Александр Бендин: Националистические соблазны белорусской бюрократии

Москва, 13 февраля 2012, 21:18 — REGNUM  

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в одном из своих выступлений заявил, что в научной среде "не прекращаются попытки предать забвению славянские корни белорусского народа, растворить наше прошлое в истории как Польши, так и Литвы". Замечание резонное, что и говорить. Но когда вглядываешься в реалии белорусской жизни, начинаешь спрашивать себя, а кто же эти загадочные личности или структуры, которые занимаются подобной деятельностью? Может быть, это дело маргиналов от науки и культуры? Оказывается, нет, не только маргиналы преуспевают на этом выгодном поприще. Предпринимают указанные "попытки" и государевы люди, солидная чиновная братия, сытно кормящаяся от казенного пирога. Так что же получается, правая рука не ведает, что творит левая?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует вспомнить недалекое прошлое Белоруссии. Политические обстоятельства в республике сложились таким образом, что с середины 90 -х годов прошлого века процесс строительства национального государства стал монополией правящей бюрократии. Начало реализации нового проекта бюрократического нациестроительства принесло, безусловно, позитивные результаты. Произошедшие властные перемены позволили решить ряд весьма важных проблем, существование которых вызывало протесты у подавляющего большинства населения Белоруссии.

Во-первых, прекратилась мощная пропагандистская кампания, которую проводили этнические националисты посредством государственных структур, - образовательных, культурных и информационных. Во-вторых, было отвергнуто главное детище националистов, - вторая принудительная белорусизация в области образования, культуры и делопроизводства, которую проводила "демократическая" бюрократия в начале 90-х годов. В-третьих, и это главное, русский язык, который является родным для более чем 80 % граждан республики, получил правовой статус государственного, наряду с языком белорусским.

Важным политическим результатом происходивших событий стал переход этнических националистов (БНФ и пр.) в оппозицию правящему режиму. Что же касается националистической идеологии, то с ней дело обстояло совсем не так просто, как в области политической борьбы. Процесс вытеснения националистических мифов из системы государственного образования и культуры не только не был завершен, но переживает сейчас некое подобие возрождения. И происходит это, главным образом, в области государственной культурной и образовательной политики.

Казалось бы, парадоксальная вещь: этнонационалисты ушли в непримиримую оппозицию к существующей власти, а их идеологические мифы по-прежнему воздействует на умы граждан разных поколений за деньги из государственного бюджета. Чтобы понять, почему это происходит, следует, хотя бы в общих чертах, раскрыть содержание идеологии белорусского этнического национализма, основанной на исторических и этнических мифологиях.

Эта идеология исходит из представлений о белорусах как об особом, отдельном народе, который на протяжении тысячелетия имел то этническое самосознание, которое придумали ему современные националисты. Поэтому события и действующие лица тысячелетней истории этого местного русского народа получают "национальное" истолкование с помощью простого идеологического приема - этнической маркировки. Эту практику исторических фальсификаций и идентификационных подмен начал сто лет назад Вацлав Ластовский, а продолжили её "нацыянальна свядомыя" историки и культурологи наших дней.

Универсальная, идеологически правильная "белорусская" маркировка истории и культуры позволила сочинить взаимоисключающую этническую оппозицию: русский - белорусский. Затем на основе этой фальшивой оппозиции фабриковался конфликт между "самастойным беларускім этнасам" и Российской империей. Рожденные в воспаленных умах мифические конфликты из прошлого переносились в настоящее и принимали черты воинствующей русофобии. Чтобы выстроить эту политическую мифологию, её творцам неизбежно приходилось, и приходится прибегать к историческим фальсификациям, подлогам и разрывам причинно-следственных связей.

Несмотря на либеральную риторику и декларирование своей приверженности демократическим ценностям Запада, белорусский этнический национализм нельзя отнести к разряду либеральных идеологий. По своим целям - это разновидность идеологии авторитарной. И вот почему. Если раньше коммунистическая идеология вкупе с мерами карательного характера формировала принципиально новый антропологический тип - советского человека, то заветной целью этнонационалиста является создание принципиально нового, "нацыянальна свядомого" белоруса. Для этого существует уже проверенный путь - принудительное насаждение своей идеологии и белорусского языка, правовая дискриминация русского языка и русской культуры. Иными словами, нужно, опираясь на власть, упростить, сделать плоскими, одномерными самосознание и национальную культуру народа, проживающего в Республики Беларусь.

Следует напомнить, что с момента своего появления в начале XX века немногочисленные этнические националисты, которые, как и нынешние их последователи, ориентировались на унию и польское католичество, вели безуспешную идейно-политическую борьбу с западнорусизмом. Это идейно-политическое движение имело сильное влияние среди православного духовенства, интеллигенции и крестьян. Идеи западнорусизма были основаны на выводах, сделанных российской академической наукой в области историографии, этнографии и филологии. Западнорусская общественно-политическая мысль утверждала, что белорусы - это народ, который на протяжении своей сложной истории сумел, в противостоянии с польско-католической экспансией, сохранить русскую идентичность. В процессе этого противостояния вера и этничность, православие и русскость белорусов оказались неразрывно связанными. (Белорусы, принявшие польское католичество, именовались в народе поляками). Поэтому идентичности русский и белорусский - это не оппозиция, в чем истово уверяли националисты, а усложненное самосознание, так как белорусы вместе с великороссами и малороссами составляют большой русский народ.

С падением Российской империи и победой большевиков, создавших советский вариант белорусской этнической государственности (БССР), западнорусизм в Белоруссии был разгромлен. Сделано это было совместными усилиями коммунистической бюрократии и перешедших к ней на службу этнических националистов в процессе первой принудительной белорусизации 20-х годов прошлого века.

Бюрократия, приступившая в середине 90 - х годов к строительству национального государства, использовала некоторые идеи западнорусизма, в основном, во внешнеполитической сфере, там, где речь шла о белорусско-российской интеграции в форме Союзного государства. В области же внутренней политики отношение к этим идеям оказалось иным. Назревшие задачи обоснования политической, исторической и культурной легитимности действующей белорусской власти вызвали необходимость создания соответствующего идейного проекта. И вскоре усилиями ученых-гуманитариев появилось на свет некое подобие государственной идеологии. Перед создателями этого проекта закономерно возник вопрос, каким идейным строительным материалом следует воспользоваться при выполнении заказанной работы. Выбор был сделан, и он позволил определить идейные симпатии новоявленных творцов и их работодателей. Западнорусизм, говоривший об этнической общности русских и белорусов, был отвернут, так как казался им чужеродным и политически опасным. Действительно, как можно строить суверенную белорусскую государственность, белорусскую нацию, и признавать при этом легитимность русской идентичности и русской культуры управляемого народа. Да ещё и мириться с тем, что этот народ, имея свои особенные черты, тем не менее, является частью большого народа соседнего российского государства. Мысль о том, что только на этом сложном идейном основании можно и нужно строить современное национальное государство, представляется еретической и недопустимой.

Бюрократия, испытывая острую потребность в самоутверждении себя в качестве властвующей элиты, нуждалась в идеях простых и ей понятных. И тогда, за неимением таковых, пришлось обратиться к готовому идейному багажу своих политических противников из лагеря этнических радикалов. Пригодилось, разумеется, далеко не все. Отказались, например, от откровенной и патологической русофобии, но исторические мифы о белорусской нации, созданные националистическим воображением, после некоторого косметического ремонта, были приняты в официальной истории, идеологии и культуре. Так возник белорусский бюрократический национализм.

В силу своей эклектической природы, этот идейный гибрид, в зависимости от политической конъюнктуры, предлагает бюрократии различные модели поведения. Если нужно ублажить умеренных националистов путем сокращения пространства русского языка, тогда принимается "план мероприятий по популяризации и расширению сферы использования белорусского языка". Тем самым начинается новая, на это раз уже третья, бюрократическая кампания по белорусизации населения.

Если нужно предстать перед националистической оппозицией в роли защитника национальной культуры, тогда на помощь приходит министерство культуры во главе с небезызвестным г. Латушко. С усердием не по разуму начинаются министерские поиски "национального" видения истории и культуры. У националистов заимствуется "национальная" оптика, сюжеты, опыт подмен и этнических маркировок. За казенные деньги белорусскую государственность ищут в истории Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, не прочь воспеть и бредовую "борьбу белорусов с Российской империей" и пр.

Все эти, усилия, бюрократические и творческие, направлены на то, чтобы национальная культура воспринималась только как культура белорусскоязычная. Т. е., национальную культуру и историю хотят искусственно отлучить от её русского содержания и первородства, призывая на помощь националистическую мифологию.

В этом случае, невольно возникает вопрос, насколько силен у бюрократии инстинкт самосохранения. Ведь силы, которые призываются на помощь в борьбе против русской составляющей собственной культуры и истории, агрессивны и авторитарны по своим устремлениям. Этнический национализм подобен большевизму: в битве за умы и души белорусов он никогда не смирится с отведенной ему второстепенной ролью и не остановится на полпути. Поэтому бюрократам от культуры стоит напомнить пословицу, которую приводил А. И. Солженицын: "На собак волка не зови".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Два человека погибли во время паводков на Ставрополье
NB!
28.05.17
Что сказал Христос: исполняющий волю Отца оправдан сразу
NB!
28.05.17
Большая вода и «бедные» чиновники: главное в Омской области
NB!
28.05.17
Россия возрождает спутниковую систему обнаружения ракетных пусков
NB!
28.05.17
Газомоторное топливо отменит нефтяную зависимость?
NB!
28.05.17
Аварийное расселение в Карелии: за что снимали губернаторов
NB!
28.05.17
Доигрались: «Польша пытается снизить напряженность в отношениях с РФ»
NB!
28.05.17
Кургинян: Демонизация СССР приведет к катастрофе в России
NB!
28.05.17
«Джеймс Бонд» Яна Флеминга: Как писать для удовольствия и стать классиком
NB!
27.05.17
The Daily Mail: «У АНБ есть убойный компромат на Трампа»
NB!
27.05.17
Террористы обещают Западу «кровавый Рамадан»
NB!
27.05.17
«Боруссия» (Дортмунд) одолела «Айнтрахт» в финале Кубка Германии
NB!
27.05.17
Главное о Турции с 22 по 28 мая 2017 года
NB!
27.05.17
«Арсенал» обыграл «Челси» в финале Кубка Англии
NB!
27.05.17
«Ювентус» одержал волевую победу над «Болоньей» в конце матча
NB!
27.05.17
Снос — отменить, мэра — отставить: фоторепортаж с митинга против реновации
NB!
27.05.17
Мост в бесконечность
NB!
27.05.17
Сталин в ссылке. Ленин в мавзолее. Николай II в иконостасе
NB!
27.05.17
Страны G7 допустили усиление санкций против России
NB!
27.05.17
Японский поцелуй в губы ради Курил
NB!
27.05.17
Севастополь митингует