Конец эпохи многовекторности и коллективные претензии к России: Казахстан за неделю

Москва, 13 Марта 2012, 00:16 — REGNUM  

Обеспечением или хотя бы мониторингом региональной безопасности должна заниматься организация, как минимум, разбирающаяся в многообразии рисков, возникающих на пространстве Средней Азии. В этом контексте предложение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о создании Организации по взаимодействию и мерам доверия в Азии на базе СВМДА, на первый взгляд, отвечает, как это принято выражаться, вызовам современности. И в самом деле, есть уже вполне сложившиеся региональные тренды - такие, как расширение сферы влияния Китая в Средней Азии и Казахстане, изменение статуса Афганистана и иностранных военных сил в нем, а также строительство трансрегиональных транспортных магистралей по направлениям Россия-Иран и Южная Азия-Китай - их отметили аналитики Ассоциации приграничного сотрудничества. Даже этот минимум взаимоотношений без учета глобальных рисков предполагает создание структуры, имеющей хоть какие-то минимальные возможности на среднеазиатском пространстве. Такая организация должна быть способна как минимум, констатировать картину региональных взаимоотношений. И если ее создание случится в обозримой перспективе (а большинство президентских поручений в Казахстане чиновники стараются реализовать), ОВМДА должна будет отвечать в первую очередь интересам всех "евразийских" партнеров. В этом ее сила. И в этом же - ее слабость.

Всю небольшую по историческим меркам историю независимости Казахстану приходилось лавировать между интересами сразу трех держав. Сложившиеся традиции пресловутой внешнеполитической многовекторности республики заставляли политическую элиту страны искать точки соприкосновения на всех уровнях дипломатических и прочих отношений с крупными державами.

Сумеет ли Казахстан удержать баланс, если безопасностью региона будет заниматься только одна "евразийская" структура, созданная из Совещания с неясным количеством реализованных проектов? Да и как его удержать, если умение договориться по самым элементарным вопросам даже среди глав республик Средней Азии стремится к абсолютному нулю?

"Многовекторность была явлением временным, и это время заканчивается"

Внешнеполитические проекты для Астаны имеют большое значение. Во всяком случае, к такому выводу можно прийти, читая официальный рупор власти, газету "Казахстанская правда". Издание рассказывает о выступлении Нурсултана Назарбаева перед представителями иностранных дипломатических миссий, аккредитованных в республике. Заявление казахстанского лидера вновь обставлено по всем правилам геополитических диалогов - значение имеет не только то, что сказал президент, но и аудитория, а также время выступления: накануне президентских выборов в России.

"Казахстан остается последовательным сторонником процесса центральноазиатской интеграции. В ней заключаются широкие возможности для реализации совместных крупных инвестиционных проектов. Мы видим огромный потенциал стран региона как коллективного форпоста мирового сообщества в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом, нелегальной миграцией, наркотранзитом и другими современными вызовами. В этом плане Казахстан приветствует деятельность специализированных представительств ООН, ОБСЕ и других международных организаций. Республика видит свою миссию в последовательном укреплении системы региональной без­опасности и стабильности", - сказал президент.

В связи с этим Нурсултан Назарбаев предлагает реформировать СВМДА (созыв которого был одной из первых внешнеполитических инициатив независимого Казахстана, выдвинутых президентом 20 лет назад с трибуны 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН) в полноценную новую международную Организацию по взаимодействию и мерам доверия в Азии - ОВМДА. Надо сказать, что логика этой идеи - переход к более действенной форме участия совещания в системе современных международных отношений, с учетом утрачивания некоторыми международными организациями своих заявленных целей - очевидна. В деятельности подобных структур начинают главенствовать двойные стандарты. И с этим нельзя мириться.

- Меня, как президента страны, принимавшей в декабре 2010 года исторический саммит ОБСЕ, не может не беспокоить отсутствие динамики в реализации Астанинской декларации. Корабль под названием "ОБСЕ" по-прежнему идет с креном на один бок гуманитарного измерения. Вновь наблюдаются непродуктивные попытки использовать такой инструмент, как миссии наблюдателей, на национальных выборах для давления одной группы стран на другую. Если дело так пойдет и дальше, мы должны будем отказаться от таких миссий в будущем на всех выборах. Это не только мое мнение, оно высказывается во всем СНГ, - подчеркнул глава Казахстана.

Как справедливо отметил президент, подобные прецеденты тянут международное сообщество в прошлое, подрывают значимость ОБСЕ как института взаимного доверия. К сожалению, считает Нурсултан Назарбаев, организация так и не стала площадкой поиска рецептов выхода из экономического "ступора", в котором находятся все государства, входящие в нее, а также оказываются все новые и новые страны в зоне ее ответственности. При этом вопросы экономической безопасности по-прежнему вне приоритетов ОБСЕ".

О конце эпохи многовекторности рассуждает и российский политолог Александр Князев, в интервью газете "Время" рассуждающий о деталях существования так называемой Северной сети поставок. Князев уверен: очень скоро Казахстану придется определяться.

"Многовекторность была явлением временным, и это время заканчивается - причем не только для Казахстана, ваша страна в этом смысле значительно самостоятельнее некоторых. Всем придется определяться. Рубикон очень близок. (...) Сейчас, к примеру, Таджикистан резко меняет ориентацию, поворачиваясь спиной к России и Ирану и делая ставку на однозначное следование американским указаниям. Ну и что? Таджикистан - это тупик, и он станет еще более непреодолимым тупиком, даже если эта специальная группа чего-то ему наобещает...

Очень интересен в этом смысле расклад газеты "Деловая неделя" - издание публикует статью о претензиях среднеазиатских государств по отношению к России.

"Как раз по совпадению в канун прошедших президентских выборов выяснилось, что многие страны региона дружно выступают против присутствия России здесь. Больше всего удалась публичная фронда президенту Кыргызстана Алмазбеку Атамбаеву, который во время своего недавнего визита в Москву вывалил там российскому руководству целый ворох своих претензий прямо перед телекамерами. Дело дошло до того, что он пригрозил закрыть российскую авиабазу в Канте из-за неуплаты долга по ее аренде, а стратегические предприятия - "Кыргызгаз", "Кыргызнефть", проекты "Камбарата-1" и "Камбарата-2" - передать нероссийским инвесторам. Заодно г-н Атамбаев демонстративно отказался от займа в $106 млн. из антикризисного фонда ЕврАзЭС. Добавим еще и его заявления о том, что группа членов российского правительства, включая и министра обороны, пытаются организовать масштабную информационную атаку на Кыргызстан, и о вмешательстве спецслужб России в ход последних президентских выборов.

В ответ ему посоветовали из Кремля сосредоточиться на решении проблем нищеты у себя дома, вместо того чтобы искать врагов среди друзей и союзников, и напомнили, что Кыргызстан должен России намного больше - $493 млн. против невыплаченных ему $15 млн. за аренду военных объектов. Кстати, последняя сумма поступила в Бишкек сразу же по возвращении г-на Атамбаева домой. Но при этом выяснилось, что авиабаза в Канте используется на безвозмездной основе, поскольку там размещается авиационное подразделение в рамках коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ. А долг действительно был - он накопился по арендуемым в Кыргызстане узлу дальней связи ВМФ "Марево" и испытательной базе противолодочного торпедного вооружения. Годовая сумма аренды по этим объектам составляет $4,5 млн., с 2008 года как раз и накопилось $15 млн. Заодно россияне припомнили г-ну Атамбаеву о "грузинизации" его страны, расширяющей контакты разных уровней с Грузией, включая и прибытие в Бишкек всевозможных консультантов оттуда.

Свои финансовые претензии возникли к России у руководства Таджикистана, запросившего $300 млн. за размещение 201-й военной базы. Вообще-то, ранее, в 2004 году, эта база была 4-й, но затем была переименована в 201-ю согласно номеру Гатчинской дважды Краснознаменной мотострелковой дивизии, дислоцирующейся в этой стране, благодаря штыкам которой, кстати, и пришел к власти таджикский президент Эмомали Рахмон. Дело в том, что после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году эта дивизия в 1992-1996 годах в условиях гражданской войны в Таджикистане обеспечивала там общественный порядок, охраняла важнейшие военные и государственные объекты, пресекала переход госграницы бандформированиями. А г-н Рахмон как раз таки был избран сначала председателем Верховного совета Таджикистана в 1992 году, а с 1994 года стал президентом этой страны.

Претензии возникают и по находящемуся на территории этой же страны оптико-электронному комплексу "Окно" ("Нурек"), входящему в состав космических войск России. Он был передан в российскую собственность на условиях списания долга Таджикистана в $242 млн., а также в обмен на обязательство инвестировать в местную экономику $2 млрд. в течение 5 лет.

А из секретных сообщений американских дипломатов стало известно, что г-ном Рахмоном делались намеки послу США о готовности на определенных условиях разместить американскую военную базу и вообще попытаться переориентироваться на США, умеряя "худшие инстинкты России".

Из донесений дипломатов США, работающих в другой стране региона - Узбекистане - также выяснилось, что и его руководство беспокоят маневры России по установлению своей гегемонии в Центральной Азии. Вроде бы узбекский президент Ислам Каримов заявил даже в приватных беседах с американскими собеседниками, что стратегия его страны заключается в недопущении реализации соответствующих планов россиян! В ответ, как утверждается, США готовятся предоставить Ташкенту гарантии личной безопасности г-ну Каримову в обмен на выход из ОДКБ! Ташкенту же предназначена и наибольшая сумма компенсации за участие в поддержке военных операций США в Афганистане путем их материально-технического снабжения через Северную сеть поставок. Кстати, один из вариантов вывода войск НАТО из Афганистана предполагает использование территории Узбекистана, так что у г-на Каримова есть сейчас еще один весомый козырь для манипулирования отношениями как с США, так и с Россией. Ведь если он не даст своего согласия на транзит военных грузов, то их придется перебрасывать воздушным путем. А если таковое согласие будет дано, и к тому же Ташкент предложит западным партнерам немного задержаться в Узбекистане, то возникает вероятность появления там мощной военной базы НАТО!

"Наехала" на Кремль и еще одна тюркоязычная страна, формально не находящаяся в Центральной Азии, но тесно связанная с нашим регионом, - Азербайджан. Требование Баку повысить арендную плату за российскую РЛС "Дарьял" в Габале более чем в 40 раз - с нынешних $7 млн. до $300 млн. - оказалось неприятным сюрпризом для Москвы. Дело в том, что 10-летний договор аренды по этой РЛС, одной из наиболее современных среди российских станций предупреждения о ракетном нападении, истекает в декабре. Повышение арендной платы не исключалось до вполне разумных $15 млн. в год. С другой стороны, можно понять и официальный Баку, взявшийся разыграть эту важную карту. С одной стороны, Азербайджан может добиваться закрытия РЛС для того, чтобы надавить на Россию в вопросе о Нагорном Карабахе. Вполне возможно также, что в Баку хотят избавиться от 2 тысяч российских военных, обслуживающих РЛС, - вряд ли этот контингент можно считать лояльным к Азербайджану. И, наконец, руководство Азербайджана вполне реально опасается, что РЛС будет активно задействована в случае конфликта с Ираном западных стран, тем более что Москва делала предложение Вашингтону об ее совместном использовании.

Очень схожая риторика у аналитиков портала "Геополитика" - в материале о недавнем информационном "вбросе" британской Daily Mail Telegraph. В нем - казахстанский лидер предстает одиозной фигурой, буквально заставляющей британского премьера Дэвида Кэмерона приехать в Казахстан в обмен на беспрепятственных проход грузов НАТО по Северной сети поставок. Авторы сайта намекают: за взаимными информационными ударами стоит нечто большее, нежели желание провести время в компании британского премьера.

"В общем, давайте посмотрим, что это вообще за визит такой - должен он или не должен был состояться. Первое упоминание датируется июлем 2007 года:

"Казахстан приглашает премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона посетить с первым в истории двусторонних отношений официальным визитом Астану, сообщает МИД Казахстана. Соответствующее приглашение от имени руководства страны передал министр иностранных дел Казахстана Ержан Казыханов на встрече со своим британским коллегой Уильямом Хейгом в рамках европейского турне." Короче, это можно считать датой официального начала "движений" по линии МИДа и Форин Офиса - подготовка, проработка, согласования, моделирования и так далее. И вот 27 февраля 2012 года в Астану приезжает министр обороны Великобритании, который, помимо прочего, передал Нурсултану Назарбаеву "наилучшие пожелания" от Дэвида Кэмерона. Могу поспорить, что при переговорах тет-а-тет господин Филипп Хаммонд развернул мысль своего непосредственного руководителя. И вот после этого всего, президент Казахстана и заговорил о визите, как о весьма близком.

"Между нашими странами налажены тесные политические и экономические контакты. Мы отметили 20-летие со дня установления дипломатических отношений между Казахстаном и Великобританией. Предстоящий визит премьер-министра Дэвида Камерона в Казахстан важен для нас".

Потом государственное телевидение ещё и уточнило, что визит планируется на май. Так вот, можно с уверенностью говорить о том, что подобные заявления могут основываться только на точной, всесторонней и оперативной информации от соответствующих ведомств. В том числе и от тех, кто с прошлого июля прорабатывал все эти вопросы. С потолка такие вещи не берутся. В этот же день, кстати, их и наш министры обороны подписали соглашение о транзите военного имущества и персонала через Казахстан. Наличие такой бумаги, надо подчеркнуть, позволяет англичанам уходить из Афганистана через нас. Вывозить шмотки, технику, ну и прочее в очень немалых количествах - за десять лет установления демократии обжились парни.

Тут нужно в двух словах напомнить, что Казахстан, наряду с Россией, в общем-то давно участвует в "Северной сети снабжения" (Northern Distribution Network) - это маршрут, через который НАТОвские войска в Афганистане снабжаются очень нужными в армейском хозяйстве вещами. Когда Пакистан после ряда убийств американскими солдатами своих соотечественников закрыл им территорию, NDN стал для ISAF вообще бесценен. О расширении его использования на территории РК разговоры с нами ведёт аж целая Хиллари Клинтон. Предлагаю ещё раз вспомнить, как выглядит эта Северная сеть.

Для "реверсного" движения англичане, очевидно, собираются использовать вариант, который чуть ниже. В Узбекистан британский министр обороны тоже предусмотрительно залетел. За то, чтобы по этим участкам территории Казахстана беспрепятственно проходили военные караваны, НАТО тратило примерно по 104 миллиона долларов ежемесячно. Возможно, в эту сумму входят не только прямые выплаты Казахстану, но и расходы, связанные с изменением логистики в целом. Возить грузы через Пакистан было в шесть раз дешевле. На том, что подразделениям ISAF в Афганистане хочется есть и пить, кстати, успешно зарабатывают и наши частники. По личной коммерческой инициативе.

Вообще, это правильно. Я тоже поддерживаю такого рода взаимодействие - если наши партнёры так сильно желают убиваться в Афганистане, то нужно всячески им помочь. Россияне тоже этим промышляют: В общем, как видите, вопросы серьёзные тут решаются - новые соглашения о транзите военной техники Казахстан недавно принял и с американцами. Только этого цивилизованным скорее всего мало: а ну соберутся Иран демократизировать? Дадут ли тогда Казахстан с Россией перебрасывать грузы на войну через NDN? Что-то маловероятно. Но там ведь торгаши политические те ещё - не отстанут ни с кнутами, ни с пряниками. А тут ещё и Нурсултан Назарбаев на всё той же встрече с зарубежными послами в начале марта попросил их передать в "центр": "Нельзя не видеть, что методы "подгоняющей модернизации", особенно, если это касается вопросов "внешнего подстёгивания" неподготовленных политических изменений в отдельных обществах, не продуктивны. Это доказано историей последних лет. В этом случае порою забываются мудрые слова одного из выдающихся дипломатов, о том, что "на штык можно опереться, но на нём нельзя сидеть". Так говорил Талейран. Поэтому, считаю, что такая политическая практика бесперспективна для XXI века."

В общем, в "большой политической игре" есть, очевидно, и разногласия, и точки соприкосновения. Ставки весьма высоки. Некоторые наблюдатели, кстати, считают нужным напомнить о некоторых разногласиях между правительством РК и английской нефтяной корпорацией Шелл. Утверждают, что "Казахстан настаивает на полномасштабном дорогостоящем освоении месторождения Кашаган (речь о миллиардах долларов). Британцы же хотят быстрее получить отдачу и продвигают свой менее затратный проект освоения".

Короче говоря, уже через пару недель должны состояться переговоры Нурсултана Назарбаева с Бараком Обамой. Всех необходимых договорённостей, по крайней мере, дипломаты уже достигли. И если вышеприведённое обращение Нурсултана Назарбаева можно считать казахстанской заявкой на будущий непростой разговор, то сегодняшнюю простыню от "Daily Mail" я пока не могу расценивать никак иначе, как ответную заявку наших партнёров. В случае чего, всегда можно списать на воображение журналистов, но, если не будешь вести себя так, как надо, мы тебя быстро в "третий мир" определим".

В этом контексте крайне любопытный материал публикует новостной портал Tengrinews - в качестве колумниста на страницах издания выступает казахстанский представитель Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов. Он безо всякой излишней литературщины перечисляет глобальные и региональные тренды, в рамках которых вынужден существовать Казахстан.

"Необходимо рассмотреть внешние по отношению к Казахстану глобальные и региональные тренды (внутренние рассмотрим позже), существующие в настоящее время и влияющие на нашу политику.

Глобальных трендов несколько:

1. Обеспечение Китаем своей энергетической безопасности (об этом говорилось в предыдущей колонке).

2. Противостояние Ирана и США, которое усилит давление США на Туркменистан и Таджикистан с целью поменять их геополитическую ориентацию и пока повышает цену нефти.

3. Поддержка США России и улучшение союзнических отношений между этими двумя державами, что развязывает в определенной степени России руки на постсоветском пространстве.

4. Замедление экономического роста и проблемное существование Евросоюза, что снижает спрос на казахстанскую экспортную продукцию и в первую очередь нефть.

5. Атомный ренессанс, что делает крайне востребованными казахстанский уран, редкие металлы и редкоземельные элементы, а также снижает спрос на газ.

6. Мировой продовольственный кризис, что привел к подорожанию продовольствия.

7. Переформатирование Ближнего Востока и обострение противоречий между ваххабитами и шиитами.

Что касается региональных трендов, то они такие:

1. Расширение сферы влияния России на бывшем советском пространстве в виде создания Единого Экономического Пространства и потом Евразийского союза.

2. Расширение сферы влияния Китая в Средней Азии и Казахстане, косвенно являющееся следствием глобального тренда № 1.

3. Снижение количества водных ресурсов региона.

4. Постоянный рост населения стран Средней Азии при деиндустриализации и дефиците земли и воды, что создает потом как трудовых мигрантов, так и просто беженцев.

5. Индустриализация и бурный экономический рост Синьцзяна, что создает мощную конкуренцию для казахстанской продукции.

6. Изменение статуса Афганистана и иностранных военных сил в нем, что включает в себя участие Казахстана в логистической системе НАТО и возможное участие стран региона в составе воинского контингента, базирующегося на севере Афганистана.

7. Существенное снижение надежд по поводу нефтегазовых запасов Каспия, что снижает как поток инвестиций, так и важность региона для Евросоюза и США.

8. Рост вложений в экономику, а точнее освоение недр Монголии, что создает конкуренцию Казахстану.

9. Строительство трансрегиональных транспортных магистралей по направлениям Россия-Иран и Южная Азия-Китай, что повышает интерес России, Китая и Ирана к стабильности в регионе.

10. Продолжающееся национальное размежевание в Средней Азии с возможным последующим изменением границ, этническими чистками и межнациональными конфликтами, что приведет не только к росту беженцев, но и росту численности террористических группировок".

Не менее интересными выглядит исследование Института политических решений о внутренних рисках, опубликованное на сайте организации. Особенно занимательными выводы аналитиков института становятся, если рассматривать их в привязке к глобальным и региональным процессам.

"Затягивание трудовых конфликтов постепенно будет принимать все более угрожающие формы. Старые конфликты не решаются, параллельно возникают новые трудовые споры. Проблема заключается в том, что органы управления, в том числе, АП, акиматы, национальные компании, собственники предприятий, не демонстрируют попыток для разрешения ситуации (в расчет берется негативный опыт Тимура Кулибаева по разрешению трудовых конфликтов в Мангистауской области).

- Митинги оппозиции в городах Казахстана пока не привлекают большого числа участников. В случае сохранения тренда на радикализацию лидеры ОСДП "Азат" могут начать работу по организации протестных акций на крупных промышленных предприятиях. В таком случае эффект от деятельности партии может многократно возрасти. Существует вероятность автономных действий отдельных лидеров ОСДП "Азат" - в свете ожидаемого раскола партии на умеренных и радикальных оппозиционеров.

После выборов через СМИ ведется подготовка общественного мнения к инициативам по повышению пенсионного возраста и введению страховой медицины. Реализация данных социальных реформ приведет к росту социальной напряженности, особенно с учетом прежнего негативного опыта властей в данных сферах (неэффективность существующих пенсионных фондов, крах ФОМС в 1990-х годах). Таким образом, социальная база протестности может быть существенно расширена, упростится идеологическая работа радикальных оппозиционных групп.

- Официальное объявление Виктора Храпунова в международный розыск способно стимулировать его медийную активность. Периодичность разоблачительных публикаций Храпунова в отношении политической элиты Казахстана в последнее время значительно снизилась. Начало официальной стадии уголовного преследования экс-акима Алматы вполне ожидаемо спровоцирует новый поток компромата и критики в адрес высшего руководства Казахстана через СМИ, подконтрольные Мухтару Аблязову.

- Проводимое усиление контроля на казахстанско-китайской границе приводит к значительному удорожанию товаров народного потребления для социально незащищенных слоев населения. Законные процедуры оформления грузов на практике применять практически невозможно, что сокращает объем предложения более дешевой китайской продукции на внутреннем рынке. При этом очевидно, что предприятия стран Таможенного союза не в состоянии производить продукцию по сопоставимым ценам. В результате наблюдается снижение покупательной способности беднейшей части населения, что еще больше усиливает протестные настроения в маргинальных группах, которые традиционно используются деструктивными внешними и/или внутренними силами как движущая сила протестных выступлений. И если основным риском для власти в промышленно развитых регионах (Запад, Центр, Восток страны) является обострение трудовых конфликтов, то в сельских регионах Юга (особенно, с учетом большого количества самозанятых) рост протестности подпитывается дороговизной простейших товаров и услуг".

"Одна из причин провала всех предыдущих программ в том, что они выгодны не столько экономике, сколько определенному кругу лиц"

Как можно сделать экономику Казахстана более устойчивой? Несмотря на то, что в республике не ожидается кризиса, во всяком случае, по официальным данным, никто из серьезных экономистов не поддерживает инициатив Национального банка и правительства, которые предлагают начать расходовать деньги из Нацфонда.

В частности, известный экономист Канат Берентаев на страницах газеты "Время" вообще раскритиковал государственные программы, раскрыв подспудно схемы передачи проектов из одной программы в другую, по сути, государственную пирамиду.

"Известный экономист Канат Берентаев полагает: эффекта от прорывных проектов, под которые выделяются средства из Нацфонда, не будет. Более того, он уверен, что в Казахстане не будет работать ни одна программа, к которой имел отношение, пусть даже косвенное, Кайрат Келимбетов (заместитель премьер-министра, ранее министр экономического развития и торговли Республики Казахстан, а до этого председатель правления Фонда национального благосостояния "Самрук-Казына".)

. - Вспомните все программы, которые он курировал: административные реформы, "30 корпоративных лидеров", кластерная модель экономики - ни одна из них полностью не реализована, - поясняет экономист. - По сути, эти программы были просто большим пиаром.

По мнению Берентаева, одна из причин провала всех предыдущих программ в том, что они выгодны не столько экономике, сколько определенному кругу лиц.

- Кстати, когда появились прорывные проекты, все забыли о стратегии индустриального развития, - продолжает Канат Базарбаевич. - Затем возникли кластеры, и в забвение ушли прорывные проекты типа "30 корпоративных лидеров". Через несколько лет правительством была разработана ПФИИР, похоронившая все предыдущие программы. И кстати, во все эти программы включаются одни и те же проекты. Как только проект переходит в стадию вероятного завершения, он тут же автоматически переносится в новую программу. (...) Он получает и повышенное внимание властей в смысле предоставления каких-то льгот, позволяющих успешно конкурировать за местные ресурсы. И так из года в год. Власти строят некую программную "пирамиду". Марченко сказал, что деньги будут выделены на новые проекты, но я более чем уверен, что на манеже останутся все те же. Здесь важно не то, что будут снова выделяться деньги, а то, что они пойдут из Нацфонда. Если средства будут выделены ФНБ "Самрук-Казына", то он, в свою очередь, переведет их в Нацбанк, а тот начнет ценные бумаги выпускать. На всех этих трансфертах ФНБ снова получит неплохие проценты как посредник".

Примерно о том же пишет на страницах "МК-Казахстан" экономист Сагит Оспанов, выступающий за вдумчивое расходование средств из Национального фонда.

"...Не секрет, что есть еще и прослойка бизнеса, принадлежащего чиновникам всех мастей и их родственникам. Их бизнес-модель тоже незатейлива - использовать свои "крыши", чтобы снижать разного рода издержки, выигрывать тендеры и создавать проблемы конкурентам.

А теперь давайте подумаем: если гипотетически предположить, что завтра государство объявит программу выдачу кредитов под низкие проценты из Нацфонда для малого и среднего бизнеса, то денег всем не хватит - придется проводить отбор. И кто окажется в первых рядах избранных? Правильно - те самые бизнесмены, которые имеют высокопоставленных покровителей, и те, кто делает обороты на банальной перепродаже. Предприниматели, которые зарабатывают в поте лица, либо не станут обращаться, не надеясь на объективность, либо не смогут, за редким исключением, пройти отбор.

А теперь, что называется, вопрос на засыпку. Национальный фонд - это достояние республики, всех без исключения казахстанцев. Так с какой радости мы за наш общий счет должны финансировать компании, которые перепродают китайские товары или подъедаются на благодатной ниве госзакупок? С точки зрения справедливости, это не лезет ни в какие ворота. Поэтому идею "Атамекена" трудно назвать реализуемой.

Таким образом, спорить о том, кому давать средства из Нацфонда, бесполезно, пока не будут решены главные вопросы: как распределять и на какие цели. Обратите внимание - глава государства в своем послании народу отметил буквально следующее: "Нам придется позаимствовать кредиты у Национального фонда на осуществление проектов". То есть финансирование инвестиционных проектов за счет Нацфонда - это вынужденная мера, поскольку других источников длинных и дешевых денег сейчас просто нет. Наши банки занимаются всем чем угодно, но только не кредитованием производственных и инфраструктурных проектов.

Шеф "Атамекена" А. Мырзахметов сообщил, что проблема острой нехватки кредитных ресурсов стоит и перед малым, и перед средним бизнесом. По его словам, только 85 млрд тенге из 472 млрд капиталовложений в обрабатывающую промышленность были обеспечены банковскими кредитами.

Но Нацфонд не может и не должен подменять коммерческие банки. Если это произойдет, если мы начнем использовать Нацфонд в качестве большого и дешевого госбанка, то пиши пропало. Будущие поколения не увидят сырьевых доходов, в наследство им достанутся лишь красивые бизнес-планы и отчеты о потраченных в неизвестном направлении деньгах.

Но главное даже не в этом. Если мы увлечемся раздачей кредитов из Нацфонда, то тогда окончательно забросим все попытки наладить нормальную финансовую систему, способную обслуживать производство, нормальный рынок ценных бумаг, способный привлекать деньги, и нормальные условия для бизнеса, позволяющие ему зарабатывать на производстве, а не только на госзакупках".

О структуре казахстанской экономики рассуждают авторы казахской редакции радио "Свобода", опубликовавшие на сайте материал, в котором сравнивают нынешние достижения республики с советским периодом. Выяснилось, что Казахстан лучше жил во времена СССР, нежели сейчас.

"...Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев напомнил о недостатках казахстанской экономики. Например, из 31 крупного проекта "Карты индустриализации" 60 процентов приходится на аграрный сектор, а это 90 процентов общего объема инвестиций и "...только пять связаны с производством готовой продукции". Кстати, совсем недавно Нурсултан Назарбаев говорил другое, а именно об огромных экономических успехах, достигнутых за 20 лет независимости Казахстана: "Если в начале 1990-х годов объём промышленной продукции составлял всего 0,2 миллиарда тенге, то в 2011 году он достиг 12 триллионов тенге".

В данном случае физический объем произведенной продукции мог бы прояснить ситуацию. В 1990 году доля промышленности в ВВП Казахстана составляла 20,5 процента, действовало 19 796 предприятий. В горнодобывающей отрасли добывалось угля 131 443 тысячи тонн, руды железной - 23 845,1 тысячи тонн, руды медной - 38 471 тысяча тонн, руды свинцово-цинковой - 18 830 тысяч тонн, сырой нефти и газового конденсата - 25 820,1 тысячи тонн, природного газа - 71 113,5 миллиона кубических метров.

А теперь давайте посмотрим на статистику двадцать лет спустя, мы увидим рост только добычи природных ископаемых, нефти и газа. По данным агентства по статистике, в 2010 году число промышленных предприятий и производств составляло 11 252, при этом доля промышленности в ВВП - 32,9%.

Добыча угля и лигнита составляла 110 929,4 тысячи тонн, руды железной - 50 189,7 тысячи тонн, руды медной - 32 038,8 тысячи тонн, руды алюминиевой - 5 310,2 тысячи тонн, руды свинцово-цинковой - 6 722 тысячи тонн, сырой нефти, включая конденсат, - 79 684,8 тысячи тонн, газа природного - 37 405,9 миллиона кубических метров.

Доля сельского хозяйства в ВВП в 1991 году составляла 29,5%, в 2010 году - 4,5%. Аграрный Казахстан теперь импортирует даже мясо и овощи. Китайское яблоко давно уже вытеснило алматинское яблоко даже в Алматы, который в советское время называли "Городом яблока" во всем Советском Союзе.

​​​​Сократилась посевная площадь основных сельскохозяйственных культур: если в 1991 году она составляла 34 935,5 тысячи гектаров, то в 2010 году -21 438,7 тысячи гектаров. Данное сокращение коснулось в основном зерновых и бобовых культур - на 27%, кормовых культур - на 77,6%, сахарной свеклы - на 75,5%, табака - на 53,3%, картофеля - на 27,3%.

Нужно отметить, что сокращение посевных площадей не сказалось на валовом сборе зерновых и бобовых культур. Например, если в 1991 году сбор урожая по ним составлял 11 991,9 тысячи тонн, то в 2010 году - 12 185,2 тысячи тонн. Однако в связи с сокращением посевных площадей валовой сбор урожая сахарной свеклы упал в 2,2 раза, по табаку на 20%".

В свою очередь, перспективы экономического кризиса для Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства при МГУ им. М.Ломоносова оценивает главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК, доктор экономических наук Вячеслав Додонов. По его мнению, событий, аналогичных кризису 2008-2009 года в Казахстане не предвидится.

"Для нового обвала, сопоставимого с обвалом 2008 года, требуется, чтобы рынки вышли на новые исторические максимумы, чтобы сформировались новые пузыри, столь же чрезмерные, как в середине 2008 года, накануне обвала. Примерные ориентиры для того, чтобы рыночную ситуацию можно было охарактеризовать как пузырь, готовый лопнуть - это нефть порядка 200 долларов, Доу-Джонс порядка 20000 пунктов и т.д. Я думаю, что таких цен мы в 2012 году не увидим точно, а в 2013, ближе к концу года - не исключено. Соответственно, в этом случае повысится и вероятность нового обвала.

Поскольку я не ожидаю нового кризиса в ближайшей перспективе, то и вопрос о противостоянии Казахстана этому кризису не очень актуален. Но в целом, сегодня Казахстан больше готов к такого рода явлениям. В прошлый раз основным проводником кризиса в экономику был банковский сектор по причине чрезмерной долговой нагрузки, причем именно в части внешнего долга. В настоящее же время внешний долг банковского сектора примерно в три раза ниже того уровня, который был перед прошлым кризисом. Кроме того, сейчас гораздо больше резервы государства, которые могут быть направлены на поддержку экономики.

Так, активы Национального фонда в середине 2007 года, накануне кризиса составляли около 18 млрд. долл., а сейчас они превышают 45 млрд. Также существенно выросли и резервы Нацбанка - с 23 до 33 млрд. Пропорционально возросли и доходы бюджета, из которого также в ходе последнего кризиса выделялись деньги на поддержку экономики. Поэтому Казахстан сегодня готов к гипотетическому кризису лучше, чем в 2007 году".

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Новак: РФ не будет заключать с Украиной дополнительные соглашения по газу
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
«Фараон» Ортега, «мутный» миллиардер и никарагуанская авантюра
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад
NB!
10.12.16
Мининформ Белоруссии признал политическими свои репрессии против СМИ
NB!
10.12.16
Православные России выступили против политических репрессий в Белоруссии
NB!
10.12.16
«Помните же – не верьте отступлению»: Крымская война
NB!
10.12.16
Австрия: Что будет, если Трамп договорится с Путиным о Крыме и Донбассе?
NB!
10.12.16
Грузия: Мечты сбываются?
NB!
10.12.16
Уголовщина в московском ЖКХ: «Для вас закон — платить!»
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию