Александр Кустов: "Перезагрузка" России - США умерла: Эстония купается в исторической лжи

Москва, 17 февраля 2012, 17:15 — REGNUM  

Эстонский парламент (Рийгикогу) принял Заявление "О выражении признательности гражданам Эстонской Республики". Вот первая часть текста: "Взяв за основу Конституцию Эстонской Республики и исходя из того, что согласно международному праву во время Второй мировой войны в оккупированной Эстонской Республике не прекращалась ее правопреемственность, Рийгикогу выражает признательность гражданам Эстонской Республики, которые действовали во имя восстановления de facto независимости Эстонской Республики в годы ее оккупации Советским Союзом или национал-социалистской Германией".

А завершается документ так: "Рийгикогу осуждает репрессивную политику Советского Союза и национал-социалистской Германии и деятельность лиц, которые, находясь в услужении названных режимов, совершили преступления против человечности, независимо от их гражданства и места, где происходили преступления". Эстонскую политэлиту и СМИ снова охватила истерия по поводу "советской оккупации", которой, как считают серьезные историки, юристы и политики, никогда не было. Новость и в том, что подпевалами впервые стали местные коллаборационисты - представители русского и русскоязычного населения. Почему же так живуч миф о не существовавшей оккупации? И почему он снова раскручивается именно сейчас?

Вспомним Геббельса: "В конечном счете, самых выдающихся результатов в оказании влияния на общественное мнение достигнет только тот, кто способен свести проблемы к простейшим словам и выражениям и у кого хватит мужества постоянно повторять их в этой упрощенной форме, несмотря на возражения высоколобых интеллектуалов".

Человеку всегда кажется убедительным то, что он уже знает. И воздействовать надо не на идеологию и теории противника, а на обыденное сознание обывателя с его земными мыслями и поступками. Психологическая наука установила критическую временную величину восприятия сообщения - 8-10 секунд. Если дольше, то человеку необходимо дополнительное усилие. Длинный текст "топит" суть сказанного. И еще. Не всегда часто повторяемая информация - признак лживой пропаганды, но признаком недобросовестной пропаганды всегда является повторение. Что, как не трудно заметить, характеризует западные СМИ, включая эстонские, причем каждый раз, когда речь заходит о пересмотре истории Второй мировой войны, присоединения (аннексии) Прибалтики к Советскому Союзу, его "преступлениях против человечности", которые на Западе пропаганда все чаще приписывает России и русскому народу.

Наконец, свидетельством недобросовестности эстонской (и в целом западной) пропаганды стал и круг экспертов - авторов статей и выступлений. Это, как правило, журналисты и политики, реже - историки, и совсем забыты юристы. Причина этого ясна - международное право, его применение к историческим событиям, не позволяет политиканам фривольничать. Поэтому корреспондент ИА REGNUM обратился к юристу, директору таллинского юридического бюро "Маркус", гражданину РФ, коренному жителю Прибалтики Александру Николаевичу Кустову. Он имеет богатый опыт юридической защиты от Эстонского государства тех, кто принимал участие в перемещении жителей Эстонии в отдаленные районы Советского Союза в сороковые годы прошлого века. Он хорошо знает, что даже эстонское законодательство, да и юриспруденция (не только эстонская пропаганда) позволяют пошло использовать "советскую оккупацию", как доказательство того, что "депортации" в советское время были преступлениями против человечности.

ИА REGNUM: Чем Вы объясните нынешнее "обострение" оккупационной тематики в Эстонии?

Поводом неожиданно стало заявление лидера Русской партии Эстонии (РПЭ) Станислава Черепанова о полезности моратория на обсуждение темы советской оккупации, поскольку оно используется для раскола общества. Пикантность в том, что съезд РПЭ, на который съехались три десятка еще остающихся членами партии делегатов, успел до заявления своего лидера принять решение о слиянии с Социал-демократической партии Эстонии (СДПЭ). Партию соцдемов еще недавно возглавлял один из организаторов "бронзовых ночей" в Таллине в апреле 2007 года Юри Пихл (Jüri Pihl). И заявление Черепанова можно объяснить той критикой, с которой встретила русская община этот политический мезальянс и фактическое самоубийство последней в Эстонии политической организации русского населения. Но такой компромисс - желание погасить недовольство среди русских Эстонии, конечно же, не было понято ведущими эстонскими национал-радикалами, которые уже само намерение эстонской СДПЭ принимать в свое лоно русскую РПЭ восприняли, как предательство идеалов независимого моноэтнического Эстонского государства. Член руководства правящей Реформистской партии Тынис Кыйв (Tõnis Kõiv): "Оккупация - это факт, основной принцип Эстонского государства", социал-демократ Эйки Нестор (Eiki Nestor): "Никакого моратория на обсуждение темы оккупации", член правящей радикальной националистической партии IRL Марко Михкельсон (Marko Mihkelson): "Соцдемы хотят ввести мораторий на историю?", его коллега по партии, проводник эстонизации русского образования в Эстонии Тынис Лукас (Tõnis Lukas): "Историю не сфальсифицировать, не замолчать"...

ИА REGNUM: Судя по истерии, поднятой после двухлетнего замалчивания темы оккупации, можно сказать, что "американо-российская перезагрузка" приказала долго жить?

Если судить по Эстонии, то, скорее всего, так и есть. И это - одна из причин очередного тотального озвучивания мифа об оккупации. Конечно, оживление русофобов вызвано и предстоящим латвийским референдумом о признании русского языка государственным. В Эстонии не сдаются сторонники сохранения образования на русском языке. Свое, и не последнее, значение имеют снова обострившиеся экономические трудности и социальные проблемы. Преднамеренное противопоставление эстонцев и русских, русофобия - спасительный для властей способ отвлечение внимания публики от нарастающего недовольства антинародной политикой правящей коалиции и политэлиты страны. Еще больше настораживает то, что признавать "советскую оккупацию" начинают и в России, и русские политики Эстонии. После протеста эстонской политэлиты по поводу моратория на обсуждение этой темы, Станислав Черепанов, ожидающий съезда СДПЭ, на котором в феврале должны одобрить воссоединение соцдемов с РПЭ, тут же ретировался, заявив публично, что готов просить прощения у эстонского народа, поскольку он и его партия признают факт "оккупации". Усилить такое неожиданное, впервые преданное публичной огласке, признание русского политика Эстонии решил самый популярный в стране интернет-портал rus.DELFI.ee. Об этом говорит подбор собранных за его "круглым столом" представителей русского и русскоязычного населения. Все они, так или иначе, признали существование "советской оккупации" в послевоенной истории Эстонии. Беспрекословно лояльный власти общественный деятель и историк Давид Всевиов однозначно признал, что "это была оккупация". Вчерашний военнослужащий, ныне историк-докторант Таллинского университета Игорь Копытин заметил, что "события июня 1940 года, Нарвский диктат, дополнительный ввод советских войск в Эстонию уже можно назвать оккупацией". Публицист Илья Никифоров: "В принципе, можно сказать, что с Нарвского диктата начался период оккупации, но он не имел самоцелью оккупацию, продленную на долгие годы вперед. Это был, не более чем, промежуточный вариант для того, чтобы аннексировать, инкорпорировать Эстонскую Республику в состав СССР". А председатель общества ветеранов Великой Отечественной войны в г. Кивиыли, он же - член Координационного совета российских соотечественников Эстонии при посольстве РФ в ЭР Саркис Татевосян сказал, что "не готов назвать, что именно произошло с Эстонией летом 1940 года" (?!).

ИА REGNUM: Вам не кажется, что у этих "историков" и "общественников" - "каша в голове"?

Увы, это - не историки, а скорее вольные и невольные пропагандисты информационной войны между Россией и Западом. Снова чувствуется дыхание "холодной войны". И суть даже не в том, что эти "лидеры" общественного мнения неэстонской части населения сами верят, во что говорят, или они - зомбированные жертвы местной пропаганды. Одни считают, что оккупация - бесспорный факт истории. Другие убеждены, что это - выдумка, миф. Третьи полагают, что оккупацию путают с аннексией. Наконец, "русский омбудсмен", юрист-правозащитник и общественный деятель Сергей Середенко считает, что признавать оккупацию или отрицать ее - это вопрос веры. Сейчас кое-кто в Эстонии пытается смягчить ситуацию, сознательно смещая акценты: мол, нельзя считать местных русских оккупантами, а русский язык - оккупационным. Но эти же люди убеждены, что "оккупация" была. Конечно, каждый вправе иметь собственную точку зрения. Но дело не в плюрализме мнений, а в том, что историю "запрягли" политиканы, и ведут они себя как слон в посудной лавке. Пошляки кричат, что история - не наука, что ее пишут и переписывают для власть предержащих и власть имущих. Но есть и история, как академическая наука. Ее научность определяет такой метод, как историзм, то есть объективность происходящего, взаимообусловленность фактов и событий с общественным развитием. То есть, говорить об истории или трактовать ее - удел, прежде всего, историков, причем с академическим, что ли, статусом. А когда речь заходит о претензиях одного государства к другому, о вердиктах и обвинениях, то тут "первую скрипку" должны играть юристы, специалисты по международному праву. Но заметьте: и те, и другие молчат. Или их мнением не интересуются, или им почти не предоставляют слова.

ИА REGNUM: Да, политиканы берут верх. Как Вы прокомментируете только что принятое эстонским парламентом скандальное заявление о "Выражении признания гражданам Эстонии"

Кстати, почему только "граждан Эстонии", а остальные жители этой категории снова не в счет? И потом, все эти "граждане Эстонии" были de jure гражданами СССР. Ведь никто из осужденных советским судом пособников нацистов и воевавших в 20-й (Эстонской) дивизии СС, не заявлял во время следствия и в суде, что они - "граждане Эстонии"! В Заявлении речь о тех, кто, действовал в годы оккупаций Советского Союза и национал-социалистской Германии во имя восстановления de facto Эстонской Республики. То есть, несмотря на своеобразный камуфляж, мы вправе говорить об официальном признании государством и бывших вояк из 20-й дивизии СС. Просто они не названы в Заявлении. Но значительная их часть не только воевала против Советской Армии, а значит против антигитлеровской коалиции (то есть еще и против США, Великобритании и Франции), но и участвовала в репрессиях и массовых уничтожениях мирного населения в Эстонии, России, Белоруссии, Словакии. И снова мы видим политическую демагогию - вышесказанное заявление призвано заменить (не мытьем, так катаньем) другую задумку эстонской политэлиты. Ей пришлось под давлением России и Еврокомиссии отказаться от принятия закона, который провозглашал этих самых, присягнувших на верность Гитлеру вояк в немецких мундирах и с нацистской атрибутикой, "героями второй Освободительной войны", что дало бы им кроме социальных преференций также общественное признание. То есть мы имеем дело с продолжающейся героизацией эсэсовцев. И не зря они сами, и организации, воспевающие их "подвиги", сразу выразили одобрение эстонской политэлите за этот хитроумный ход (de facto обман мировой общественности!) Из приведенной выдержки проекта заявления также видно, что снова "на одну полку" поставлены СССР и нацистская Германия. То есть в Эстонии не отказались от переписывания европейской истории середины прошлого века. Да что там, возьмем материалы созданной по инициативе бывшего президента ЭР Леннарта Мери (Lennart Meri) многими признанной авторитетной Эстонской международной комиссии по исследованию преступлений против человечности. Она известна больше, как Комиссия Макса Якобсона (Max Jakobson). И тут можно обнаружить много фундаментально противоречивых дефиниций и неверных представлений об оккупации, толкования международного права. Ценность выводов Комиссии сомнительна уже потому, что она посчитала, будто "действия СССР не оправдывает и необходимость обороны границ СССР во время Второй мировой войны". Или, Комиссия пишет, что "оккупация Эстонии, как и Латвии, и Литвы, была воплощением долгосрочных целей СССР по экспансии", но, через несколько строк говорит об "аннексии", которую объясняют тем, что новая эстонская власть перестраивала государство "по указаниям и в интересах СССР". Видно, что в понимании комиссии речь идет об "агрессии", называемой почему-то "оккупацией". Впрочем, как можно о ней говорить, если даже дополнительный контингент войск летом 1940 года был введен с согласия прибалтийских стран, принявших ультиматумы Москвы, кстати, возмущенной невыполнением этими странами заключенных ранее с СССР договоров о взаимопомощи.

ИА REGNUM: Насколько корректны выводы Комиссии Якобсона с юридической точки зрения?

Ее "Ахиллесова пята" состоит именно в правовой основе сделанных выводов. Комиссия решила использовать определения "преступлений против человечности", изложенные в статье 7 Римского статута Международного уголовного суда, принятого в 1998 году. То есть игнорируется принцип, согласно которому закон не имеет обратной силы. Это запрещено согласно статье 7 Европейской конвенции о правах человека. И, тем не менее, Комиссия осуждает действия СССР не по законам, действовавшим более 70 лет назад, а по современным канонам международного права. Это - нонсенс. И это очень важно иметь в виду. Сегодня стало нормой ссылаться на современное законодательство в отношении, действий лиц, обвиняемых в послевоенных преступлениях против человечности на территории Советского Союза, или деятельности госструктур самого СССР. Это - дешевый пропагандистский прием переписчиков истории, но который дает эффект, поскольку массовый зритель, слушатель, читатель, то есть обыватели, естественно не разбираются в юриспруденции, ее особенностях и тонкостях. Далее, Комиссия лихо называет действия СССР на "оккупированной" территории преступлениями, хотя квалифицировать так деяния вправе только суд. Для сравнения приведу обширную советскую литературу о немецкой оккупации Эстонии в 1941-1944 годы. Даже после Нюрнбергского трибунала местные исследователи писали трактаты об "ущербе, нанесенном оккупантами", "массовых убийствах мирных жителей", печатали документы немецких оккупационных властей. Потому что приговоры выносят только суды, как, например, Нюрнбергский трибунал. Еще. В советское время за подозрения в военных преступлениях и против человечности привлекали к персональной ответственности. В сегодняшней Эстонии голословно судят страну (СССР) и народ (русский). Хотя в выводах Комиссии Якобсона отдельных высших должностных лиц Эстонской ССР и СССР обвиняют поименно, но выборочно и без суда. Тем любопытнее наблюдение эстонского парламентария Михаила Стальнухина, обратившего внимание на вступившую в силу 15 ноября 2009 года статью 234(1) Пенитенциарного кодекса ЭР ("Поддержка войны против ЭР или ее оккупации"). Она предусматривает от шести до двадцати лет тюремного заключения за "исполнение таких военных или руководящих гражданских заданий (поручений), которые поддерживают направленную против Эстонской Республики военную деятельность или оккупацию". Конечно, это законоположение тоже не имеет обратной силы, но парламентарий резонно, вполне в духе Комиссии Якобсона и местных русофобов-мстителей - любителей фальсифицировать историю, удивляется тому, отчего тогда до сих пор не судят нынешних эстонских политиков, которые были во власти, занимали в советское время высокие государственные должности?

Например, это - здравствующий и ныне экс-президент Арнольд Рюйтель, который был секретарем ЦК КПЭ, первым заместителем председателя Совета Министров и председателем Президиума Верховного Совета ЭССР. Это и Андрус Ансип - нынешний премьер-министр ЭР, спровоцировавший "бронзовые ночи" в Эстонии в апреле 2007 года, а в советское время - заведующий организационным отделом Тартуского райкома КПЭ. Михаил Стальнухин законно удивляется: "... оккупация, как явление, практически никогда не обходится без коллаборационизма. И вполне логично задаться вопросом: если нет осужденных коллаборационистов... то была ли оккупация?"

ИА REGNUM: Не кажется ли Вам, что международное право "девальвируется"?

Процесс давно набрал обороты, идет полным ходом. Миру навязывается новый мировой порядок. Это напоминает 30-е годы прошлого века. В ход идет тотальная демагогия, глобальная ложь. Это хорошо видно и, когда Москву обвиняют в неимоверных грехах - преступлениях на оккупированной Советским Союзом территории Эстонии. С двойными стандартами я столкнулся уже много лет назад. Мне довелось защищать не одного обвиненного в Эстонской Республике в высылке в советское время жителей Эстонии в отдаленные районы Советского Союза. В Эстонии перемещение лиц называют не иначе, как депортацией, подразумевая насильственный вывоз людей из одной страны в другую, то есть, как преступление против человечности. Будто Эстония не была в составе СССР и de-facto, и de-jure. И вот вам один из посылов, объясняющих рвение адептов доктрины оккупации Советским Союзом Эстонии в 1940 и 1944 годах, продолжавшейся, якобы, пять десятилетий нахождения Эстонии в составе СССР до 1991 года. Да, международное право трактует депортацию людей, как преступление против человечности, но, если оно совершено в военное время. Даже фальсификаторы истории не отрицают, что Советский Союз и Эстония не воевали друг с другом в 1940 и 1949 годы. Много спекуляций и насчет отсутствия срока давности преступлений против человечности. Но, опять же, этот принцип, появившийся в международном праве, был введен в оборот только в 1950 году в соответствии с рекомендацией, заключенной в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 года за N 95(1). Разумеется, нововведение 1950 года ("Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого трибунала") не имело обратной силы. То есть, упоминаемые в пункте "с" принципа N6 "высылки", как преступления против человечности, означает, что применять этот документ можно в отношении всех событий, начиная с 1950 года! Но никак не в отношении внутригосударственного перемещения граждан СССР в 1949 году, в мирное время. Этим и объяснимо, почему Запад никогда не усматривал криминала, например, в декретах Бенеша, согласно которым сразу после окончания Второй мировой войны в Европе в одночасье из Чехии в Германию были депортированы два с половиной миллиона этнических немцев, без вещей и какой-либо компенсации. Но уже вызывает вопросы, отчего никто в мире "не делает номера" из заключения в концлагеря ста тысяч граждан США японского происхождения сразу после нападения Японии на Пёрл-Харбор. И совсем странно, что мировая общественность и государства смотрят сквозь пальцы на осуществлявшиеся США и Великобританией уже после 1950 года ковровые бомбардировки, в том числе гражданских объектов. Или кто-то из сильных мира сего заикается о проблемах арабов в Израиле? Ни одно из названных действий не подпало под уголовную ответственность, хотя и тут речь идет о деянии, не имеющем срока давности. А вот перемещение в 1940 и 1949 годы гражданского населения из Эстонии, входившей де-юре в состав СССР (легитимного члена ООН), объявляется преступлением против человечности. Эта избирательность и доказывает применение двойных стандартов.

ИА REGNUM: Неразборчивостью отличились и историки - эксперты по "советской оккупации"?

Эстонская пропаганда ужасается числу перемещенных лиц в 1940 и 1949 годы - около 30 тысяч, но замалчивает (скрывает) другое число: 70 тысяч жителей, которых депортировали из Эстонии в годы немецкой оккупации в 1941-1944 годы. К слову, когда в Эстонии раздаются обвинения чуть ли не в геноциде эстонцев Советским Союзом, то напрашивается только что преданная гласности информация о том, что сегодня в Эстонии около 60 тысяч детей... недоедает. И это - в стране, где проживает 1,3 миллиона человек!

Но вернемся к послевоенному перемещению людей в удаленные районы СССР. Малоизвестное Постановление Совета Министров СССР N 843-342-сс от 13 апреля 1946 года установило: прежние государственные постановления "о направлении на расселение в северные районы страны репатриируемых советских граждан, служивших в немецкой армии, легионеров, "власовцев" и полицейских, не распространяются на репатриируемых латышей, эстонцев и литовцев, являющихся постоянными жителями Латвийской, Эстонской и Литовской ССР". То есть для выходцев из Прибалтики сделали исключение! Это - десятки и десятки тысяч людей. Увы, вернувшись на местожительство в Прибалтику, они пополняли антисоветское подполье, усилившееся с началом коллективизации на селе (раскулачивание). В Эстонии считают высланных в 1949 году "жертвами" советской оккупации" и "мирными жителями". Но вот постановление Совета Министров СССР N 390-138сс от 29 января 1949 года. Речь - о выселении "кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализовавшихся бандитов, продолжающих вести враждебную деятельность, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов". Стоит добавить, что многих из вывезенных на поселение в 1949 году "лесных братьев" (читай: бандитов, и об этом говорят их деяния, зафиксированные в уголовных делах) в Эстонии называют "героями Второй Освободительной войны". И что еще примечательно: шумят об исторической несправедливости не столько сами "жертвы", сколько нынешние профессиональные пропагандисты. Они, в частности, лицемерно ужасаются тому, что "депортированных" увозили в вагонах, предназначенных для перевозки скота. Хотя в таких же вагонах возвращались после войны на Родину солдаты, победившие гитлеровскую Германию.

Вот что предписано учитывать и исполнять госучреждениям упомянутым постановлением Совета Министров СССР N 390-138сс. Выселяемым разрешено брать с собой лично им принадлежащие ценности, домашние вещи (мелкий сельскохозяйственный, ремесленный и домашний инвентарь, одежду, посуду) и запас продовольствия на каждую семью общим весом до полутора тонн. На оплату расходов по питанию и медобслуживанию в пути следования на каждого выселяемого выделять 5 руб. 50 коп. в день. Железнодорожные вагоны оборудовать для людских перевозок. По пути следования организовать выдачу через вокзальные буфеты горячей пищи. При каждом эшелоне должен быть один врач и две медсестры с необходимым количеством медикаментов и перевязочных средств. Следовало оказывать содействие в расселении поселенцев и в их хозяйственно-бытовом устройстве, а также в случае необходимости организовать дома инвалидов и престарелых. На основании документов достоверно описал этот эпизод истории директор Фонда "Историческая память", историк Александр Дюков в своей книге "Миф о геноциде. Репрессии советских властей в Эстонии (1940-1953). Поскольку опровергать приводимые факты и цифры невозможно, автор объявлен в Прибалтике "агентом ФСБ", "персоной нон грата", "самодеятельным историком", а в Латвии его призвали даже арестовать. Конечно, случившееся более полувека назад не оправдывает, но объясняет действия Советского государства в отношении тех стариков, женщин и детей, которые прожили долгие годы вдали от своей малой родины. Уже давно нет Советского Союза, но еще 18 октября 1991 года, сразу после провозглашения независимости Эстонии, в России принимают закон "О реабилитации жертв политических репрессий". Высший законодательный орган страны выразил глубокое сочувствие всем жертвам репрессий, осуществленных на территории России.

ИА REGNUM: Но чем доказывается, что советский период в истории Эстонии не был оккупацией? Даже в решениях Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по ходатайствам осужденных в современной Эстонии за участие в выселении людей в 1949 году утверждается, что поскольку это деяние происходило в условиях "советской оккупации", то его следует считать преступлением против человечности, которое не имеет срока давности.

Как юрист, я не могу комментировать, тем более публично, решение любого суда. Но в экспертном сообществе правоведов-международников выражается удивление позицией ЕСЧП. Вот их мнение. Ни в одном международно-правовом документе события в Эстонии в 1940 и 1949 годах не увязывают с оккупацией. Если бы ЕСЧП опирался на решение международного суда, доказавшего, что оккупация была, то это - одно, другое - миф, констатация придуманного события. Увы, возобладало второе. Впрочем, также демонизирован подписанный осенью 1939 года советско-германский договор о ненападении - или "пакт Молотова-Риббентропа" с его секретным протоколом. Начать с того, что это соглашение стало следствием предательства Англии и Франции в 1938 году, когда между ними и нацистской Германией состоялся т.н. "мюнхенский сговор". Он и развязал руки Гитлеру. Далее, в Эстонии сознательно умалчивают, что еще до подписания Германией и СССР договора о ненападении аналогичные соглашения с Германией подписали Эстония и Латвия - 7 июня 1939 года. Более того, летом 1939 года Эстонию посетили начальник германского Генштаба Франц Гальдер, руководитель "Абвера" адмирал Канарис, продолжились переговоры Германии и Эстонии по оказанию военной помощи. Александр Дюков пишет в одной своей статье: "Не исключено, что без пактов "Селтера-Риббентропа" и "Мунтерса-Риббентропа" не было бы и пакта "Молотова-Риббентропа", приведшего, как считают в Эстонии к "советской оккупации". Кстати, события 1940 года в Прибалтике похожи на "оранжевые революции", которые сегодня в мире признаны легитимной сменой власти под предлогом защиты демократии. Еще об оккупации. Принятая в Гааге еще 18 октября 1907 года Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны определяет оккупацию, как временное занятие территории или ее части другой воюющей стороной. И как добавляет доктор юридических наук, вице-президент Российской ассоциации международного права Станислав Черниченко - "без перехода суверенитета над занятой территорией к оккупирующему государству". Провозгласив себя в июне 1940 года Эстонской ССР, Эстония поделилась своим суверенитетом с СССР, вступив в Союз в августе того же года. Потому некоторые апологеты "советской оккупации" признают, что сама Эстония совершила в 1939-1940 годы ошибку, не оказав вооруженного сопротивления СССР, как, к примеру, Финляндия.

-ИА REGNUM: И последнее: чем же отличается аннексия от оккупации?

Конечно, речь может идти еще и об аннексии: насильственном присоединении к государству территории другого государства. Впрочем, по мнению упомянутого мною Станислава Черниченко не было и аннексии, поскольку "до Второй мировой войны международное право считало недействительной лишь такую аннексию, которая явилась результатом агрессивной войны или договора, заключенного под принуждением..." И он же пишет: "Если считать аннексией включение Прибалтики в состав СССР, то это - не результат, ни агрессивной войны, ни договора, навязанного силой. Можно давать негативную оценку политике Сталина и его окружения. Но включение Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР не противоречило действовавшему в 1940 году общему международному праву". Правовед ссылается и на авторитетного американского юриста-международника Чарльза Фенвика, писавшего в 1948 году (когда началась "холодная война"), что прибалтийские государства "...потеряли свою самостоятельную международную правосубъектность в результате их аннексии СССР в 1940 году, причем международное сообщество не протестовало и не выразило как-то иначе свой отказ признать советские указы". Когда осуждают присоединение в 1940 году Прибалтики к СССР, то ссылаются на ее народы, которые были против этого действа. Но замалчивается, что "июньские перевороты" поддержала и значительная часть населения, особенно беднейшее крестьянство. Разочарования обнаружились позже. Но факт остается фактом: сторонники доктрины об оккупации Эстонии в 1940 году игнорируют волю большой части населения, которая тогда поддержала перемены. Почему же с таким упорством отстаивается утверждение об оккупации Прибалтики? Если ее не было, то, чем еще оправдать русофобию и антироссийскость, стремление вытеснить русское население, или многолетнее массовое ущемление его прав? И еще, правовые последствия аннексии согласно международному праву ограничиваются 50 годами, то есть в 1990 году уже не было оснований требовать компенсаций, переписывать историю. Иное дело оккупация, ее последствия бессрочны. Показательно, что еще 20 лет назад в эстонском политическом лексиконе не было слова "оккупация", все говорили об "аннексии" или, как ее еще называют, "инкорпорации". Все эти годы один из лидеров Народного фронта Эстонии, эмерит-профессор Тартуского университета Марью Лауристин (Marju Lauristin) говорит об "аннексии", не "оккупации". Видимо, и потому, что преднамеренная подмена понятий в политических целях привела бы к ее осуждению академическим сообществом. Не пора ли Эстонскому государству, элитам и обществу также озаботиться своим реноме? Ведь трактовать историю можно по-разному, но сама она сохраняет правду, подобно тому, как годовые кольца фиксируют этапы развития и "взросления" деревьев. Пора уже "повзрослеть" и Эстонскому государству.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.