Эксперт: Турция - заносчивая невеста, Израиль - единственный жених, а Армения - важнейший пазл в мировом панно

Москва, 31 декабря 2011, 17:41 — REGNUM  "Геополитическая значимость Армении заключается не в ее территориальных размерах, не в экономических возможностях страны, возможно, отчасти - в военном потенциале. Однако, самое главное, армянское государство - это некий пазл в общей мозаике региона, без которого это мозаичное панно может рассыпаться, или же приобрести совершенно иные очертания и форму. Иными словами, наличие жизнеспособной Армении исходит из интересов нескольких мировых центров, у каждого из которых, самым парадоксальным образом, достаточно сложные отношения друг с другом. В мире нет другой подобной страны, у которой были бы одновременно такие блестящие политические, экономические и стратегические военные отношения одновременно и с США, и с Ираном, и с Россией, и с Евросоюзом". Об этом в интервью с корреспондентом ИА REGNUM заявил замдиректора института Кавказа, политолог Сергей Минасян, комментируя последние внешнеполитические процессы в регионе.

ИА REGNUM: Очень часто многие эксперты как в Армении, так и за рубежом утверждают, что у армянского государства очень плохое и неудачное географическое положение - страна как бы находится в тупике, тогда как вы утверждаете обратное?

Отчасти это верно. Но с другой стороны, можно сказать, что у Армении осевое геополитическое положение, и она, если не объединяет ряд государств, то закрывает для них достаточно большие пространства. Следовательно, она является ключом к нескольким соседствующим регионам. В частности, можем рассмотреть достаточно глубокие и уникальные отношения Вашингтона и Еревана, заинтересованность США по целому ряду факторов, начиная от наличия российской военной базы на территории Армении, или же с рассмотрения определенными американскими кругами Армении как некого противовеса дальнейшему усилению Турции в регионе. Можно также указать на роль Армении в очень специфических российско-грузинских отношениях, в которых Ереван уже неоднократно выступал в роли моста и посредника между двумя странами. Думаю, что эта перспектива в дальнейшем будет играть все большую роль. Наряду с этим, неоднократно упоминалось о значении Армении в достаточно специфических отношениях Ирана с Западом, в которых Ереван как бы является для Тегерана, скажем так, достаточно эффективной отдушиной и окном во внешний мир.

ИА REGNUM: Каким образом отражается упомянутое вами осевое положение Армении на проблеме урегулирования карабахского конфликта?

Говоря о карабахском мирном урегулировании в этом контексте, можем утверждать, что, в частности, основные прогнозы оправдались - войны не было и не будет. Тот статус-кво, который установился в нашем регионе за последние годы и который еще больше укрепился по результатам августовской войны 2008 года, устраивает все внешние стороны, помимо, разумеется, Азербайджана. Он устраивает даже Турцию, хотя она является политическим союзником Азербайджана. Имею в виду, что в настоящее время статус-кво как бы избавляет Анкару от головной боли. Парадоксально то, что Азербайджану не только не удается изменить статус-кво, но и предпринимаемые им действия как бы способствуют дальнейшему усилению позиций Нагорного Карабаха. Военная риторика Баку, непреклонные заявления о том, что в вопросе Карабаха невозможны компромиссы - "все, или ничего, а иначе, начнем войну" - приводит к такой ситуации, когда Минская группа ОБСЕ реально занята фактическим закреплением статуса-кво. Иными словами, в Минской группе сейчас обсуждаются не какие-то аспекты переговорного процесса, а исключительно проблематика возможного снижения напряжения на линии фронта, создания мер взаимного доверия и так далее. Полагаю, что и в 2012 году в карабахском процессе следует ожидать повторения сценария настоящего года. Немаловажным фактором станет то, что начинается электоральный период - и в странах Минской группы, и в самой Армении и в Карабахе, а скоро и в Азербайджане. То есть ближайшие 2-3 года станут неким электоральным окном, и лишь очень глобальные форс-мажоры смогут изменить параметры карабахского перемирия.

ИА REGNUM: На ваш взгляд, ожидаются ли подвижки в армяно-турецких взаимоотношениях - после принятие парламентом Франции законопроекта о криминализации отрицания Геноцида армян 1915 года в Османской империи?

Пару месяцев назад был на организованной МИД Турции конференции, которая предполагала обсуждение путей и степени развития армяно-турецких взаимоотношений. Мероприятие произвело достаточно тягостное впечатление, поскольку турецкая сторона выступала в дискурсе примерно конца 1990 и начала 2000 годов - как будто "футбольной дипломатии" и не было вовсе. Прозвучали даже некие предложения, типа, а не мог бы президент Армении Серж Саргсян сделать заявление, в котором он откажется от геноцида, после чего стороны стали бы налаживать отношения. Это явное свидетельство регресса турецких подходов. С другой стороны, мы знаем, что турецкая политика имеет достаточно оригинальную конструкцию, которая в состоянии очень динамично развиваться и допускает принятие политического решения, даже кардинально и на 180 градусов отличное от предыдущего, буквально в течение ночи.

Подобное может произойти также с ратификацией армяно-турецких протоколов и открытием границ, если, конечно, возникнут стимулирующие процесс внутренние или внешние причины. Поэтому та ситуация, а точнее, паранойя, которая наблюдается в высказываниях и действиях первых лиц Турции в связи с резолюцией Национального собрания Франции, она, в принципе, весьма обманчива. Не исключено, что за все ту же одну ночь армяно-турецкие протоколы будут разморожены, поскольку объективно интересы Армении и Турции в этом вопросе очень тесно соприкасаются. Главным же стимулом для турецкой стороны является то, что она будет надеяться подобным решением избавиться от дамоклова меча проблематики геноцида, которую используют против Турции - не столько Армения, сколько третьи страны. Анкара отлично осознает, что это будет продолжаться до бесконечности, пока она не нормализует отношения с Ереваном. В свою очередь, также очевидно, что и для Армении выгодно иметь нормальные отношения с соседом, поскольку это и коммуникации, и другие аспекты.

ИА REGNUM: Как отмечают политологи, Франция принимала резолюцию по геноциду и пошла на такое обострение с Турцией, исходя прежде всего из собственных интересов. Некоторые эксперты полагают, что определенную роль в этом вопросе сыграли предстоящие выборы, стремление Николя Саркози удержаться в президентском кресле и потенциальный электорат полумиллионной армянской общины во Франции. Ваша оценка развития событий?

Увязки о том, что полмиллиона армян являются той критической массой, которая сыграла свою решающую роль в принятии Национальным собранием резолюции, преувеличены. Наиболее важным фактором является то, что данная резолюция исходила из интересов не французских граждан армянского происхождения, а миллионов французов, для которых антитурецкие и в общем, можно сказать, исламофобские настроения являются превалирующими. Если что-то и было из внутренних составляющих доминирующим,то именно этот фактор - настроения среднестатистического француза играют свою роль, а не "могущественного и страшного" армянского лобби и таких же армянских партий, действующих во Франции. А помимо этого, конечно же, и внешнеполитические факторы подвигли Париж на подобный шаг. Например, Франция переиграла и выбила эстафету у Турции в Ливии, возможно она будет стремиться сделать то же самое в Сирии. В целом же, сам фактор того, что Франция, будучи лидирующей страной в Евросоюзе, будет использовать и данное обстоятельство в качестве некой дубинки в формате ЕС-Турция представляется несомненным. Поэтому, скажем так, можем в очередной раз засвидетельствовать, что проблема геноцида и сам армянский вопрос давно уже стали инструментами большой глобальной политики, от которой Анкара никоим образом не может спастись, кроме как нормализовав свои отношения с Арменией.

ИА REGNUM: А может ли принятое во французском парламенте решение стать стартом для цепной реакции по всей Европе?

Это во многом будет зависеть от того, как Турция станет реагировать на продолжение этого процесса и увидим ли мы подвижки в нормализации армяно-турецких отношений. Не забудем и про тот ужас восприятия среднего француза, австрийца, итальянца, бельгийца и других от одной лишь мысли, что Евросоюз будет завтра иметь границы с громадной Турцией - обладательницей такой не толерантной внутренней и внешней политики. Это во многом объяснит отношение Евросоюза к Турции, а также их возможные действия в вопросе криминализации геноцида.

ИА REGNUM: В комиссии Кнессета по образованию, культуре и спорту прошли первые слушания по вопросу признания армянского геноцида. Не свидетельствуют ли некоторые факты, начиная с изначального переноса слушаний именно в эту комиссию и растягивания по срокам и т.д., о попытке вступить в элементарный торг с Турцией и получить дивиденды? Несмотря на резкое обострение израильско-турецких отношений в последнее время, они все еще остаются стратегическими партнерами?

Во-первых, следует учесть, что восприятие исключительности холокоста в израильском обществе порождает некую долю ревности даже в случае с геноцидом армян. С другой стороны, да, естественно, у Израиля стратегические отношения с Турцией. И даже несмотря на то вызывающее поведение, которое демонстрирует Анкара по отношению к Тель-Авиву, совершенно очевидно, что реакция Израиля должна быть более мягкой и умеренной. По одной простой причине - в настоящее время Турция для Израиля значит намного больше, чем Тель-Авив для Анкары. В реальности есть еще Азербайджан, но это не столь существенный фактор, как Турция. На этом фоне можно предположить, что Израиль до последнего момента будет цепляться за Турцию, которая, в свою очередь, станет эксплуатировать создавшуюся ситуацию. Иными словами, Анкара будет вести себя, словно заносчивая невеста, делающая вид, что у нее есть намного больше предложений, чем от этого, скажем так, от данного и единственного жениха. Подобное поведение обусловлено тем, что Турция сейчас меньше зависит от Израиля в военно -технологическом процессе, чем это было десять лет назад. Освобождает руки официальной Анкары и то обстоятельство, что Турция также пытается играть роль лидирующей державы на Ближнем Востоке, а для достоверной игры и для получения симпатий "арабской улицы" только одно - насколько возможно остро и резко высказывать антисемитские и антиизраильские настроения. Так и поступает турецкое руководство, порой идя на грани фола в вопросе показного ухудшения отношений с Израилем. Однако было бы наивно упускать из виду тот элементарный факт, что на протяжении десятилетий турецкие военные являлись главными сторонниками углубления отношений с Израилем.

ИА REGNUM: Иными словами, в вопросе признания геноцида неминуем процесс затягивания - сначала заслушают в одной комиссии, потом последуют обсуждения во второй, третьей и так далее?

В любом случае, то, что происходит сейчас в Кнессете, является огромным прорывом по сравнению с предыдущими годами. Ведь обсуждения в Кнессете - это достаточно яркий и серьезный сигнал для евреев, которые живут не только в самом Израиле, но и по другую сторону Атлантики. Для еврейского лобби США совершенно ясно, что обсуждения в Кнессете совершенно четко скажутся в дальнейшем на слушаниях, скажем так, в Конгрессе и так далее. То есть, этот фактор для Турции представляет намного более серьезную угрозу, чем даже принятие геноцида Кнессетом.

Беседовал Валерий Гаспарян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.