Жанаозен и БТА банк - "закат режима близок": Казахстан за неделю

Москва, 1 февраля 2012, 11:18 — REGNUM  

Выиграв парламентские выборы, власть в Казахстане навязывает новые правила игры: аресты оппозиционных деятелей, выступавших за реализацию оранжевого сценария в республике, открывают очередную веху политических противостояний в стране. Уголовные дела против лидера незарегистрированной партии "Алга" Владимира Козлова и главного редактора газеты "Взгляд" Игоря Винявского; административные взыскания, с умопомрачительной скоростью вынесенные лидерам умеренной оппозиции за несанкционированный митинг, проведенный возле Дворца Республики в Алма-Ате 28 января 2012 года, демонстрируют более чем наглядно: у чиновников в Казахстане появилась новая грань мировосприятия. Согласно ей, любые проявления протеста будут считаться едва ли не экстремизмом.

Этому есть свое объяснение. Оно на поверхности: власть не меньше оппозиции напугана событиями в Жанаозене, где обычный митинг перерос в массовые беспорядки с элементами гражданской войны. И теперь, обжегшись на молоке, власть закручивает гайки, срывая от спешки в некоторых местах резьбу. Конечно же, в этом есть своя логика: отучив умеренную оппозицию от выхода на главные площади страны, и избавив радикально оранжевую от навязчивой идеи "раскачивать" каждый социальный конфликт внутри страны - вполне можно целое государство избавить от головной боли по поводу "второго Бенгази". Эту версию, кстати, с большим удовольствием "пользуют" сторонники действующего режима, и она, надо сказать, не лишена оснований. Но есть и другая опасность, и она вполне осязаемая - что потрепав лидеров, власть пойдет дальше. И начнет загонять "в стойло" не только "самых буйных", но и пытаться консервировать любые формы протеста в принципе. Нечто похожее, к слову, Казахстан однажды проходил - когда, зачистив информационное поле страны от самых "вредных" оппозиционных газет и телеканалов, государство не остановилось, а с большим аппетитом "сожрало" вообще все видимые остатки инакомыслия в информационной среде, оставив на плаву только самые маргинальные оппозиционные СМИ. Казахстанский медиарынок в результате этой лоботомии скатился в "глуховой" провинциализм и более или менее ожил только с развитием интернета.

К чему могут привести подобные эксперименты в социальном пространстве? Как минимум, можно прогнозировать взрывы социального недовольства в самых неожиданных местах. Ситуацию же "по максимуму" не хочется себе даже представлять.

"Слишком нагло и развязно оппозиционеры действовали, раскачивали ситуацию, разжигали истерию и волнения!" Аресты оппозиционных деятелей в Алма-Ате прошли буквально "волной", что позволило говорить оппонентам власти о тщательно подготовленной операции по обыскам и задержаниям. В информационном поле эта история была обречена стать предметом острой полемики: думающая часть общества четко разделилась на противников жестких мер и их сторонников. Портал "ЦентрАзия", посвящающий читателя в детали событий, занял четкую позицию в этом вопросе.

"Вольготное существование на заграничных хлебах для казахстанской оппозиции заканчивается. Теперь для них наступает пора арестов, обысков, судов, с неизбежным продолжением в виде тюремного заключения. На днях сразу несколько известных оппозиционеров подверглись допросам, обыскам и арестам. 23 января 2012 года обыскали квартиры лидера незарегистрированной партии "Алга!" Владимира Козлова, его заместителя Михаила Сизова, начальника охраны офиса партии "Алга" Аскара Токмурзина и бухгалтера Гульжан Лепесовой. Сотрудники КНБ РК обыскали также офис незарегистрированной партии, включая просмотр информации на компьютерах.

В тот же день обыскали квартиру лидера клуба "Рух пен тiл" Жанболата Мамая, а его самого отвезли на допрос. После длительного допроса, его отпустили под подписку о невыезде и завели уголовное дело по обвинению в разжигании социальной вражды (ст. 164, ч. 3 УК РК).

Наконец, вечером 23 января был проведен большой обыск в редакции газеты "Взгляд" и задержание главного редактора Игоря Винявского, которого обвинили по куда более серьезной статье - призывы к насильственному захвату власти, изменению конституционного строя и прочее в таком духе (ст. 170, ч. 2 УК РК). В редакции была изъята вся документация, все компьютеры и вся бухгалтерская отчетность. Сам Игорь Винявский присоединился к Козлову в следственном департаменте ДКНБ г. Алматы. Кстати, по свежим данным, Козлова тоже обвиняют в разжигании социальной вражды.

24 января был задержан и отведен на допрос в КНБ режиссер и активист коалиции "Халык Майданы" Болат Атабай, которого также обвиняют в разжигании социальной вражды. В городе Кордай Жамбылской области был арестован Владимир Курамшин.

Все эти обыски, задержания и допросы - по делу о Жанаозене, в котором все они бывали, и где самым активным образом поддерживали забастовщиков, а потом и погромщиков. Пожалуй, до сих пор в Казахстане еще не было такого массового "винтилова" оппозиции с предъявлениями таких тяжелых обвинений, которые могут их надолго привести за решетку. Думается, что это только начало большого "оппозиционного дела", и скоро в КНБ попадут и другие активисты оппозиции, которые отметились своими появлениями в Жанаозене или активной поддержкой погромщиков. Это могут быть даже такие персоны, как Булат Абилов или Мухтар Шаханов.

В среде оппозиции царит шок и трепет. Аблязовский рупор, газета "Республика", печатает статьи за статьей о все новых и новых обысках и задержаниях. Что же, редакция этой газеты, заседающая в Москве, пока что находится в безопасности и пользуется этим своим положением. Хотя, можно полагать, что это ненадолго, поскольку казахстанские комитетчики вполне могут попросить российских коллег о содействии в деле и обеспечении общей безопасности.

Наконец случилось то, что давно должно было случиться. Слишком нагло и развязно оппозиционеры действовали, раскачивали ситуацию, разжигали истерию и волнения. Их роль в поддержке забастовки, которая потом вылилась в погромы и поджоги с жертвами, совершенно очевидна для всякого, кто следил за событиями. Оппозиционеры в один голос открыто поддерживали погромщиков, поджигателей и мародеров, и пытались сделать виновными полицию, которая применила оружие в точном соответствии с законом. Можно даже сказать, что за все 20 лет независимости Казахстана не было другого такого случая, когда бы обоснованность и законность применения оружия полицией была бы столь четкой и однозначной.

Им дали возможность побуйствовать, пока шли выборы, а сразу после их завершения и начала работы нового парламента, тут же последовали задержания, обыски и допросы. Видимо, к этому моменту на арестованных оппозиционеров, которым уже предъявили обвинения, был уже накоплен солидный материал, свидетельствующий о причастности их к событиям в Жанаозене. Думается, что скоро мы узнаем немало нового и интересного о подпольной жизни казахстанской оппозиции".

Тему подхватывает газета "Время", публикующая материал с пресс-конференции, которую дали правозащитники буквально на следующий после волны арестов день. В ходе брифинга свою оценку происходящему дали руководители сразу нескольких правозащитных фондов.

"...Глава Союза журналистов Сейтказы Матаев, президент фонда защиты свободы слова "Әділ Сөз" ("Справедливое слово" - каз.) Тамара Калеева и юрист Сергей Уткин провели пресс-конференцию. Национальный пресс-клуб пережил очередной ажиотаж. Пришло много иностранных журналистов, представителей правозащитных организаций, глава фонда "Журналисты в беде" Рамазан Есергепов, представители иностранных миссий и, конечно же, "люди в штатском" с "мини-камерами". Начал брифинг Сейтказы Матаев.

- Это беспрецедентное событие. Я хочу вам сказать, это тоже связано со мной и с моей семьей, редакция "Взгляда" находится по адресу: улица Фурманова, 231, квартира 1, я живу по улице Фурманова, 231, квартира 5. Но я не знаю, к счастью или к несчастью дома меня не оказалось. Жена вышла перепуганная, сказала, что 10 человек туда вошли. Для меня этот случай - из ряда вон, - заявил он.

Эстафету подхватила Тамара Калеева:

- События чрезвычайные. Такого у нас еще никогда не было. Это связано именно с публикациями в газете. Я бы хотела сказать, что ситуация с "социальной рознью" отработана у нас на деле Натальи Соколовой (юрист, консультировавшая бастующих нефтяников на западе Казахстана и выступившая в защиту их трудовых прав. Осуждена на шесть лет по статье "разжигание социальной розни" - ИА REGNUM). Те публикации, которые вменяются Игорю в вину, должны сначала пройти независимую экспертизу. Вообще странно, что все беспокоятся, а власти молчат. Почему пресс-конференцию не провели сотрудники КНБ?

Сергей Уткин и вовсе не скрывал своего недоумения, переходящего в негодование.

- Если говорить о юридической составляющей, то об основаниях к задержанию информации нет никакой вообще. Вся общественность на ушах - никто понять не может, за что! Я уверен, что все правоохранительные органы в курсе, но - молчат. Их пресс-службы для чего вообще существуют? Это тайна, что ли? В результате их молчания люди начинают говорить про 37 год... Зачем это нужно? Мы сегодня с адвокатом Винявского поговорили, она пытается выяснять основания. Здесь несколько вариантов, почему молчат, - либо глупость, либо намеренно запугивают общественность. Чтобы все боялись и тряслись - завтра придут за мной.

По словам спикеров пресс-конференции, они готовят публичное заявление в Генпрокуратуру в связи с последними событиями. На пресс-конференции присутствовали сотрудники редакции "Взгляд", пообещавшие: сегодня номер выйдет.

Присутствовавший на пресс-конференции директор Freedom House в Казахстане Вячеслав Абрамов поделился своими нерадужными умозаключениями.

- Все задержанные - люди, которые находятся в центре общественного внимания, они не могут быть людьми, уголовные дела которых становятся известными только после их закрытия. Я понимаю, что госорганы нашли очень веские основания для задержания, но мы должны понять, что это за основания. На протяжении последних пяти лет мы говорим об ухудшении ситуации в Казахстане. Нет никаких признаков улучшения - нам не помогло ни председательство в ОБСЕ, ни то, что Казахстан сейчас претендует на место в Совете ООН по правам человека. Я боюсь, что если ситуация будет развиваться дальше в таком же русле, то о хороших прогнозах говорить не придется".

На вопрос, почему лидера партии "Алга" и главного редактора газеты "Взгляд" допрашивают по ситуации в Жанаозене, попыталась ответить оппозиционная "Республика", издание близкое, по некоторым данным, вместе с "Алгой" и "Взглядом", к опальному бизнесмену Мухтару Аблязову. По версии издания, Жанаозен превратился за прошедшее время в символ крушения власти.

"В первую очередь, попробуем понять, почему Назарбаев - Мусин - Масимов (именно так теперь выглядит правящий триумвират после последних перестановок и ухода в политическую тень Тимура Кулибаева) решились на крайне опасные для их личного имиджа и имиджа страны репрессии против активистов демократических сил и главного редактора независимой газеты.

Ответ на самом деле прост. Думаем, у них просто нет другого выхода, потому что сегодня на повестку дня встал вопрос о Власти. И речь идет уже не столько о том, будет ли Назарбаев передавать власть выбранному им преемнику, сможет ли этот преемник ее не уронить и удержать, кто будет этим преемником, согласится ли на это элита. А о том, что елбасы и его окружение могут потерять Власть совсем, после чего их политическое будущее сведется к сидению на скамье подсудимых вместе или по отдельности.

Первая угроза - Жанаозен. Точнее то, что произошло и может произойти в этом городе, и то, как все это будет отражаться в казахстанском и зарубежном информационном пространстве, провоцируя реакцию со стороны западных государств.

...Дело в том, что по информации, которую мы получаем из Жанаозена, количество человеческих жертв там намного превышает официально озвученную цифру, причем в разы. В результате и те, кто санкционировал расстрелы 16 и 18 декабря 2011 года, и те, кто давал команду стрелять, и те, кто непосредственно стрелял в людей, попали в ловушку. Если в дальнейшем будет установлено, что жертв больше, а также станет понятно, кто пытался улучшить статистику, пряча трупы в канализацию, выбрасывая в степь или закапывая в старые могилы, то политический ущерб, который понесет Акорда в условиях пристального внимания прессы и общественности, невозможно даже оценить.

Организаторами мероприятия стали активисты неформального общества казахских студентов "Жас тулпар", действовавшего в Москве в 1960-х годах. Один из них, культуролог Мурат Ауэзов, без обиняков заявил: все то, что произошло в Жанаозене, "это неприемлемо для Казахстана - расстреливать собственных людей! Мы должны знать всех тех, кто это сделал".

Размер угрозы под названием "Жанаозен" можно понять по тому, что Назарбаев - Мусин - Масимов пошли на продление чрезвычайного положения с 5 до 31 января 2012 года. Хотя внешнеполитическая необходимость поддержать рушащийся на глазах имидж первого президента РК и обеспечить максимальную легитимность досрочных парламентских выборов 15 января 2012 года требовала не делать этого. И все-таки Акорда это сделала и затем была вынуждена выбираться из юридической ловушки.

...Судя по тому, что в Акорде не раз заговаривали о досрочной отмене чрезвычайного положения в Жанаозене, но так этого и не сделали, существует большая вероятность того, что оно будет продлено еще раз. Тем более что до 31 января 2012 года осталось всего несколько дней. Смеем предположить, что ситуация там настолько критичная, а жертв расстрелов 16 декабря 2011 года и последующего полицейского террора так много, что Назарбаев - Мусин - Масимов будут вынуждены держать город в режиме информационной и полицейской блокады еще минимум полгода.

Более того, очень похоже, что суд над участниками массовых беспорядков в Жанаозене и Шетпе, точнее теми, кого таковыми назначат в Акорде с подачи казахстанских силовиков, тоже будет в Жанаозене. И режим чрезвычайного положения там позволит Назарбаеву - Мусину - Масимову решить задачу закрытия предстоящего судебного процесса, который по логике и букве Конституции страны, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов должен быть открытым.

Ведь тогда, чтобы попасть в город и принять участие в открытом судебном процессе, представителям зарубежных и казахстанских СМИ, неправительственных организаций, правозащитникам и политикам придется пройти через сито "комендантского отбора". И уже понятно, кто в нем застрянет, а кто будет запущен в зал заседаний и оттуда начнет поддерживать действия Акорды и ее "правонарушительных" органов. Поэтому мы не удивимся, если до 31 января в Жанаозене что-то случится.

Например, кто-то ночью обстреляет полицейских или те обнаружат в каком-нибудь подвале парочку автоматов, гранату и план комендатуры. Это позволит, притом что даже по официальным данным в городе не совершается серьезных правонарушений, а он сам перенасыщен военнослужащими, солдатами внутренних войск, полицейскими обычными и из спецподразделений, комитетчиками, продлить режим чрезвычайного положения еще на пару месяцев. И затем еще".

О схожих процессах на страницах "Новой газеты Казахстан" пишет генеральный секретарь Общенациональной социал-демократической партии Амиржан Косанов. По его мнению, аресты начались от ощущения слабости.

"Налицо неадекватно жестокая и показательно наглая травля представителей партии "Алга" в духе самой настоящей охоты на ведьм: их арестовывают средь бела дня, обыскиваются их дома. И все это проводится с шумом и гамом, явно рассчитанными на устрашение остальных! Думаю, что бастыки в Акорде перешли Рубикон 16 декабря, когда в Жанаозене была дана санкция на расстрел мирных граждан! И теперь окончательно определились, как вести себя со своими критиками. Сегодня вся мощь государственного аппарата направлена на то, чтобы минимизировать политические последствия жанаозенской трагедии! И ради этой одной меркантильной цели растаптываются последние остатки толерантности в обществе. И не соответствующие действительности, нарисованные наверху 1,6 процента ОСДП на выборах, - последствие этого синдрома, которому подвержены исключительно нестабильные режимы: это ощущение слабости реальной общественной поддержки и аргументов в защиту проводимой ими политики. Это, если хотите, предчувствие близящегося заката режима. В сложившейся ситуации существует, как минимум, два камня юридического преткновения: все обвинения, выдвигаемые в адрес оппозиционеров, будут выглядеть, по меньшей мере, несерьезно. В официальных пресс-релизах уже озвучены такие обвинения, как "разжигание социальной розни", "призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя, совершенные с использованием СМИ". До сих пор нет внятного разъяснения понятия "разжигание социальной розни". И любое утверждение, в котором говорится, например, о чудовищной разнице в доходах отдельных групп граждан, можно при желании подвести под эту статью. Что касается "призывов к свержению", то здесь тоже все смутно: например, если я скажу, что суперпрезидентскую форму правления надо менять на парламентскую, то что это будет? Хотя сейчас это не говорит только ленивый..."

Очень любопытные вопросы в контексте высказанных версий ставит в деле о жанаозенской трагедии главный редактор биографического сборника "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев. На страницах газеты "Время" он публикует большое исследование, в котором недоумевает, почему оппозиция предпочитает не комментировать некоторые факты.

"Ряд источников указывает, что в конце ноября руководители правоохранительных органов говорили о нежелательности проведения торжеств на центральной площади города, поскольку это может привести к массовым беспорядкам. Однако на каком-то уровне это мнение было проигнорировано. Не были приняты элементарные меры безопасности: не были направлены дополнительные силы полиции, имеющийся личный состав не был снабжен спецтехникой (хотя, учитывая размеры города, завоз туда резиновых дубинок, водометов и слезоточивого газа стал бы достоянием гласности и привел бы к эскалации конфликта). Эти вопросы пока остаются без ответа. С другой стороны, "противники режима" уклоняются от ответов на вопросы, почему "мирные демонстранты" оказались оснащены огнестрельным и холодным оружием, бутылками с зажигательной смесью. Почему в толпе, атаковавшей сцену, оказались операторы "оппозиционного телеканала" и как вообще связан "политический протест" с мародерством, поджогом и разграблением магазинов и банков, нападением на государственные учреждения и участников праздничных мероприятий? Те, кто обвиняет полицию в "расстреле мирного населения", наверное, очень плохо представляют себе агрессивную вооруженную толпу в центре города. Другое дело, что никто не хочет отвечать, почему эти события вообще могли состояться...

Проблема Жанаозена показала, как тонко может натянуться "ткань политической стабильности" и с каким треском она может лопнуть. Глупо сводить проблему только к внутринациональному вопросу или трудовому конфликту. В стране огромные массы неустроенных, безработных, малообразованных людей, теряющих морально-ценностные ориентиры, веру в справедливость, особенно среди молодежи. К ним добавляются зачастую завышенные социальные требования со стороны вновь прибывающих и недовольство коренного населения решением своих проблем (и очередностью их решения). Добавим безответственных политиканов и политических провокаторов и умножим на вопиющую некомпетентность и безответственность госструктур.

Государству пора заняться наведением порядка в образовании, культуре, науке, молодежной политике, социальной сфере, законодательстве, региональном развитии, а обществу пора повзрослеть и прекратить смотреть на страну через розовые очки официальной пропаганды, черные очки оппозиционных СМИ или голубые очки национал-патриотов, чья сомнительная деятельность способна окончательно расколоть страну".

В контексте предыдущей статьи довольно занятно читать высказывания политологов и экономистов по теме в ходе круглого стола казахской редакции радиостанции "Свобода" ("Азаттык" - каз.). Экономист Мухтар Тайжан, в частности, отметив тяжелое социально-экономическое положение всех малых городов западного региона страны, свел свою риторику к проблемам казахской нации.

Политолог Мухтар Тайжан заметил, что по иронии статистики самое тяжелое социально-экономическое положение наблюдается в Кызылординской, Мангистауской и Атырауской областях - нефтеносных регионах Казахстана.

Мухтар Тайжан заявил, что нельзя винить оралманов в связи с ситуацией в Жанаозене. Он указывает на тяжелое социально-экономическое положение региона в целом. По его словам, оралманы в Мангистау составляют небольшой процент от общего числа населения и выделять их в какое-то "отдельное сословие", как это делают власти, нельзя.

"Это те же самые полноценные граждане Казахстана. И видеть причину кризиса в регионе в перенаселенности, неустроенности, плохой социальной адаптации оралманов - это значит неправильно ставить диагноз ситуации. К сожалению, за 20 лет мы так и не создали необходимые социально-экономические условия конкретно для казахской нации", - говорит Мухтар Тайжан.

Не менее эмоционально в обсуждение "казахского вопроса" включается и Central Asia Monitor. Издание вступает в полемику редакционной статьей о том, что ура-патриоты являются истинными врагами казахского народа.

"...Очень хочется посоветовать всем казахам, а особенно тем, кто называет себя патриотом, внимательно прочесть "Слова назидания" Абая. Те самые, которые он написал уже в возрасте мудрости, прожив жизнь, познав искушение властью. И оставил их потомкам как завещание. Там все сказано и о суетности земного бытия, и о философии жизни, и о словах, и о нас, земных, живых и грешных... Некоторым ультрапатриотам (а я знаю таких) очень хочется обозвать его врагом казахской нации, потому что вопрос самоопределения, вопрос будущего нации великий Абай связывал со многими составляющими. Он говорил, что когда из этой большой составляющей "казахскости" кем-то вырывается только один элемент (язык, например), тот не понимает корня вопроса. И добавлял, что нам, казахам, нужно учиться милосердию, доброте, смелости, честности, порядочности... Почитайте Абая, и тогда вы поймете, что вопрос самоидентичности казахов заключается не только в языке. Я знаю немало казахов, прекрасно говорящих на родном языке, но это все, что в них есть казахского, потому что им на свой народ, на свою страну глубоко плевать, они преследуют только свои, шкурные интересы. И в то же время есть люди, которые плохо говорят на казахском, но при этом честно работают на благо страны, искренне переживают за ее будущее. Поэтому нашим псевдопатриотам, прежде чем пускаться в пустые дискуссии, выпендриваться, простите за это слово, нужно снова перечитать Абая - там много именно про таких сказано! Есть такое понятие - "ура-патриоты". Так вот, Олжас Сулейменов, доказавший, что в русском языке много тюркских корней, утверждает, что слово "ура" произошло от тюркского "ора", что значит - бей! А потому некоторых наших патриотов я смело отношу к "ора-патриотам", потому что у них такой девиз: если что-то не по мне - бей! Бей тех, кто не со мной. При этом они заявляют это от имени всего народа, называют себя его представителями, хотя и рядом там не стояли! И таких "ора-патриотов" нам всегда надо бояться: не будет их - не будет и никакого "казахского вопроса". Что же касается всех нас, то нам обязательно надо быть патриотами своей страны - в самом широком, красивом смысле этого слова. Не унижая и не подавляя других: в делах, в языке, в сознании, в создании нашего общества - казахского или казахстанского - неважно как его называть. И держать от себя подальше "ора-патриотов", потому что они приводят к дестабилизации. Они - враги казахского народа". При этом стоит отметить, что государство уже предприняло попытку начать решать вопросы миграционного и паспортного режима. О законодательных нововведениях, которые выходят комом, пишет "Караван".

"Чем объясняется это решение, понять трудно, так как сами поправки в Кодекс об административных правонарушениях были внесены еще в разгар лета депутатами прошлого созыва. То ли они так торопились на каникулы, то ли солнце в голову ударило, только расплачиваться, как обычно, приходится простым людям. Мы направили запрос в Комитет миграционной полиции, чтобы выяснить, кто конкретно предложил эти драконовские поправки. Ведь люди, прописанные в одном месте, а живущие в другом, уже подпадают под их действие, а значит, должны платить штраф - не менее пяти месячных расчетных показателей. Сегодня размер МРП равен 1618 тенге. Пять МРП - это 8090 тенге. Вообще, с какой целью внесены эти поправки в кодекс? Выходит, что огромное количество народу, которое не может купить жилье и проживает на арендованных квартирах, вынуждено теперь раскошеливаться и на штрафы? Если "таких нарушителей" застукают во второй раз, платить придется уже в два раза больше. Представьте, какое раздолье для участковых! И все это на фоне уже откровенных разговоров Премьера о грядущей второй волне кризиса, когда люди в поисках работы будут устремляться в крупные города. Как всегда, пострадают люди".

"Число пострадавших будет исчисляться миллионами казахстанцев"

Тема вероятного "падения" БТА Банка, что называется, зависла между версиями. После того, как было объявлено о том, что миноритарные акционеры банка не одобрили повторную реструктуризацию, вокруг БТА было сделано несколько противоречивых заявлений. Безусловно, в стане критиков главную скрипку играла "Республика", издание, близкое, по некоторым данным к бизнесмену Мухтару Аблязову и поэтому традиционно критически относящееся к любым действиям властей. Газета опубликовала материал, в котором попыталась доказать: от БТА зависит судьба всего правящего класса.

"Вторая угроза, нависающая темной, неуправляемой и разрушительной силой над триумвиратом Назарбаев - Мусин - Масимов, это БТА. Точнее - его предсказуемый, неизбежный и разрушительный конец. Убаюканные многочисленными заверениями и обещаниями казахстанских госчиновников, начиная от первого президента и кончая третьестепенным менеджером БТА, о том, что господдержка спасла БТА от краха и после его реструктуризации все будет "ОК", граждане не представляют себе размеров проблемы.

Попытаемся ее раскрыть крупными мазками. На сегодняшний день по БТА официально объявлен дефолт. Положение его настолько критическое, что из совета директоров и правления банка уходят все, кто может - начиная от независимых директоров и представителей зарубежных кредиторов до председателя правления. Более того, отстранился даже заместитель главы ФНБ "Самрук-Казына" по национализированным банкам Айдан Карибжанов, вместо него на эту позицию назначена Елена Бахмутова.

Так что если прошедшее вчера в Алматы собрание акционеров банка не даст согласия на реструктуризацию (оно не может быть обеспечено голосами одного мажоритарного акционера в лице ФНБ "Самрук-Казына", требуется еще поддержка большинства зарубежных кредиторов), то правительство и Нацбанк РК оказываются загнанными в угол. И должны будут объявлять о банкротстве банка.

Спасти их может только Назарбаев, поскольку только президент может "распечатать" Национальный фонд и "достать" оттуда 5 миллиардов долларов, необходимых для того чтобы заделать финансовую пробоину, проделанную "спасателями" БТА. Но поскольку этих денег хватит при нынешних расходах и потерях банка где-то до конца 2012 года, то проблема будет не решена, а только отложена.

Если же Масимов и Марченко не смогут убедить Назарбаева еще раз оказать "господдержку" БТА, то независимо от решения регулятора в лице Нацбанка РК, дальнейшие события будут происходить быстро, вне всякого контроля Акорды и к ее большому политическому и экономическому ущербу.

Сначала БТА вольно или невольно будет вынужден прекращать расчеты, в том числе внутри страны. Если это произойдет одномоментно, то будет сохранена какая-то денежная масса и портфель активов для дальнейшего распределения между кредиторами в порядке, установленном законодательством страны, юридические лица будут поставлены в очередь, физические лица смогут получить свои вклады в пределах установленного законом предельного уровня возмещения средств, то есть не более 5 миллионов тенге.

Если Акорда будет "тянуть резину", надеясь уговорить зарубежных кредиторов на реструктуризацию, то ей придется постоянно подпитывать БТА деньгами для выдачи клиентам за счет наращивания кредитной задолженности Нацбанку под залог облигаций "Самрук-Казыны". И если она, по данным собственной презентации БТА иностранным кредиторам на конец 2011 года, составляла порядка 3,3 миллиарда долларов, то она очень скоро достигнет предела в 4,5 миллиарда, потому что граждане и юрлица массово кинутся спасать свои деньги.

В любом случае, экономический, социальный, политический и имиджевый ущербы будут критически высокими. Во-первых, сразу встанет вопрос об оплате услуг английских и других юристов в гражданских судебных процессах против Мухтара Аблязова на предмет возврата активов. Не понятно и как Акорда сможет оплачивать работу внешних управляющих, назначенных английским судом. Встанет вопрос о полномочиях ликвидационной комиссии или временного управляющего БТА быть преемником банка в этих судебных процессах.

Во-вторых, сразу пострадают сотни тысяч вкладчиков "БТА Банка" - физических лиц, так как денежных резервов, которые могут быть задействованы правительством и ФНБ "Самрук-Казына" для выплат затребованных ими сумм, не хватит на стопроцентное выполнение обязательств банка перед ними. А общий размер Казахстанского фонда гарантирования депозитов недостаточен для обеспечения выполнения обязательств, и понадобится время, чтобы Нацбанк смог его докапитализировать до требуемого объема.

В-третьих, сразу дестабилизируется финансовое положение мажоритарного акционера БТА, ФНБ "Самрук-Казына". Находящиеся у него на балансе облигации "БТА Банка" на сумму 4,5 миллиарда долларов превращаются в "мусор", тогда как переданные БТА по договору обмена ценными бумагами облигации самого фонда на 4,5 миллиарда "зависают". Большая часть из них сейчас находится в залоге Нацбанка, меньшая или попадет туда же, если кредитование БТА со стороны последнего продолжится, или будет "заморожена" в активах банка и попадет в ликвидационную массу.

Кроме того, по данным презентации БТА для иностранных кредиторов, на конец 2011 года ФНБ "Самрук-Казына" и его дочерние структуры держали в этом банке депозиты на сумму порядка 3 миллиардов долларов. Даже если эта сумму уменьшилась, все равно она критично велика. Это означает, что буквально через пару месяцев в бухгалтерском балансе и сводном финансовом отчете госхолдинга появится "дыра" размером приблизительно в 7, а может быть, и 8 миллиардов долларов.

Это обязательно будет зафиксировано не только отчетами, но и аудиторами ФНБ "Самрук-Казына" и должно вызвать понижение рейтингов. Противопоставить этому можно только прямые гарантии правительства покрыть все убытки за счет Национального фонда, поскольку в государственном бюджете таких средств нет и он традиционно дефицитный. То есть вопрос снова упирается в Назарбаева.

В-четвертых, под удар попадет и Национальный банк РК. Хотя выданные им "БТА Банку" 3,3 миллиарда долларов имеют обеспечение облигациями ФНБ "Самрук-Казына", встанет вопрос об их дальнейшей судьбе. Выкупить облигации госхолдинг не способен, в принципе. У правительства таких денег нет и не будет. Мы можем с ходу оценить, позволяет ли казахстанское законодательство Нацбанку держать такой пакет облигаций казахстанского резидента, к тому же явно не имеющего высокого рейтинга, но в любом случае рейтинговые агентства обязаны отреагировать и на эту проблему.

В-пятых, под удар попадут казахстанские пенсионные фонды, в первую очередь "Улар-Умiт", у которых есть на балансе облигации и акции "БТА Банка". Но это по сравнению с предыдущими проблемами - мелочь, если не учитывать количество вкладчиков НПФ, которые пострадают в результате банкротства БТА. Чтобы решить эту проблему, правительству придется в лоб выкупить облигации и акции банка за номинальную сумму, но это сразу же создаст конфликт интересов и напряжет зарубежных кредиторов. Если же не выкупать, то число пострадавших будет исчисляться миллионами казахстанцев".

Еще интереснее было прочитать мнение аналитика Тулегена Аскарова, который все эти годы внимательно следил за эпопеей с БТА Банком и дал по этому поводу интервью интернет сайту Гульжан.ORG. Любопытнее всего, что аналитик не исключает даже возвращения Мухтара Аблязова к управлению финансовой структурой.

"Вариантов несколько, и один невероятнее другого. Первый вариант в письме председателя совета директоров этого банка Анвара Сайденова кредиторам уже озвучен. Это повторная реструктуризация. И все уверены, что этого быть не может. Невозможно, чтобы кредиторы, которые и так простили банку 8 миллиардов долларов, простят еще 4 миллиарда. Однако определенная доля вероятности здесь есть. Но дело в том, что это даст лишь паузу, эта мера не спасет банк от смерти. Другой вариант, тоже кажущийся невероятным - банк начнет работать в прежнем режиме, рассчитываться по всем обязательствам.

...Он должен быть докапитализирован. Речь идет о 5 миллиардах долларов, которые сделают капитал нормальным, положительным. Но откуда их взять? Тот же Сайденов говорил, что если эти варианты отпадают, то речь идет о консервации банка или его банкротстве. Но в это никому не верится. Потому что у него на балансе приличные здания, кругом банкоматы, тысячи сотрудников ходят на работу и что-то делают. Новый вариант появился на днях, когда бывший собственник заявил, что готов вернуться, взять на себя руководство банком и в течение 5 лет все показатели сделать положительными.

На самом деле, каждый из этих вариантов вполне реализуем. Когда речь пошла о первой реструктуризации, никто не верил, что кредиторы согласятся. А они согласились. Поэтому вероятность повторной реструктуризации очень велика. Никто же не верил тогда, что у государства найдутся деньги для БТА банка, но они нашлись. Вполне возможно, что они найдутся и сейчас.

Не менее вероятным представляется вариант, что все махнут на него рукой, чиновники скажут: "Все, консервируем этот банк, банкротим". И возможность возвращения бывшего владельца, топ-менеджера этого банка тоже вполне реальна. Мы же помним, как было в первый раз. Он вышел из тюрьмы, и, спустя какое-то время, его вызвали из Москвы, это даже по "Хабару" показывали. Премьер-министр тогдашний и господин Аблязов ему сказали: "Молодец, что ты берешься за это дело".

Примерно с похожим заявлением выступил глава Global Rating Ричард Хейнсворт, который на страницах журнала Exclusive также не исключил возвращения Мухтара Аблязова на родину в качестве кризис-менеджера, оказывающего поддержку родному банку. "Не деньги спасут БТА. БТА необходим сильный лидер, которому доверяют как сотрудники банка, так и его кредиторы", - сказал "Exclusive" г-н Хейнсворт.

В отношении повторной реструктуризации долгов БТА банка, о возможности которой говорят эксперты, глава Global Rating отметил: "Можно провести повторную реструктуризацию, но теперь, в отличие от первой реструктуризации, есть очень большая угроза для страны. Для того, чтобы спасти любой банк, необходимо отдавать его в руки людям, которые знают как вести предприятие. Но любой из этих управляющих не будет работать так, как хочет государство, потому что государство навязывало свою волю банку и это привело к краху. Поэтому государство, чтобы спасти БТА, должно понять, что он должен жить по экономическим законам, по законам корпоративного управления, а не подчиняться воле чьих-то амбиций. Вот тогда можно выкарабкаться из ямы".

По его словам, в решении ситуации есть два варианта. "Либо простить Аблязова и его команду и дать им возможность доказать, что они не вели банк к банкротству. Тогда он будет иметь возможность доказать миру, что он не вор. Есть и другой путь - назначить совершенно другого человека, который имеет хорошую репутацию и доверие кредиторов. Но такой человек не должен играть по правилам политической элиты Казахстана. Очень трудно выбрать тот или иной путь. Но третьего не дано", - подчеркнул Хейнсворт.

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail