Борис Асаров: На изменение позиции Медведева по Приднестровью повлияла победа Шевчука

Москва, 26 декабря 2011, 15:44 — REGNUM  

24 декабря президент России Дмитрий Медведев дал интервью азербайджанской государственной телерадиокомпании AzTV, в которой, в частности, выражая своё отношение к перспективам урегулирования карабахского вопроса, сделал следующее заявление: "Это, может быть, единственный конфликт на постсоветском пространстве, который в настоящий момент можно урегулировать". Вероятность урегулирования карабахского вопроса в настоящий момент является спорной, так как актуальная конъюнктура в международных делах, имеющая отношение к карабахскому вопросу, не является оптимальной для того, чтобы считать, что этот конфликт находится в стадии, близкой к его урегулированию. По-крайней мере, до того, пока будет решён "иранский вопрос", вряд ли произойдут какие-то события, которые можно будет считать носящими прорывной характер. Возможно, в Кремле есть какие-то наработки, которые могут быть предложены заинтересованным сторонам, но каких-либо серьёзных предпосылок для нахождения сторонами компромисса не наблюдается.

В этом заявлении Медведева представляет особый интерес другой момент. Среди конфликтов на постсоветском пространстве в течении полутора лет наибольшую активность Кремль демонстрировал на приднестровском направлении. Кроме публичных заявлений о том, что именно приднестровский конфликт может быть урегулирован, сделанных Медведевым в октябре 2010-го года в Довиле, прошли также встречи Медведева с канцлером Германии Меркель, в ходе которых была достигнута договоренность об урегулировании приднестровского конфликта. Причём урегулирование, о котором договорились Медведев и Меркель, предусматривало инкорпорацию Приднестровья в состав Республики Молдова. В последовавшем за этими заявлениями и договоренностями процессе приднестровского урегулирования а ля Меркель-Медведев Приднестровью пришлось узнать "всю мощь стремительных атак" медведевской администрации. Целью спецоперации по смене власти в Приднестровье было приведение марионеточного кандидата, который бы согласился на переход Приднестровья под контроль Кишинёва. Но, если усилия "команды Нарышкина-Винокурова" и её приднестровских клиентов по выведению из игры Игоря Смирнова принесли соответствующий эффект, то попытки вытащить марионеточного "кандидата Кремля" Каминского на первое место в первом туре потерпели провал. Отрыв, с которым занявший первое место Евгений Шевчук обошёл Каминского, не оставлял "кандидату Кремля" совершенно никаких шансов на успех во втором туре. Граждане Приднестровья, которые в первом туре проголосовали за Смирнова, голосовали тем самым за неприемлемость для Приднестровья ни в какой форме "общего государства" с РМ и, соответственно, перед вторым туром было ясно, что те из них, кто придут голосовать, поддержат Евгения Шевчука. Таким образом, несмотря на то, что предвыборная борьба продолжала идти, и в отношении Шевчука командой "кандидата Кремля" было использовано немало пропагандистских приёмов, насколько грязных, настолько же и глупых, в самом Кремле должно было придти понимание того, что планам по "реинтеграции РМ" реализоваться не суждено.

Российские масс-медиа, свободные от контроля Кремля, регулярно информировали общественность о реальном положении дел в Приднестровье, часть экспертного сообщества недоумевала тому, насколько непрофессионально действовала администрация Медведева и насколько её действия выглядели иррациональными по отношению к российским интересам в регионе. Так, российский аналитик Дмитрий Ермолаев напрямую недоумевал: "Зачем Старая площадь ссорится с будущим президентом ПМР?" В итоге понимание того, что президентом Приднестровья станет Евгений Шевчук, пришло и к Дмитрию Медведеву. Интервью, которое он дал азербайджанской государственной телерадиокомпании AzTV, было записано за сутки до второго тура выборов в Приднестровье и, в случае, будь Медведев уверен, что "кандидат Кремля" победит и что урегулирование приднестровского конфликта путём "реинтеграции РМ" является возможным, то у него были бы все основания повторить ранее публично озвучивавшееся им мнение по этому вопросу, тем более, что в интервью он коснулся тематики конфликтов на постсоветском пространстве. Тот, факт, что он этого не сделал, является знаковым моментом и, по сути, поворотным во всей эпопее с меркеле-медведевским вариантом урегулирования приднестровского конфликта. Варианты урегулирования конфликта таким образом, чтобы не подвергать унижению народ Приднестровья, при этом руководствуясь как соображениями исторической справедливости, так и юридической правомерности, существуют, не имея при этом, соответственно, отношения к инкорпорации Приднестровья в РМ, но эта тема требует отдельного внимания. Как, впрочем, и тема, связанная с победой в Приднестровье человека, который смог изменить позицию президента России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.