СССР и другим событиям подобного рода.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин
NB!
08.12.16
Сделка по продаже пакета акций «Роснефти» законна: ФАС
NB!
08.12.16
Украинские политики при помощи Белоруссии распродают леса Украины
NB!
08.12.16
Памфилова назвала сроки проведения президентских выборов в РФ
NB!
08.12.16
Уволен замминистра культуры Пирумов
NB!
08.12.16
Котлеты или мандат: «Мы просто прогоняем быстрее законы»
NB!
08.12.16
Капремонт домов в Саратове, или Стихийное бедствие
NB!
08.12.16
Расследование ДТП в Югре: искали крайних для отчета Бастрыкину?
NB!
08.12.16
EAF: Визит Путина станет разочарованием для Токио
NB!
08.12.16
Угрозы санкций обнажили бессилие Запада — МИД РФ
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
На защиту авиабазы Хмеймим отправится чеченский спецназ — СМИ
NB!
08.12.16
Более 40% граждан никогда не читали Конституцию РФ: опрос