Евгений Шоларь: «Я — русский» или как нам переписать Молдавию?

Евгений Шоларь, 12 марта 2012, 16:34 — REGNUM  

Русские в Бессарабии — везде, и виноваты во всем, при этом их 5 процентов, поэтому никаких прав ни им, ни русскому языку давать не надо… Знакомый мотив?

Порочная и лживая логика бессарабской ксенофобской ментальности покоится на трех китах:

1. Фальшивый проект «национального государства». Неадекватный для XXI века вульгарно-этнократический подход к формированию государственности, изначально лежащий в фундаменте проекта «Республика Молдова». Фальшь усугубляется отсутствием де-факто в «национальном государстве РМ» состоявшейся и дееспособной государствообразующей или «титульной» нации. Тот сегмент общества, который за нее выдается, с одной стороны хронически неспособен решить проблему собственной идентичности, с другой — лишен реальных социально-экономических и политических рычагов реализации своей бутафорской «титульности». Чтобы такие же бесправные и нищие, как и все остальные, «титульные» не восстали, им подсовывается «враг» в лице «нетитульных», объединенный понятием «русские». Условный «русский» виноват во всем. И — ключевой момент — все это не ошибка и не отклонение от изначальной задумки. Именно в этом и заключается суть проекта «Республика Молдова». Единственный выгодополучатель — «политические элиты» и часть «национальной интеллигенции» в качестве интеллектуальной обслуги — узкий круг повязанных друг с другом лиц, разыгрывающий дешевый спектакль для всех остальных. Чтобы все остальные не отвлекались на понимание того, что они в проигрыше.

2. Языковой апартеид. Непризнание очевидных языковых реалий и отказ под любыми предлогами от юридического закрепления реального и равноправного русско-румынского двуязычия. Данная позиция, как и пункт №1, является консенсусной для всей «политической элиты» Бессарабии на протяжении всех 20 лет существования проекта «Республика Молдова». Ничего в этом плане не собирались и не собираются менять ни национал-демократы, ни национал-коммунисты. Уничтожение двуязычия (помимо того, что губит конкурентоспособность страны) создает базу для системы апартеида (африкаанс apartheid — «рознь, раздельность», то есть раздельное проживание, работа и т. д.). Русскоязычные, чувствуя несправедливость по отношению к родному языку, не хотят учить заталкиваемый им в глотку сапогом единственный госязык. Молодое поколение румыноязычных, чем дальше, тем хуже знает русский язык ввиду выхолащивания его статуса и функций. Это не только снижает социально-экономическую конкурентоспособность общества, но и составляет основу долгоиграющего, все более усугубляющегося конфликта между живущими в одной стране, но во все менее пересекающихся мирах сегментами общества — «румынами» и «русскими». Логика проста: чем меньше знаешь «врага», тем легче с круглыми от страха глазами верить в его злодейство и коварность.

3. Лживая статистика. И в первую очередь — сфальсифицированная по политическим мотивам и в манипулятивных целях перепись населения 2004 года. Первая за все годы функционирования проекта «Республика Молдова» перепись населения была призвана легитимизировать пункты №1 и №2 — первые две составляющие фундамента проекта «Республика Молдова». При этом, поскольку у власти находилась партия, разыгрывающая карту «молдавского» этнического национализма, то перепись была сфальсифицирована с двух сторон — под модель этнократического «национального государства молдаван». Для этого выведена цифра в 78% молдаван. За счет румын (2,2% румын — объективно это явная фальсификация, впрочем, оставим этот повод для озабоченности обладателям румынской идентичности). И за счет русских — пресловутые 5,9%. Те самые «пять процентов», на которые у нас уже 10 лет принято указывать, отказывая в праве на официальный статус русскому языку. Круг замкнулся.

Что делать?

Нерв истории в начале XXI века на европейском пространстве проходит через самосознание людей. Это эпоха битвы за идентичность, которая и определяет стратегическую повестку дня. И для Бессарабии близится одно из ключевых событий, которое определит диспозицию сил, по крайней мере, на ближайшее десятилетие.

Итак, на апрель 2014 года в Бессарабии назначена новая всеобщая перепись населения. Она покажет тот путь, который прошла страна в идентичностном плане с момента предыдущей переписи 2004 года и продемонстрирует тенденцию на будущее. По ее итогам мы поймем, кто теряет позиции, а чей стратегический проект набирает силу.

Исходя из этого, у каждого из стратегических проектов развития здесь свои интересы. И они крайне противоречивы. Поэтому так важно определиться со своими интересами и занять верную позицию. Чтобы не быть частью чужой игры и чужого национального проекта.

Чужим для нас в данном случае является проект «Республики Молдова», как отчужденного от нас «национального государства». Будь то «второго румынского государства» или этнократического «национального государства молдаван».

Безусловно, чем ближе дата переписи, тем более активно русскоязычных будут снова зазывать на баррикады в битве этих двух «близнецов-братьев» — румынского и молдавского этнических национализмов. Но на базе приобретенного за 20 лет опыта с этого момента ответ прост: «Не за наш счет».

Молдовенизм (по сути, молдавский этнический национализм), как стратегия противостояния румынизму (румынскому этническому национализму) исчерпал себя. Для разрушения некомфортной националистической идеологической среды недостаточно провозгласить другую версию национализма. Нужно разрушить саму основу — этнократический миф о «национальном государстве».

Как это сделать?

Согласно переписи 1989 года, в Молдавии (без Приднестровья) — порядка 30% смешанных семей. С тех пор ситуация если и изменилась, то не кардинально. Речь по-прежнему идет о почти трети общества, преимущественно говорящих по-русски городских жителей, имеющих комфортный простор для маневра в плане самоопределения идентичности.

Вопреки мнениям архаичных поборников «чистоты крови» вроде Дабижи и ему подобных, данная открытая возможность — не ущербность, а роскошь, дополнительная степень свободы. Чтобы понять это, достаточно ею обладать. Во всем цивилизованном мире на смену все более размываемому «кровному», этническому принципу самоопределения приходит принцип добровольного самоопределения по гражданскому либо по культурно-цивилизационному принципу.

Гражданский принцип у нас не работает. Да, об этом было сказано и написано много красивых слов и лозунгов. Но, к сожалению, 20 лет существования проекта «РМ» показали, что данный проект неспособен породить общность, которую можно было бы назвать единой «молдавской гражданской нацией» или «молдавским народом». Слово «молдаванин» так и не стало синонимом «гражданина РМ». Проект в фундаменте был заложен как этнократический, и продолжает оставаться неисправимо этнократическим.

Более того, в ходе переписи 2004 года представители многих смешанных русскоязычных семей, по наивности поддавшись на мантры молдавских этнократов, назвали себя «молдаванами»… И были использованы для укрепления отчужденного от них этнократического, националистического проекта, все равно рассматривающего их в качестве второсортных «русофонов». Это был горький опыт, из которого надо извлечь урок.

Пришло время для культурно-цивилизационного принципа самоопределения. В ходе переписи-2014 для русскоязычных граждан страны, исходя из своих собственных интересов, справедливо и правильно назвать себя РУССКИМИ, каковыми они и являются по духу, по языку, культуре, менталитету и цивилизации.

Какие аргументы?

1. Для русскоязычных «молдаван» и искренних государственников. В переписи 2014 года, в отличие от 2004, не будет двух граф «молдаванин» и «румын», будет одна — «молдаванин/румын» (это в лучшем случае). Что делать русскоязычным «молдаванам»? Записываться в румыны?.. «Молдовенистскую» фигу в кармане никто не заметит, и одураченные «государственники» без следа растворятся в «море румын», которое в буйных фантазиях румынских унионистов разливается к востоку от Прута. А если тут 80% «молдаван/румын», и один государственный «молдавский/румынский язык», то Прут можно смело высушивать, не так ли?

Главной гарантией от присоединения Бессарабии к Румынии является не количество здесь «молдаван/румын», а констатация и укрепление факторов, которые отличают эту территорию от румынской. «Молдаванами» и «молдавским языком» румын не напугаешь. А вот 30% русских и прямо вытекающая из этого куда более основательная постановка вопроса о государственном статусе для русского языка и соответственно законодательное закрепление естественного двуязычия — совсем другое дело. Какое уж тут «море румын»? Приезжающие в Бессарабию румыны неизменно отмечают, что она для них «слишком русская». А иной и быть не может. И это должно стать юридически закрепленной аксиомой.

2. Для русскоязычных обитателей «национальных квартир». Конечно, можно отыскать в коктейле кровей, кто тут украинец, болгарин, еврей… К этому, кстати, призывают «нацменов» и русофобы всех мастей, притворно обеспокоенные «русификацией бедных нацменьшинств». И если для кого-то звучащий из позавчера «зов крови» превыше всего, то наступать себе на горло, конечно, не стоит. Это в еще большей степени оправданно для гагаузов, которые, не имея другой родины кроме Гагауз Ери, имеют полное право претендовать в РМ на статус одной из ключевых государствообразующих общин, тем самым дополнительно разрушая миф о «национальном государстве».

В остальном же, главным императивом сегодняшнего дня для всех русскоязычных (так уж исторически сложилось) является консолидация вокруг общей для всех, надэтнической русской языковой и цивилизационной идентичности. Это — общий и главный рубеж. Путь к равноправию для всех лежит через разрушение мифа о «национальном государстве» и решение вопроса о русском языке. 20% русских ‑ и по европейским нормам русский язык может претендовать на статус государственного. Другими словами, чем более юридически русской будет Бессарабия, тем больше оснований для решения этих фундаментальных задач. Тем больше шансов на другую, нормальную и цивилизованную, новую Молдавию, в которой каждый из этносов сможет действительно свободно и полноправно сохранять и развивать свою идентичность, язык и культуру.

3. Для «бессарабских румын» и искренних унионистов. На самом деле необходимость взглянуть правде в глаза есть и у румынского сегмента общества, который и так называет всех русскоязычных русскими (и небезосновательно!). Так сколько можно играть в этот дешевый спектакль? С одной стороны баррикад несутся манипулятивные «5% русских», с другой — лицемерный «молдовенизм». Невозможно одновременно признавать коммуно-молдовенистскую ложь про «5% русских» и отрицать «2,2% румын».

На подтасовках и лжи национальный проект не построить. Что толку от записываемых в «румыны» 80% населения Бессарабии, когда существенная часть из этих «румын» вонзит румынскому национальному проекту нож в спину при первой счастливой возможности? Честный румыно-русский разговор, «без дураков» — не этого ли всегда хотели уверенные в своей правде бессарабские румыны? Так пусть в этой стране станет на две лжи меньше. В конце концов, даже если и обсуждать всерьез Унирю (а не бесплодно паразитировать десятилетиями на «румынской идее»), то делать это надо прагматично и на трезвую голову.

Подведем итоги

Итак, в распоряжении есть 2 года для того, чтобы осознать самим и довести до понимания каждого жителя РМ — в первую очередь до русскоязычных граждан — одну простую вещь. В ходе переписи 2014 года русскоязычным жителям РМ, всем, кто поддерживает официальный статус для русского языка в стране и равноправие для всех ее граждан независимо от национальной принадлежности, и имеет моральную роскошь самостоятельно и добровольно определять свою идентичность, следует сказать постучавшимся в дверь переписчикам: «Я — РУССКИЙ». Мы в любом случае ничего не теряем. В случае же успеха, это станет первой победой, которая консолидирует русскоязычное сообщество, придаст ему вкус и волю к отстаиванию своих истинных интересов и позволит на полных, не только моральных, но и юридических основаниях перейти к вопросу о статусе русского языка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.