Дмитрий Ермолаев: Латвия давно форматирует под себя рамки российско-латвийского диалога

Москва, 9 марта 2012, 20:37 — REGNUM  

В тихой заводи российско-латвийских отношений разразился скандал - МИД Латвии объявил персонами нон грата двух российских историков, директора и руководителя исследовательских программ фонда "Историческая память" Александра Дюкова и Владимира Симиндея. Официальная причина подобного демарша Риги - за "сознательные действия, наносящие вред Латвии". Неофициальная, озвученная в кулуарах, - за организацию выставки "Угнанное детство" о преступлениях нацистских коллаборационистов из числа жителей Латвии.

Обе причины, и официальная, и неофициальная - не выдерживают никакой критики. Дюков и Симиндей и до организации выставки "Угнанное детство" освещали в своей работе тему преступлений нацистских коллаборационистов из числа жителей Латвии и я бы не сказал, что эта экспозиция как-то выделялась из этого ряда. Тем более, что МИД Латвии успел разобраться, что в вызвавшей скандал передаче на ТВЦ о выставке журналистами был добавлен ряд иллюстрационных материалов, к выставке не относящихся.

Так зачем же даже после выяснения недоразумения с передачей ТВЦ российских историков объявили персонами нон грата? Позволю предположить, что выставка, к которой с точки зрения исторической науки сложно предъявлять претензии, стала лишь поводом для объявления Дюкова и Симиндея персонами нон грата. Причины же этого шага латвийских властей следует искать в иной плоскости.

Как видится, попытка удалить Дюкова и Симиндея с поляны российско-латвийских отношений в области истории (запрет на въезд в страну явно затрудняет работу историка, исследующего прошлое этой страны), де-факто их маргинализировать - всего лишь звено в многолетней работе латвийских властных структур и спецслужб по переформатированию рамок российско-латвийского исторического дискурса под себя, то есть выстраивание его под единственную цель - добиться признания Россией латвийской концепции "советской оккупации" Прибалтики. Подчеркну, что объявление Дюкова и Симиндея, последовательно на фактах доказывающих несостоятельность латвийской официальной концепции "оккупации", персонами нон грата - лишь звено.

Почему лишь звено, будет понятно из перечисления уже достигнутого латвийскими властями и спецслужбами на этом направлении. Кстати, отмечу, что Министерство иностранных дел Латвии как-то неловко "засветило" именно роль латвийских спецслужб, заявив, что решение об объявлении Дюкова и Симиндея персонами нон грата было принято на основе заключения "компетентных структур". Признав тем самым, что и так всем было известно, а именно: латвийские спецслужбы активно участвуют в вопросе продавливания латышской концепции "оккупации" как краеугольного камня нынешней латвийской государственности.

Итак, начнём с встречи президентов России и Латвии Дмитрия Медведева и Валдиса Затлерса 20 декабря 2010 года, когда было объявлено о решении создать российско-латвийскую двустороннюю комиссию историков. Хотя формально инициатива по созданию комиссии исходила от российской стороны, у официальной Риги всё к этому было готово, а у России - нет. В результате Латвия быстро сформировала свою часть комиссии преимущественно из наиболее одиозных сторонников концепции "оккупации", не включив туда, кстати, известного латышского историка, бывшего декана историко-философского факультета Латвийского университета доктора исторических наук профессора Гвидо Страубе только за то, что он предлагал не ограничивать работу комиссии 20 веком и "оккупацией". А затем латыши, как это ни странно звучит, принялись формировать российскую часть комиссии. Именно так!

Как латвийским властным и иным структурам это удалось, не знаю, но Латвия сумела пролоббировать назначение на пост председателя российской части комиссии нескрываемо желанного для латышских историков академика РАН Александра Чубарьяна, в вышедшем под редакцией которого в 2006 году сборнике российско-литовских документов уже была признана "советская оккупация" Прибалтики. Кстати, не так давно латвийская газета Latvijas avīze сообщила со ссылкой на литовских учёных, что единственным успехом деятельности литовско-российской исторической комиссии стало именно это признание в изданном под редактурой Чубарьяна в 2006 году первом совместном литовско-российском томе документов по истории "факта оккупации" Прибалтики Советским Союзом. Именно поэтому латвийские официальные историки - как в кулуарах, так и публично - неоднократно выражали свою поддержку назначению Чубарьяна.

"Чубарьян хорошо нам знакомый историк, долгое время он был членом комиссии латвийских историков. Он знающий историк с современными взглядами", - так глава латвийской части двусторонней комиссии, яростный сторонник концепции "советской оккупации" Инесис Фелдманис публично заявлял о Чубарьяне ещё до его назначения председателем российской части комиссии. На этом моменте надо остановиться особо, он знаковый. В течение двух лет Чубарьян был членом комиссии историков при Президенте Латвии и вышел из её состава только под давлением российской общественности, в том числе Владимира Симиндея. А работа в этой латвийской президентской комиссии предусматривала, как минимум, "возмещение расходов на научную деятельность и командировки".

Так какие же выводы сделал Фелдманис из знакомства с Чубарьяном? На этот вопрос можно ответить, ознакомившись со словами самого Фелдманиса в его интервью трёхлетней давности латвийской Neatkarīga rīta avīze, то есть в то время, когда Фелдманис уже был хорошо знаком с Чубарьяном: "Мы доказали факты оккупации Латвии - как первой, так и второй оккупации. Однако сейчас достигнут известный прогресс: не знаю ни одного российского историка, который бы резко выступал против утверждения, что Латвия была оккупирована". То есть из этого можно сделать вывод, что Чубарьян, работая в латвийской комиссии историков при Президенте Латвии, особо-то и не возражал против концепции "оккупации".

После того, как Чубарьян был каким-то образом всё же назначен сопредседателем российской части комиссии, о чём общественность узнала лишь спустя месяц после состоявшегося решения, когда журналисты случайно наткнулись на документы за подписью Чубарьяна уже в новом качестве, - закипела работа по формированию российской части комиссии. И закипела она не где-нибудь, а в посольстве Латвии в Москве, где всегда радушно принимают Чубарьяна. В результате в комиссию был включён бывший научный руководитель диссертации друга посла Латвии в России Эдгара Скуи - кировского губернатора Никиты Белых Виктор Бердинских, прославившийся на латвийско-российской исторической ниве лишь тем, что помог Белых сделать диссертацию из откровенного плагиата. Вошла в комиссию и известный симпатизант официальной Риги, кандидат исторических наук Евгения Назарова. По непонятному и возмутительному "стечению обстоятельств" за бортом российской части комиссии остались автор монографии "История Латвии: от Российской империи к СССР, кандидат исторических наук, доктор политических наук Людмила Воробьёва и известный специалист по истории Прибалтики, главный ныне в России эксперт по истории включения Латвии в состав СССР, доктор исторических наук, автор книги "Прибалтика и Кремль, 1940-1953 годы" Елена Зубкова. Можно предположить, что их Чуьарьян не включил в состав комиссии именно потому, что оба этих специалиста не торопятся подписываться под теорией "советской оккупации" Латвии.

Отметим, что в некоторой степени латышским языком в российской части комиссии владеют лишь Е. Назарова и М. Михайлова. На этом фоне странно выглядит невключение в комиссию того же В.Симиндея, владеющего в полном объёме латышским и являющегося специалистом по латышской историографии, латвийской и эмигрантской.

Вот на этом фоне и состоялось надуманное объявление Латвией Дюкова и Симиндея персонами нон грата. Как видится, означают действия латвийских властей лишь одно - зачистку поляны российско-латвийских отношений от неугодных официальной Риге российских историков. Отметим и то, что реакции Чубарьяна на действия в отношении Дюкова и Симиндея (даже хотя бы протокольно-корпоративной, в защиту свободы науки) так и не последовало. Фелдманис же со ссылкой на знакомых ему российских историков назвал Дюкова "маргинальным историком". А с кем общается Фелдманис среди российских историков, мы уже рассказывали.

Мой прогноз, к сожалению, пессимистичен. Латвии в очередной раз удастся "визовая разводка", благодаря которой латыши удаляют с поляны двусторонних отношений невыгодных им россиян. А двусторонняя комиссия историков продолжит свою работу, при чём российская её часть под руководством Чубарьяна не будет стараться противостоять латвийской концепции "оккупации". А там недалеко и до реализации формулы известного латвийского официозного историка, одного из идеологов концепции "оккупации" Айвара Странги: "Было бы хорошо добиться хотя бы признания оккупации. Затем сожаления. Бог даст когда-нибудь и извинения".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail