Виген Акопян: Надежды властей Армении и реальность США

Москва, 22 февраля 2012, 12:13 — REGNUM  

Надежды спикера Никояна и интересы США

20 февраля председатель парламента Армении, член правящей Республиканской партии Самвел Никоян принимал делегацию американских конгрессменов. "Как парламентарий, я бы хотел, чтобы США в карабахском вопросе заняли такую же позицию, как в случае с Косово. Но сейчас удовлетворяемся тем подходом, который США демонстрируют сегодня", - согласно пресс-службе парламента Армении, заявил коллегам из США Никоян.

Это заявление армянского спикера, лишенное каких-либо политических последствий для него самого, лишь гармонично дополняет текущий проамериканский антураж армянской политической системы в целом. При этом серьезным анализом, что именно произойдет, если США вдруг на деле решат отнестись к Карабаху так же, как к Косово, глава парламента Армении, по конституции - второе лицо в Армении, похоже, вряд ли себя утруждал.

Постараемся сделать это вместо него и оценить жизнеспособность высказанных американцам надежд, оценить то, что и происходит на самом деле, а не в парламентской риторике. Для этого необходимо выяснить, каким образом должна видоизмениться ситуация в Закавказье, чтобы Вашингтон действовал в этом регионе так же, как он повел себя на Балканах, то есть разбомбил Баку и заставил полмира признать независимость Карабаха. Ведь другого сценария убедить Азербайджан смириться с односторонним, как в случае с Косово, подходом Вашингтона, на который надеется армянский спикер, просто не существует.

Зачем это вообще нужно американцам? Ведь не полагает же спикер армянского парламента, что США признали Косово из чувства солидарности с борьбой косовских албанцев против сербов и власти Белграда, с вырезанием органов из тел пленных сербов с целью их перепродажи небрезгливым европейским друзьям? Необходимо напомнить, что в Косово дислоцирована военная база США Кэмп-Бондстил, которую начали строить уже в 1999 году, сразу после бомбардировок Югославии и входа в Косово и Метохию. На сегодняшний день это одна из крупнейших американских военных баз в Европе, развернутая на тысяче гектар плодородной земли на юго-востоке сербского края. Как пишет эксперт Лиляна Булатович, меньше чем за три года Бондстил из палаточного лагеря, размещенного на 400 гектарах, превратилась в автономную, оснащенную по последнему слову техники базу, где сейчас сосредоточено 7.000 военнослужащих - три четверти общего количества американских военных в Косове. "Опыт Бондстила используется в Афганистане и в обустройстве баз США на территории бывшего СССР", - утверждает Булатович.

Может, именно о такой перспективе для Нагорного Карабаха мечтает Никоян? Тем более что американцы как раз планируют рассредоточить силы, разбить свои крупные контингенты в Афганистане и Ираке на мобильные группировки в соседних регионах. В случае с Афганистаном это Средняя Азия. Соответствующие усилия в этом регионе американцами уже прилагаются. В случае же с Ираком это, по всей видимости, примыкающие к нему страны и регионы. Например, 27 января 2011 года газета The Wall Street Journal сообщила, что Пентагон намерен создать новую военную базу в Турции, вдобавок к уже действующей базе Инджирлик. Как сообщил изданию высокопоставленный источник в американских военных кругах, министерство обороны США планирует создать базу в пограничном с Ираком регионе Турции, то есть на границе иракского Курдистана. Вот здесь уж точно американцы займут такую же позицию, как в случае с Косово, если, конечно, Турция не оправдает всей тяжести возложенной на нее миссии.

Но вряд ли армянский спикер пускался в столь долгие размышления. Ведь он оговорился, что желает "косовского" подхода от США "не как политик, а как парламентарий", вероятно, апеллируя к "косовскому прецеденту". Безусловно, "как парламентарий" Самвел Никоян мог бы пожелать и того, чтобы Россия в карабахском вопросе заняла такую же позицию, как и в случае с Абхазией и Южной Осетией, - то есть признала независимость НКР. Но такого желания Никоян не озвучил, вероятнее всего, опасаясь окрика из Тбилиси. Ведь, согласно грузинской официальной позиции, Россия "оккупировала" Абхазию и Южную Осетию. В Ереване об этом вообще предпочитают не вспоминать, чтобы не злить лишний раз Грузию, через территорию которой пролегает главная транзитная артерия для блокированной Армении. Поэтому окрика Сербии, России, Испании, Румынии, Словакии, Кипра, Греции, Китая и других, не признающих независимости Косово, Армения не боится.

А что же с Косово? Есть все основания полагать, что власти Армении готовы к признанию независимости бывшего сербского края, если поймут, какие именно дивиденды они получат от американцев в этом случае. Соответствующий информационный сигнал был направлен официальными органами армянской власти 7 октября прошлого года. Оценить дивиденды, судя по всему, Еревану пока не удается, а посему и Косово остается не признанным Арменией. Может именно за признание Косово Арменией Никоян хочет получить поддержку США в Карабахе? Но для Вашингтона признание или непризнание Арменией независимости бывшего сербского края ценно лишь настолько, насколько оно испортит отношения Еревана с Москвой. Опасается ли подобной перспективы Армения? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в текущей ситуации в Закавказье, а также подвести некоторые итоги армяно-российского сотрудничества в период президентства Дмитрия Медведева в России и Сержа Саргсяна в Армении.

Кто с кем дружит в Закавказье

Система сдержек и противовесов в Закавказье после грузино-российской войны августа 2008 года стремительно теряла остатки устойчивости. Закрепившись в Грузии окончательно и надолго, американцы начали шаг за шагом, при активной помощи грузинской элиты, наращивать влияние в регионе. Что касается Азербайджана, то плотная привязанность этой страны к грузинскому, то есть к охраняемому США углеводородному транзиту, уже давно сделала "пакет" азербайджанских интересов, в общем и целом, неотделимым от грузинского. По политической части, Азербайджан и Грузию сближает то, что они равно признают себя "оккупированными". Поэтому Косово они признавать не собираются, но и объявлять США оккупантами тоже не могут, хотя военная база Кэмп-Бондстил раз в десять мощнее военной базы РФ в Абхазии.

Если Азербайджан, в силу его внушительной ресурсной базы, можно назвать главной целью региональной конкуренции, а Грузию - мостиком, обеспечивающим эффективное влияние на политику Баку, то Армения в этой конфигурации получает функцию бокового военно-политического плацдарма, контролируя который, можно влиять на "политическую температуру" всего региона. И это, надо сказать, один из результатов многолетней политики изоляции этой страны. В этом контексте, карабахский конфликт предстает в качестве "отложенного фактора" или "козыря" в региональной игре. Тот или иной сдвиг в ситуации вокруг Карабаха предопределит политическую ориентацию и Баку, и Еревана, точно так же, как и абхазский и югоосетинский конфликты предопределили внешнеполитический курс Тбилиси.

Армения разделила функцию обеспечения собственной безопасности с партнерами по международному оборонному блоку - Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), который курируется Россией. Но сегодня участие в ОДКБ не вселяет в Ереван уверенности в эффективности действующей системы национальной безопасности. В первую очередь, из-за аморфности самой ОДКБ, во вторую - из-за той же Грузии. Лишенная выхода к морю и не граничащая с Россией, Армения в значительной степени зависит от грузинского "выбора", то есть от того, кто контролирует грузинский транзит. А это даже не США. Наиболее серьезный вызов для Армении - укрепление доминирующих позиций Турции и Азербайджана в грузинской экономике, а значит в перспективе - и в политике. Становясь мостом между Азербайджаном и Турцией, Грузия со временем автоматически становится в лучшем случае стеной, а в худшем - северным фронтом для Армении. Баку, Тбилиси и Анкара готовятся к сдаче в эксплуатацию железнодорожной линии Карс-Тбилиси-Баку, превращая тем самым армянскую железнодорожную систему из ключевого узла в локальную ветку транзитного коридора Восток-Запад. Не случайно, Баку обеспечил львиную долю финансирования этого проекта.

Тревожные сигналы с "грузинских полей" в Ереван поступают регулярно. Например, есть достоверные сведения о том, что компания-заправщик в аэропорту грузинской столицы - Тбилиси, принадлежащая азербайджанским структурам, отказывается заправлять самолеты, направляющиеся в Ереван. Немало тревоги вызвала в Армении и информация о возможной продаже акций магистрального газопровода Моздок-Тбилиси-Ереван, питающего Армению российским газом. Официальную готовность приобрести этот актив оперативно заявила ГНКАР - Государственная нефтяная компания Азербайджана.

Армянские власти уже многие годы находятся в лихорадочном поиске возможностей освобождения от грузино-тюркской удавки. В августе 2009 года при посредничестве Швейцарии была предпринята попытка исторического примирения с Турцией, что позволило бы разблокировать армяно-турецкую границу. Но усилиями Азербайджана данная затея была провалена, хотя и пользовалась активной политической поддержкой США. В итоге Турция прямо связала перспективу разблокирования Армении с карабахским вопросом, еще раз обозначив главную проблему Армении - отсутствие какой-либо возможности влиять на политику Анкары. В этом плане резкие антитурецкие заявления президента Франции Николя Саркози, озвученные в Ереване, а также принятие французским Сенатом закона о криминализации Геноцида армян - совершенно ясный сигнал официальному Еревану о существовании союзника, способного укрепить политические тылы Армении. Насколько этот союзник постоянен и надежен - вопрос ближайшей исторической перспективы.

Россия - "полузащитник" армянского суверенитета

Сугубо в военном плане, армянскую территорию от Турции защищает военная база России в Гюмри и участие Еревана в ОДКБ. Хотя при этом очевидно, что осуществлять военное вторжение в Армению турецкая сторона не планирует и ей это не нужно. В Анкаре, как, впрочем, и в Баку прекрасно понимают, что безопасность любой страны не может ограничиваться вопросами военно-политического характера. Практически с момента приобретения независимости Армения пребывает в транспортной блокаде. Данное обстоятельство крайне негативно действовало и продолжает действовать на армянскую экономику. Власти Азербайджана прямо заявляют, что региональная изоляция - расплата за "оккупацию" ее территорий.

В период правления в Армении Роберта Кочаряна была предложена модель развития армянской экономики, не связанная с крупногабаритными транспортными перевозками. В частности, акцент делался на ювелирную промышленность и инновационные технологии. По прошествии почти десятилетия можно сказать, что данная стратегия увенчалась полным крахом. Причем крах этот можно было предсказать в годы правления самого Кочаряна, видя какие внушительные по масштабам Армении средства вкладываются в набухший под влиянием международной конъюнктуры пузырь строительного сектора. Результат - те же проблемы, плюс зияющие окна элитных новостроек.

На сегодняшний день армянские власти не предложили каких-либо внятных приоритетов экономического развития страны. И это не удивительно. Их уже просто не существует. В условиях блокады и гонки вооружений, усугубленной многолетней тотальной коррупцией внутри страны, необходимы колоссальные средства не то что для развития, а для выживания армянского государства, в том числе финансирования армии. Не удивительно, что актуальный сюжет текущей армянской действительности - массовая миграция и безработица. Ясно, что в этой ситуации говорить о безопасности страны, находящейся к тому же в состоянии вооруженного конфликта с соседями, просто нелепо.

Но почему Россия не инвестирует в страну, которую её же официальный представитель назвал в свое время своим "форпостом"? Для сравнения, США и ЕС в последние годы инвестировали в Грузию миллиарды долларов, причем существенная доля этих средств направлялась в обустройство военной инфраструктуры. Во втором квартале 2011 года США вышли на первое место среди инвесторов грузинской экономики, обеспечив 26% вложений. Кстати, на втором месте в списке обосновалась Турция.

В период правления Дмитрия Медведева и Сержа Саргсяна армяно-российское экономическое сотрудничество ничем, кроме сухих статистических сводок не отличилось. На памяти только выделение Москвой кредита в размере $500 млн. долларов, канувших так же незаметно, как и кредиты различных международных финансовых институтов. Для рядового обывателя единственный эффект этих кредитов - рост внешнего долга страны. С другой стороны, можно привести в пример усилия российских государственных корпораций "Газпром", "Интер-РАО" и РЖД по технической реабилитации армянских коммуникаций. Впрочем, и здесь результаты оказались более чем скромными. "Интер-РАО" недавно вышел из доверительного управления Армянской АЭС, которая вскоре должна быть законсервирована. Генерирующие мощности, воссозданные российскими энергетическими компаниями, оказались невостребованными опять-таки из-за блокады - закрыты рынки экспорта. Тем временем, активная инвестиционная политика Турции, ЕС и США способствовала реабилитации грузинского энергетического комплекса, который как раз и занимает все новые ниши на региональном рынке электроэнергии.

Инвестиционные планы РЖД, прямо на старте привязанные к перспективе политического разблокирования Армении, также потерпели фиаско. На сегодняшний день 100% дочка РЖД - компания "Южно-Кавказские железные дороги" (ЮКЖД) окучивает крохотный рынок железнодорожных перевозок внутри Армении, а также поддерживает связь с грузинскими портами, которая, при желании американских кураторов Саакашвили, может в любой момент либо закрыться, либо предложить такие условия сотрудничества, которые сделают еще более нерентабельной саму ЮКЖД. Одним словом, "Южно-кавказские железные дороги" пока не оправдали своего названия, так и не выйдя за пределы Армении. Остальные телодвижения армянских и российских элит концентрировались вокруг организации различных помпезных форумов и конференций, пополнявших карманы их организаторов, но так и не материализовавшихся в конкретные предприятия и рабочие места. Попытки армянских властей добиться от России выделения нового кредита - на реабилитацию завода "Наирит", производящего хлоропреновый каучук, оказались тщетными.

Между тем, поиск финансовых ресурсов становится для армянской власти вопросом номер один. Финансов, позволяющих залатать дыры не только в Армении, но и в самом Нагорном Карабахе, рвущемся к политической независимости при полной экономической несостоятельности. Именно в этой ситуации Запад сигнализирует Еревану о возможности получения помощи в размере 1,5 млрд. евро (более $2 млрд.), взамен на проведение "честных выборов" в парламент в мае 2012 года. Чтобы понять, насколько значительна для Армении эта сумма, стоит лишь указать, что доходная часть бюджета страны в 2012 году составляет примерно $2,3 млрд. То есть речь фактически идет о кислородном баллоне в безвоздушном пространстве. Армянская власть в ответ рапортует о принципиальной готовности обеспечить "честные выборы", результатом которых, по общему ПРЕД-, ДО- и БЕЗ- ВЫБОРНОМУ согласию, должно стать вхождение в парламент так называемой радикальной оппозиции, взращенной на американские ресурсы. Именно этот результат, а не электоральная процедура - предмет торга между Ереваном и западными донорами. Репетиция "честных выборов" прошла совершенно недавно в одной из армянских провинций - в городе Раздан. Главную оценку избирательному процессу по итогам выборов выдала не Центральная избирательная комиссия Армении, а посол США в Ереване Джон Хефферн. Она была позитивной.

Децентрализация армянского политического поля неминуемо скажется и на карабахском процессе. Здесь армянское политическое руководство здраво оценивает возможности и ресурсы. Еще совсем недавно руководители Армении и Карабаха отметали какие-либо параллели с Косово, а на вопросы о косовском прецеденте гордо заявляли, что Карабах имеет больше оснований для независимости, чем бывшая сербская земля, то сегодня они призывают проявлять сходство подходов в этих двух конфликтах. Из самого Карабаха начали раздаваться заявления о готовности к уступкам, чего раньше не делалось для компенсации дипломатической податливости самого Еревана.

Что же заставило Армению интенсифицировать западный вектор своей "многовекторной" внешней политики? Неужели только застой в отношениях с Россией? И есть ли вообще в этом застое вина официального Еревана, согласившегося продлить срок дислокации военной базы РФ аж на полстолетия вперед?

Дестабилизация Ирана подорвет позиции России в Закавказье?

"В случае дестабилизации ситуации в Иране последует дестабилизация во всех странах Южного Кавказа. Произойдет резкое ослабление влияния Российской Федерации на всем кавказском пространстве. Между тем, Россия является гарантом безопасности, в том числе в случае карабахского конфликта, а Иран - одним из основных союзников изолированной Армении, а также Нагорно-Карабахской Республики", - заявил 18 февраля 2012 года в Степанакерте руководитель Европейского центра геополитического анализа (Польша) Матеуш Пискорски, выступая на конференции "20-летие независимости НКР: реалии и перспективы". По его словам, вслед за созданием зоны хаоса в Иране последует укрепление потенциала Азербайджана. "Реализация проекта "Большой Ближний Восток" связана с разделом Иранского государства и созданием большого Азербайджана, включая т.н. "Южный Азербайджан", который находится на территории Ирана", - сказал Пискорски.

Данная оценка польского эксперта несколько месяцев назад могла показаться излишне смелой. Но не сегодня, когда азербайджано-иранские отношения переживают период волнообразной эскалации. Не сегодня, когда заместитель исполнительного секретаря правящей партии Азербайджана, "Ени Азербайджан" Сиявуш Новрузов, выступая на первом пленарном заседании весенней сессии азербайджанского парламента, предложил переименовать Азербайджанскую Республику в Северный Азербайджан. "Сегодня в мире имеются примеры этого. Например, Северная Корея и Южная Корея. Можно привести несколько таких примеров. Часть Ирана считается Южным Азербайджаном, поэтому считаю необходимым переименовать Азербайджан в Северный Азербайджан. Это очень важный вопрос", - подчеркнул Новрузов. Безусловно, вопрос важнейший, особенно, если учитывать то, в каких отношениях друг с другом находятся две Кореи, и какую роль играют в этом регионе мира США.

Между тем, так называемая "арабская весна" медленно, но верно перерастающая в беспрецедентную межконфессиональную бойню, подкатывает к Турции и Ирану. И сложность задачи для Вашингтона в Закавказье сегодня связана не с тем, чтобы уменьшить на армянской территории влияние России, а в том, чтобы разорвать нить между Арменией и Ираном. По достоверным сведениям, США уже требуют от Еревана прекращения операций с участием иранского Центробанка, что ставит Армению в крайне сложную ситуацию. В еще более неудобном положении оказывается Россия, которая запустила свой "плацдарм" до такой степени, что даже ГСМ для российской военной базы поставляются сюда из Ирана. Как известно, после войны августа 2008 года Грузия аннулировала договор о военном транзите из России в Армению.

Таким образом, необходимо констатировать, что санкции и угроза дестабилизации Ирана уже сегодня влияют на баланс сил в Закавказье. При этом Иран - альтернативная артерия, питающая Армению в обход Грузии. Разрушив ее, США получат полную свободу действий в Закавказье и возможность активнее влиять на безопасность всего Черноморско-Каспийского региона, в том числе и российского Северного Кавказа. И самое главное - для этого им вовсе не обязательно признавать Нагорный Карабах, даже наоборот, лучше им пока этого не делать, дабы поощрять Азербайджан на дальнейшие антииранские "подвиги".

В свое время президент Армении Роберт Кочарян в ходе одной из конфиденциальных встреч с российскими представителями без обиняков обрисовал актуальную закавказскую политическую дилемму: или Россия ломает через колено Грузию, или Армения "ложится" под США. (Кстати, недавно российскими СМИ была тиражирована экспертная точка зрения о том, что в случае нападения на Иран, Москве придется прорубать коридор через грузинскую территорию до своей базы в Армении). Оценка теперь уже экс-президента Кочаряна оказалась пророческой, хотя и несколько упрощенной. Текущая политическая ситуация на пространстве от Сирии до Афганистана рисует более рискованные перспективы. Может случиться так, что американцы попросят Армению на деле доказать свою лояльность, например, поддержав идею Саакашвили о "Едином Кавказе". Почему бы и нет? Тем более, что механизм интегрированного управления армяно-грузинской границей американцами уже запущен.

Но и в этом случае надеждам Самвела Никояна не суждено будет сбыться. В лучшем случае, Армении в этой системе будет отведена та же функция, что и сейчас - боковой вышки, с которой хозяева транспортного коридора Азербайджан-Европа будут наблюдать за безопасностью собственных инвестиций. Это в лучшем случае. В худшем же, американцы добьются на Кавказе того же, чего добились на Ближнем Востоке - хаоса и резни. Ведь именно в таких условиях им будет сподручнее дестабилизировать российский Северный Кавказ. Симптоматично, что эти риски нарастают для России параллельно с процессом возвращения Владимира Путина в кресло президента. В случае избрания Путин получит из рук Медведева весь букет проблем, рожденных "перезагрузкой" и имитацией бурного посредничества в Карабахе, вместо реального укрепления командных высот перед давно уже анонсированной агрессией против Ирана.

"Независимость Южного Судана и Косово признаны (американцами - В.А) ради бизнеса, ради дальнейшего уничтожения Сербии, борьбы против китайского влияния в Судане и т.д. Россия же признала Абхазию и Южную Осетию не ради бизнеса, а ради безопасности", - заявил на конференции "20-летие независимости НКР: реалии и перспективы" главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров. По его мнению, "бессмысленно требовать признания независимости от мира до тех пор, пока независимость Карабаха не признает Армения. Признание независимости Карабаха должно состояться сначала в политическом классе Армении", - подчеркнул он. Но политический класс Армении надеется на США и созданный ими "косовский прецедент". Значит ли это, что Армения готова сделать Карабах частью американского бизнеса? Судя по всему, иного выбора у Армении не остается. А это лишь приближает войну у иранского порога.

PS. Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе Министерства обороны Армении, 14 февраля министр обороны Сейран Оганян принял заместителя директора департамента политики, стратегии и планирования европейского командования США, контр-адмирала Марка Монтгомери. В ходе встречи обсуждались организационные вопросы по проведению совместных армяно-американских учений.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.