Пока выборы проходят в формате "гибридной демократии", они предсказуемы: мнение

Оренбург, 5 марта 2012, 15:36 — REGNUM  Доктор политических наук, заведующая кафедрой политологии ОГУ Ирина Гоптарева считает, что прошедшие 4 марта выборы были предсказуемыми и особого интереса не представляют. Об этом она заявила корреспонденту ИА REGNUM, комментируя результаты голосования.

"Президентские выборы, прошедшие накануне, как впрочем, и декабрьские парламентские, и последующие выборы тех же и других органов власти, особого интереса не представляют, и не будут представлять до тех пор, пока они будут проходить в формате "гибридной демократии", соединяющей в себе как демократические, так и авторитарные элементы", - отметила Гоптарева.

По ее словам, либерализация без демократизации, означающая формальное наделение граждан правами и свободами в условиях зарождения гражданского общества, когда демократические институты фактически не работают. Демократизация без либерализации, понимаемая как слабая, неупрочившаяся демократия, где при наличии демократических институтов, конституционные права и свободы фактически не действуют. Например, институт представительства юридически существует, и регулярно проводятся выборы, но победа на них заранее предопределена и гарантирована либо доминирующей партией, либо властным ресурсом "первого среди равных" при отсутствии политической оппозиции.

Авторизация принятия политически важных решений, свидетельствующая о том, что принятие решений в области публичного управления становится прерогативой либо одного высшего должностного лица (например, президента), либо небольшой группой лиц, тесно связанных с ним (то есть победившему президенту большая часть "послушного общества" делегирует право управлять по собственному усмотрению).

По мнению доктора политических наук, эта классическая формула делегируемой демократии надолго прижилась в постсоветской России, поэтому и нынешние выборы, и последующие, до поры до времени, вполне предсказуемы. Это будет длиться до тех пор, пока население не изживёт транзитивную (переходную) модель демократии и не научится решать основную проблему конституционной демократии - альтернацию - процесс смены власти по результатам выборов. "Здесь тоже не совсем всё просто, - говорит эксперт, - так как главный вопрос избирательного режима заключается в том, в каких случаях смена власти может гарантировать именно демократию, а не какой-то другой режим?".

Есть две концептуальных схемы перехода от авторитарного режима к демократии. Во-первых, политические силы, которые оказываются в ситуации перехода от старого режима к новому, заключают между собой соглашение (контракт, договор), благодаря чему более или менее спокойно достигается демократическое правление. Но проблема заключается в необходимости контролировать выполнение этого договора третьей стороной, каковой, как показывает практика, является самая активная часть общества (как правило, это ассоциированный "средний класс", то есть гражданское общество), стремящаяся к переменам в своих интересах. На деле чаще всего бывает так, что как только у какой-то гражданской силы появляется возможность осуществлять контроль, она автоматически превращается в силу политическую и становится участником политического процесса, и "история с демократией" может вновь пойти по замкнутому кругу.

Во-вторых, демократия может быть установлена в результате децентрализованного согласия участвующих в процессе акторов. Одна сторона (одни политические силы) выбирает лучшую для себя стратегию с учётом того, как на этот выбор отреагирует другая сторона (другая оппозиционная политическая сила), которая в свою очередь, выбирает собственную стратегию сходным образом. В этом случае возникает ситуация равновесия, поскольку каждая из сторон выбирала стратегию с учётом реакции противоположной стороны: убедившись, что взаимные ожидания оправдываются, никто не заинтересован в том, чтобы менять свою стратегию. Например, одна сторона, показывая свое миролюбие, не прибегает к формированию военной силы для борьбы с соперником, ожидая, что и соперник также выберет такой же вариант, то есть миролюбие. И эти ожидания подтверждаются. Стороны начинают доверять друг другу. Таким образом, не отказываясь от преследования собственных корыстных интересов, политические силы способны достичь компромисса о будущем институциональном устройстве. Затем устанавливается повестка дня, связанная с выборами, и власть становится разделённой во времени. Правят одни, потом - другие, продвигая и реализуя свои интересы.

"Если мы (большинство) захотим овладеть непростым искусством демократии (от защиты своих прав и свобод до политического участия), мы сможем обеспечить интегративную целостность государства и общества с гораздо большим успехом, чем сейчас", - считает Ирина Гоптарева. Она не исключает, что в России может повториться ситуация красивого ухода президента со своего поста, как это в своё время сделал Борис Ельцин. "У меня нет доказательной базы, но, на мой взгляд, Михаил Прохоров может стать преемником Владимира Путина. Путин не будет вечно у власти, ему нужен человек, который не предаст. Прохоров, возможно, подходит на эту роль", - предположила она.

Доктор политических наук отметила, что во время предвыборной гонки с дистанции сняли Явлинского, но оставили Прохорова. Значит, он нужен. И хотя Прохоров заявил, что будет на стороне оппозиции - это ни о чём не говорит. Политики сегодня говорят одно, завтра - другое.

Напомним, что 4 марта в России прошли выборы президента Российской Федерации. В Оренбургской области 56,88% избирателей проголосовали за Владимира Путина, за Геннадия Зюганова - 24,93%, за Владимира Жириновского - 7,33%, Михаила Прохорова - 5,80%, Сергея Миронова - 4,05%. Явка 4 марта в Оренбуржье составила 61,20%.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.