Об участии латышского легиона СС в военных преступлениях в 1941-1945 гг. и попытках пересмотра в Латвии приговора Нюрнбергского трибунала

Москва, 18 марта 2012, 23:31 — REGNUM  

Справочная информация МИД России, 12 декабря 2004 г.

История латышских вооружённых формирований, входивших в годы Второй мировой войны в состав СС и известных под названием "латышский легион СС", тесно связана с историей латышского национал-шовинизма и коллаборационизма.

Организации профашистского толка стали возникать в Латвии сразу после окончания Первой мировой войны. Первыми из них стали "айзсарги" ("охранники") и Латышский национальный клуб, созданные в 1919 и 1922 гг. соответственно. Военизированную организацию "айзсаргов" возглавлял лидер партии "Крестьянский союз" К.Ульманис, фактически использовавший "охранников" как вооруженную силу в борьбе за власть.

15 мая 1934 года при поддержке "айзсаргов" в Латвии был совершен переворот и установлена диктатура К.Ульманиса. В период его правления организация "айзсаргов" численностью до 40 тысяч человек по своим обязанностям и правам была приравнена к полиции.

Правительство К.Ульманиса резко ужесточило политику в отношении национальных меньшинств. Были распущены их общественные организации, закрыто большинство школ для национальных меньшинств. Даже этнически родственные латышам латгалы (22% населения) лишились возможности пользоваться латгальским языком в местных учреждениях и обучаться на нём в школах.

Деятельность Латышского национального клуба была запрещена правительством вскоре после его создания, но на его основе в 1927 году была создана группа "Огненный крест", переименованная в 1933 году в Объединение латышского народа "Перконкруст" ("Громовой крест"). К осени 1934 г. она насчитывала в своих рядах около 5 тыс. человек. "Перконкруст" представлял собой радикальную националистическую организацию, выступавшую за концентрацию всей политической и хозяйственной власти в руках латышей и борьбу против "чужеземцев", прежде всего евреев. После прихода к власти К.Ульманиса организация "Перконкруст" формально была распущена.

После создания на территории Латвии на основе договора с СССР осенью 1939 года советских военных баз "айзсарги", члены бывшего "Перконкруста" и латвийская политическая полиция организовали систему шпионажа за частями Красной Армии в пользу Германии. Одновременно были арестованы сотни представителей национальных меньшинств, особенно евреев, за "симпатии к большевикам".

После вступления Латвии в СССР германская разведка активизировала связи с находившимися на нелегальном положении латышскими националистическими организациями с целью подготовки вооружённого мятежа к моменту нападения Германии на СССР. Благодаря действиям органов государственной безопасности СССР эти планы не были реализованы.

Бывшие члены латвийских националистических организаций вновь заявили о себе сразу после отхода Красной Армии. Летом 1941 года по Латвии прокатились еврейские погромы. 29 июня 1941 года глава СД и Главного управления имперской безопасности Г.Гейдрих направил всем командирам "айнзатцгрупп" директиву, в которой предписывалось "не препятствовать устремлениям по самоочищению со стороны антикоммунистических и антиеврейских кругов на оккупированных территориях". Europa untern Hackenkreuz. Okkupation und Kollaboration (1938-1945). Berlin. S. 219-220. 11 июля 1941 года латышская газета "Тевия" писала: "Еврейские грехи очень тяжелы: они хотели уничтожить нашу нацию, и поэтому они должны погибнуть как культурная нация". Urteil des Landgerichts Hamburg (37)5/76 gegen Viktor Arajs vom 27. Oktober 1980. S. 11.

Бывшие "айзсарги", военнослужащие латвийской армии и полиции, а также члены "Громового креста" на добровольной основе сформировали так называемые "отряды самообороны". Штаб их находился в Риге.. Во главе этих отрядов был поставлен подполковник бывшей латвийской армии З.Вейс. ЦА ФСБ. Ф.14.Оп.5.Д.1075, Л.313. Созданные подразделения использовались для обысков, арестов, облав и массовых расстрелов мирного населения. Приоритетными категориями граждан, предназначавшимися для уничтожения на местах, как и во всех зонах оккупации, были евреи, коммунисты, советские активисты, лица, сочувствующие советской власти. Одним из кровавых "показателей их работы" могут служить массовые расстрелы советских граждан, в том числе десятков тысяч евреев, летом-осенью 1941 г. в Риге, Даугавпилсе, Лиепае.

Кроме того в июле 1941 г. на территории Прейльской волости Двинского уезда такие карательные группы расстреляли 900 советских граждан, в том числе всё еврейское население г.Прейли. В этом же уезде в августе 1941 г. было расстреляно 110 жителей селения Дагла. Руками карателей-латышей на окраине г.Субатэ Илукского уезда 21 июля 1941 г. было расстреляно 700 советских граждан, в том числе женщины и дети. При этом во всех случаях всё имущество расстрелянных делилось поровну между палачами. ЦА ФСБ. Ф.4. Оп.5. Д.535. Л.122.

5 июля 1941 года руководитель "Перконкруста" Г.Цельминьш, уже получивший к тому времени звание зондерфюрера, призвал латышей вступить в добровольную "команду безопасности", которой руководил В.Арайс, бывший капрал латвийской армии, выпускник Рижского университета, на момент формирования отряда возглавлявший всю рижскую полицию. Уже в первые недели после своего сформирования "команда Арайса" сожгла рижскую синагогу с забаррикадировавшимися в ней людьми и истребила около 2000 евреев и членов Коммунистической партии. Общая численность "команды Арайса" со временем доходила до 3000 чел. ЦА ФСБ. Ф.16. Оп.312. Д.308. Л.147-152.

Личный состав "команды Арайса" носил обмундирование бывшей армии Латвийской Республики, на рукаве была повязка с изображением черепа и перекрещенных костей с надписью: "Вспомогательная полиция безопасности". Впоследствии отряд экипировали формой войск СС.

По данным архивов, с июля по декабрь 1941 г. систематически вместе с другими полицейскими батальонами личный состав этого подразделения производил расстрелы евреев в Бикерниекском лесу (общее число жертв - 46.500 чел.), а также в Лиепае, Талси и на станции Царникава (более 10 тыс. чел.). "Команда Арайса" также участвовала в массовых расстрелах в Румбульском лесу (за всю оккупацию - около 38.000 чел.). Колтанов А. Дело №2783 Военные преступления не забыты. Независимое военное обозрение. 2000, №16, с.7. В последующие периоды Великой Отечественной войны подразделение В.Арайса периодически направлялось для проведения карательных операций в районах городов Великие Луки, Барановичи, Слуцк, Минск.

Кроме того, полицейские "команды Арайса", а затем латышские батальоны охраняли концлагерь в г.Саласпилс, куда заключённые поступали не только из Латвии, но и из Австрии, Чехословакии, Франции и других стран. "Палачи". Военно-исторический журнал № 7. 1990. с.34. За весь период оккупации в этом лагере было истреблено 101.100 советских граждан.

Всего в Латвии в 1941-1945 гг. было создано 46 тюрем, 23 концлагеря и 18 еврейских гетто. Согласно данным Чрезвычайной республиканской комиссии Латвийской ССР по злодеяниям немецко-фашистских захватчиков и их пособников только на территории Латвии было истреблено 313.798 мирных жителей (в том числе 39.835 детей) и 330.032 советских военнопленных.

Развернувшееся в немецком тылу партизанская война стала важным фактором, повлиявшим на решение Гитлера пойти на ранее не планировавшееся создание из числа жителей оккупированной территории СССР национальных вооружённых формирований. 25 августа 1941 г. командующий группой армий "Север" генерал-фельдмаршал фон Лееб официально разрешил принимать на службу литовцев, эстонцев и латышей и создавать из них особые команды и добровольческие батальоны. Осенью 1941 года в Латвии на базе "отрядов самообороны" стали формироваться регулярные полицейские батальоны, которым поручались карательные операции. В октябре 1941 года первый латышский батальон был направлен на борьбу с партизанами в Псковскую область, а в декабре того же года латышские полицейские участвовали в карательных акциях на территории Белоруссии.

Всего за годы войны был сформирован 41 такой батальон (для сравнения: в Литве - 23, а в Эстонии - 26). В среднем каждый батальон состоял из 300 чел., хотя численность отдельных достигала и 600 чел. Латышские батальоны действовали в Латвии, на Украине, в Белоруссии и др. регионах. Так, на Кавказе летом 1942 г. в тылу немецких войск "наводили порядок" 18-й и 27-й латвийские полицейские батальоны. Емельянов Ю. Большая игра. Ставка сепаратистов и судьбы народов. М.1990. с.191.

Тяжёлые потери, которые немецкая армия понесла в ходе зимнего (1941-1942 гг.) контрнаступления Красной Армии под Москвой, вынудили Гитлера передать полицейские подразделения германскому военному командованию в качестве резервных подразделений. В последующем ими "затыкали" бреши на передовой и продолжали активно использовать в борьбе с партизанами.

В феврале 1942 г. на базе 16, 19, 21 и 24-го латышских батальонов была создана 2-я механизированная бригада СС (2.SS-Infantereie-Brigade (mot), которая осенью 1942 г. была отправлена на Восточный фронт под Ленинград. Bender R.I. and Tailor H. Uniforms, Organization and History of the Waffen-SS. San Jose, Calif, 1986.р.71-72. В ноябре 1943 г. из состава 39-го и 40-го латышских добровольческих полков была создана 2-я латышская добровольческая бригада СС. Она участвовала в боевых действиях против частей Красной Армии с ноября 1943 г. по 18 января 1944 г. на различных участках группы армии "Север".

В 1942 г. военный министр бывшего довоенного правительства Латвии генерал Р.Бангерскис и его сторонники из числа местных коллаборационистов выступили с инициативой создания "100-тысячной латвийской армии". Идею создания какой-либо самостоятельной латвийской армии Г.Гиммлер отверг, но предложил сформировать "латышский легион" в составе СС для борьбы с советскими партизанами и получил принципиальное согласие на формирование "Латышского добровольческого легиона СС" (Lettische SS-Freiwilligen-Legion). 10 февраля 1943 года А.Гитлер подписал приказ о создании "добровольческого латышского легиона СС как единой боевой единицы".

24 марта 1943 года издаётся приказ Г.Гиммлера, уточняющий понятие "латышский легион" в качестве коллективного обозначения для всех латышей, проходивших службу в латышских воинских формированиях, включая полицейские батальоны. Windrow M. The Waffen-SS (Revised Ed). Osprey Publ. Ltd. London, 1989 р.64.

В марте 1943 г. и марте 1944 г. в составе легиона немецким верховным командованием в Латвии были созданы соответственно 15-я (на базе 2-ой механизированной бригады СС) и 19-я (на базе 2-ой латышской добровольческой бригады СС) добровольческие дивизии СС. Командовал легионом немецкий генерал Хансен, генеральным инспектором был назначен генерал Р. Бангерскис, получивший звание группенфюрера СС. Вступавшие в легион лица приносили присягу лично А.Гитлеру.

В марте 1944 г. 15-я и 19-я дивизии вошли в состав 6-го корпуса СС, который в свою очередь был включен в состав 18-й армии (группа армий "Север"). В этот период она удерживала позиции по берегу р.Великой к северу от г. Остров и Псков (территория современной Псковской области).

В июне 1944 г. наименование "добровольческая" (Freiwilligen) дивизия было заменено на "Waffen". Соответственно, полное наименование, например, 15-й дивизии звучало теперь так: "15. Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr. 1)". Исчезновение термина "добровольческая" связано с тем, что всё более ясный исход войны не способствовал набору добровольцев и оккупационные власти прибегли в декабре 1943 г. к мобилизации мужского населения 1918 - 1922 гг. рождения.

Наступление советских войск в июле 1944 года вынудило немецкую армейскую группу "Север" с входящими в её состав двумя латышскими дивизиями продолжить отступление на запад, а 13 октября 1944 года Рига была освобождена советскими войсками. Немецкая группировка, в состав которой входила и 19-я латышская дивизия СС, продолжала удерживать позиции в Курляндии, где и капитулировала в мае 1945 года. Попавших в "Курляндский котел" легионеров разоружали части 130-го латышского стрелкового корпуса Красной Армии. 15-я дивизия была разгромлена под Берлином в апреле 1945 года и её разрозненные подразделения сдались в плен советским и американским войскам.

Части и подразделения "латышского легиона" не только участвовали в боях с Красной Армией, но и использовались командованием СС для проведения массовых расстрелов, осуществления карательных операций против партизан и мирного населения на территориях Латвии, Польши, Белоруссии, Украины и России, несения охранной службы в гетто и концентрационных лагерях. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.451. Оп.6. Д.96. Л.221-222.

12 июня 1943 г. в телефонограмме №33 помощник шефа окружной полиции сообщал областному руководителю СС и полиции, что в соответствии с установкой, данной на 11 июня 1943 г. на совещании в Риге, командованием жандармерии Латвии и служб СД в д.Шкауне была произведена эвакуация (так в рапортах назывались расстрелы) семейств, один или несколько членов которых перешли к "бандитам". Эвакуации были подвергнуты деревни: Шкауне, Рундени, Паспене и Брити. В общем было расстреляно 224 чел. по плану в течение трёх часов, а сделали это полицейские из 273-го латышского полицейского батальона. ГА РФ. Ф.7021. Оп.93. Д.3695. Л.88-89.

На Украине каратели 22-го Даугавпилсского полицейского батальона безжалостно действовали в районах Житомира и Луцка; 23-го Гауйского полицейского батальона - в районах Днепропетровска и Керчи, 25-го Абавского полицейского батальона - в районах Коростеня и Овруча, а 28-го Бартского полицейского батальона - в районе Кривого Рога.

В Белоруссии летом 1942 г. немецкая полиция безопасности передала охрану г.Слоним 18-му латышскому полицейскому батальону. Его командир Рубенис буквально в тот же день отдал приказ об уничтожении гетто (2000 чел.). Емельянов Ю. Большая игра. Ставка сепаратистов и судьбы народов. М.1990. с.191.

Подразделения латышского легиона принимали непосредственное участие в операции "Зимнее волшебство", проведённой с 15 февраля до начала апреля 1943 года и более известной как Освейская трагедия. Целью операции было создание нейтральной зоны шириной 40 км. между Дриссой на юге, Зилупе и Смольнаталь на севере и охватывало район Освея - Дрисса - Полоцк - Себеж - Рассоны (Белоруссия, Россия). Эта полоса земли без жителей и населённых пунктов должна была лишить партизан их опорных пунктов. В операции, которой руководил лично обергруппенфюрер СС Ф.Еккельн, участвовали 7 латышских батальонов, одна украинская рота и одна литовская рота. Кроме того, им были приданы специальные подразделения. Общая численность составляла примерно 4000 чел.

По данным архивов, операция разворачивалась следующим образом: войдя в деревню, полицейские и приданные части СД расстреливали всех, кого можно было подозревать в принадлежности к партизанам (таковыми считались практически все жители-мужчины в возрасте от 16 до 50 лет), а также стариков и инвалидов, которым был не по силам долгий пеший марш. Остальные - в основном женщины с детьми - направлялись пешком к месту так называемого "второго шлюзования". Тех, у кого в пути отказывали силы, расстреливали. Из сборных лагерей людей направляли в другие лагеря, например в Саласпилс под Ригой, где женщин отделяли от их детей и направляли на работу в Германию.

Всего было уничтожено несколько сотен деревень, среди них и такие, где насчитывалось до тысячи и более жителей. "Палачи". Военно-исторический журнал № 6. 1990. с.32. Только в одном Освейском районе было сожжено 183 деревни, расстреляны и сожжены 11.383 человека (из них 2.118 детей в возрасте до 12 лет), 14.175 жителей были вывезены на работы - взрослые в Германию, дети в Саласпилсский концлагерь. Юстиция ФРГ квалифицировала операцию "Зимнее волшебство" как преступление против человечности.

Летом и осенью 1943 года 25-й полицейский батальон и рота Лидумса были отправлены проводить карательные операции против советских партизан в Припятских болотах (Белоруссия). Особыми зверствами на белорусской земле отличился 18-й полицейский батальон. За "подвиги" 73 самых "активных" карателя этого батальона были награждены начальником СС и полиции Белоруссии медалью "За Отвагу 2-й степени для представителей восточных народов".

В 1944 году в Белоруссии карательные операции проводили уже три полицейских полка. 1-й Рижский добровольческий полк действовал под Невелем, 2-й Лиепайский полк - вдоль железной дороги Даугавпилс - Полоцк. Карательные операции проходили до конца мая 1944 года. 3-й Цесисский полк уничтожил, судя по его военным журналам, "силы террористов, оценивавшиеся примерно в 20000 человек". Только в селе Кобыльники, по свидетельствам очевидцев, было убито около 3 тысяч мирных жителей.

В начале марта 1944 года латышские полицейские полки вместе с примерно 20 эстонскими и немецкими полицейскими батальонами участвовали в крупной карательной операции против партизан в районе города Ветрино (Белоруссия). Оставшиеся в том районе белорусские деревни, каратели, сожгли, а жителей расстреляли.

С августа по декабрь 1943 года полицейский батальон 282-А участвовал в карательной экспедиции в Литве и Польше с целью уничтожения партизан и угона молодёжи на принудительные работы в Германию. В карательных экспедициях против партизан в Польше и Латвии участвовал и 316-й батальон 2-го Лиепайского полицейского полка.

278-й полицейский батальон (Добельский) находился в Польше, где также при содействии авиации прочёсывал леса и деревни в целях обнаружения лиц, ведущих борьбу против нацистских оккупантов.

Латышские бригады и дивизии СС также участвовали осуществлении карательных операций. Так, в 1942 году 2-ой латышской бригадой СС были сожжены деревня Федоровка Чудского района Новгородской области и село Осино. Кроме того, личным составом бригады проводились массовые поджоги и расстрелы в населенных пунктах Лубницы, Осец, Кречно в 60 км. северо-западнее Новгорода, а также в лагере для военнопленных в Красном Селе под Ленинградом. В 15-ой дивизии в звании штурмбаннфюрера служил В.Арайс.

19-я латышская дивизия СС, кроме общих функций на Восточном фронте, выполняла следующие задачи: борьба с советскими партизанами в тыловых районах немецких войск; проведение облав на мирных жителей, заподозренных в помощи партизанам; уничтожение мирных советских граждан; конфискация у населения скота, зерна, продуктов питания; сожжение населённых пунктов. В основном эти задачи выполнялись силами роты полицейской жандармерии, организационно входившей в штат 19-й латышской дивизии СС, но часто для их решения привлекался дополнительно и личный состав других боевых частей и подразделений соединения.

Дивизия принимала непосредственное участие в карательных акциях против советских граждан на территориях Ленинградской и Новгородской областей. В 1943 г. части дивизии участвовали в карательных операциях против советских партизан в районах г. Невель, Опочка, Псков (расстреляно 560 чел. в 3 км от Пскова). 18 декабря 1943 г. в д.Заля-Гора, западнее Новгорода, было расстреляно 250 чел. мирных жителей. Силами роты полицейской жандармерии в начале января 1944 г. массовые расстрелы проводились в г. Чудово Ленинградской области. А в д.Глухая 21 января 1944 г. латышские каратели загнали в сарай 200 чел. и расстреляли из пулемётов. Этими же силами было расстреляно 500 чел., содержавшихся в концлагере под г.Порохово в Белоруссии. Всего с 18 декабря 1943 г. по 2 апреля 1944 г. личным составом 19-й латышской дивизии СС при проведении карательных акций было уничтожено 23 деревни, из которых в 13 расстреляно 1300 чел. РГВА. Ф.451. Оп.6. Д.96. Л.221-236.

Участвовали военнослужащие латышских дивизий СС и в зверских убийствах захваченных в плен советских солдат, включая женщин. В частности, 6 августа 1943 года личным составом 43-го стрелкового полка 19-ой латышской дивизии СС были замучены 15 военнопленных из 65-го Гвардейского стрелкового полка 22-й Гвардейской стрелковой дивизии, захваченных в районе деревни Бобрыни (Латвийская ССР). Этот факт подтверждает положение приговора Нюрнбергского Трибунала, устанавливающее, что "имеются доказательства того, что расстрел невооружённых военнопленных был обычным явлением в некоторых дивизиях СС", напрямую касается латышских дивизий, в которых пленных уничтожали и более зверскими способами.

В значительной степени именно из состава 19-й дивизии формировались диверсионные группы для засылки в тыл Красной Армии с целью совершения диверсий (впоследствии многие из этих лиц превратились в так называемых "лесных братьев", на счету которых свыше 3 тысяч диверсионно-террористических актов, совершенных в период с 1944 по 1952 гг. и унесших тысячи жизней.

Участники событий военного времени подтверждают, что латышские легионеры несут также ответственность за истребление мирного населения, в частности, убийства жителей деревень Князево (Красное), Барсуки, Розалино Витебской губернии, деревень Морочково и Кобыльники в 1944 году.

Оставили свои следы легионеры и в центральных районах Польши. Как показывал немецкий генерал Ю.Штроп, в операции по уничтожению Варшавского гетто в 1942 - 1943 гг. использовались в том числе и латышские формирования. В общей сложности в Варшаве было уничтожено 56.065 человек.

Преступность организации СС в целом была признана Нюрнбергским Международным военным трибуналом, который постановил, что "СС использовалась для целей, которые согласно Уставу являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и их убийства... Рассматривая вопрос об СС, Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов "общих СС", войск СС ("Ваффен-СС"), соединений СС "Мёртвая голова" и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС... Трибунал объявляет преступной согласно определению Устава группу, состоящую из лиц, которые были официально приняты в члены СС... были членами этой организации или оставались ее членами, зная, что эта организация используется для совершения действий, определяемых преступными в соответствии со статьей 6 Устава... Преступная деятельность была широко известна членам организации для того, чтобы оправдать признание СС преступной организацией". Более того, Трибунал установил, что "из статьи 10 Устава явствует, что решение о признании преступного характера обвиняемой организации является окончательным и не может подвергаться оспариванию на любом последующем процессе по делу отдельных членов организаций". И, как ясно следует из приговора, латышский легион также признан преступным, т.к. Трибунал включил в СС членов "Ваффен-СС" и членов любого рода полицейских служб, подчеркнув, что "невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности". Отдельно Трибунал "отметил" деятельность дивизий СС, указав, что "дивизии войск СС ответственны за множество убийств и зверств на оккупированных территориях...". Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8 томах. Том 8. Москва, Юридическая литература, 1997, С.652.

Интересно также положение 10 статьи Устава Трибунала, в соответствии с которым "если Трибунал признаёт ту или иную группу или организацию преступной, компетентные национальные власти каждой из Подписавшихся Сторон имеют право привлекать к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к этой группе или организации...в этих случаях преступный характер группы или организации считается доказанным...".

После выхода Латвии из состава СССР латвийское руководство в целях оправдания коллаборационизма латышских националистов с гитлеровской Германией выдвинуло тезис об ответственности "тоталитарных режимов" Германии и СССР за "вовлечение некоторого числа жителей Латвии в преступления времен двух оккупаций".

Одновременно латвийскими властями отстаивается тезис о том, что латышский легион СС использовался исключительно в целях ведения боевых действий на фронте в борьбе за независимость Латвии и не имеет-де никакого отношения к карательным операциям на оккупированных нацистской Германией территориях. 29 октября 1998 года латвийский Сейм принял Декларацию "О латышских легионерах во Второй мировой войне", имеющую целью "восстановление исторической справедливости и доброй памяти латышских воинов". Декларация подчёркивала, что "целью призванных, а также добровольно вступивших в легион латышей была защита Латвии от восстановления сталинского режима" и что "они (легионеры) никогда не участвовали в карательных акциях гитлеровцев, проводимых в отношении мирных жителей". Сейм при этом вменял в обязанность правительству "заботиться об устранении посягательств на честь и достоинство латышских воинов в Латвии и за её пределами".

Вслед за принятием упомянутой "Декларации о легионерах" Сейм внёс в том же 1998 году в календарь праздников и памятных дат "День памяти латышских воинов", приуроченный к крупному боестолкновению легиона с Красной Армией на реке Великая в районе Опочки 16 марта 1944 года (территория Российской Федерации). Однако состоявшиеся в этот день в 1999 году официальные торжества и шествие бывших эсэсовцев в центре Риги вызвали столь негативную реакцию со стороны жертв фашизма в самой Латвии и за рубежом, что власти, озабоченные международным имиджем страны, поспешили снять на следующий 2000 год с этой даты официальный статус "памятного дня". При этом формат мероприятия, ставшего "частным делом граждан", остался прежним, из года в год сопровождается богослужением в Домском соборе и возложением венков к памятнику "Отчизне и свободе". Формально же "поминовение" легионеров было перенесено на отмечаемый 11 ноября "День Лачплесиса", легендарного героя латышского эпоса. Тем самым легионеры были фактически приравнены к "народным героям".

Сдержанность официальных лиц Латвии в плане публичной демонстрации своего особого отношения к бывшим легионерам после полученного Ригой приглашения вступить в ЕС и НАТО сменилась на решимость завершить начатый процесс превращения эсэсовцев уже официально в "героев сопротивления" и "борцов за свободу Латвии". Поводом для придания легионерам этого "статуса" стало официальное открытие мемориала латышским легионерам в поселке Лестене под г.Тукумсом, в котором принимали участие бывший президент страны Г.Улманис, министр культуры И.Рибане, исполнительный секретарь министерства обороны Р.Граубе, занимающийся интеграцией латвийской армии в НАТО.

Таким образом в Латвии с середины 90-х годов на официальном уровне на фоне попыток переписать итоги Второй мировой войны проводится линия на реабилитацию и прославление военных преступников. "Воинский и патриотический опыт" латышского легиона СС используется в воспитательной работе с подрастающим поколением в школах и в латвийской армии, в том числе в воссозданной в виде ополчения организации "айзсаргов". К этой работе активно привлекаются бывшие легионеры и их нынешние поклонники, объединённые в Обществе национальных латышских воинов, организации "Соколы Даугавы" и Объединении национальных латышских партизан ("лесных братьев").

Возрождение националистической идеологии способствовало и активизации в Латвии экстремистских организаций. Так, последователи "Перконкруста" возобновили в 90-е годы деятельность своей организации, объявив целью свержение "не оправдавшей себя власти" и построение "латышской Латвии". На счету "Перконкруста" уже три попытки подрыва Памятника Освободителям Риги от немецко-фашистских захватчиков в Риге и взрыв теплотрассы "Ригас силтумс". В начале 2000 года наиболее активные члены этой организации были арестованы. Однако приговор экстремистам оказался на редкость мягким: троих из них освободили прямо в зале суда, а другие получили либо условные, либо символические сроки.

Немаловажен исторический аспект и сохраняющегося в Латвии массового безгражданства. По сути дела признание навязываемой обществу концепции истории Латвии во Второй мировой войне ставится властями в качестве одного из главных условий прохождения экзамена по натурализации в рамках натурализации, что, естественно, неприемлемо для подавляющего большинства русских, белорусов, украинцев, евреев, жителей Латвии других национальностей. Такое отношение к проблемным вопросам истории усугубляет раскол латвийского общества.

Здесь публикуется без приложений. Полный текст см.: http://www.ln.mid.ru/ns-dgpch.nsf/0/431e781edaef5c79c3256e3f002bcdb0?OpenDocument

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.