В Румынии создается новый "эквивалент Косово": обзор СМИ Румынии

Москва, 20 февраля 2012, 02:04 — REGNUM  

Геополитика: "Козырем России остается приднестровский вопрос - "замороженный конфликт", разрешение которого может потопить весь регион". Политика: "Румынию ведут к гротескной и оскорбительной карикатуре на режим Путина". Общество: "Румын, нищий и беспомощный, заболел, стал загибаться и умер в молчании, за десятилетия до истечения срока годности".

Геополитика: "Козырем России остается приднестровский вопрос - "замороженный конфликт", разрешение которого может потопить весь регион"

Румынские политики похожи сегодня на футболиста, который играет, не отрываясь глазами от мяча, пишет Ziare.com. Маневрируют, судорожно и нервно несутся, упрямо пытаясь не упустить мяч. В таком хаосе, похоже, никто и взгляда не поднимает. Мяч становится самоцелью, внимание приковано к земле, и теряется значение, куда ведёт нас этот лихорадочный дриблинг. В подобном контексте, горизонты угрожающе сужаются, ставки становятся локальными и персональными, политические проекты превращаются в истерию и навязчивость частного характера. Неудивительно, что очень часто оказывается, что мы ходим по кругу. И тем не менее, сегодня мы находимся в ключевой точке, через 20 лет после распада советской системы, сейчас происходит закваска реальности, которая предрешит наш путь еще как минимум на такой же отрезок времени. Отсутствие перспектив и горизонта в такой момент является весьма серьезным и непростительным. Не будем обрисовывать картину в целом, остановимся лишь на двух эпизодах из длинной серии, которые остались незамеченными, так же, как мы привыкли ко всему, что творится на внутриполитической сцене.

Недавно министр иностранных дел Венгрии Янош Мартоньи дал интервью одной из газет Бухареста, в котором, после изящной защитительной речи, он произносит лаконичную фразу, словно манифест венгерской внешней политики: "Автономия [территориальная] может сделать вас сильнее с точки зрения национального государства", продолжает Ziare.com. Четыре вещи следует обсудить в разрезе этого интервью. Во-первых, момент, в который оно сделано. Именно сейчас, когда Венгрия находится в осаде ЕС, министр иностранных дел, неожиданно, начинает открыто и задорно заигрывать с румынской стороной и находит время на длинные рассуждения в румынской прессе. Совпадение? Не совсем. А его суждения имеют отношение скорее к настоящему, нежели к истории. В условиях международной изоляции Венгрии с одной стороны и напряженной ситуации в Румынии с другой, Будапешт имеет все основания настаивать на ассоциации с Бухарестом. Идея венгров проста: обе страны были "ответчиками" в Брюсселе, даже на несопоставимых уровнях, всё же они обе обсуждаются в связи с дефицитом демократии, недостатками в её функционировании. То, что подобные ассоциации являются оскорбительными, уже не представляет значения. Важен тот факт, что Венгрия не одинока! Поэтому попытки румынской стороны оставить эти две страны в "пакете" являются безответственными и не имеют оправдания.

Второй вопрос - это та возможность, которую получат сторонники Будапешта от ассоциации Румынии с Венгрией, ведь сейчас они понимают, что больше не могут поддерживать его напрямую, пишет Ziare.com. Образ Виктатора - как его называют - Орбана является отрицательным, но антивенгерский выпад Брюсселя может быть ослаблен только путём ассоциации с соседним государством. Венгерское лобби остается существенным - Панъевропейский союз, например, - и мелодичная "Венгрия" вместо "Венгерская Республика" хорошо звучит для ушей тех, кто испытывает историческую ностальгию, по-прежнему испускающую гниль. А плохая новость в том, что НЕ за подобные ирредентистские порывы Венгрия была санкционирована в Брюсселе. На самом деле, реакция европейских чиновников на одобренные парламентом Венгрии недемократические реформы изначально была невыразительной. Что действительно разозлило Брюссель, в первую очередь, это нарушение независимости Национального банка. Его подчинение правительству означает, что все финансовые учреждения - независимо от валюты, в которой они работают - а также дочерние банки в Австрии и Германии попадают под контроль правительства, то есть Фидеса. И когда западные банки отреагировали на эту информацию, Брюссель срочно забеспокоился и стал выносить санкции.

В-третьих, это сам смысл сказанных заявлений, продолжает Ziare.com. Разве можно представить себе, например, румынского министра иностранных, который заявит в отношении Бессарабии и Буковины: "мир должен относиться с большим пониманием к Румынии по причине полученных нами душевных ран"? Очевидно, нет. Но, вот Янош Мартоньи произнёс подобные слова, даже не моргнув. Даже если не взирать на пафос таких формулировок, на внутреннем плане становится очевидным, что идея "территориальной автономии" является венцом вереницы венгерских претензий, поэтапно и систематически выдвигаемых, хотя каждый раз "румынская сторона" получает заверения, что каждое требование, безусловно, последнее! Но, этого так и не случалось. Стратегическая ошибка тех, кто посчитал, что кооптация Демсоюза венгров Румынии (ДСВР) в состав правительства раскрутит - путём возложенной ответственности - спираль этих претензий, сегодня очевидна. Становится ясно, что если эквивалентом Косово для Румынии больше не является Трансильвания, им хотят сделать единицу состоящую (по крайней мере) из двух уездов: Харгита и Ковасна (плюс, частично Муреш). Интересно понаблюдать за последующей реакцией венгерских лидеров в Румынии на заявления и действия властей Будапешта. Её до сих пор не последовало. Почему?

В-четвертых, заявление венгерского министра иностранных дел освещает идею территориальной автономии, как внешнеполитического проекта Венгрии, пишет Ziare.com. Тема, конечно, не нова. В марте 2009 года Жолт Немет, похоже, будущий министр иностранных дел Венгрии, открыто и чётко говорил относительно столь же сложного вопроса: "...очень важно, чтобы реализовалась территориальная автономия в том, что касается Приднестровья". Очевидно, что бильярдная стратегия Жолта Немета предусматривала то же самое, что Янош Мартоньи в 2011 году. Ни Р.Молдова, ни Приднестровье не являются для венгерской дипломатии целями сами по себе.

Теперь можно перейти ко второй ситуации, в которой Румыния рискует в одиночку продолжить ведение мяча, продолжает Ziare.com. Речь идет о Р.Молдова, ещё одна ставка, исчезнувшая в плотной дымке внутренней политики. Несколько дней назад на одном из телевизионных каналов за Прутом, новый золотой мальчик молдавской политики, Игорь Додон, уверенно разглагольствовал о "двух экстремистских полюсах - Коммунистической партии Воронина и Михая Гимпу". Суть ясна. Михай Гимпу и то, что он символизирует собой в молдавской политике, называется "экстремизмом" и должно быть устранено из политики соседней республики. Этими заявлениями в адрес Михая Гимпу, Либеральной партии и ценностей, которые они представляют, Додон подаёт сигналы, оживляющие в памяти картины начала первого десятилетия молодой республики, когда идея румынского экстремизма была особо в ходу, по крайней мере, в двух моментах.

Чтобы скомпрометировать национально-освободительное движение Молдавии к востоку от Прута в период 1988-1992, русская пропаганда внушала, что оно проводится под лозунгом "Чемодан - Вокзал - Россия!", путём систематических этнических чисток, пишет Ziare.com. Эта идея, как минимум, странная, поскольку в то же время Народный фронт высказался за так называемое "гражданство по нулевому варианту", то есть предоставление гражданства всем, проживающим в 1991 году в Р. Молдова (правильно ли это было сделано или нет, вопрос уже другой).

Второй раз все румыны стали "экстремистами" во время войны на Днестре между Россией и Р.Молдова, продолжает Ziare.com. Слоганы, в которых фигурировали агрессоры и экстремисты "румынские фашисты", стали прямым побуждением к войне. Опять невозможно проигнорировать совпадения, потому что Приднестровский вопрос снова в центре внимания. Устранение Михая Гимпу и его политической партии, также имеет своей целью доказать, что Р.Молдова никак не связана с Румынией, а приднестровские страхи по этому вопросу абсолютно безосновательны. Отсюда и вытекает необходимость избрать "нейтрального" президента, что означало бы потерю властных позиций для либералов, а со временем, и теоретическая возможность их устранения из Альянса (не будем забывать, что сегодня альянсу ЛДПМ, ДПМ и группы Додона не хватает трёх голосов, которые теоретически, возможно будет позаимствовать от ПКРМ) (представленный тремя партиями - Демократической, Либерально-демократической и Либеральной - Альянс за евроинтеграцию Молдавии и состоящая из 3 депутатов "группа Додона" вместе имеют 62 голоса в парламенте, для избрания президента необходим 61 голос - прим. ИА REGNUM). Таким образом, эта стратегия должна проводиться в сочетании с более настоятельными усилиями по "регулированию" приднестровского вопроса. Предпосылки такого решения должны включать в себя устранение "румынских экстремистов", одновременно с оправданием лидеров Приднестровья.

Еще не время делать выводы, пишет Ziare.com. Только появились сигналы тревоги. Недостаточное внимание к действительности, в которой сегодня пребывает Румыния, является эндемическим, а внутренняя политика каннибализирует общественное внимание. Примеры, о которых выше шла речь, это лишь две животрепещущие темы вокруг Румынии, но далеко не единственные. В случае Венгрии, должно стать ясно, что она не была санкционирована со стороны Европы за заявления, касающиеся внутренней организации Румынии, это означает, что, к сожалению, борьба за территориальную автономию в полном разгаре. И когда эпизод с техническими санкциями в отношении Будапешта пройдет, а вопрос контроля финансовых потоков будет выяснен, останется Венгрия с поубавившимся престижем, но с правительством, чьи ирредентистские устремления останутся нетронутыми. В Европе, страдающей от кризиса, стоит и далее ожидать мнений, подобных тем, что уже излагаются в отдельных публикациях: "Может быть, нам не стоило бы смотреть на Венгрию, как на некое отклонение, на континенте, где демократия уже была приостановлена в Греции и Италии" (New Left Project).

Что касается Востока, то заявления Додона являются серьезными не только просто сами по себе, а ещё и потому, что они представляют собой верхушку угрожающе приближающегося айсберга, даже если это не всегда заметно, продолжает Ziare.com. Очевидно, что независимо от развития событий в Кишиневе, козырем России остается приднестровский вопрос, то есть "замороженный конфликт", разрешение которого может потопить весь регион. Последуют переговоры в Дублине, где ещё даже повестка дня не определена - будет или не будет обсуждаться вопрос военного присутствия и договоров о безопасности в формате "5 плюс 2" (Молдавия, Приднестровье - стороны конфликта, Россия, Украина - гаранты и посредники, ОБСЕ - посредник, Евросоюз и США - наблюдатели - прим. ИА REGNUM)? Это происходит постепенно, обеление приднестровского режима, как будто английский язык Шевчука и глубокие исследования о региональной идентичности Нины Штански предоставят дополнительную легитимность тамошнему сепаратизму. Европейские дипломаты молчат по этому вопросу, посол США - вообще не ясно, прибыл ли в Кишинев - говорят, что да, но в это с трудом верится - хотя среднесрочные и долгосрочные ставки на этом направлении связаны с географией евроатлантической границы, - предмет, который, для Румынии, и не только, имеет жизненно важное значение. Румыния должна прекратить тонуть во внутренних делах. Мир не останавливается на месте ради личных целей или идиосинкразии местных политиков. Бухарестский проект отсутствия проекта должен завершиться, подводит итог издание.

Справка ИА REGNUM: 27 августа 1989 года Верховный совет Молдавской ССР принял документ под названием "О государственном суверенитете и нашем праве на будущее", в котором объявил незаконными пакт Молотова-Риббентропа и образование МССР. 31 августа 1989 года Верховный совет МССР принял закон, объявляющий единственным государственным языком молдавский, и закон о переводе последнего на латинскую графику в румынском варианте. 23 июня 1990 года в нарушение Закона СССР от 3 апреля 1990 года "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" Верховный совет в Кишиневе принял "Декларацию о суверенитете Советской Социалистической Республики Молдова". 2 сентября 1990 года в ответ на националистическую и дискриминационную по отношению к русскоязычному населению политику властей Кишинева, в Тирасполе состоялся II Чрезвычайный съезд депутатов всех уровней Приднестровья, на котором были представлены депутаты всех левобережных районов Молдавской ССР и города Бендеры. Результатом Съезда стало провозглашение Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики (ПМССР) в составе СССР. Власти Кишинева бойкотировали проведение Всесоюзного референдума о сохранении СССР 17 марта 1991 года, который был проведен только в Приднестровье и Гагаузии местными властями, где более 98% проголосовавших высказались за сохранение Советского Союза. 27 августа 1991 года кишиневский парламент принял "Декларацию о независимости", которая объявляет недействительными пакт Молотова-Риббентропа и Закон СССР "Об образовании союзной Молдавской ССР", а также аннулирует "акты расчленения национальной территории 1775 и 1812 годов", в результате которых Молдавское княжество лишилось Буковины, одна часть которой на сегодняшней день является территорией Черновицкой области Украины, а другая - территорией Румынии, и Бессарабии, большая часть которой составляет территорию современной Республики Молдова в ее фактических границах, а южная часть входит в Одесскую область Украины. Таким образом, кишиневская "Декларация о независимости" аннулирует де-юре пребывание Приднестровья в составе Республики Молдова и современную молдавско-румынскую и молдавско-украинскую границы. 5 ноября 1991 года Верховный совет ПМССР в связи с распадом СССР, переименовал ПМССР в Приднестровскую Молдавскую Республику.

2 ноября 1990 года вооруженный отряд полиции особого назначения ССР Молдова попытался прорваться в приднестровский город Дубоссары, однако встретил отпор безоружного гражданского населения. В результате произошедших столкновений трое жителей Дубоссар было убито, ещё 16 ранено. Аналогичная атака против Дубоссар была предпринята Кишиневом 13 декабря 1991 года. 2 марта 1992 года молдавская полиция, а, впоследствии, и армия, оснащённая бронетехникой и артиллерией, поддержанная молдавскими и румынскими добровольцами предприняла третью атаку против ПМР, которая переросла в полномасштабное военное противостояние. В ходе агрессии Кишинева, сопровождавшейся массовыми преступлениями против человечности и насилием в отношении мирных жителей Приднестровья, погибло 809 человек (130 из них - мирные жители - дети, старики, женщины), ранен 1471 человек (половина из которых - мирные жители, 185 - стали инвалидами). По официальным данным Кишинева, с молдавской стороны погибли 386 участников конфликта, ранения получили 400. 21 июля 1992 года в Москве президенты России и Молдавии в присутствии президента Приднестровской Молдавской Республики подписали "Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова".

Политика: "Румынию ведут к гротескной и оскорбительной карикатуре на режим Путина"

Наконец, в Котрочень (президентский дворец в Бухаресте - прим. ИА REGNUM) наклонили своё ухо и услышав пожелания улиц, заменили кабинет Бока новым кабинетом министров под управлением Рэзвана Унгуряну, главы Службы Внешней Разведки! - пишет Hotnews. Безусловно, эта фраза прекрасно подходит для описания румынской действительности. Только следует сделать серию "поправок", абсолютно необходимых. Во-первых, улицы остались не удовлетворены и продолжают протесты! Кроме того, не исключено, что замена правительства (к сожалению, по принципу "те же яйца, только в профиль") возымеет противоположный эффект, ещё сильнее разозлит протестующих с улицы. Во-вторых, оппозиция продолжает парламентскую забастовку и не участвовала в уполномочивании этого правительства. А в этих условиях легитимность нового кабинета будет страдать с самого начала, в том числе даже по отношению к столь бесславному кабинету Бока, который, однако, получил часть голосов - даже отрицательных - от оппозиции. В-третьих, это впечатление, которое складывается о нас после назначения главы секретной службы на пост главы правительства страны-члена ЕС и НАТО. Впечатление о полицейском государстве, усилившееся в последнее время по результатам уличных протестов, только укрепится. Не говоря уже о том, что румыны, которые долгий период жили в тени бывшей Секуритате (Политическая полиция времен коммунистического диктатора Николае Чаушеску - прим. ИА REGNUM), получили рефлекс антислужбы, который, безусловно, проявится и в отношении этого кабинета.

Не затрагивая личность г-на Унгуряну, говорить всё же следует с точки зрения того впечатления о нашей стране в сравнении со всеми остальными демократическими странами ЕС и НАТО, продолжает Hotnews. Если в этих странах происходила смена правительства, то по модели замены его кабинетом специалистов высокого уровня во главе с заслуженным банкиром или экономистом, а не начальником какой-нибудь секретной службы. Вот в чем разница. Четвертая "поправка" связана с составом нового кабинета. Даже если появятся новые фигуры, всем известно, что за ними останутся те же люди и, особенно, те же интересы, что полностью растворит видимость "перемен", которую в Котрочень хотели создать для народа, особенно протестующих. В их рядах уже раздаются голоса, которые говорят, что нужно менять не людей, но политику, проводимую ими.

Раз уж, и это будет пятой "поправкой", в этом отношении, как нам чётко и ясно заявили в Котрочень, новый кабинет министров будет продолжать политику правительства Бока, тогда зачем столько усилий по смене предыдущих премьера и нескольких людей из команды? - пишет Hotnews. К чему целая "панорама" "смены власти"? Помимо явной попыткой пустить пыль в глаза людям, старательно их убеждая, что дворец Котрочень внимает пожеланиям людей, конечно, в надежде, что они прекратят акции протеста, этот "маневр" был крайней необходимостью в попытках выживания президента. Президент осознал, что правительство Бока исчерпало свой "ресурс" и больше не может служить щитом перед лицом недовольства граждан, вышедших на улицы. Смена г-на Баконского (экс-глава МИД, уволенный в середине января за резкое высказывание в блоге в адрес протестующих в Бухаресте граждан - прим. ИА REGNUM) полностью отразила эту ситуацию; эта "мелкая" срубленная голова не принесла никаких положительных результатов для Котрочень, даже наоборот, разозлила ещё больше. Итак, другими словами, правительство Бока, которое было последней линией обороны между улицей и Котрочень, стало, как стены Константинополя после непрерывного обстрела артиллерией Мехмета II: грудой щебня!

Конечно, в этих условиях было необходимо найти альтернативу, в попытках создать новую линию обороны на месте уничтоженной, продолжает Hotnews. Так следует воспринимать слова г-на президента о том, что смена правительства Бока "готовилась" уже некоторое время. Единственное, что оказалось "незапланированным" это сам момент, в который произошла смена - то есть отставка премьер-министра - что было решено не в Котрочень, но, скорее всего, самим г-ном Боком, который таким образом "отомстил" за все, что ему пришлось вытерпеть, неожиданно объявив о сложении мандата своего кабинета. Свидетельством этого является тот факт, что ДСВР был весьма удивлен его отставкой, и что Котрочень пришлось изменить повестку дня переговоров с парламентскими партиями, первоначально запланированную на этот день. Наконец, если исходить из того, что единственным предназначением нового кабинета Унгуряну, предложенного Котрочень, это создание нового кольца обороны президента, оставшегося одиноким лицом к лицу с протестующими после отставки кабинета Бока, то станет понятным, почему Котрочень так яростно выступал против досрочных выборов, то есть как раз против основного требования протестующих и оппозиции.

Новый премьер-министр вынужден изменить не просто всю команду своего предшественника, но и философию управления, пишет Romania Libera. Чтобы продемонстрировать существенные изменения Михай Рэзван Унгуряну должен иметь под рукой несколько четких решений, при помощи которых он оправдает ожидания тех, кто недоволен правительством Бока и больше не доверяют всему политическому классу.

1) Диалог с оппозицией. Перед Унгуряну стоит сложная задача возобновить переговоры с лидерами Социал-либерального альянса после долгого периода, за который этот конфликт между двумя лагерями стал явлением постоянным. Премьер-министр в своём чрезвычайном списке встреч обозначил уже встречу с представителями оппозиции, однако председатель либералов Крин Антонеску пока отказывается от этого предложения.

2) Независимость от Котрочень. Доверие к бывшему премьер-министру Эмилю Боку было подорвано не только ввиду жестких мер, принятых им в 2010 году, но и потому, что его воспринимали находящимся в постоянных отношениях подчинения с Траяном Бэсеску. Было бы весьма кстати, если бы назначенный премьер-министр смоделировал некоторое отдаление от президента и принял свою роль со всеми её привилегиями, в том числе с правом представительства страны в Брюсселе. Любая зависимость от Котрочень повредит авторитету Михая Рэзвана Унгуряну перед румынами.

3) Авторитетность перед ЛДП. Назначенному премьер-министру будет трудно утвердиться в лице политичного правительства, который скорее подчиняется активу ЛДП, а не главе исполнительной власти. Проблема финансовых расходов станет всё более острой по мере приближения выборов, на министров будет оказано давление с двух сторон: из регионов, с требованиями о затратах, и от премьер-министра, с требованиями об экономии. До наступления парламентских и местных выборов партийные ячейки на местах будут крайне недовольны премьером, не из рядов партии, и который не понимает насущных потребностей ЛДП.

4) Новый кабинет не должен покрывать партийных "баронов". Назначенному премьер-министру будет нелегко продемонстрировать, что новые министры не представляют интересы "баронов", которые предложили их на эти должности.

5) Улучшение бизнес-среды. Унгуряну должен найти решения для экономического роста, содействовать частному бизнесу, единственному пока ещё находящемуся в состоянии обеспечить рабочие места, в то время как инвестиции в инфраструктуру не смогли перезапустить экономические двигатели.

6) Надежда для румын с низким уровнем доходов. После европейской премьеры 2010 года, в результате которой правительство сократило государственным служащим зарплаты и рикошетом сократило пенсии, новый руководитель исполнительного органа обязан найти решения, чтобы бы показать людям горизонт ожидания. (Romania Libera)

Вместо правительства Бока, пришло правительство клонов, пишет Jurnalul в материале под заголовком "Карикатура на Путина в Бухаресте". Суррогатное правительство. Его целью станут попытки заполучить как можно больше избирателей, именно с таким расчётом будут использованы государственные деньги. Чтобы увеличить долю Либерально-демократической партии (ЛДП). Между тем, коллегии (консультативный орган при сенате) перекраиваются также в пользу этой партии. На основе ложной информации Национального института статистики (Депутаты и сенаторы выбираются в коллегии по принципу пропорционального представительства. Норма представительности для избрания Палаты депутатов - 1 депутат на 70 000 жителей, а для Сената - 1 сенатор на 160 тыс. жителей. Численность жителей берется из результатов последней переписи населения, опубликованных Национальным институтом статистики - прим. ИА REGNUM).

Кроме того, парламентские выборы сдвинуты на весну следующего года, продолжает Jurnalul. Тогда Траян Бэсеску сложит свой мандат. Будут проведены досрочные президентские выборы, на которых победит Михай Рэзван Унгуряну. Он назначает премьер-министром, кого бы вы думали? Траяна Бэсеску. Вот каков на самом деле план. Вышеописанный сценарий это вершина всех надежд, о которых мечтают апологеты режима Траяна Бэсеску. И они приведут лишь к гротескной и, в конце концов, оскорбительной карикатуре на режим Путина. Которую совершенно невозможно импортировать в Бухарест, подводит итог издание.

Словно заговорённая, Румыния никак не может избавиться от влияния восточного самодержавного менталитета, пишет Observator Cultural в материале под заголовком "Путинизация Румынии". Все попытки страны "вестернизироваться" столкнулись, в той или иной форме, с этим культурным барьером. И последние политические события являются прекрасным доказательством этой доминирующей тенденции. Начавшаяся под знаком Путина, под лозунгом тотальной войны против "олигархов", президентская карьера Траяна Бэсеску, сегодня поставленная под сомнение митингами возмущённых граждан, вошла в кгбистскую фазу. На роль Владимира Путина был предложен Михай Рэзван Унгуряну, глава шпионов, "предназначенный", таким образом, для президентской карьеры. Предложив его на должность премьер-министра, Траян Бэсеску уже развернул избирательную кампанию на президентские выборы 2014 года.

Предложив начальника разведки на пост премьер-министра, Траян Бэсеску нарушил все лучшие практики демократического управления, продолжает Observator Cultural. Партиям, будь то правящим или оппозиционным, не было дано слова. И даже если они что-то промямлили, то скорее это была довольно формальная реакция. Назначение премьера является единоличным волеизъявлением президента, а не результатом каких-либо консультаций. Ставил ли Траян Бэсеску на то, что начальник службы информации будет внушать страх в ряды политиков? Как бы там ни было, став премьер-министром, Унгуряну получит тот политический опыт, благодаря которому сможет претендовать на президентский пост. Так же как и Путин, он пройдёт через опыт премьер-министра, чтобы стать президентом. И таким образом, сможет гарантировать ненаказуемость того, кто его поддержал и, после того, как он уже не будет у руля, подводит итог издание.

Общество: "Румын, нищий и беспомощный, заболел, стал загибаться и умер в молчании, за десятилетия до истечения срока годности"

Худшие прогнозы начинают сбываются - социальное "опустошение" Румынии становится реальностью, пишет Gandul. Более одного миллиона человек недосчитывается по результатам предварительного отчета переписи населения 2011 года. Все, сбитые с толку, задаются вопросом "куда мы подевали целый миллион?". Ну, по правде говоря, прежде всего, следует пересчитать кладбищенские кресты. За последние четыре года кладбищенские площади наших сёл щедро разрослись процентов на 25, в то время, как количество школ уменьшилось на треть, а вот "экспорт" на агроиндустриальный Запад достиг десяти процентов от экономически активного населения. Вот и считай.

И потом, неужели, мы думали, что все эти годы холодной войны государства против народа закончатся тем, что наши выживут, а они изойдут? - продолжает Gandul. Ерунда. Можно признать необходимость сокращения ненужных расходов в социальной сфере - замаскированную помощь и пенсионное обеспечение абсолютно полноценным гражданам, или квоты для обеспечения притворных инвалидов - но, не начало процесса истребления, путём безразличия и политической чёрствости, сотен тысяч пенсионеров, которые не имели никакой другой вины кроме того, что при коммунизме отчисляли деньги в законный пенсионный фонд, превращённый во времена капитализма в пирамидальную игру. Разве можно было помыслить, что врачи останутся хоть на секунду дольше - одновременно с получением возможности работать в любом месте в Европе - в городах, деревнях и поселках страны, которая унижает их, платя им суммы размером с пособие по безработице? Последствия практически излишне оглашать: румын, нищий и беспомощный, заболел, стал загибаться и умер в молчании, за десятилетия до истечения срока годности.

Сколько молодых людей осмелились создать семью в ситуации, когда в интересах помещиков и голодных банков, генерирующих кризис, цены на жилье поднялись до неприличия? - пишет Gandul. Скольким молодым девушкам хватило мужества родить ребёнка, учитывая отсутствие работы, качественной санитарной помощи и последовательных политик, поддерживающих увеличение рождаемости? Это - говоря о "всего лишь" сотнях тысяч не родившихся детей, только они "покрывают" большую часть этого миллиона. К ним присоединяются сотни тысяч румын, бежавших от статистики работать, а, скорее, прислуживать в зарубежных домах - от голода, от унижения, от отчаяния.

Снижение численности населения, отмеченное по предварительным результатам переписи 2011 года, может возыметь последствия, которые окажутся драматическими не сегодня, но в среднесрочной перспективе, пишет Ziarul Financiar. Недоумение или спокойствие ("а мы знали"), с которыми были восприняты предварительные результаты - снижение численности населения на 2,6 миллиона людей за 10 лет - должны уступить место анализу и заставить нас поразмышлять: мы движемся к перевёртыванию возрастной пирамиды; те, кто уехал за рубеж, проявляют признаки того, что они не собираются возвращаться, а это нанесёт человеческому и финансовому капиталу сильнейший ущерб. Демографический кризис, начавшийся много лет назад (депопуляция не происходит за ночь), даст о себе знать к 2030 году, когда поколение, которым сейчас по 40-45 лет выйдет из экономической деятельности.

Волны иммиграции и раньше случались в истории Румынии и в других европейских странах - Италии, странах Пиренейского полуострова, Ирландии, продолжает Ziarul Financiar. Румыния испытала подобную волну в начале прошлого века, когда страну покидали особенно румыны из Трансильвании (в начале 20 века, вплоть до 1918 года Трансильвания была частью Австро-Венгрии. Венгрия уступила Трансильванию Румынии согласно Трианонскому договору 1920 года со странами-победительницами в Первой мировой войне, потеряв таким образом 2/3 территории и населения - прим. ИА REGNUM), а очередная волна была зафиксирована после Второй мировой войны. Почему эта "третья волна" особенно тревожащая? Прежде всего, следует отметить, что в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе ничего не изменится, ни в плохую, ни в хорошую сторону (было бы глупо говорить об увеличении ВВП), ведь данные результатов переписи подтверждают то, что мы знали или подозревали, а именно: народ уезжает. Но вот здесь возникает проблема: одно дело, констатировать, что число уехавших близко к оценочному, и совсем другое, увидеть, что "депопуляция" является статистической. Одно дело, знать, что есть резиденты с намерением остаться проживать за границей, и совсем другое, когда они приняли решение там остаться.

Другими словами: временный отъезд и отъезд окончательный - вещи разные (это если говорить только о том, что люди уезжают, не затрагивая вопрос снижения рождаемости, что также поспособствовало снижению численности населения), пишет Ziarul Financiar. Поскольку те, кто входит в последнюю категорию, как правило, намерены взять с собой своих детей, родственников. Чем больше они отдаляются от своей страны, тем меньше денег они высылают домой (а эти денежные переводы и поддерживали, в последние годы, совокупный спрос). Они больше не видят здесь своего будущего, они больше ничего не строят здесь, не сберегают здесь, они всё это делают там. Здесь начинается проблема экономического характера. Если выбором большинства является возможность не возвращаться, то в долгосрочной перспективе мы получим эрозию человеческого (в зависимости от квалификации тех, кто уезжает, а первыми уезжают "сливки" общества) и финансового капитала. Для любой страны депопуляция является крайне драматичным феноменом.

Мог ли быть предотвращён этот исход? - задается вопросом Ziarul Financiar. В этом контексте имеются две проблемы: прежде всего, проблема, не привязана к Румынии - одновременно с технологическим прогрессом, рост производительности труда или количества продукции будет осуществляться с меньшим количеством сотрудников. Потребности производства будут удовлетворены с меньшим числом работников, это означает, что увеличивающаяся часть населения станет экономически бесполезной, и это создаст огромные проблемы в будущем. Кроме того, у Румынии есть специфические проблемы: отъезды за границу явились, первоначально, клапаном в известной экономической ситуации (это произошло и в других странах, с той разницей, что уровень эмиграции у нас является необычно высоким), но в дальнейшем это так же плачевно отразится на нас.

Эмиграция не отразится на уровне ВВП в краткосрочной перспективе, пишет Ziarul Financiar. Эффект будет замечен не через год или два, но через 10-20 лет, когда встанет проблема социального равновесия - так что следует чётко знать количество: сколько уехали, сколько взяли с собой детей, у скольких там дети, которые никогда не вернутся. Уровень старения населения не столь выражен в настоящий момент, однако, сегодняшние результаты начнут сказываться примерно с 2030 года (когда поколение среднего возраста выйдет на пенсию). Тогда на первый план выйдет самая серьёзная проблема - как найти формулу по сохранению баланса, каковы механизмы корректировки? Первый шаг уже был сделан, это увеличение пенсионного возраста до 65 лет. Но, возможно этого будет не достаточно. Что могут включать эти корректировки? Возможно, новые налоги, а также механизм привлечения трудовых ресурсов, как сейчас это делают страны Запада. Пока еще слишком рано, чтобы в полной мере перечислить все необходимые меры.

Отъезды за границу являются естественными, когда различия в заработной плате столь высоки - в случае Румынии и западных стран, продолжает Ziarul Financiar. "Деиндустриализация" была отчасти неизбежной, но эти отъезды наших граждан приостановили, в какой-то степени, возможные социальные волнения. Но важным остаётся момент, будут ли большинство отъездов окончательными или нет: депопуляция связана с деиндустриализацией. Именно поэтому имеет значение не столько число тех, кто уехал, но тех, кто не вернётся. К этому фактору также добавляется ещё один, не менее тревожащий аспект: проблема рождаемости. Ранее уже отмечалось, что число браков резко сократилось на фоне кризиса, в то время как число новорожденных в 2011 году, впервые с 1990 года, насчиталось в количестве менее 200.000. Следует отметить, что у нас одни из самых низких в ЕС расходы на здравоохранение и образование из общего ВВП. Таким образом, нам не избежать проблемы будущего человеческого капитала, подводит итог издание.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.