Эрик Брегис: "Издавать книги на русском языке в Риге не имеет смысла"

Москва, 8 февраля 2012, 01:29 — REGNUM  

ИА REGNUM представляет интервью с рижанином Эриком Брегисом, ныне проживающим в Москве, основателем сетевого литературного альманаха "Снежный ком" и одноименного книгоиздательства. Эрик Брегис рассказывает о пропаганде в мире глобализации, мире современной литературы и взгляде на политику человека вне политики.

ИА REGNUM: Расскажите, пожалуйста, как вы оказались в Москве?

Для меня это экономическая возможность заниматься любимым делом. Я начинал свою издательскую деятельность в Риге, и могу сказать, что три года проработал на чистом энтузиазме, вкладывая в дело свою зарплату. В итоге практика показала, что издавать книги на русском языке в Риге не имеет смысла, потому что нет возможности продать, а везти их в Москву экономически невыгодно, ведь это связано с расходами, прежде всего на транспорт и таможню. Через какое-то время я нашёл человека, которого вдохновила философия издательства, мы объединились, и начали работать в Москве, и так продолжается уже два года. Не стану называть это успехом, хотя всё же работаем без кредитов, а сравнивая объёмы продаж, могу сказать, что в Риге из всего тиража продавал 50 книг, в России - тысячи. Ну и понятно - отчего живущие в Латвии писатели, хорошие писатели, издаются за рубежом.

Здесь есть интересный нюанс. Ведь писатель, при нынешнем развитии интернета может жить, где угодно, но гонорары рижские авторы получают в меньшем объёме, так налоги с них высчитываются, как с иностранных граждан, то есть не 13 процентов, а все 33. Но и это лучше, чем ничего. В моём случае несколько сложнее: я не могу работать официально, а потому являясь в своей же фирме соучредителем, не имею права в ней работать. Дело в том, что оформление такого права стоит тысячу евро, а кроме того нужно пройти массу бюрократических процедур. В итоге я и второй соучредитель (украинец) вкладываем зарубежные деньги и труд в российское книгоиздательство, не получая взамен никаких бонусов. Но и к официальному переселению в Россию я не стремлюсь, мне намного больше нравится свобода "гражданина мира".

ИА REGNUM: Не могли бы вы сравнить Ригу и Москву: где хуже, где лучше с экономической точки зрения?

Пожалуй, самый лучший показатель - это вежливость в ресторанах. Как только в ресторане начинают хамить, значит, клиент не нужен - ресторану и так хорошо. В Риге все очень вежливы, а значит, дела идут плохо.

Из наблюдений могу отметить ещё, что людей стало крайне мало, хотя, может быть, это частично объяснимо холодами. Пробок нет даже в девять утра, когда люди должны идти на работу, но их не может быть, если идти некому и некуда.

ИА REGNUM: Многие ли из знакомых уехали?

У меня в Риге есть друг, который и рад бы уехать, но уж очень это проблематично. При том, что у человека два высших образования, и он великолепный специалист, здесь он работает за копейки чернорабочим, а на Восток уехать не может, потому что это связано с преодолением бюрократических препонов. Выходит, что житель "безвизовой" страны может легко устроиться на стройку в России нелегально или купив разрешение, с чем, кстати, идёт постоянная борьба, а в итоге этой борьбы хороший специалист из той же Прибалтики не может попасть на работу, хотя именно, возможно, там и нужен.

ИА REGNUM: А как вы относитесь к глобализации и к развивающейся в её условиях пропаганде?

Интернет начал объединять мир. У меня есть знакомые в любом уголке мира, которые, если я захочу, меня приютят, но для того, чтобы к ним поехать, нужна полная свобода передвижения, что невыгодно бюрократам - ведь тогда им придётся осваивать какую-то более полезную для общества профессию, чем собственноручное создание препонов, дальнейшее освобождение от которых и есть их хлеб.

Будучи человеком аполитичным, я стараюсь фильтровать пропаганду, хотя быть полностью вне политики не выходит, ведь иногда нужно принимать те или иные решения. Я не понимаю политических истерий и даже не воспринимаю их. Моё глубокое убеждение в том, что люди должны жить в мире и согласии, и достигать своих целей не за счёт ущемления других, а за счёт собственных достижений. А ведь заниматься пропагандой в сети очень легко. Это даже не монтаж, а в первую очередь владение языком на уровне использования технологий нейролингвистического программирования. Я эти приёмы знаю, и вижу в текстах сознательное употребление тех фраз, которые должны завести читателя, взрастить протест в душе и заставить его влиться в протестное движение.

ИА REGNUM: Изменилось ли что-то со времен "гнилого Запада" и "страшной России"?

Это был и остаётся самый популярный способ воздействия на человеческие умы. Смысл этих действий - не подниматься над толпой, а опускать её ниже своего уровня. Для достижения этого ничего не надо делать, нужно только говорить, да ещё на языке толпы.

ИА REGNUM: Как насчёт истерии на этнической почве, столь популярной в Латвии?

Я полагаю, что ряду людей хочется доказать свою значимость. У меня же есть любимое дело, и нет времени на этнические конфликты. А вот те, последователи и противники легионеров Ваффен СС, которые ходят к памятнику Свободы 16-го марта, просто используют политические манипуляции, которых не так уж и много, чтобы попасть во власть. При этом шествие этих несчастных стариков с выгодой используют обе стороны, а потому последователей легионеров становится больше. Если бы это не приносило выгоды, то уже давно бы заглохло. День победы в этой ситуации в чём-то зеркален для ситуации в Латвии, но 16-го марта так или иначе шествуют побеждённые, а 9 мая - победители, извините мой терапевтический цинизм.

Наблюдая за происходящим, могу отметить, что ни День победы, ни референдум за придание статуса государственного русскому языку не являются пророссийскими. Хотя бы потому, что России это не нужно. На мой взгляд, русский язык как государственный - это удобно для бизнеса, а для многих людей, которые чувствуют экономическую безысходность, это может стать отдушиной. Да и в целом это логично, ведь Латвия самая русскоязычная страна Европы. Если бы Латвия была суверенным государством, можно было бы фантазировать о российском влиянии с какими-то имперскими целями, но Латвия уже давно не суверенна.

ИА REGNUM: Нужна ли Латвия России спустя двадцать лет?

Нет, но это лично моё мнение. Если говорить о портах, то порт и так используется. А курорт Юрмала был нужен только в советские времена, когда ехать было некуда. Разговоры латвийских политиков о завоевании Латвии Россией - это поддержание своего авторитета, ведь так у них есть мифический внешний "враг", и политики нужны для того, чтобы с этим врагом бороться. Как только врага не станет, то и необходимости в политиках не будет. А на экономических моментах для них пиар не возможен - они не могут предложить ничего хорошего в этом направлении.

ИА REGNUM: У вас публикуется Далия Трускиновская. Мы знаем, что помимо фантастики она пишет исторические детективы. А можно ли в принципе изучить историю, благодаря художественной литературе? По романам Пикуля, например?

Многое зависит от автора. Если он по образованию историк, то возможно. Ведь историк может красиво вскрыть те моменты, которые не задокументированы и додумать их. Здесь у меня есть сомнения об исторической правде Пикуля. Насколько мне известно, у него были архивы, с которыми он работал, но хватало ли у него фундаментальных знаний, чтобы соединить нити, выстроить связки, не знаю. Ведь Валентин Пикуль был моряком, но не учёным.

Нынче вообще стало модно изучать историю по википедии. Я уже боролся с одним автором, использующим этот "источник" для изложения событий времён крестовых походов. В итоге роман вышел без "цитат из википедии".

Хотя должен отметить, что историческая художественная литература, созданная современниками, даёт небольшие этнографические сведения. Это антураж, взаимоотношения, лексика. Что касается исторической правды, то и тогда писатели черпали информацию из жёлтых источников, слухов и сплетен. И к слову о профессионалах. Есть писатель-фантаст Андрей Валентинов, который в своих романах стремится к достоверности, а делает он это, изучая источники. Когда он писал о Барселоне 19 века, он изучал прежде всего архивные материалы, статьи, личную переписку, карты того времени - только для того, чтобы описываемая сцена не только выглядела, но и была наиболее правдоподобной.

ИА REGNUM: Помогают ли литературные альманахи вывести в свет новые имена?

С моего сайта вышли такие авторы, как Сергей Красильников и Максим Жуков. Но Красильников больше не хочет издаваться, так как шагнув в профессиональную литературу, он почувствовал на себе все "прелести" книжного бизнеса, когда на тебе хотят делать деньги. Максим Жуков весьма специфичный автор, но это не мешает ему издаваться. Но вообще сетевые журналы себя оправдывают, как, например, "Самиздат" Машкова. Когда-то издатели искали автора, пишущего на нужную тему в самиздате, переписывали набело и продавали, но времена изменились. Надеюсь на то, что нас ждёт период преобладания хорошей печатной книги.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.