Линдерман: Русский вопрос должен быть решен, иначе Латвии крышка

Рига, 22 февраля 2012, 13:58 — REGNUM  Корреспондент ИА REGNUM обратился к Владимиру Линдерману, одному из лидеров общества "Родной язык", инициировавшего вынесенные на референдум 18 февраля поправки к Конституции Латвии, предоставляющие русскому языку статус государственного, с тем чтобы подвести итоги вызвавшего такой большой ажиотаж плебисцита.

ИА REGNUM: Референдум по инициированным обществом "Родной язык" поправкам к Конституции Латвии состоялся. Прежде чем подвести итоги, скажите: какие цели преследовали вы и общество "Родной язык"?

Первая цель - сплотить русских жителей Латвии, вывести их из того состояния неуверенности в своих силах, в котором они пребывали. Во-вторых, привлечь международное внимание к проблеме межнациональных отношений в Латвии, и в результате - добиться диалога. Еще полгода назад я назвал эту акцию "понуждением к диалогу" (piespiešāna dialogam) - принуждение к диалогу и сотрудничеству, иначе выйти на диалог вообще не представляется возможным.

ИА REGNUM: А предоставление русскому языку статуса государственного языка, как это заявлялось в самом начале?

Это даже записано в инициированных нами поправках к Конституции, но я думаю, что все, кто участвовал в референдуме понимали, что чисто арифметическим путем достичь поставленной цели невозможно. При этом нашей целью была и остается легализация русского языка в Латвии.

ИА REGNUM: Многим представляется, что имела место некая координация действий между обществом "Родной язык" и политическим объединением "Центр согласия" (ЦС).

Координации в прямом значении этого слова не было вообще. Но с определенного момента, скажем, начиная со второго этапа (централизованный сбор подписей в поддержку инициативы общества "Родной язык" - ИА REGNUM) "Центр согласия" подключился к процессу. Главным образом, путем высказываний известных людей с призывом голосовать "за", что, кстати, немаловажно, поскольку какую-то часть голосов поддержка [Нила] Ушакова (председатель ЦС, мэр Риги - ИА REGNUM) нам добавила.

ИА REGNUM: Говорят, что ЦС использовал общество "Родной язык" - такой контролируемый ЗаПЧЕЛ или Штаб защиты русского языка - для того, чтобы преподнести себя как гаранта стабильности и лояльности русской общины. А когда эта тактика не сработала и ЦС все же не пустили во власть, Ушаков пошел ва-банк.

Каковы были их планы, я не знаю. Но на самом деле это законная деятельность в политике - взаимное использование политическими силами друг друга, независимо от того, знают ли сами эти силы об этом использовании. Это нормальная практика. Есть методы, по моим понятиям, выходящие за рамки политического этикета. Так, правящие на последнем этапе референдума вышли за рамки этикета - они стали называть своих противников не просто политическими оппонентами, а врагами государства, преступниками, предателями. Вот это уже не катит. А взаимное политическое использование - это норма, все политические силы в какой-то мере друг друга используют.

ИА REGNUM: При этом вы отрицаете наличие какого-то сценария.

Отрицаю.

ИА REGNUM: А чем вы объясните такое внимание к себе со стороны СМИ, в том числе, подконтрольных ЦС? Из опубликованных порталом Kompromat.lv фрагментов переписки Ушакова с "друзьями" мы знаем, какую роль председатель "Центра согласия" играл в определении политики, например, Первого Балтийского канала (ПБК).

Во-первых, я бы не сказал, что ПБК проявлял ко мне такое уж внимание. Я за все это время два интервью дал на ПБК. Я думаю, что вся русская пресса меня поддерживала, потому что для нее это был вопрос взаимной конкуренции. Первым меня стало поддерживать наиболее далекое от ЦС издательство Petit (издает ежедневную газету "Час" и еженедельник "Суббота" - ИА REGNUM). Просто они первыми почувствовали эту тему: если русская газета хочет популярности у русских читателей, то такая поддержка выглядит естественной. Позднее на принципах конкуренции подключился Fenster (ежедневная газета "Вести Сегодня", еженедельник "Вести" - ИА REGNUM) и, наконец, "Телеграф". Русская пресса поддержала нас еще тогда, когда лидеры ЦС выступали в отношении инициативы "Родного языка" с критических позиций.

ИА REGNUM: Так это и вызывает вопросы.

А вы думаете, что русская газета может не поддержать такую инициативу?! А кто ее будет покупать?!

ИА REGNUM: Мы все видели, как русские СМИ игнорировали конкурента "Центра согласия" - партию ЗаПЧЕЛ.

Потому что это была партия. Я не знаю. Эта тема от меня далека, и я мало ею интересуюсь. Я не стараюсь лезть в такие глубины, потому что это не нужно для дела. Это даже вредно для дела. Я иду вперед. Я создал такую тему, что сегодня любая партия, претендующая на русские голоса, и любая газета, претендующая на русских читателей, вынуждены поддерживать. И как может быть иначе? Уже на первом этапе, когда за две недели в поддержку инициативы о придании русскому языку статуса государственного подписались 5 тысяч человек, как русские СМИ могли остаться в стороне?

ИА REGNUM: А кто финансировал вашу агитационную кампанию?

Общество "Родной язык" провело очень скромную агитационную кампанию. На первом этапе (сбор не менее 10 тысяч нотариально заверенных подписей граждан Латвии под законодательной инициативой, чтобы получить право провести централизованный сбор подписей уже за счет государства - ИА REGNUM) основные траты состояли в оплате услуг нотариусов. Нам помогли бизнесмены, имена которых я не уполномочен называть. Я планировал, что мы соберем подписи за 6-8 месяцев. Но в действительности темп был взят невероятно быстрый. Мы кинули клич, и нам накидали на счет вполне солидную сумму. Часть предпринимателей стали организовывать сбор подписей в обход "Родного языка". И, наконец, более состоятельные латвийцы сами заплатили 2 лата (2,8 евро) за заверение своей подписи у нотариуса. Газетам мы ничего не платили. Мы были ньюсмейкерами. Мне и в голову не приходило платить газетам. Я и не делал этого никогда за всю свою общественную биографию.

На втором этапе затраты были еще меньшими. Реклама шла по телеканалам, но к этому общество "Родной язык" не имеет никакого отношения. Руководители ПБК заявили, что это была их инициатива; там тоже русские люди работают. У меня нет оснований им не верить и во все это вникать. Газеты писали об этом по своей инициативе, иногда по моей просьбе, но абсолютно бесплатно. Мы изготовили листовки, но все это копеечные расходы.

ИА REGNUM: Суммы вы не готовы назвать?

На первом этапе - до 10 тысяч латов (14 тысяч евро), на втором - пара-тройка тысяч. К 31 марта мы предоставим полный отчет. На третьем этапе за нас всю работу выполнили правящие, но, видя, что на телевидении нет вообще ничего, никакой агитации "за", мы что-то разместили на TV5, где расценки пониже. Но это в последние три дня. Еще листовки и немного на радио. В отчете все будет.

ИА REGNUM: Некоторые представители латышской политической элиты утверждают, что референдум - результат происков России. На российский след в этом деле будто бы напала и Полиция безопасности.

Это полный ноль. Никакого отношения российские госструктуры к референдуму 18 февраля не имеют. Референдум - внутреннее дело Латвии. Во многих странах оппозицию пытаются выдать за агентуру иностранного государства. Это самый легкий прием очернения. В нашем случае это попадание в молоко. Ни единого доказательства, полудоказательства, четверть-доказательства нет. С их точки зрения, доказательством служит повторение одной и той же мантры. Одно только муссирование темы, одна болтовня.

ИА REGNUM: Если искать заинтересованных в деятельности общества "Родной язык", то нельзя не упомянуть неофашистов из "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ Райвиса Дзинтарса, Иманта Парадниекса, Яниса Иесалниекса и т.д. Не дали ли вы своей деятельностью им в руки мощное оружие для антирусской агитации?

Тогда любой человек, говорящий в Латвии по-русски, дает неофашистам из национального объединения (ВЛ-ТБ/ДННЛ - ИА REGNUM) козырь в руки: смотрите, он не говорит по-латышски. Это жизнь, борьба. То, что Дзинтарс набирает очки на националистическом фланге, на это мы вообще повлиять не можем. Он набирает их только потому, что в плане политического чутья и, может быть, даже характера он сильнее всех остальных конкурентов на своем фланге. То, что радикально-националистический фланг в Латвии есть, и не исчезнет в ближайшее время, понимает любой здравомыслящий человек. А кто там у них будет лидером, на это мы повлиять никак не можем. Дзинтарс посильнее, чем Гражданский союз - это факт. Мы видим, как он двигается. Но для нас, для русскоязычных жителей Латвии, хрен редьки не слаще. Разницы нет. Кампания перед референдумом показала, и русские люди увидели (раньше у них были сомнения на этот счет), что Дзинтарс проявил себя не большим радикалом, чем Сармите Элерте, Солвита Аболтиня, Сандра Калниете или Инесе Вайдере из премьерской партии "Единство". Эти дамы прибегли к той же риторике, к той же лексике, что и Дзинтарс и Ко, и даже еще крепче, чем та, что до сих пор применяла "Все - Латвии!". Они заговорили на языке неонацизма, на языке крайнего национального радикализма: чужой - это враг, его надо очернить, убить сначала морально, а при возможности посадить, депортировать. Все они одним медом мазаны.

ИА REGNUM: То есть вы тайное сделали явным, выступив в роли лакмусовой бумажки?

Да. Позиции половины руководителей "Единства" ничем не отличается от позиций ВЛ-ТБ/ДННЛ.

ИА REGNUM: Пришло время подвести итоги референдума 18 февраля.

Цель сплочения русской общины, я считаю, выполнена. Никто не убедит меня, что возможен откат назад, возвращение ее в аморфное состояние. Возврата не будет. Люди очень горды собой. Во-вторых, международное внимание привлечено. Только западным СМИ я даю по два-три интервью в день, включая американские Wall Street Journal, Baltimore Sun, Washington Post и т.д. И за редким исключением они подают информацию объективно, они фиксируют наличие проблемы. Поскольку главным аргументом правящей элиты было якобы отсутствие проблемы; есть мол несколько маргиналов, Линдерман, ЗаПЧЕЛ, какие-то старушки с красными флагами, интерфронтовец Рубикс, но проблемы нет. А она есть, и теперь это зафиксировано. Латвия - маленькое государство, и мнение большого мира для нее важно. И третий итог - это высокий результат в местах компактного проживания русских жителей Латвии. Даугавпилс с 85% за госстатус для русского языка вынес все, что можно. Перевес хороший в других латгальских городах и хороший результат в Риге. Аргументы для присвоения русскому языку статуса регионального языка более чем весомы. И главное, что они, как говорят сотрудники правоохранительных органов, задокументированы. Это не опрос, это не мнение общественности. Это мнение самого государства теперь. И это ближайшая тема, которую надо двигать.

ИА REGNUM: Между тем, одни утверждают, что вы раскололи латвийское общество. А другие - я цитирую премьер-министра Валдиса Домбровскиса ("Единство") - что "маргиналам не удалось расколоть латвийское общество".

Главная беда латышских политиков не в национализме, тот же Домбровскис не такой уж националист. Главная их беда в том, что они не хотят смотреть правде в глаза. Все последние 20 лет они предпочитали жить в мире иллюзий. Домбровскис, наверное, не хотел обидеть проголосовавших "за" на референдуме. Он меня хотел назвать маргиналом, а назвал этим словом 273 тысячи своих сограждан, людей, для блага которых он работает.

А что касается раскола, то просто правда всплыла. Бывает же так, что в семье жена и муж 20 лет о чем-то молчат, или один из них о чем-то молчит; одна сторона молчит, и у другой создается иллюзия, что все в полном порядке. Ведь до сих пор латышские СМИ преподносили латышам информацию так, что проблемы нет, не стоит обращать внимания, есть миллион более важных проблем, а это миллион первая, мелким шрифтом на пятой странице. И тут проблема всплывает. Но они и после первого этапа не захотели проблему заметить, хотя надо было заметить. Даже на втором этапе они не хотели ничего замечать, им казалось, что нужного числа подписей - 154 тысяч - не наберется и все затихнет. И когда правда открылась, естественно, начались острые разговоры. Правда оказалась очень трудно перевариваема латышской частью общества. Отсюда вспышка истерии, наблюдаемая нами сейчас. Латыши почувствовали себя неуютно.

ИА REGNUM: Какую из двух общин Латвии - русскую или латышскую - сплотил референдум в большей степени?

Безусловно, русскую. Для латышей это не есть сплочение. Завтра все внутренние конфликты снова станут актуальными. То, что мы видели на референдуме - это мобилизация в ответ на мнимую угрозу, от которой вскоре ничего не останется. Ведь это не была борьба русских и латышей. Это была борьба разума и инстинктов. Наша позиция была рациональной. Ни на уровне лидеров, ни на уровне активистов, ни даже на уровне рядовых участников никакой антилатышской ноты не звучало. Мы хотели предложить латышской части населения логичные объяснения, приводили примеры из международного опыта. А в ответ слышали только инстинктивное "нет", желание уесть, стремление не дать.

ИА REGNUM: Но вы ведь рассчитывали на поддержку латышской части населения?

Я говорил, что мы будем бороться за это. По нашим наблюдениям, а также согласно исследованию журнала Ir, на втором этапе идею поправок к Конституции поддержали 10-15 тысяч латышей. Такая среда среди латышей имеется, но она не имеет влияния. Думаю, мои вторжения на латышское информационное поле свою роль сыграли. Они вызвали еще один виток истерики у правящих, а эта истерика явилась главным мобилизатором русских. Я полез на латышскую территорию, они сразу нашли "хороших русских", вроде Елены Екатериничевой и Дмитрия Трофимова, импортировали из России Новодворскую с Боровым и начали их показывать русской аудитории. Думаю, тысяч тридцать голосов мы на этом получили дополнительно.

ИА REGNUM: Но если были латыши, голосовавшие за госстатус для русского языка, то были и русские, голосовавшие против этого.

Думаю, на уровне единиц. У меня нет доказательств, но те латыши, которые поддерживают нас, делают это искренне, а вот Екатериничева и Трофимов - это люди как бы нанятые. Да, многие русские не считают, что русский в Латвии должен быть государственным, но на референдуме они проголосовали "за". Это разные вещи. И я не испытываю такого уж восторга при мысли о том, что появится такая строчка в 4-й статье Конституции. Законный статус нужен, но достаточно прописать его в одном из правовых актов.

ИА REGNUM: "Висулатвияец" Парадниекс заявил, что избиратель выдал политикам мандат на построение "латышской Латвии".

Пусть ответит тогда, каким образом эта "латышская Латвия" проглотит Ригу и Латгалию? Они построят "латышскую Латвию" на некоторых участках территории Латвии, но не во всей Латвии.

ИА REGNUM: Вы помните, наверное, как Дон Кихот вступился за мальчика, которого обижал хозяин, и что из этого вышло? Не получится так, что своим вмешательством "Родной язык" и его лидеры только усугубили положение русской общины, развязав руки латышским неофашистам?

Нет, не вижу к этому предпосылок. Главное, что мы переломили психологический вектор. Вернулся оптимизм, появилось ощущение большого количества, ощущение, что есть целые города, которые за нас. Есть лидеры, пользующиеся популярностью...

ИА REGNUM: Каковы планы "Родного языка" на ближайшее и отдаленное будущее?

Ближайшее - это добиться официального статуса русского языка в Даугавпилсе и других латгальских городах. В Латгалии мы имеем полное право вежливо, но давить. Сейчас мы обсуждаем с юристами, как это сделать. Начиная с символических шагов, например, топографических указателей на русском языке. Или, скажем, заблокировать деятельность языковой инспекции, открыв взамен бесплатные курсы латышского языка. Если это не будет делаться, то мы сами будем вешать двуязычные таблички. Никто не сможет их снять. Просто нет такого ресурса. Болезненный вопрос для пенсионеров - вопрос с аннотациями к лекарствам на русском языке. 273 тысячи человек - это не только избиратели, но еще и потребители. Мы обратимся ко всем фармацевтическим компаниям, и та, которая первой из них начнет делать вкладыши на русском, получит от этого бонусы.

ИА REGNUM: А политические планы?

Мы собираемся участвовать в муниципальных выборах. В марте-апреле мы с Евгением Осиповым планируем слить наши партии (Партия Осипова и Движение 13 января - ИА REGNUM). В ходе борьбы за русский язык появились люди, хотя и не у всех из них имеются политические планы.

ИА REGNUM: Не поведете ли вы за собой людей типа Клавса Олштейнса, которые ловят волну, чтобы на ней въехать в органы власти?

Это для меня важный вопрос. Лучше меньше, да лучше. Я не хочу портить свою репутацию, лишь бы добиться больших процентов на муниципальных выборах. Мне это вообще не надо. Я и по жизни к этому не стремлюсь. Но нужно, наверное, к общественным рычагам добавить политические в этой борьбе. Поэтому людей будем отбирать тщательно.

ИА REGNUM: Вы готовитесь вступить в конкуренцию с ЦС на русском электоральном поле?

Это как карта ляжет. По большому счету, для меня это не так важно. Какие у них будут планы, я не знаю. Я бы не отказался от общих списков в некоторых регионах. Это ведь муниципальные выборы. Сейм - это другое дело.

ИА REGNUM: А ЗаПЧЕЛ?

Не знаю, в каком состоянии сейчас эта партия. Я благодарен Татьяне Жданок (лидер ЗаПЧЕЛ, депутат Европарламента - ИА REGNUM) за то, что она организовала мой визит в Страсбург, но никаких политических разговоров у нас пока не было. Любой союз строится на том, что две стороны должны быть взаимно полезны друг другу. У меня есть определенная популярность, которая позволяет мне выступать от имени русскоязычных, у Жданок есть европейские контакты, которых нет у меня, и какой-то вес в европейских структурах, которого у меня нет. Это можно объединить. "Центр согласия" - конформистская партия, витиеватая, я бы сказал, но у него большой вес на уровне самоуправлений и СМИ. У нас есть свежесть, энергия, высокий уровень популярности у русских жителей Латвии. Я не знаю, что есть сегодня у ЗаПЧЕЛ, если не брать Европарламент. По впечатлениям - мало что, чтобы быть аккуратным в выражениях. Моя задача - максимально продвинуть русский вопрос. Латвии: крышка, если он не будет решен. Здесь просто не будет экономики. Исходя из этого, я и буду строить мои политические отношения. Мне лично ничего не нужно. Я прожил так всю жизнь, никогда не голодал, даже когда в Москве по пять раз в месяц приходилось менять квартиры.

ИА REGNUM: Кстати, о Москве. Ваше отношение к событиям, которые происходят сейчас в России.

Мне удалось, как кажется, сплотить на определенной теме русских людей здесь, в Латвии. Людей, которые придерживаются разных взглядов на то, что происходит в России. Среди них есть те, кто симпатизирует власти в лице Путина, есть те, кто симпатизирует тандему в целом или одному Медведеву. Есть те, кто симпатизирует оппозиции: буржуазной или небуржуазной, если вывести за скобки персонажей типа Новодворской, которая, кроме Борового и своего кота, не представляет больше никого. Я не имею права сейчас на какие-то публичные высказывания в этом плане. Я должен сохранять сплоченность, и мои личные симпатии и антипатии не должны играть никакой роли. Мы с Евгением Осиповым с самого начала выбрали определенную тактику, сконцентрировавшись на определенной цели; ни в коем случае нельзя дробить сейчас русскую общину Латвии по темам, выходящим за рамки русского вопроса в Латвии.

Как сообщало ИА REGNUM, 18 февраля в Латвии состоялся референдум по инициированным обществом "Родной язык" и поддержанным 187 тысячами граждан Латвии поправкам к Конституции, предоставляющим русскому языку статус государственного, в котором приняли участие 71,12% или 1 098 847 избирателей, из которых 273 347 или 24,88% избирателей проголосовали за придание русскому языку статуса государственного, а 821 722 или 74,8% избирателей высказались против.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.