Фальшивый парламент, дискредитированная оппозиция и Жанаозен: Казахстан за неделю

Москва, 24 января 2012, 13:09 — REGNUM  

Обновленный парламент, который получил Казахстан по итогам всенародного голосования 15 января 2012 года, выглядит в буквальном смысле игрушечным. Еще бы, ведь, страна получила почти идеальную с точки зрения идеологии конфигурацию нижней палаты высшего законодательного органа страны. Разве могла страна еще десять дней назад рассчитывать на центристское большинство, приправленное абсолютно равными по степени представительства левым и либеральным проектами? Но именно по этой причине казахстанский Мажилис выглядит фальшивым. И дело здесь вовсе не в том, что оба оппонента партии власти исторически являются проектами администрации президента. Да и финансируются, по большому счету, из одного и того же источника. И уж конечно, совершенно никакой роли не играет известная любовь главы государства к созданию равноценных систем сдержек и противовесов. Фальшь проявляется в неуверенности - а не получил ли Казахстан по результатам выборов однопартийный парламент с тремя формальными фракциями?

Не менее актуальным выглядит и другой важный вопрос - как же умудрилась проиграть оппозиция? Еще перед выборами была уверенность, что Общенациональная социал-демократическая партия вполне могла бы претендовать на места в новом парламенте. Ведь политическое объединение должно было, по логике, усилить ресурс присоединенного "Азата"; ОСДП организационно поддерживали на безвозмездной основе активисты незарегистрированной партии "Алга"; а кроме того, социал-демократы всерьез рассчитывали на электорат Коммунистической партии Казахстана, которую не допустили к выборам. Фактически, перед голосованием сложилась уникальная ситуация, когда оппозиция впервые выступила по-настоящему объединенной. В стане оппонентов власти не хватало только националистов, удрученных "отлучением" Руханията. Печальный итог: полтора процента от общего числа избирателей. При этом петь старые песни - о масштабных вбросах и всевидящем административном ресурсе оппозиция просто не сможет. В силу ряда причин, главная из которых - наблюдение за выборами с каждой электоральной кампанией становится все более тотальным. Да, было зафиксировано большое количество нарушений - но подавляющее число их уже признаны техническими. Признаны - большинством наблюдателей.

И в этом контексте трудно сказать, что же хуже - парламент, состоящий из одних только "официальных" проектов, чья политическая дееспособность и общественная востребованность катастрофически близки к отрицательным показателям? Или оппозиция, способная, как выяснилось, только артикулировать проблемы общества, но ни разу не умеющая действовать? Кто может сказать, что из перечисленного хуже? Думается, что никто - потому что оба хуже. Потому что пока элита играет в "либеральные проекты" и "оппозиционные конструкции", целая страна движется параллельным курсом в неведомом направлении.

И Жанаозен тому - прямое подтверждение.

"Текущая матрица казахстанской власти все меньше соответствует тому, что она призвана контролировать".

О причинах поражения оппозиции в эти дни не говорит только ленивый. Но, пожалуй, только мнение двух человек можно привести с достаточными основаниями. Один из них - политолог Султан Акимбеков, который, как и положено ученому, на страницах "Экспресс-К" высказывается в том смысле, что общественные проблемы сыграли против политической повестки оппонентов власти.

Барьером в предвыборной гонке, по мнению Султана Акимбекова, стала также поддержка лидерами ОСДП предложений национал-патриотической оппозиции, в том числе об исключении русского языка из Конституции. Это лишило партийцев голосов национальных меньшинств Казахстана, составляющих внушительную часть электората. А с учетом того, что людей старшего возраста, традиционно ходящих на выборы, среди нацменьшинств больше, чем среди казахского населения, по словам политолога, была потеряна еще часть голосов. - Наши оппозиционеры борются за очень узкий протестный электорат, сконцентрированный в крупных городах, в первую очередь в Алматы. Но в нынешней ситуации его население решило проголосовать ногами - явка там была невысокой, - продолжает Султан Акимбеков. - Когда народ стоит перед выбором между радикальным развитием ситуации (а события в Жанаозене показали, что это теоретически возможно) и сохранением сегодняшнего порядка, пусть даже со всеми проблемными вопросами, оппозиции сложно добиться ощутимой поддержки. Они чувствовали бы себя куда комфортнее в условиях конфронтации.

По мнению Султана Акимбекова, на этом фоне "Нур Отан" ассоциируется с предсказуемостью, стабильностью и для обычного человека выглядит более предпочтительней, тем более когда есть угроза что-то потерять. В обществе есть подсознательный страх дестабилизации, так что граждане, даже критично относящиеся к власти, предпочитают худой мир доброй ссоре".

Другой комментатор считается в демократических кругах более одиозным, но при этом - исключительно информированным. Советник президента Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев в интервью "Литеру" даже не скрывал своего недоумения - по его словам получается, что в ходе нынешней электоральной кампании у оппонентов власти был шанс попасть в законодательный орган страны.

"Все благоприятствовало прохождению ОСДП в мажилис. Ну сами посудите: деятельность Компартии Абдильдина и Алдамжарова приостановлена. "Алга" не зарегистрирована. По логике протестный электорат должен сфокусироваться на ОСДП. Но руководители этой партии крайне неорганизованно и вяло провели избирательную кампанию. Туякбай пытался посещать регионы. Абилов призывал отменить выборы в связи с событиями в Жанаозене. Своик выступал на интернет-сайте, и комментаторы спрашивали: "Он член ОСДП или "Нур Отана?". Другие известные личности из партсписка фактически устранились от предвыборной борьбы, за исключением, пожалуй, Ергалиевой, которая ежедневно выходила на своем сайте. Но только на нем погоду не сделаешь. Нужны люди, нужна разветвленная партийная организация в масштабах всей страны. Нельзя ставку делать только на Алматы, где ОСДП собрала свыше 40 тысяч голосов (10,62%). Для сравнения: в густонаселенной Восточно-Казахстанской области ОСДП собрала всего 0,49%. Такая же картина по многим другим областным центрам. Я с сожалением констатирую, что в Казахстане, по-прежнему, нет сильной и системной оппозиции".

Впрочем, оппозиция тоже не сидит, сложа руки. Почувствовав вкус к вероятной победе в ходе парламентских выборов, высокопоставленные деятели оппозиции взывают к демократическим ценностям. Рупор для этого выбран тоже вполне логичный - "Новая газета-Казахстан", издание традиционно либеральное. "Поражает размер фальсификации! В 2007 году, даже по официальным данным ЦИК, ОСДП набрала 6,5 процента. Теперь в 4 раза меньше! Уверенная в себе и смотрящая на оппонентов снисходительно власть так не поступает! Президент взял на себя личную политическую ответственность, встав на сторону тех, кто в эти дни ему шептал на ухо: "Нуреке, все ок! Мы разрулим ситуацию! ОСДП вместо почти 7 процентов, которые она набрала на прошедших выборах, получит 1,6!".

А ведь "сделали"! Несмотря на то, что мы размахивали протоколами участковых избиркомов, где ОСДП уверенно шла на втором месте. А вездесущая ОБСЕ снова признала выборы "не соответствующими своим стандартам". Стандарт, как доллар - он и в Африке стандарт. Тем более - для экс-председателя ОБСЕ. Тут уж никакие аллилуйя со стороны наблюдателей СНГ и ШОС не могут изменить вкус горечи от этой вечно недовольной Акордой организации".

В контексте оппозиционных выступлений важен не сам факт оппозиционного злобствования. Скорее наоборот - нынешние лидеры вполне могут чувствовать, что они уже не справляются с ситуацией, не справляются с потоком протестных настроений, которые уже идут впереди политиков, а иногда даже вопреки их деятельности. Ведь не зря политологи отмечают тренды последних месяцев - и высказываются, подобно журналистам "Деловой недели" вполне однозначно: власть, равно как и оппозиция в нынешней ее конфигурации не соответствует бурной действительности. Статья, правда, писалась еще до волеизъявления, поэтому немного напоминает агитку "сходите на выборы!".

"Что в сухом остатке? Есть возможность (пусть очередная, какая уже по счету?) попытаться донести до верха пирамиды глас ее основания. Есть четкое ощущение, что итог заранее прописан и, вероятно, мессидж низов не пройдет сито середины. Но также есть и новое ощущение: системные сбои - терроризм, массовые беспорядки - показывают, что текущая матрица казахстанской власти все меньше соответствует тому, что она призвана контролировать. Соответственно, либо она должна измениться, либо ее должны изменить. В обоих случаях лучше будет, если к этому приложит руку каждый гражданин страны, чем давать это на откуп кому-либо внутри страны или вне ее"

Любопытно, что критикуют оппозицию за невнятную позицию по многим вопросам даже непримиримые ее сторонники. В частности, публицист Сергей Дуванов на страницах "Республики" выступил с довольно резкой статьей, в которой подверг критике попытку оппозиционных деятелей выйти на акцию протеста против нечестных выборов. "Лично я думаю, что именно по Алматы ОСДП могла набрать и более 7% голосов. Однако 250 протестующих на площади Республики посеяли сомнения в том, что сторонники оппозиции 15 января вообще голосовали. Как сказал Булат Абилов в одном из своих интервью, "избиратели на такие организованные в спешном порядке досрочные выборы в основном не ходят" и пояснил, что к урнам пришло максимум 30% избирателей. В этом случае логика малочисленного протеста против нечестных выборов железная - протестуют только те, кого обманули, а если люди не голосовали, то чего им протестовать. Правда в этом случае напрашивается вопрос - если избиратели на такие выборы не ходят, то чего там делали политики? Зачем нужно было участвовать в таких выборах?

Если признать, что протестующие - всего лишь надводная часть айсберга от всех проголосовавших за ОСДП, то 250 человек вышедших на протест - сработали на подтверждение избиркомовских процентов, но никак не на их опровержение. Такая печальная арифметика, свидетельствует, либо что лидеры ОСДП абсолютно не ориентируются в политических ориентациях алмаатинцев, не говоря уже обо всем Казахстане, либо оппозиционеры не просчитывают того, какие последствия для их имиджа может вызвать неудачная попытка повторить "Болотную площадь" в Алматы.

ОСДП, собрав всего 250 человек сторонников 17 января, публично выпорола сама себя на главной площади страны. Со стороны это выглядит так, что это все, на что оказались способна оппозиция в ответ на то, как их "кинули" на этих выборах. Такие тактические ошибки чреваты серьезными имиджевыми потерями. По сути, это прямая дискредитация оппозиции в общественном сознании. Не поэтому ли власти, увидев, что демонстрации мощи народного протеста не предвидится, вместо планируемого разгона позволила беспрепятственно помитинговать. Видимо, там просчитали, что лучшей дискредитации оппозиции и не придумаешь".

"...По масштабам БТА несопоставим с ранее обанкротившимися Наурыз Банком или ВалютТранзит банком. В случае чего здесь - мало не покажется".

Тем временем, социальная ситуация в стране, похоже, имеет все шансы из накалившейся превратиться в неуправляемую. С одной стороны - этому способствует ловушка, в которую попал БТА-банк - финансовому институту предстоит договариваться об еще одной реструктуризации. И если менеджмент банка не сумеет преодолеть заслон из миноритариев, многие из которых грозят судебными исками, падение крупного банка отразится решительно на всех аспектах жизни республики. Кроме того, огня могут добавить добывающие компании, многие из которых имеют в своем активе потенциально "опасные" города, похожие на Жанаозен - с высокими ценами, недоразвитой экономикой и высокими ожиданиями местных жителей.

Ожидаемо резкий материал о грядущем собрании акционеров пишет "Республика", издание, близкое к опальному бизнесмену Мухтару Аблязову. По данным издания, основной акционер банка - фонд "Самрук-Казына" намерен отказаться от поддержки банка и будет проводить операцию "слияния" БТА с другим банком второго уровня, при этом "плохие активы" будут переданы в Фонд стрессовых активов. "После того, как совет директоров "БТА Банка" распространил информацию о дополненной повестке дня внеочередного общего собрания акционеров, назначенного на 26 января, стало окончательно ясно, что его ключевой владелец - государство в лице ФНБ "Самрук-Казына" - готов поставить точку в мучениях этого банка, длящихся уже три года.

Действительно, новому правительству, которое будет сформировано после прошедших парламентских выборов, совсем не хочется нести на себе тяжкое наследство деяний кабинета Карима Масимова. То же самое можно сказать и о возглавившем ФНБ "Самрук-Казына" Умирзаке Шукееве. Для них сейчас самая выгодная тактика - рубить канаты и ставить точки над "i" в этой истории, сваливая всю ответственность на предшественников.

Если следовать этой логике, то жесткость содержания повестки дня предстоящего собрания акционеров "БТА Банка" выглядит вполне объяснимой. В нее включен пункт об "одобрении невыплаты АО "БТА Банк" интереса (вознаграждения), который оно должно было выплатить по своим облигациям и о введении моратория на определенные платежи АО "БТА Банк" тем его кредиторам, за исключением депозиторов, как будет определено Правлением АО "БТА Банк" по своему исключительному усмотрению". Далее будет решаться вопрос "о возможности проведения реструктуризации АО "БТА Банк", достижения компромиссной договоренности, заключении необходимых для этого соглашений и иных документов". Не забыт и вопрос юридической защиты - для этого акционерам предлагается принять решение по пункту "об осуществлении каких-либо действий или начале любых процедур с целью установления общего моратория на процессуальные действия со стороны третьих лиц". И, наконец, в устав банка предполагается внести изменения и дополнения.

Для принятия положительного решения по этим вопросам ФНБ "Самрук-Казына" нужно преодолеть сопротивление миноритарных акционеров банка, к которым как раз и относятся его кредиторы. Некоторые из них уже начали угрожать банку судебной тяжбой в случае невыплаты очередного купонного вознаграждения по его облигациям, о чем они и предупредили Нацбанк вместе с ФНБ официальным письмом через юридическую фирму Dewey & LeBoeuf. При этом "подмазать" кредиторов такой выплатой наверняка не получится, так как, по некоторым их оценкам, у "БТА Банка" вскоре иссякнут средства для дальнейших выплат, о чем, кстати, соответствующее предупреждение сделал Анвар Сайденов, возглавляющий совет директоров.

С другой стороны, в информации агентства Reuters об итогах недавней встречи инвесторов "БТА Банка" в Лондоне указывается на их сведения о наличии у должника большого объема ликвидности для выплаты очередного купонного вознаграждения! Напомним, что речь идет о сумме $160 млн, которую инвесторы рассчитывали получить к 3 января, но затем решили дождаться истечения срока льготного периода, заканчивающегося 18 января. Столь разная оценка истинных финансовых возможностей банка вызвана, как выясняется из сообщения наших коллег, "очевидным неверным представлением сведений и резким ухудшением показателей в отчетах о финансовом состоянии БТА".

Кроме того, встреча в Лондоне вызвала "сильное разочарование" кредиторов, возлагающих теперь ответственность за создавшуюся конфликтную ситуацию на ФНБ "Самрук-Казына" и Нацбанк. Именно они, по мнению кредиторов, "несут ответственность за непростительное и досадное ухудшение финансового состояния БТА, включая результат дорогостоящих договоренностей с БТА о фондировании, а также пробелы в корпоративном управлении и нормативном контроле". Для восстановления "финансового здоровья и снижения стоимости фондирования", по их оценкам, "БТА Банку" необходимо дополнительного капитала по меньшей мере на $4 млрд, что, кстати, вполне согласуется с мнением г-на Сайденова. Но собрать такую сумму только за счет продажи своих активов для банка нереально".

Не менее занимательный материал по теме пишет "Деловая неделя", которая также отмечает, что любой негативный сценарий в отношении БТА отразится на всей банковской системе страны. "Как отмечалось в сообщении банка от 22 декабря 2011 года, "реструктуризация является необходимой мерой, своевременное принятие которой обеспечит дальнейшее нормальное функционирование банка, позволит укрепить его финансовое положение и в перспективе восстановить его позиции на рынке". При этом банк пообещал проводить "обслуживание операций по депозитам, кредитам, осуществление денежных переводов физических и юридических лиц, а также операции по платежным карточкам будут в обычном режиме". И проводит.

Но, как говорится, тревога остается. Причем у кредиторов - своя, у клиентов - своя. Тревоги усилились еще больше, когда в начале года банк, согласно информации расчетно-клирингового центра Euroclear, допустил дефолт по своему долгу. Платеж на сумму 166 млн. долларов был запланирован на 1 января с возможной отсрочкой в десять рабочих дней. Однако и в этот срок, как теперь известно, он не поступил. Пропущенный платеж дал основания говорить зарубежным экспертам, в частности, аналитикам рейтингового агентства Moody's, что "неорганизованный дефолт крупного государственного банка может негативно отразиться не только на БТА, но на всей банковской системе, т.к. может подорвать уверенность инвесторов в банках Казахстана. Дефолт может поставить под вопрос приверженность государства поддержке иностранных инвестиций".

На ситуацию довольно ровно, по крайней мере, публично, реагирует регулятор. На пресс-конференции глава НБ РК Григорий Марченко дал понять, что на стадии переговоров всех сторон регулятор не может вмешиваться в их ход. Но, как отметил банкир, сейчас у банка и его кредиторов "есть хорошие шансы прийти к компромиссу в переговорном процессе касательно повторной реструктуризации задолженности, есть хорошая возможность договориться".

К "спасению" банка подключилась народная молва. С начала года банку стали "сватать" партнера. По всем приметам - местного, поскольку со Сбербанком России, как стало ясно уже всем, не срослось. И есть подозрение, что тогда желаемое выдавалось за намерение. Новые сентенции о возможных слияниях или поглощениях БТА опроверг Нацбанк устами заместителя председателя Бисенгали Таджиякова. Поспешил опровергнуть слух и фонд "Самрук-Казына", на сайте которого сообщалось, что "информация о возможном слиянии АО "БТА Банк" с каким-либо другим казахстанским банком не соответствует действительности". Но тревоги и усилия народной молвы объяснимы: по масштабам БТА несопоставим с ранее обанкротившимися Наурыз Банком или ВалютТранзит банком. В случае чего здесь - мало не покажется. Хочется уж какого-то мирного решения... Вот и сыскали инвестора. Поскольку если подходить с позиции обывательской, то любое из вероятных событий - вторая реструктуризация, банкротство - одинаково чрезвычайны".

"Мангистау, ставший предметом вожделения Пентагона как наиболее удобное место для размещения своей базы, становится бурлящим котлом"

Полное отсутствие сколько-нибудь систематической и направленной работы с социальным блоком в республике, а также отсутствие внятной миграционной политики привело ко вполне ожидаемому результату - в обществе разгорелась дискуссия о статусе и положении так называемых оралманов (казахов, которые вернулись из-за рубежа под гарантии государства). Именно они названы в числе виноватых в ситуации в Жанаозене, что вызвало неоднозначную реакцию в среде казахских националистов. В частности, речь идет о письме экономиста Мухтара Тайжана, главного на сегодняшний день защитника жанаозенских восставших. В одном из своих открытых писем, опубликованных в газете Central Asia Monitor, он прямо обвиняет русскоязычных казахов в отказе от собственных корней и поименно называет экспертов, которых считает врагами казахской нации. Так вопрос, который лежал в сфере миграционной политики, внезапно для многих стал национальным.

"В сентябре прошлого года я был на обсуждении вопросов, поднятых нефтяниками Мангыстау, в столичном клубе "Эксперт". Дискуссию организовал ФНБ "Самрук-Казына", главными оппонентами были (политолог, главный редактор биографической энциклопедии Кто есть кто в Казахстане - ИА REGNUM) Данияр Ашимбаев и я. Там я говорил о том, что народ в нефтеносных регионах Казахстана живет плохо, и именно в этом причина недовольства людей. А Данияр Ашимбаев и некоторые другие участники утверждали, что соль проблемы в оралманах, в неправильной политике переселения.

Я категорически не согласен с такой оценкой. Дело в том, что оралманы Мангыстауской области жили в Советском Союзе - в той же большой стране, что и мы, коренные. В то время не было четких границ с Туркменистаном или Узбекистаном, там - пустыня. С обретением суверенитета границы получили четкое очертание, и часть казахов автоматически стала гражданами других стран. Это во-первых. Во-вторых, нельзя делить казахов на оралманов и неоралманов. Такое разделение может позволить себе человек, который потерял духовную связь со своим народом. Прежде всего я имею в виду Данияра Ашимбаева. Он сам говорит в СМИ, что является больше казахстанцем, чем казахом, и владеет казахским языком в той степени, чтобы только более или менее понять биографию человека.

Конечно, для него оралманы, говорящие только на казахском языке, - чужие люди. Для нас же, нормальных казахов, которые идентифицируют себя со своим народом, оралманы - это наша родня, единокровники. Я считаю, что такие эксперты, как Данияр Ашимбаев, тоже должны ответить за то, что произошло в Жанаозене. Уверен, что его неправильные оценки жанаозенских событий тоже стали одной из причин случившейся трагедии. В течение всей осени минувшего года он писал статьи, делая акцент на том, что вины власти и "КазМунайГаза" в жанаозенской ситуации нет. Но теперь даже президент страны назвал в числе виновных руководство компании "КазМунайГаз". Таким, с позволения сказать, экспертам, общество должно дать свою оценку.

А после трагедии он вообще оправдал расстрел. Вот слова Данияра Ашимбаева в интервью от 23 декабря 2011 года, цитирую: "Существует распространенное мнение, что власть не имеет права стрелять в народ. Но давайте возьмем пример Кыргызстана. Власть там не использовала оружие против радикально настроенной толпы, и в итоге они переживают третью смену режима. По-моему, в данном случае нужно вести речь не о народе. На площадь вышел не народ. Туда пришла вооруженная толпа, подогреваемая экстремистскими лозунгами и организовавшая массовые беспорядки, которые сами по себе могли привести к человеческим жертвам. Власть не стреляла в народ. Власть защищала народ от экстремистов".

Любопытно при этом, что в проблеме излишней национализации технического до некоторых пор вопроса о миграционной политике представители казахстанской власти не только не видят ничего зазорного, более того - высокопоставленные чиновники с удовольствием подхватывают тезис о виновности оралманов, тем самым разжигая огонь неконтролируемого национализма в собственной стране. По крайней мере, если верить вестнику американского госдепа - казахской редакции радиостанции "Свобода" ("Азаттык"). Издание сообщило на своих виртуальных страницах о выступлении советника президента по политическим вопросам Ермухамета Ертысбаева в британском "Чатам хаусе", где чиновник "возложил вину за кризис и события в Жанаозене на казахских мигрантов из Туркменистана и Узбекистана".

"По сведениям радио Азаттык, советник Ермухамет Ертысбаев назвал причиной кризиса перекосы в миграции еще в самом начале своего выступления в клубе "Чатам Хаус". Бавна Даве, эксперт по Казахстану, доцент Школы востоковедения и африканистики Лондонского университета, говорит, что Ертысбаев основной акцент делал на факторе оралманов, при этом манипулировал категорийными понятиями:

- Ертысбаев сделал акцент на том, что население Жанаозена выросло за последние 15-20 лет в два раза из-за притока мигрантов из Узбекистана и Туркменистана. Хотя он и не говорил, кто эти мигранты, ясно, что имел он в виду оралманов - казахских репатриантов.

​​В этом месте эксперт Бавна Даве задала Ермухамету Ертысбаеву вопрос о том, означают ли его слова то, что правительство Казахстана может изменить миграционную политику в отношении казахских репатриантов. Бавне Даве указала, что за последние 20 лет резко выросло количество мигрантов и в Алматы, и в Шымкенте, и в Астане, однако там это не привело к протестам и насилию:

- Я спросила у господина Ертысбаева, критикует ли он политику касательно оралманов, может ли измениться политика правительства Казахстана относительно оралманов. Я попросила уточнить, может, Ертысбаев имеет в виду нелегальных трудовых мигрантов из Узбекистана и Каракалпакстана, которые едут в поисках работы в географически им близкий Жанаозен. По-моему, Ертысбаев хотел смешать в одну категорию проблему оралманов и трудовых мигрантов, в конце концов он так и не дал мне ясного ответа".

Не менее интересна и другая версия событий в Жанаозене. Ее высказывают авторы провластных ресурсов в интернете - в частности, информационно-аналитическое издание "Контур" внимательно изучая обстановку в Мангистауском регионе, приходит к выводу, что здесь имела место провокация США.

"Первое: еще с 2001 года США, начав операцию в Афганистане, затеяли поиск запасных военно-транспортных баз на территории стран СНГ. Сейчас это, прежде всего, база "Манас", но ее мощностей не хватает, кроме того, новый глава Кыргызстана недвусмысленно потребовал от Вашингтона сворачивать свою деятельность на "Манасе". Так что американцам нужно думать, куда выводить свои войска с киргизской территории.

Начиная 2001-2002 г.г. США путем заключения меморандумов сначала добились получения воздушного коридора над Казахстаном (документы ратифицированы только в 2008 году), а затем попытались втянуть нашу республику в участие в боевых действиях в составе международной коалиции. В том же 2008 году МИД Казахстана и посольство США в РК официально опровергли слухи о тайных переговорах двух стран о создании военной базы на территории РК. Одновременно с этим прошло выступление начальника Генштаба Минобороны России генерала Николая Макарова, также отрицавшего возможность создания военных баз США на территории стран-участниц ОДКБ без согласования с организацией.

Помните вынесение на рассмотрение парламента РК вопроса о направлении казахстанских военных советников в Афганистан и последовавшие за этим гневные выступления "Талибана" (кстати, созданного в свое время той же Америкой) с угрозами терактов, а после отказа в направлении военспецов - вдруг возникший ниоткуда всплеск терактов на территории РК (что также можно расценивать как попытку втягивания Казахстана в мировую борьбу с терроризмом на стороне США)? А почему такое скрытое давление. По непроверенным слухам, речь в тайных переговорах действительно шла о создании военных баз в Казахстане, а именно в Мангистауском регионе (раздолье, степи и т.п.). Так кому же выгодна дестабилизация обстановки в западном регионе? Не исключено, что и американцам. Не соглашается Казахстан, давай надавим с позиции мировой общественности с обвинениями в диктатуре и отсутствии демократии, а там можно и вновь поторговаться на военную тему.

Второе: напомним, что Мангистауский регион находится в непосредственной близости к морским просторам Каспия, за которыми виднеется заклятый враг Америки - Иран. Как же хочется американской военщине получить возможность создания военно-морского присутствия в Каспийской акватории. Такие возможности ей могли предоставить Россия, Таджикистан, Иран, Азербайджан и Казахстан. С первыми двумя у США не вышло сразу, Иран - тоже понятно. Остались два последних. На протяжении последних лет США активно окучивали в данном вопросе Азербайджан, но понимания найдено не было (скорее всего, сказалось влияние России через возможности ОДКБ). Опять остается Казахстан со своим самостийным многовекторным путем развития (то ли российским, то ли китайским).

К тому же Казахстан рассматривался Ираном как один из поставщиков урановых материалов. Как тут вновь не побеспокоиться и не попытаться поставить Казахстан на место. А как действуют США, когда Вашингтон не устраивает чья-то политика, всем известно, и на то есть множество примеров - Югославия, Украина, Кыргызстан, Ирак, Ливия и т.п.

Третье: активное развертывание интеграционных процессов Казахстана, России и Белоруссии. Чем не повод для паники? Надо срочно вбить кол между дружественными народами (понимай - дружественными правительствами и главами государств). А наилучший сценарий - это давление всей мировой общественности, обвинения в диктатуре, если хотите, "культе личности" Ел басы (такая же карта разыгрывается в России с культом Владимира Путина и в Белоруссии с культом Александра Лукашенко). На этот случай в Казахстане уже давно открыто работают деятели американских "правозащитных организаций", таких как NDI или USAID, спонсируемых Госдепартаментом США и сотрудничающих с ЦРУ. Они "развивают" гражданское общество в направлении эскалации протестных выступлений в режиме силового столкновения с властями.

И к какому итогу мы пришли? Мангистау, ставший предметом вожделения Пентагона как наиболее удобное место для размещения своей базы, становится бурлящим котлом. Имеющиеся в регионе противоречия между народом, местной властью и нефтяными компаниями оппозицией и отечественными НПО разогреты до кипения. События в Мангистау, длившиеся фактически несколько лет и в последние 7 месяцев накалившиеся до предела - результат скрытой работы Запада. Даже сама оппозиция давно не скрывает, что спонсируется и учится у иностранных "политтехнологов", а чуть что - взывает к их помощи. Вспомним и "несчастную" Наталью Соколову, отбывающую срок за разжигание социальной розни. До "нефтянки" эта женщина трудилась "переводчиком" в представительстве армии и флота США, а затем в USAID. Теперь понятно, откуда растут ноги у жанаозенской ненависти?".

Тему подхватывает эксперт Информационно-Аналитического центра по изучению постсоветского пространства при МГУ им. М.Ломоносова Дмитрий Онтоев. Однако, по его мнению, США - не единственные, кому выгодна дестабилизация в Казахстане.

"...Рост террористической угрозы в целом - результат сложного сочетания как внешних, так и внутренних факторов. Допустим, одним из внешних факторов является террористическая группировка "Джунд Аль-Халифат", которая базируется на афгано-пакистанской границе, основана этническими казахами, один из которых получал образование в Саудовской Аравии. Однако неизбежен вопрос - с кем эта группировка связана, кто ее спонсирует и какие цели перед ней ставит? Несомненно, Казахстан входит в "зону интересов" как Аль-Каиды, так и ИДУ вкупе с Движением за независимость Восточного Туркестана. С другой стороны, дестабилизация Казахстана может сыграть на руку США, так как, обеспечив себе военное присутствие в стране, американцы получат возможность реализовать концепцию "Нового шелкового пути", получить контроль над природными ресурсами региона, а также оказывать давление как на Россию, так и на Китай. Среди других внешних факторов можно назвать деятельность внесистемной оппозиции, значительно более сильной, чем эмигрировавшие оппозиционеры России. Информационные атаки на государственную власть и критика любого действия Астаны, конечно, также увеличивают экстремистские риски".

"Несмотря на беспощадную борьбу с родоплеменными отношениями, казахи все равно знали, кто какому роду принадлежит"

Любопытный материал об основах казахского трайбализма печатает "Московский Комсомолец в Казахстане". В интервью изданию доктор философских наук, профессор Рустем Кадыров переосмысливает некоторые исторические вехи Казахстана.

"Потом пришел голод тридцатых, который принято считать экономической ошибкой государства. Но мне кажется, что дело не только в этом. Произошла коренная социальная трансформация. Род - это целая структура, в которой основную роль играет глава. Он - стержень, от которого зависят все остальные. И большевики стали бить именно по ним. Роды стали разрушаться. Люди дезориентировались. И это, по моему мнению, было главной причиной того кризиса. Новые условия были непривычными. Кровнородственная связь, которой люди придерживались веками, исчезла. Казахи потеряли формы солидарности и не знали, как выживать в тяжелых условиях. До этого тоже были джуты и тоже погибал скот. Но глава рода заботился о своих сородичах. И те, у кого скот сохранялся, помогали, чем могли, наиболее пострадавшим. На научном языке это называется патронклиентные отношения. Вся эта социальная структура в один момент вдруг развалилась. Разрушив старое, большевики ничего не предложили взамен. Можно было казаха, ориентированного на скот, просто научить ловить рыбу. А он находился у реки, в которой много рыбы, и умирал с голоду, потому что погибал скот.

Но худо-бедно голод пережили и продолжили бороться с кланами. Сталин придавал этому большое значение. Люди стали жить в колхозах, совхозах, переезжать в города. Старая социальная структура прекратила свое существование. Появилась государственность, система бюрократии. Произошла культурная революция, стала развиваться система образования. Люди вступали в новые отношения, и трайбализм в своем старом виде перестал существовать. Но после смерти вождя народов он стал возрождаться в новой форме. Несмотря на беспощадную борьбу с родоплеменными отношениями, казахи все равно знали, кто какому роду принадлежит. Но если раньше главное для них ограничивалось этим, то в период индустриализации приоритеты изменились, поскольку началось перемешивание населения. Люди стали переезжать с запада на восток, с юга на север. Казахи вступили в новую систему отношений. Однако старые социальные структуры обладают очень большой живучестью. Они перестали выполнять ту функцию, которую выполняли до революции, но адаптировались к новой системе. В особенности в сельской местности. Советские колхозы и совхозы все равно оставались аулами, хоть и трансформированными. Система отгонного животноводства - это та же система кочевания. Люди стали переезжать в города, получать образование, появились рабочие, интеллигенция. Кочевники узнали, что жизнь в городе намного комфортнее, нежели в селе. И во многом это происходило благодаря кровнородственным связям. Кто-то один переезжал, достигал каких-то вершин, а затем старался перетянуть родственников. Это те же самые патронклиентные отношения: для них он - патрон, а они для него - клиенты. Он им помогает продвигаться, а они, так сказать, служат ему. И если патрон выходил на пенсию, то те, кого он вывел в люди, уже заботились о нем, помогали его детям. Таким образом, старая социальная структура воспроизводилась, но уже в новых условиях. То же самое происходит и сейчас. Наглядный пример - алматинские микрорайоны "Шанырак", "Бакай" и им подобные. В аулах работы нет. Кто-то приезжает в город, устраивается где-то на базаре грузчиком, худо-бедно строит себе хибару на окраине города, затем старается перетащить братьев, сестер. Вначале живут вместе в тесноте, да не в обиде, затем постепенно начинают обустраиваться, строить хибары поблизости. Такое наблюдается и в арабских странах, и в Турции".

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.