Кира Ярмыш: Готов ли Гаагский трибунал убить ещё одного сербского лидера?

Москва, 14 марта 2012, 18:09 — REGNUM  

Судебные процессы в отношении политических и военных лидеров Сербии являются прямым нарушением норм международного права. В первую очередь, они необходимы для того, чтобы сфальсифицировать историю военных конфликтов на территории Сербии и Боснии в начале 90-х годов. Кроме того, с их помощью страны Запада надеются оправдать вмешательство сил НАТО в эти конфликты, а также, опосредованно, и в другие подобные противостояния на территории земного шара.

Гаагский трибунал беспрецедентно суров именно к бывшим сербским лидерам. Из 141 обвинения Гаагского трибунала 95 были выдвинуты против сербов. В свою очередь, командующие боснийскими мусульманами или албанцами были выпущены на свободу, несмотря на то, что их вина казалась доказанной. Впрочем, в отличие от Албании и Боснии, Сербия не только не защищала своих соотечественников, но и всячески содействовала стороне обвинения. Это легко объяснимо: выдача политических преступников являлась одним из непременных условий на пути сербской "евроинтеграции", и официальный Белград с готовностью пошел на любые требования Гаагского трибунала во имя достижения долгожданной цели, которая, впрочем, по-прежнему является вопросом далекого будущего.

14 сербов, против которых были выдвинуты обвинения, скончались при невыясненных обстоятельствах. Слободан Милошевич, процесс над которым должен был стать образцом среди подобных судебных дел, умер в заключении. Эксперты полагают, что причиной этого стало неверное лечение, а поводом - тот факт, что обвинение против бывшего сербского президента с треском провалилось: прокуратура не смогла доказать ни одно из 66 инкриминируемых ему преступлений.

Специфическая медицинская терапия, по всей видимости, является излюбленным способом Гаагского трибунала вести дела. Находящийся в тюрьме лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель в полной мере ощутил всю эффективность подобной методики. Шешель страдает от тахикардии и аритмии, с начала года он уже трижды был госпитализирован. Члены его партии утверждают, что Шешель пережил клиническую смерть, однако Гаагский трибунал отрицает это. В последний раз Воислав Шешель оказался в больнице, так как у него вышел из строя кардиостимулятор. Особый штрих к этой истории добавляет то, что кардиостимулятор был имплантирован ему без его желания и согласия, по воле трибунала. Последняя операция, которую пережил лидер радикальной партии, заключалась в том, что ему оставили прежний стимулятор, всего-навсего заменив в нем электроды.

Также Шешель уже сталкивался с тем, что ему пытались дать не прописанные ему препараты без всякой маркировки, к нему также не допускают русских врачей, хотя он на этом настаивает, обвиняют в том, что Шешель не выполняет медицинские предписания. Ко всему прочему, появились данные, что его в буквальном смысле травят: он может питаться только консервами - пища, которую предоставляет ему Гаагский трибунал, вызывает у него нарушение работы печени. Все это заставляет Сербскую радикальную партию заявлять, что их лидера пытаются убить, и обращаться к России и Китаю как членам Совета Безопасности ООН с просьбой не допустить этого.

Дело Воислава Шешеля во многом уникально и является самым ярким примером попрания международного права. Он находится в заключении уже более 9 лет, дольше, чем все остальные обвиняемые в Гааге. Он добровольно сдался суду, заявив, что намеревается победить и что "самое важное для Сербии и сербского народа - чтобы он был последним сербом, который отправляется в Гаагский трибунал". Несмотря на то, что это произошло в 2003 году, процесс над Шешелем начался только спустя четыре с половиной года. Также он постоянно затягивается, а чтобы оправдать все это время, проведенное Шешелем в тюрьме, Гаагский трибунал приговаривает его к заключениям из-за неуважения к суду. Заключительная речь лидера Сербской радикальной партии должна была начаться 12 марта, но из-за последней операции ее перенесли на два дня - но об этом даже нет никакой информации на сайте Гаагского трибунала. Ко всему прочему, вместо 10 дней на заключительное слово, на которых настаивал Шешель, трибунал отвел ему 10 часов. Прокуратура считает вину Шешеля доказанной по всем десяти пунктам и требует приговорить его к 28 годам заключения. Воислав Шешель в свою очередь не признает вину и требует не только немедленного освобождения, но и десяти миллионов евро в качестве компенсации за годы, проведенные под стражей. Однако самым поразительным во всей этой истории является то, что лидера оппозиционной партии судят за призывы к национализму. Гаагским трибуналом ему была отведена роль главного идеолога "чисток", которые (опять же, по версии трибунала) проводили в 90-е годы Радован Караджич и Ратко Младич. Но "язык ненависти", вменяемый Шешелю в вину, является элементом гражданского, а никак не уголовного права.

Также несложно проследить и за ещё одной странной закономерностью: Гаагский трибунал ужесточает условия пребывания Шешеля в тюрьме: держит в изоляции, не позволяет видеться с юридическими консультантами и даже с семьей, разрешает переговоры только по открытому каналу связи - в преддверии выборов. Сербская радикальная партия является крупной политической силой, она настроена антизападно и выступает за сближение с Россией. Гаагский трибунал даже не скрывает своих опасений, что Шешель может повлиять на политическую обстановку в Сербии. Так, например, суд объяснил весной 2004 года, что ввел режим "тотальной изоляции" для политика в связи с проведением президентских выборов в июне 2004 года.

Парламентские выборы в Сербии на этот раз пройдут в апреле-мае 2012 года, и в свете этого факта истории госпитализации Шешеля и проведение операций кажутся более чем подозрительными. У власти сейчас находится Сербская демократическая партия, которая выступает за членство Сербии в ЕС. Ради этого Белград идет на любые уступки: начиная упомянутой ранее выдачей "преступников" и заканчивая частичным признанием самопровозглашенной республики Косово. Имеют место даже абсурдные договоры, например, недавнее соглашение между Сербией и Румынией. Так, Бухарест заблокировал предоставление Сербии статуса кандидата в ЕС до тех пор, пока Белград не гарантирует защиту прав проживающего в Сербии тридцатитысячного "румынского меньшинства". Само это меньшинство крайне изумилось, потому что считало себя влахами, а не румынами, но президент Сербии Борис Тадич все равно с готовностью принял выставленные условия.

Силы Запада, стоящие за Гаагским трибуналом, стараются не допустить, чтобы к власти в Сербии пришла партия Шешеля. Российско-сербское сближение не выгодно для Европы, вероятность усиления роли России на Балканах определенно не вызывает у ЕС и НАТО восторга. Нынешнее правительство Сербии, которое в своей вступительной речи Шешель назвал "марионеточным", намного больше устраивает эти организации. "Евроинтеграция" Сербии, скорее всего, повлечет за собой то, что она превратится в конфедерацию региональных образований, и, таким образом, развал Югославии будет завершен. Можно сказать, что Шешель борется уже не за себя, а за единую Сербию, что не может не вызывать уважения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.