В Баку прошёл круглый стол о конфликте Франции и Турции

Ереван, 30 января 2012, 17:29 — REGNUM  Одобрение Сенатом Франции законопроекта о криминализации отрицания геноцида армян в Османской империи вызвал бурю эмоций в Закавкавказье. На страницах ИА REGNUM этой теме в последние дни уделялось достаточно пристальное внимание. Как передает обозреватель ИА REGNUM из Баку, этой же теме был посвящен круглый стол с участием ряда экспертов, состоявшийся 29 января. Выступившие на круглом столе эксперты обсуждали решение французских властей и его последствия для региона от Магриба до Каспия. Приводим вкратце основные выступления:

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:

"Давайте сразу признаем очевидный факт - антитурецкий политический демарш Парижа, коим является одобренный обеими палатами французского парламента законопроект о криминализации отрицания "геноцида армян" в Османской империи, - это не только ловкий предвыборный ход Николя Саркози. Голоса французских армян и ультраправых, которые могут быть отданы за нынешнего президента, фактически блокируются противниками нового закона. А говорить о серьезном влиянии на политическую жизнь Франции "армянского лобби" - только тешить чудовищное самомнение Еревана. Но само введение в ближневосточный геополитический контекст крайне чувствительной для Анкары темы пресловутого "геноцида" - не случайно. Как не случайно выбранное для этого время. Сейчас, когда "арабская весна" буквально взорвала Ближний Восток, идет упорная борьба за политическое наследство арабских авторитарных национальных лидеров. И мы становимся свидетелями столкновения двух мощных политических тенденций. Турция, которая в годы холодной войны довольствовалась ролью "сильного союзника Запада", превратилась в глобального игрока, имеющего четкую идеологическую цель - гиперболизировать турецкое влияние на огромном пространстве бывшей Османской Империи.

Думается, глава турецкого МИД Ахмет Давутоглу был даже излишне откровенен и самонадеян, заявив однажды: "Да, мы "новые османы". Мы вынуждены заниматься соседними странами. И даже идем в Африку. Великие державы наблюдают за этим с растерянностью. Прежде всего, Франция пытается понять, зачем мы работаем в Африке". Вот, Франция и поняла, что турецкий "неоосманизм" представляет опасность для ее неоколониальной политики, которую президент Саркози только прикрывает рассуждениями о демократии. Смотрите, - в 14 странах Западной части Африки в обращении т.н. колониальный франк. Большая часть валютного резерва стран, которые его используют, хранится на особом счету Казначейства Франции. Этот "неоколониальный анклав" Франции с юга примыкает к Алжиру, Тунису и Марокко. Их Париж давно привык рассматривать в качестве своего "заднего двора". Однако умеренных тунисских и марокканских исламистов, победивших на парламентских выборах, привлекает симбиоз исламских ценностей с демократией западного образца, который предлагает турецкая политическая модель. Поэтому Париж и наносит Анкаре ответный удар, инициируя принятие закона об "армянском геноциде". Таким образом, мы наблюдаем противостояние Франции и Турции в идеологическом пространстве, которое является только фрагментом объемного "конфликта интересов" двух средиземноморских держав. Вопрос в том - надо ли Анкаре демонстрировать миру такую болезненную реакцию на политическую провокацию официального Парижа, при условии, что средств давления на Елисейский Дворец у нее не так уж и много?"

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:

"По всей видимости, часть французского истеблишмента и, в первую очередь, президент Саркози стали частью некой антитурецкой политической игры, развязанной влиятельными мировыми политическими кругами, близкими к Израилю и его лоббистам на Западе. Таким образом, нынешние израильские власти и еврейское лобби "мстят" Турции за ее резкую антиизраильскую политику и жесткую позицию по палестино-израильскому конфликту. Выбор Франции, как "дубины" против Турции не случаен, поскольку нынешний президент Франции Николя Саркози фактически является политическим банкротом, зависящим от влиятельных лоббистских кругов вне самой Франции. Эти силы заинтересованы в создании новых рычагов давления на Турцию, которая становится весьма значимым государством не только в регионе, но и в мире. Эти политические круги, стремясь всячески препятствовать поступательному росту влияния Турции на Ближнем Востоке, в Европе и Северной Африке, решили вынудить Францию ввязаться в противостояние с Турцией. На Западе, и, в первую очередь в Европе, серьезно опасаются неоосманского тренда, культивируемого нынешними властями Турции, как внутри страны, так и на международной арене. Что касается принятия Сенатом Франции законопроекта о криминализации отрицания т.н. "геноцида армян", то, по всей видимости, все-таки этот закон не будет утвержден президентом Саркози. Ведь если он не безумец, то должен понимать, что в таком случае Францию ждут большие проблемы не только с Турцией, но и с Евросоюзом и с Западом в целом, как оплотом демократических ценностей и свобод. Ведь данный закон напрямую нарушает как французское законодательство, так и 10-ую статью Европейской конвенции по правам человека, создателем и соавтором которой в свое время была сама Франция.

С резкой критикой пока не утвержденного закона уже выступила госсекретарь Хиллари Клинтон, отметившая, что "в США мы не наказываем людей за их высказывания. Люди могут говорить почти все, что им захочется". По ее мнению, вопрос о признании "геноцида армян" должны решать не политики, а историки, и привлечение государства для решения подобных вопросов - очень опасная практика. Думается, у президента Франции Н. Саркози, очевидно, хватит ума не подписывать закон о криминализации, принятый Сенатом. Он может постараться провалить его, организовав сбор подписей несогласных с этим законопроектом депутатов Сената, которые направив свое обращение в Конституционный Суд Франции, не позволят закону обрести юридическую силу".

Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:

"Запад всегда отличался умением "таскать каштаны из огня чужими руками". Анкару втянули в ливийский кризис, во многом инспирированный Парижем, однако именно Франция отказалась приглашать Турцию на совещание министров иностранных дел ЕС в Брюсселе по ситуации на Ближнем Востоке. Ливию чудовищным образом "демократизировали", где только строительный турецкий бизнес потерял в этой стране подряды почти на два десятка миллиардов долларов. Ливийский сценарий еще несколько месяцев назад предназначался и для Сирии. Западные аналитики открыто обсуждали, что одними воздушными ударами "проблему Дамаска" не решить и на роль главного исполнителя наземной операции необходимо "назначить" Турцию. Сейчас всем понятно, что военная интервенция против Сирии потеряла свою актуальность, несмотря на воинственные призывы географического карлика, но крайне амбициозного Катара. Однако Турция до сих пор остается важнейшим игроком в антисирийской интриге.

В западной прессе постоянно появляются "утечки" информации о тренировочных лагерях мятежной "Свободной сирийской армии" на приграничной территории Турции. Утверждается, что под "брендом" непримиримой вооруженной оппозиции в Сирии действует турецкий спецназ. И, действительно, в Турции планирует свои операции недавно созданный Высший военный совет оппозиционеров, а вице-премьер турецкого правительства Бюлент Арынч публично подтверждает, что Анкара не отказывается от планов создания буферной зоны на границе с Сирией. Именно такая зона может стать плацдармом для развертывания наземной военной операции против Дамаска, благо "гуманистический" повод всегда найдется.

Если сегодня Анкара действительно решительно настроена на адекватный ответ Парижу, то только прекращением деятельности военных атташе в посольствах и закрытием своих границ для военных французских самолетов и кораблей не обойтись. Анкара еще не прошла "точку невозврата" в отношениях с Дамаском, хотя они основательно испорчены. И изменение позиции Турции к сирийскому режиму, с которым она еще недавно имела самые тесные связи, стало бы самым неприятным и болезненным сюрпризом для Николя Саркози. В таком политическом вираже нет особенной новизны для правительства Эрдогана. Оно уже их совершало и в отношении Израиля, и в отношении Ливии, и в отношении Ирана. Скорее надо вспомнить, что внешнеполитический авторитет Турции был достигнут за счет взвешенной, лишенной неожиданных эмоций, позиции Турции, которая успешно взаимодействовала с самыми разными партнерами, включая и Тегеран, и Тель-Авив".

Алексей Синицын, главный редактор Американо-азербайджанского Фонда содействия прогрессу:

"Создается впечатление, что для Франции и, вообще, Запада арабские монархии являются более приемлемыми партнерами, чем нынешняя Турция. Не случайно тот же Катар покупает во Франции футбольные клубы, миллиардами вкладывается в ее экономику, а, кто знает, может быть, и в политику Николя Саркози. Антиизраильский тренд Анкары тоже не принес ей дивидендов. На днях глава израильского МИД Авигдор Либерман объявил о желании своей страны стать "частью объединенной Европы". И, судя по тому, что в турецко-израильском разладе Старый Свет однозначно стоит на стороне Тель-Авива, это "желание" найдет свой отклик на Западе. Кстати, развитие событий в Ливии и Египте показывает, что для "арабской улицы" более понятна риторика исламских радикалов, чем идеология партии Р. Эрдогана. Значит, Анкаре пришло время вносить коррективы в свою внешнюю политику, помня, что одно лишь изменение позиции по отношению к Сирии заставит Париж нервничать куда больше, чем торговые бойкоты и прочие "ответные меры". Понять сегодняшнюю реакцию тюркского мира, конечно, можно, но стоит ли турецким лидерам и обществу так болезненно, так экзальтированно реагировать на "законодательные игры" президента Саркози? В конце концов, ни французский, ни чей-либо другой кабинет не является мировым правительством, которое опираясь на мнение "прогрессивного человечества" может изменить ход истории. Политический демарш, инспирированный французским президентом, который, кстати, всегда негативно относился к Турции, конечно, не булавочный укол, но и не вселенская трагедия. Его надо считать лишь индикатором настроений Запада, по показателям которого Анкаре и ее союзникам, включая Баку, надо спокойно выстраивать собственную внешнюю политику".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.