Станислав Тарасов: Зачем Ильхаму Алиеву курды из Ирака

Москва, 27 февраля 2012, 18:11 — REGNUM  

В Сирии состоялся референдум по новой конституции. Главное новшество - отказ от пункта о руководящей роли правящей Партии арабского социалистического возрождения (БААС) и ограничение пребывания президента у власти двумя семилетними сроками. Это тот самый шаг Дамаска в сторону демократии, на котором настаивал Запад. В то же время очевидно и то, что в ситуации, которую создает Запад вокруг Сирии и внутри ее, подталкивая и поощряя оппозиционные силы к вооруженному свержению режима президента Башара Асада, любой итог состоявшегося референдума легко поставить под сомнение. Оппозиция уже подвергла предложенный проект новой конституции критике, назвав его "фарсом", но ее призывы бойкотировать референдум провалились. Тут нет ничего удивительного, поскольку сирийская оппозиция неоднородна, расколота на группы с разной внешнеполитической ориентацией. Кстати, наиболее "продвинутая" ее часть уже начинает осознавать допущенный тактический промах: она оказывается на обочине нового политического процесса в Сирии в ситуации, когда перспектива вооруженного свержения Башара Асада отодвигается на "неопределенное будущее".

Это стало очевидно после состоявшейся в Тунисе международной конференции группы "Друзья Сирии", призванной усилить давление на Асада. По многим параметрам она напоминала политический театр абсурда. Россия и Китай отказались от участия в этом форуме, который российский МИД квалифицировал как попытку "сколачивания международной коалиции". А премьер-министр России, кандидат на пост президента Владимир Путин оценил складывающуюся ситуацию вокруг Сирии как "воинственный зуд". По его словам, "усилия международного сообщества должны быть направлены, прежде всего, на достижение межсирийского примирения", "добиться скорейшего прекращения насилия, откуда бы оно ни исходило, запустить, наконец, общенациональный диалог - без предварительных условий, без иностранного вмешательства и при уважении суверенитета страны". "Именно руководствуясь этим принципиальным подходом, Россия вместе с Китаем не допустила в начале февраля принятия резолюции, которая как раз читалась бы неоднозначно, а на практике стимулировала бы насильственные действия одной из сторон внутреннего конфликта, - пишет Владимир Путин. - В этой связи, с учетом крайне резкой, на грани истерики, реакции на российско-китайское вето, хотел бы предостеречь наших западных коллег от соблазна прибегнуть к ранее использовавшейся незатейливой схеме: есть одобрение Совета Безопасности ООН на ту или иную акцию - хорошо, нет - создадим коалицию заинтересованных государств. И ударим".

Могли, конечно, ударить, но ситуация, в отличие от Ливии, качественно иная. Во-первых, пожалуй, впервые после развала Советского Союза, на сирийском плацдарме Запад почувствовал реальное противодействие союзных действий России и Китая. Во-вторых, если Иран приветствовал свержение режима Каддафи, то в отношении Сирии он придерживается принципа союзнических отношений. Поэтому военно-политическая возня, устроенная Западом вокруг Тегерана в связи с его ядерной программой, объективно создает коалицию Россия-Китай-Иран, что сковывает возможности осуществления в Сирии ливийского сценария. В-третьих, в западных столицах растет понимание, что раздробленной сирийской оппозиции далеко до превращения в альтернативное правительство. В-четвертых, трещит по швам позиция Лиги арабских государств, с опорой на которую Запад и его союзники пытаются дальше продвигать сценарии так называемой "арабской весны". Там заметно выделяются интересы далеких от демократии государств Персидского залива. Наконец, в-пятых, появляется шанс вывести из западной антисирийской коалиции Турцию учетом ее национальных интересов.

Напомним, что первоначально с идеей провести в Стамбуле международную конференцию по Сирии выступил министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу. Но после визита в США Анкара вынуждена была примкнуть к поддержанному США французскому проекту и провести такой форум в Тунисе, где Анкара оказалась на вторых и даже пятых ролях. Более того, она попала в тиски между Сирией и Ираном. Теперь ее начинают просто "разводить". На днях Международная кризисная группа (International Crisis Group) призвала Запад активнее привлекать Турцию, но для решения иранского вопроса, где Анкара выступает со "свежими идеями". МКГ также призывает Запад не "загонять" Тегеран в угол различными санкциями, способствовать изменению его позиции путем вовлечения в переговоры на всех уровнях. Это очень важный фактор, поскольку - если вывести за скобки военную угрозу - Запад не имеет перспективной, стратегической политики как в отношении Сирии, так и Ирана. По мнению "кризисной группы", выход из тупиковой ситуации способна найти только дипломатия Турции, которая "убеждена, что необходимо делать шаги, позволяющие - пускай даже незначительно - но продвигаться вперед к финишной линии". В свою очередь, министр иностранных дел Ирана выступил с предложением провести переговоры Ирана с "шестеркой" в Стамбуле. В то же время очевидно, что одновременно " дружить" с Ираном и враждовать с Сирией для Анкары означает потерю возможностей для политико-дипломатического маневрирования. Более того, становится ясным и то, что даже если осуществится французская идея создания "гуманитарных коридоров" в Сирии, то в международный контингент, который бы гарантировал безопасность таких коридоров, вряд ли будут включены турецкие военные части. Но сам факт появления в Турции на границе с Сирией иностранного миротворческого корпуса может стимулировать самые неожиданные для Турции процессы в соседнем Ираке.

На днях египетская правительственная газета Al-Ahram опубликовала "разоблачения", связанные с деятельностью в Каире финансируемых из США неправительственных организаций. В офисах организаций при обысках якобы были найдены карты планируемого американцами "раздела региона". Утверждается, что по приказу Пентагона известный историк, профессор Принстонского университета Бернард Льюис сформулировал план разрушения легитимного исламского блока - страны за страной. Речь, во-первых, о создании государства Великий Курдистан, в состав которого войдут не только автономный иракский Курдистан, Мосул и Киркук, но также территории, отрезанные от Турции, Ирана, Сирии, Армении, Азербайджана. Кстати, в западных СМИ уже мелькают сообщения о переселении определенной части курдов из Ирака в Азербайджан. Во-вторых, по предложенному проекту Иран будет вынужден уступить территорию так называемому "Объединенному Азербайджану", в состав которого войдут не только иранская провинция Западный Азербайджан, но и граничащие с Ираном провинции Афганистана. Карабах становится независимым армянским государством. Что же касается Сирии, то планируется ее разделение на шиитское государство (побережье), суннитское государство (Алеппо), суннитское государство (Дамаск), друзское государство (куда войдут Голанские высоты, восточная часть Иордании и часть Ливана). Вот почему битва на сирийском плацдарме, в отличие от Ливии или Туниса, содержит в себе серьезный геополитический привкус. И вот почему министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле после окончания встречи контактной группы по Сирии предостерег от дебатов о возможной военной интервенции. "Необходимо избегать действий, способных обернуться еще большей эскалацией конфликта", - заявил Вестервелле. По его словам, неосторожные действия могут привести к обострению ситуации в целом в регионе и к конфронтации, в которую окажутся втянутыми многие страны, прежде всего, "Большого Ближнего Востока".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.