Эксперты: Русские СМИ Латвии были объективнее латышских в освещении референдума

Рига, 27 февраля 2012, 21:04 — REGNUM  Русскоязычные СМИ накануне референдума 18 февраля по поправкам к Конституции Латвии, предоставляющих русскому языку статус государственного, отражали более широкий спектр мнений, чем латышские, считают эксперты. По их мнению, русские СМИ также в большей степени пытались разобраться в ситуации, чем латышские, для которых и так все было ясно, сообщает сегодня, 27 февраля, корреспондент ИА REGNUM.

Латышскоязычные СМИ с удовольствием "закапывали" своих "альтернативных латышей", которые призывали голосовать "белым листом"; русские СМИ также "давили танками" своих "альтернативных русских", но там им перед экзекуцией все же давали высказаться, тогда как в латышских делали вид, что "альтернативных латышей" не существует, заявила политолог Ивета Кажока.

"Большая проблема в обеих медийных группах - как они показывали спектр мнений. Как конструировали "типичного латыша", "типичного русского", а также "альтернативного латыша и русского", - отмечает Кажока. По ее словам, типичный латыш в латышских СМИ - это пенсионер, который боролся за независимость Латвии и для которого очень важен вопрос языка, а типичный русский в русских СМИ - это тоже простой человек, которому не просто жить в Латвии, он недоволен в том числе тем, что партию, за которую он голосует, не берут во власть. "При этом типичный русский в латышских СМИ - [лидер инициировавшего поправки общества "Родной язык"] Владимир Линдерман, а типичный латыш в русских СМИ - [сопредседатель неофашистского объединения "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ] Райвис Дзинтарс", - отмечает Кажока.

"Альтернативные латыш и русский с обеих сторон тоже были похожи: альтернативный латыш - Виестурс Дуле с идеей голосовать без противостояния, "белым листом", а альтернативный русский - Дмитрий Трофимов, который был против двух госязыков. И обе группы своих альтернативных "закопали" с куда большей злобой, чем "типичных чужих"", - считает Кажока. Однако, в русских СМИ прежде чем "закопать" альтернативным представителям своей нации все же давали слово: "Типичный пример - Елена Екатериничева, которой все же позволили высказать ее мнение. Латышские СМИ вели себя иначе: они с удовольствием показывали Дмитрия Трофимова, но практически не показывали Виестура Дуле, и любого другого "альтернативного латыша", с другими мнениями".

В свою очередь политолог Кристиан Розенвалдс утверждает, что в русских СМИ перед языковым референдумом было большее желание понять, что происходит: "Когда русские журналисты задавали мне вопросы, я понял, что они не имеют четкой направленности: мол, мы русские, мы за, мы тянем и гоним в такую-то сторону. В то же время в латышских СМИ такая направленность была - мол, мы (латыши) должны быть едины, должны отстоять и т.д".

По словам Розенвалдса, латышские СМИ заняли определенную позицию, которую никто не мог поставить под сомнение: "В латышских СМИ критичности было меньше. У русских же было желание понять, что происходит. У русских было больше вопросов, чем ответов. В латышских СМИ на первом месте были ответы, а не вопросы".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.