Джамиль Гасанлы: Почему Армянская ССР не была приглашена на Карсскую конференцию 1921 г.?

Москва, 24 Декабря 2011, 02:34 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает публикацию серии статей доктора исторических наук, профессора университета "Хазар" (Баку) Джамиля Гасанлы "Карсский договор и завершение оформления границ между Турцией и советскими республиками Южного Кавказа", предыдущая часть которой "Фактор Энвер-паши в осложнении российско-турецких отношений накануне Карсской конференции" была размещена на сайте 21 декабря 2011 года (http://regnum.ru/news/1481702.html)

После апрельских переговоров 1921 года в Баку и Тифлисе, которые провела турецкая делегация, возвращающаяся из Москвы после подписания договора с Советской Россией, Турция потеряла надежду на оформление юридических договоренностей с государствами Южного Кавказа в отдельности, так как они находились под плотным контролем Москвы и были лишены возможностей вести самостоятельную политику. Согласно установке Москвы, речь могла идти только о подписании с Турцией консолидированного договора южно-кавказских республик. Поэтому предстоящую конференцию вновь образованные советские республики Южного Кавказа рассматривали как прямое продолжение Московской конференции, и в лучшем случае ожидали, что на ней они признают Московский договор, как международно-правовой документ. (Письмо Б.Леграна Г.Орджоникидзе. 29.06.1921// Коллекция документов РГАСПИ). В целях выработки согласованной линии поведения народные комиссары иностранных дел всех трех республик 7 мая 1921 года были вызваны Кавказским Бюро ЦК РКП(б) в Тифлис. В этих обсуждениях вместе с М.Д.Гусейновым Азербайджан представлял и полпред в Москве Б.Шахтахтинский. На заседании под председательством Г.Орджоникидзе и Б.Леграна было принято решение всем трем республикам Южного Кавказа на предстоящей конференции выступать с единых позиций. В решении указывалось, что основу переговоров с Турцией и готовящихся договоров должен составлять Московский договор (Заседание представителей республик Южного Кавказа по поводу переговоров с Турцией. 07.05.1921 // Коллекция документов ГААР). Эти решения легли в основу ноты, врученной наркомом Г.Чичериным турецкому послу Али Фуат-паше в Москве. По его мнению, договор должен быть подписан не только между Турцией и Азербайджаном с Грузией, но всеми тремя Кавказскими республиками, включая Армению. Этот договор должен дополнить договор, заключенный в Москве 16 марта 1921 г. (Нота НКИД РСФСР Послу Турции в Москве Али Фуат-бею. 13.06.1921 // Документы внешней политики СССР. Т. IV, М., 1960, С.176-177).

Еще во время переговоров в Баку и Тифлисе турецкая сторона добилась устного согласия Азербайджана и Грузии на проведение будущей конференции в Карсе, что, как известно, стоило азербайджанскому руководству серьезного порицания из Москвы за "проявленную самостоятельность". Однако после возвращения на родину Юсуф Кемаль-бей был назначен министром иностранных дел и стал настаивать на переносе места проведения конференции в Анкару. 1 июля он направил М.Д.Гусейнову телеграмму, в которой говорилось: "Для разрешения всех вопросов, существующих между братской Азербайджанской Республикой и Правительством Великого Национального Собрания Турции, для упорядочения и установления сношений и, наконец, для обсуждения сторонами таких обстоятельств, как взаимное поручительство сторон в вопросах, имеющих отношение к Азербайджану и затронутых в Московском договоре, заключенном между Турцией и Россией, я, как это уже известно Вам из разговора в Баку с нашей делегацией, прошу назначить на конференцию Ваших делегатов". В той же телеграмме Юсуф Кемаль-бей писал, что в связи с назначением на пост министра иностранных дел он не может на длительное время покинуть столицу и предложил провести предстоящие переговоры не в Карсе, а в Анкаре. (Телеграмма Министра Иностранных Дел Правительства ВНСТ Юсуфа Кемаль-бея Народному Комиссару Иностранных Дел Азербайджанской ССР М.Д.Гусейнову. 21.07.1921// Документы внешней политики СССР. Т. IV, М., 1960, С.228)М.Д.Гусейнову). Эту телеграмму Юсуф Кемаль-бея доставил М.Д.Гусейнову дипломатический представитель Турции в Азербайджане Мемдух Шевкет-бей. Полученную телеграмму наркоминдел Азербайджана немедленно переслал Г.Чичерину (Телеграмма М.Д.Гусейнова Г.Чичерину. 05.07.1921 // Коллекция документов ГААР).

Аналогичную телеграмму-приглашение Юсуф Кемаль-бей отправил также в адрес НКИД Грузинской ССР. Приглашение правительству Армянской ССР принять участие в работе конференции, созываемой в Карсе, Анкара не направляла. В связи с этим Полномочный представитель Советской России в Анкаре С.Нацаренус писал Г.Чичерину: "Однако Армении не было послано непосредственно приглашения на том основании, что она должна была бы, как отвергнувшая Александропольский договор, заключенный Турцией с бывшим правительством Армении, первая заявить о своем желании вновь вступить с Турцией в договорное отношение" (Доклад Полномочного представителя РСФСР в Анкаре С.Нацаренуса Г.Чичерину. 14.07.1921 // Коллекция документов АВП РФ)

В связи с предстоящей конференцией, 9 июля Юсуф Кемаль-бей направил Г.Чичерину шифрованную телеграмму, в которой говорилось: "В целях урегулирования всех неразрешенных вопросов между Турцией и Транскавказскими государствами и чтобы отметить имеющихся быть заключенными с каждым из них договором постановлений Московского договора, касающихся их, правительство мое ныне попросило правительства этих государств назначить их делегатов на конференцию, на которой все эти вопросы будут изучены и разрешены. Мое правительство было бы очень счастливо, если бы Советское правительство также согласилось послать своих делегатов на эту конференцию". Что касается места проведения конференции, то Юсуф Кемаль-бей, припоминая период подготовки к Московской конференции, писал: "Ввиду того, что мое правительство в свое время поспешило согласиться на Ваши заявления от 19 декабря 1920 года, касательно переноса заседания из Баку в Москву, то я был бы лично очень признателен, если бы Вы употребили Ваше влияние на Транскавказские Советские республики, дабы предполагаемая конференция была назначена не в одном из городов восточной Анатолии (в Карсе - Дж.Г.), как это было обусловлено словесно между мной и правительственными лицами Азербайджана и Грузии, а в самой Ангоре. Поводом для этой просьбы служат те же данные Вашей телеграммы от 19 декабря 1920 года" (Шифрованная телеграмма Юсуфа Кемаль-бея Г.Чичерину. 09.07.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Однако Москва не согласилась перенести конференцию в Анкару. 8 августа Г.Чичерин подтвердил согласие участвовать в конференции Турция-Кавказ и сообщил об этом Али Фуат-паше. Он также подтвердил приверженность ранее согласованному месту ее проведения в Карсе и просил уточнить дату ее проведения (Нота НКИД РСФСР Послу Турции в Москве Али Фуат-паше. 08.08.1921 // Коллекция документов АВП РФ).

Действовавшие в российском фарватере республики Южного Кавказа заняли аналогичную позицию, то есть придерживались, принятого в апреле 1921 года в Баку и Тифлисе решения провести конференцию в Карсе. 21 июля М.Д.Гусейнов сообщил Юсуф Кемаль-бею, что "еще в Вашу бытность в Баку, обсуждая те или иные вопросы, связанные с заключением договора, я настаивал на созыве конференции или в Баку, или в Тифлисе, вы же выражали желание иметь местом созыва конференции Карс. Как тогда, так и теперь ввиду большого значения для нас иметь постоянную телеграфную связь с нашими правительствами я был бы счастлив, если бы Вы и Ваше правительство изъявили согласие на созыв конференции в Баку. Но при условии, что мы имели бы прочную и постоянную связь с нашими правительствами, я не возражал бы против Карса, как места созыва конференции и возложил бы на себя обязанность получить согласие своих товарищей. Ценя Ваши добрые отношения к Советским Республикам и искренне желая Вашего присутствия в составе турецкой делегации на Турецко-Азербайджано-Грузино-Армянской Конференции, я, к сожалению, все ж таки не могу дать свое согласие на созыв конференции в Ангоре" (Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел Азербайджанской ССР Комиссару Иностранных Дел Правительства ВНСТ Юсуфу Кемалю-бею. 21.07.1921// Документы внешней политики СССР. Т. IV, М., 1960, С.227). Одновременно и НКИД Грузии 31 июля направил Турции ноту, в которой отказывался от проведения конференции в Анкаре, но предлагал провести ее в Батуме. Потеряв время на бессмысленную переписку, Анкара 26 августа приняла решение провести конференцию в конце сентября в Карсе (Телеграмма С.Нацаренуса Г.Чичерину. 27.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

Как было выше отмечено, первоначально Армянская ССР не была правительством Турции официально приглашена на конференцию. Анкара исходила из того, что поскольку новые власти в Армении после ее советизации не признали Александропольский договор дашнакского правительства с Турцией, то инициатива участия в конференции и предложение о новом договоре должны были исходить от Эривани. По мнению турецкой стороны новый договор в любом случае должен был включить в себя отказ Армении от претензий на Карс, Ардаган и Артвин в пользу Турции, который был предусмотрен Александропольским договором (The Pan-Turanian Idea // National Archives and Records Administration USA, CIA-RDP 83, P. 97). Руководители Советской Армении прекрасно понимали, что из-за отсутствия механизмов реализации Севрского договора планам президента США Вудро Вильсона на создание Армянского государства на обломках Оттоманской империи не суждено было сбыться, а начерченные его рукой границы той Армении так и остались на бумаге. К тому же война, развязанная дашнакской Арменией против Турции в сентябре 1920 года, привела к полному поражению и разгрому дашнакцаканов и поставила существование армянского народа под угрозу. Высказывая свое недовольство Московским договором, новые армянские руководители в тоже время отдавали себе отчет, что именно Советская Россия спасла их от этой угрозы и готовы были выполнить все ее пожелания на этапе подготовки к Карсской конференции (См.: The Boundary Between Turkey and the USSR. CIA/RR M-17. Secret. January 1952. // National Archives and Records Administration USA, CIA-RDP 79, P.8).

Наркоминдел РСФСР Г.Чичерин отправил телеграмму наркоминделу Армянской ССР А.Мравяну с рекомендацией обратиться к правительству Турции с "выражением желания" принять участие в конференции. 24 августа наркоминдел Армении А.Мравян отправил ноту на имя министра иностранных дел Турции Юсуфа Кемаль-бея, в котором говорилось: "Правительство ССР Армении считает своевременным окончательное урегулирование взаимоотношений между Советской Арменией и Турцией на прочных договорных основаниях. Вследствие тесной политической и экономической связи Закавказских Советских Республик между собой мы считаем целесообразным, чтобы договор между Советской Арменией и Турцией был разработан на созываемой в ближайшем будущем конференции между Турцией и остальными закавказскими Республиками с участием представителей РСФСР. Нахождение власти в руках, с одной стороны, Рабоче-Крестьянского Советского Правительства, а с другой стороны, Революционного Правительства Великого Национального Собрания Турции является простой гарантией того, что эти Правительства, свободные от тупого шовинизма и слепой взаимной ненависти своих предшественников, сумеют найти справедливое разрешение для всех вопросов, казавшихся для мудрой европейской дипломатии неразрешимыми, и сгладить таким образом следы той борьбы и взаимной ненависти двух соседних народов, искусно и злонамеренно подогревавшихся империалистической дипломатией. Самые насущные вопросы обеих сторон властно диктуют нам мирное сожительство и полное взаимное доверие" (Нота Народного Комиссара Иностранных Дел Армянской ССР Комиссару по Иностранным Делам Правительства ВНСТ Юсуфу Кемаль-бею. 24.08.1921 //Документы внешней политики СССР. М., 1960. Т. IV. С. 292). 29 августа Юсуф Кемаль-бей разослал Советской России и южно-кавказским республикам ноты с приглашениями принять участие на конференции в Карсе.

В летние месяцы 1921 года шла активная подготовка к Карсской конференции. В конце августа в беседе по прямому проводу с И.Абиловым, находившимся в Тифлисе, М.Д.Гусейнов предупредил, что в Карсе будут решаться серьезные вопросы, а потому нужно встретиться с Г.Орджоникидзе и убедить его, что Азербайджан должен быть представлен солидной делегацией. В то же время, он интересовался, кто же будет представлять Армению. По ходу беседы М.Д.Гусейнов сообщил И.Абилову, что если не будет другой кандидатуры, то вероятнее всего азербайджанскую делегацию возглавит он сам. (Разговор по прямому проводу М.Д.Гусейнова с И.Абиловым. Август, 1921 // Коллекция документов АПД УДП АР). 26 августа на заседании Бюро ЦК АКП(б) было принято решение руководителем делегации для подписания договора с Турцией назначить Б.Шахтахтинского (Протокол №15 заседания Бюро ЦК АКП(б). 26.07.1921 // Коллекция документов АПД УДП АР). На кандидатуре Б.Шахтахтинского остановились, во-первых, потому, что, как участнику Московской конференции, ему были известны все нюансы сложных и длительных российско-турецких переговоров, и, во-вторых, это было связано со сложившейся ситуацией вокруг Нахичевани. Несмотря на то, что в Московском договоре четко был определен статус Нахичевани, правительство Армении не отреклось от своих претензий на этот край, и предпринимало различные провокационные шаги, чтобы дестабилизировать ситуацию.

За день до того, как Б.Шахтахтинский был назначен главой азербайджанской делегации, 25 августа на заседании Оргбюро ЦК АКП(б) была заслушана информация Д.Буниатзаде о неблагополучной ситуации в Нахичевани. Обсуждение вопроса было передано в Бюро ЦК АКП(б), а Б.Шахтахтинскому поручили в ближайшие дни выехать в Нахичевань и изучить обстановку на месте (Протокол №10 заседания Оргбюро ЦК АКП(б). 25.08.1921 // Коллекция документов АПД УДП АР). Такое решение было связано с тем, что 22 августа Нахичеванский крайком подготовил обширный доклад о непрекращающихся вмешательствах правительства Армении в дела Нахичевани, которые легли в основу письма ЦК АКП(б) в Кавбюро РКП(б). В этом докладе отмечалось, что ЦК КП(б) Армении "все еще не может прояснить для себя линию поведения во взаимоотношениях с Нахичеванью", и поэтому даже по самым незначительным вопросам пытается вмешиваться во внутренние дела края. В докладе, в частности, отмечалось: "Туда из ЦК Армении был послан секретный сотрудник Саядян, который, называя себя заведующим Регистрационным отделом Армении в Нахичевани и сотрудником Кавроста, работает совершенно самостоятельно со своими сотрудниками на территории края, не признавая ни местного Комитета партии, ни местную советскую власть. 14 июля сего года ЦК КСМ Армении был назначен в Нахичеванский край ответственным секретарем Оргбюро Комсомола Нахичеванского края некий Риза Ахундов, который стал заниматься сообщением в ЦК Армении разных писем с извращенными фактами, с извращением истинного положения края, не входя ни в какое общение с местным Комитетом партии" (Письмо ЦК АКП(б) в Кавбюро ЦК РКП(б). Август,1921 // Коллекция документов АПД УДП АР). В этом письме секретарь ЦК Азербайджанской КП(б) просил Кавбюро положить конец такому "ненормальному положению" и настаивал, что "ЦК Армении всякое свое мероприятие на территории Нахичевани должен проводить с ведома и согласия ЦК АКП". На самом деле, столь безапелляционное отношение к Нахичевани со стороны партийных и правительственных кругов Армении было обусловлено халатным и безразличным отношением Кавбюро ЦК РКП(б) к этому вопросу. Так, в первые дни сентября, обсуждая положение в Нахичевани, пленум Кавбюро принял решение доставлять в этот край помощь через Армению. Конкретно в решении было записано: "Предложить ЦК Армении отпустить 20.000 рублей золотом для Нахичеванского края.... Предложить ЦК Армении обратить самое серьезное внимание на помощь Нахичеванскому краю мануфактурой и денежными знаками" (Протокол № 20 заседания пленума Кавбюро ЦК РКП(б). 05.09.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Армянские политические круги настолько игнорировали основополагающие положения Московского договора касательно Нахичевани, что даже после вступления его в силу они в переписке с Москвой продолжали ссылаться на заявление Азревкома от 1 декабря 1920 года, озвученное под давлением С.Орджоникидзе. Дипломатический представитель Армении в Баку А.Атабеков телеграфировал в Москву С.Тер-Габриэляну: "Турки совершенно не считаются с декларацией Азербайджана о присоединении Нахичевани (речь идет о декларации Азревкома от 1 декабря 1920 года - Дж.Г.), утвержденной Советской властью Армении (декрет Армревкома от 14 января 1921 года - Дж.Г.)" (Телеграмма Атабекова Тер-Габриэляну. 02.11.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Жесткая и непоколебимая позиция Турции по вопросу Нахичевани стала на долгие годы мотивацией ненависти к ней со стороны Армении, армянской диаспоры, а в дальнейшем - также акций армянской транснациональной террористической организации ASALA. (См:Worldwide Report Terrorism. FOUO 3/82. For Official Use Only. 21.06.1982 // National Archives and Records Administration USA, CIA-RDP 82, P. 23).

Турки были осведомлены о провокационной деятельности Армении против Нахичевани и их очень беспокоило, что, вопреки Московскому договору, Советская Россия закрывает на это глаза. В августе 1921 года турецкий посол Али Фуат-паша довел негодование Анкары до сведения наркома иностранных дел Г.Чичерина и даже задал прямой вопрос: "Мы слышали, что армяне хотят захватить Нахичевань. Это правда?" В ответ Г.Чичерин заявил, что у армян нет таких намерений (Ali Fuat Cebesoy. Moskova Hatıraları. Milli Mücadele ve Bolşevik Rusya. İstanbul, 2002, S.259-260).

Руководство Советской России придавало серьезное значение определению своего представителя на конференции в Карсе. Еще в июле в докладе на имя Г.Чичерина полномочный представитель РСФСР в Анкаре С.Нацаренус писал: "Вопрос о русском представителе на этой конференции разрешен положительно, и Юсуф Кемаль-бей официально заявил, что Турецкое правительство не возражает против наличности на конференции нашего представителя; причем Юсуф Кемаль высказал пожелание, чтобы таким представителем был не Легран с его армянскими, по мнению турок, симпатиями, а кто-нибудь другой, наиболее желательным кандидатом, по мнению Мустафы Кемаля и Юсуф Кемаля, в качестве русского представителя был бы я, по мотивам, что как Московский договор, так равно и будущий Кавказский договор придется осуществлять в большей мере мне, а не кому-либо другому" (Доклад Полномочного представителя РСФСР в Анкаре С.Нацаренуса Г.Чичерину. 14.07.1921 // Коллекция документов АВП РФ). В письме Г.Чичерину И.Сталин предлагал, чтобы на Закавказско-турецкой конференции Россию представлял Шейнман, "других кандидатов для турок я не знаю" (Письмо И.Сталина Г.Чичерину. 30.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ). Однако чуть позже НКИД России остановился на полномочном представителе России в Латвии Якове Ганецком. Первое знакомство Я.Ганецкого с турецкими реалиями состоялось еще в феврале-марте 1918 году, когда он в составе делегации Советской России принял участие в Брест-Литовских переговорах.

В результате активной дипломатической переписки между Москвой и Анкарой открытие конференции в Карсе было назначено на 26 сентября. 21 сентября М.Д.Гусейнов послал Юсуфу Кемаль-бею телеграмму, в которой выразил согласие Азербайджана с датой открытия конференции и объявил о назначении Б.Шахтахтинского чрезвычайным и полномочным представителем Азербайджана (Телеграмма Наркома Иностранных Дел Азербайджанской ССР М.Д.Гусейнова Министру Иностранных Дел Правительства ВНСТ Юсуфу Кемаль-бею. 21.09.1921 // Коллекция документов ГААР). Копия этой телеграммы была отправлена А.Мравяну, которому еще 26 августа ЦК КП(б) Армении поручил заняться всеми вопросами касательно подготовки конференции в Карсе. Ему полагалось через Б.Леграна получить инструкции из Москвы и наладить связь с делегациями Азербайджана и Грузии (Протокол заседания ЦК КП(б) Армении. 26.08.1921 // Коллекция документов РГАСПИ).

(Продолжение следует)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Новак: РФ не будет заключать с Украиной дополнительные соглашения по газу
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
«Вольсбург» продолжает опускаться в зону вылета
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь
NB!
10.12.16
«Фараон» Ортега, «мутный» миллиардер и никарагуанская авантюра
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: Эксцесс исполнителя? Кому это выгодно?
NB!
10.12.16
Официальный Минск преследует ИА REGNUM за критику дрейфа властей на Запад
NB!
10.12.16
Мининформ Белоруссии признал политическими свои репрессии против СМИ
NB!
10.12.16
Православные России выступили против политических репрессий в Белоруссии
NB!
10.12.16
«Помните же – не верьте отступлению»: Крымская война
NB!
10.12.16
Австрия: Что будет, если Трамп договорится с Путиным о Крыме и Донбассе?
NB!
10.12.16
Грузия: Мечты сбываются?
NB!
10.12.16
Уголовщина в московском ЖКХ: «Для вас закон — платить!»
NB!
10.12.16
«Не устал, не ухожу» — президент Гамбии передумал отдавать власть
NB!
10.12.16
«Секрет английского футбола» — изнасилования воспитанников футбольных школ
NB!
10.12.16
Госдеп США: Импичмент президента Южной Кореи должен пройти «мирно и плавно»
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию