В Казани впервые прошла конференция, посвященная просветителю кряшен

Москва, 6 января 2012, 13:28 — REGNUM  Накануне Нового года, 27 декабря, в Казани состоялось заседание Казанского экспертного клуба на тему "Николай Ильминский и кряшенское национальное движение", организатором которого выступил Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. Мероприятие прошло в формате научной конференции.

Открывая работу конференции, руководитель центра Раис Сулейманов напомнил собравшимся, что если у татар народным просветителем был Шигабутдин Марджани (1818-1889), а у чувашей Иван Яковлев (1848-1930), то для кряшен просветителем стал Николай Ильминский (1822-1891). Однако, подчеркнул Сулейманов, имя Ильминского современными татарскими историками воспринимается только в негативном свете, поскольку этот просветитель "стремился к укреплению этноконфессиональной идентичности кряшенского народа".

Следует отметить, что ни в советское время, когда за Николаем Ильминским в ТАССР была закреплена репутация "царского христианизатора", ни позже - в "суверенном Татарстане", когда его объявили сторонником насильственного крещения татар, в республике не было проведено ни одной научной конференции, посвященной этой личности и ее роли в истории кряшен. В татарских националистических кругах имя Ильминского служит синонимом "врага татарского народа".

Председатель Совета ветеранов кряшенского движения Казани Аркадий Фокин рассказал о научно-педагогической деятельности Ильминского и его роли в формировании этноконфессиональной идентичности кряшен. Фокин отметил, что поскольку Ильминский был знатоком языков народов Российской империи и стран Востока, то его вполне можно поставить в один ряд с известным российским педагогом Константином Ушинским.

"Кряшены всех поколений всегда относились к Ильминскому с уважением, в глаза и за глаза называли его своим апостолом. Написанное его рукой письмо служило мандатом доверия, и человек, имеющий его, в любом кряшенском поселении принимался доброжелательно. В свою очередь, Николай Иванович отвечал кряшенам чуткостью, пониманием их душевного состояния, этнокультурной самобытности", - сказал Фокин, подчеркнув, что Ильминский признавал право кряшен на этническую самоидентификацию и свидетельствовал, что еще в XIX веке они называли себя именно кряшенами, а не крещеными татарами (чукынган татарлары).

"По поводу самоназвания до сих пор идут бесконечные дискуссии, но нынешние ревнители единства татарского народа пытаются всячески опорочить и опустить кряшен до статуса "второсортных крещеных татар", - отметил ветеран кряшенского движения, намекая на политику Казанского кремля.

Как сообщало ИА REGNUM, во время переписей населения 2002 и 2010 годов руководство Татарстана постаралось навязать кряшенам татарскую идентичность, фальсифицируя результаты и "записывая" кряшен в татары. В частности, бывший президент Минтимер Шаймиев говорил в интервью, что не понимает, почему татарин перестает быть татарином, если его крестили. Объявленный курс на "единство татарского народа" во время переписи пытались поставить даже в качестве программного заявления на политическую платформу "Единой России" в Татарстане, однако это не встретило понимания в центральном аппарате партии и закончилось конфузом.

Преподаватель Казанской духовной семинарии о. Алексей (Колчерин) выступил с докладом о миссионерстве Николая Ильминского. Успеху миссии среди кряшен сопутствовало то, что Ильминский выступал за использование кряшенского языка во всех сферах церковной жизни. "Кряшены буквально благоговели, когда слышали проповедь на кряшенском языке, причем понимание молитвы и литургии у кряшен было порой лучше, чем у русских прихожан, поскольку церковно-кряшенский язык гораздо ближе к простонародному кряшенскому, чем церковно-славянский, отличающийся от русского языка", - отметил о. Алексей. При переводе духовной литературы на кряшенский язык Ильминский стремился к тому, чтобы в тексте было меньше слов из русского языка, стараясь найти им аналог.

Продолжая тему о принципах перевода Библии на языки народов Поволжья, в том числе и кряшен, заведующий отделом образования, науки и культуры Института татарской энциклопедии Академии наук Татарстана Евгений Липаков заметил, что Николай Ильминский прошел два этапа в переводе богослужебной литературы. Сначала, будучи прекрасным знатоком восточных языков, он перевел Библию на татарский язык с употреблением многочисленных арабизмов и персизмов, встречаемых в языке мусульманского духовенства.

"Однако для кряшен такой язык был практически непонятен, поэтому Ильминский берется за перевод Библии именно на язык кряшен, а не татар. К тому же текст перевода Библии на татарский язык был написан с помощью арабской графики, используемой тогда татарами, что также не подходило кряшенам. Для кряшен Ильминский создал алфавит на основе кириллицы, и с этого момента вся религиозная литература для кряшен издавалась на кряшенском языке", - сказал историк.

По его мнению, даже в 1939 году, когда татарский язык переводили на кириллический алфавит, можно было взять за образец алфавит кряшен, т.е. тот, что был создан Ильминским еще в 19 веке и опробован на практике (в 1928 году татарский язык большевики перевели на латиницу "для участия в Мировой революции", в период антирелигиозной кампании это способствовало отрыву от ислама; в конце 1930-х годов было принято решение перейти с латиницы на кириллицу). До начала 1930-х годов в ТАССР издавалась литература для татар и литература для кряшен на разных алфавитах, тем более что после Всесоюзной переписи населения 1926 года кряшены получили право записываться как самостоятельный народ (всего записалось кряшенами на тот момент 120 тысяч человек).

Однако татарские коммунисты посчитали использование алфавита Ильминского "политически вредным", и в итоге был принят вариант кириллического алфавита Галимзяна Шарафа (1896-1950) и Мухитдина Курбангалеева (1873-1941), который был навязан и кряшенам, хотя они уже как три поколения писали и читали на своем языке с использованием того же кириллического алфавита.

В докладе настоятеля церкви св. Николая из деревни Кряш-Серда Пестречинского района республики о. Димитрия (Сизова) были рассмотрены аспекты и перспективы канонизации Николая Ильминского. По мнению кряшенского священника, Ильминский может быть канонизирован "как общечтимый святой в лике праведных". Как выяснилось, вопрос о канонизации Ильминского уже ставился перед архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием, а все материалы были собраны и переданы ему. Именно правящий архиерей теперь должен передать их в Комиссию по канонизации святых РПЦ. Однако, как признался на конференции о. Алексей (Колчерин), который занимался сбором документов, "процесс затормозился по политическим причинам".

О ценностных ориентациях современной кряшенской молодежи в Татарстане доложил председатель Общества ревнителей истории Казани Василий Ордынский. Он провел социологическое исследование среди кряшенской молодежи. Выяснилось, что вера (религия) у современной кряшенской молодежи в возрасте от 18 до 35 лет занимает в шкале ценностей седьмое место, уступая семье, друзьям, карьере (работе), образованию и развлечениям.

Что касается профессии, то среди кряшенской молодежи престижной считается профессия нефтяника и "чиновника". При этом все опрошенные признают, что в Татарстане господствует татарская этнократия. Это выражается, в том числе, в распределении ресурсов в сельской местности. Например, в Елабужском районе за последние годы обезлюдели девять кряшенских сел, но сохранились все татарские деревни. По мнению молодых кряшен, это вызвано тем, что инвестиции на селе идут преимущественно в татарские деревни, именно в них строится вся инфраструктура: асфальтовые дороги, водопровод, фонарное освещение, проводится интернет и др.

Все участники опросов говорят о притеснениях во время последних переписей населения 2002 и 2010 годов, когда их принуждали "записываться татарами". "Если их родители, особенно в сельской местности, стараются молчать об этом, дабы не злить районное начальство, как правило, состоящее из татар, то молодежь открыто об этом говорит", - констатировал Василий Ордынский, добавив, что кряшенская молодежь испытывает больше этнокультурной близости к русским, чем к татарам.

Одной из причин данного явления является политика в отношении кряшен в Татарстане, проводимая Казанским кремлем (аппаратом президента, структура которого и штат не менялись со времен Минтимера Шаймиева). "Что же касается молодежной политики в Татарстане, то она направлена только на поддержку татарской молодежи - в республике ежегодно проводятся Дни татарской молодежи, в то время как фестивалей русской или кряшенской молодежи нет. Совершенно оскорбительным молодые кряшены считают то, что во главе официозного Форума кряшенской молодежи был поставлен Александр Долгов - журналист, пищущий и выступающий в татарских националистических СМИ, к тому же принявший ислам", - сообщил исследователь, предложив пофантазировать на тему того, как бы татары восприняли, если бы во главе Всемирного форума татарской молодежи стал татарин, принявший православие.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов выступил с докладом "Отношение к личности Николая Ильминского и кряшенскому вопросу в постсоветском Татарстане". Он заявил, что местные историки если и берутся исследовать деятельность Ильминского, то изначально предвзято к ней относятся, не пытаясь изучить труды объективно и беспристрастно, как и подобает настоящим ученым. "После съемок русофобского фильма "Зулейха" в 2005 году (снят при финансовой поддержке Министерства культуры Татарстана - прим. ИА REGNUM), где Ильминский показан как разрушитель мечетей, чего он никогда за свою жизнь не делал, личность просветителя кряшен начала еще больше демонизироваться, а со стороны татарских сепаратистов зазвучали призывы осквернить его могилу на Арском кладбище Казани", - отметил эксперт.

Что же касается "кряшенского вопроса" в Татарстане, то на кряшен до сих пор смотрят как на "аппендикс" - именно так публично назвали кряшен на IV съезде Всемирного форума татарской молодежи в августе 2010 года. "В 1990-е годы татарский академик Абрар Каримуллин (прославился открытием, что инки, майя и ацтеки были тюрками - прим. ИА REGNUM) открыто заявлял, что кряшены - это "пятая колонна Москвы" в Татарстане, обвиняя их в том, что они продолжают политику Ивана Грозного, а ряд татарских национал-сепаратистов прямо призывали кряшен отказаться от своей православной веры и принять ислам", - напомнил собравшимся Сулейманов.

Постоянно говоря о единстве татарской нации, местная этнократия подчеркивает, что основой духовного развития татар является только ислам. "В сочиненном татарскими националистами "Кодексе истинного татарина" в первом же пункте указывается, что "истинный татарин - это истинный мусульманин" и "его внутреннее состояние - следование предписаниям ислама". Но если это нормально для татарина, то совершенно не годится для православных кряшен", - заметил Раис Сулейманов. Как стало понятно из ответов на вопросы, решение он видит в предоставлении права кряшенам быть теми, кем они всегда были и являются - самобытным тюркоязычным народом, а навязывание им татарской идентичности следует прекратить.

"Сегодня у кряшен два статуса, - сказал ветеран кряшенского движения Аркадий Фокин, - в Татарстане кряшены - это конфессиональная группа татарского народа, а в России это "малочисленный народ" (в 1996 году президент России Борис Ельцин официально признал кряшен-нагайбаков малочисленным народом). Но если мы отказались от образа "старшего брата" среди народов России, то давайте же откажемся от "младших братьев" и "пасынков", на роль которых в Татарстане определили кряшен", - призвал Фокин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.