Андрей Конопляник: Третий энергопакет ЕС в Литве: новая попытка проверить на прочность отношения с Россией

Москва, 14 Февраля 2012, 01:23 — REGNUM  

Ситуацию, возникшую между "Газпромом" и Литвой необходимо вписывать в контекст эволюции рынка газа Европейского союза, где третий энергопакет является завершающим документом, регламентирующим цепочку долговременных преобразований, начатых в газе первым (1998 г.) и вторым (2003 г.) энергопакетами (газовыми директивами и соответствующими регулированиями).

То, что происходит в Литве, имеет две составляющие: экономическую и политическую. В экономической части события в Литве вокруг Lietuvos dujos (оператора литовской газотранспортной сети) - это надводная часть айсберга долгосрочных экономико-правовых преобразований по формированию единого внутреннего рынка газа ЕС, опираясь на принципы, положенные в основу формирования ЕС еще "Римским Договором" 1958 г. Единый рынок газа ЕС выстраивается с 1998 г, постепенно внедряя такие принципиальные для ЕС положения как: отделение бизнеса поставки газа от бизнеса по его транспортировке, обязательный доступ третьих сторон к газотранспортной инфраструктуре и др. Таким образом, третий энергопакет - это та объективная реальность, которая будет заставлять "Газпром", хочет он этого или нет, организовывать свой бизнес в Европе по-новому, а именно: работать в перспективе на этом рынке только в качестве поставщика (грузоотправителя). "Газпром" и других участников газового рынка ЕС предупреждали о грядущих переменах давно, более 10 лет подряд. Он к этому оказался не готов (или менее подготовлен, чем его основные конкуренты), почему и потерял часть своей рыночной доли в ЕС во время кризиса 2009-2010 гг.. В то же время, такие преобразования должны происходить эволюционным путем, давая возможность хозяйствующим субъектам постепенно адаптировать контрактную структуру своих поставок к новым законодательным требованиям по мере завершения действующих контрактов. Нельзя требовать от хозяйствующих субъектов перезаключения действующих контрактов в связи с изменением законодательства - это будет противоречить принципам контрактного права. Контракты (особенно инвестиционные) обычно защищены т.н. "дедушкиными оговорками", не допускающими применения обратной силы к законодательным актам и требующими соблюдения условий неухудшения стартовых контрактных условий при введении в действие новых законодательных актов.

Политическая составляющая событий в Литве (и одновременно с Литвой разворачивающихся по аналогичному сценарию событий в Польше) отражает, на мой взгляд, неудачную попытку ускоренного, даже опережающего внедрения положений Третьего энергопакета в странах ЕС, наименее к этому подготовленных экономически и политически.

Во-первых, Третья газовая Директива, вступившая в силу 03.09.2009, должна была быть инкорпорирована в законодательство каждой страны ЕС в течение следующих 18 месяцев, т.е. к 03.03.2011, а положения ст.11 этой Директивы, относящиеся к компаниям из третьих стран, - на два года позже, к 03.03.2013. Однако ни одна из стран ЕС к 03.03.2011 не привела свое национальное законодательство в соответствии с требованиями Третьего энергопакета. Поэтому комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Оттингер 28.02.2011 официально продлил всем странам ЕС срок приведения их национального законодательства в соответствии с положениями Третьего энергопакета до осени 2011 г. Однако, по информации Еврокомиссии (как следует из выступления ее официального представителя на Европейской газовой конференции 26.01.2012 в Вене), в январе 2012 г. Литва и еще 7 стран ЕС все еще не внесли соответствующих корректив в свое законодательство. Таким образом, события вокруг принудительного и ускоренного вывода российского "Газпрома" и немецкой ЕОN-Ruhrgas из состава акционеров Lietuvos dujos стали разворачиваться осенью 2010 г., т.е. на полгода раньше, чем это изначально предусматривал Третий энергапакет, и до того, как Литва привела свое законодательство в соответствие с его требованиями. А с учетом того, что основные акционеры Lietuvos dujos - это две основные иностранные компании, то на два с половиной года раньше, чем требовалось. За это время (2.5 года) стороны могли бы, безусловно, найти более спокойный, без политического надрыва вариант решения проблемы.

Во-вторых, Литва, как и любая другая ныне суверенная страна, входившая ранее в состав СССР или СЭВ, сегодня, по объективным причинам, гораздо менее подготовлена к принудительным преобразованиям по созданию конкурентного предложения газа на национальном рынке, на что нацелено выведение "Газпрома" и ЕОN-Ruhrgas из состава акционеров Lietuvos dujos. В советские времена энергоснабжение республик СССР (т.ч. нынешних стран Прибалтики) развивалось по сценарию не конкурентных, но монопольных поставок. Для перестройки этой системы в соответствии с требованиями ЕС (членами которого являются ныне страны Прибалтики), требуются деньги и время. Принудительная реструктуризация Lietuvos dujos не привнесет на рынок Литвы дополнительные объемы газа. При этом не следует забывать, что увеличение доли "Газпрома" в энергоснабжении Литвы (что ставится ему в вину как пример усиления его монопольного положения на рынке страны и выдвигается как причина ускоренной принудительной реструктуризации Lietuvos dujos) произошло в результате принудительного закрытия, под давлением из Брюсселя, Игналинской АЭС после вступления страны в ЕС. В результате "Газпром" в свое время увеличил поставки газа, чтобы компенсировать образовавшийся дефицит электроэнергии в энергобалансе страны, поскольку альтернативных источников энергоснабжения у страны в то время просто не было (как нет их и сейчас).

В-третьих, Литва (как и Польша) относятся к числу ближайших соседей России, у которых сохранились по отношению к нашей стране наиболее сильные "фантомные боли", связанные с нашей общей недавней и отдаленной историей.

В силу изложенного, начало форсированных преобразований по внедрению положений Третьего энергопакета ЕС в газовой сфере на территории именно этих государств в указанные сроки означало, на мой взгляд (и независимо от того, откуда исходила такая инициатива), что их инициаторы руководствовались, по-видимому, скорее политическими соображениями, нацеленными на создание дополнительных проблем во взаимоотношениях между нашими странами, а не соображениями экономической целесообразности, целью которых всегда является минимизация рисков и неопределенностей и стремление обеспечить долгосрочный баланс интересов вовлеченных государств и их хозяйствующих субъектов. Поэтому политологи могли бы оценить развертывание событий вокруг Lietuvos dujos как неконструктивную политическую попытку еще раз проверить на прочность взаимоотношения между нашими странами. Не сомневаюсь, что взаимоприемлемая развязка по литовскому оператору Lietuvos dujos будет найдена. Главное - вслед за Литвой, Польшей и другими странами, по всему европейскому пространству, "Газпром" будет вынужден менять модель своего бизнеса. Но нужно уметь отделять частную политическую ситуацию в Литве и Польше от тех изменений, что происходят на рынке газа Евросоюза.

Не нужно пытаться любой ценой сохранить ту модель ведения бизнеса, которая существовала в европейском бизнесе "Газпрома" в течение 50 лет, доказала свою эффективность в тех условиях, но сейчас уходит в прошлое в соответствии с суверенным решениям государств-членов ЕС. Всем участникам нужно перешагнуть через эмоции и спокойно, не торопясь, разрешить эти конфликтные ситуации, которые не по дружески начали наши коллеги и в Литве, и в Польше. Нужно понимать: не всегда перестройка модели ведения бизнеса будет происходить спокойно, особенно в таких капиталоемких и долговременных сферах как газовый бизнес. Этот бизнес, в значительной степени политизирован. Это - последствия Второй мировой войны, в рамках политических итогов которой выстраивалась и развивалась система международной торговли газом в Европе, распада СЭВ и Советского Союза, что привело к изменению политической карты Европы и к необходимости перестраивать сложившуюся систему контрактных отношении. Это долгий и тернистый путь, связанный с огромными инвестиционными рисками. Поэтому не нужно множить их число различными политически-мотивированными действиями.

Андрей Конопляник, профессор РГУНГ им. Губкина

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Новак: РФ не будет заключать с Украиной дополнительные соглашения по газу
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
«Фараон» Ортега, «мутный» миллиардер и никарагуанская авантюра
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад
NB!
10.12.16
Мининформ Белоруссии признал политическими свои репрессии против СМИ
NB!
10.12.16
Православные России выступили против политических репрессий в Белоруссии
NB!
10.12.16
«Помните же – не верьте отступлению»: Крымская война
NB!
10.12.16
Австрия: Что будет, если Трамп договорится с Путиным о Крыме и Донбассе?
NB!
10.12.16
Грузия: Мечты сбываются?
NB!
10.12.16
Уголовщина в московском ЖКХ: «Для вас закон — платить!»
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию